Роберт Ладлэм.

Превосходство Борна

(страница 3 из 41)

скачать книгу бесплатно

   – Но дело в том, что это его вторая жена. Его первый брак закончился трагической гибелью жены и детей. Вот это и стало началом истории, о которой идет речь. Несколько лет назад он был молодым служащим иностранного отдела Госдепартамента, располагавшегося в Пномпене. Великолепный ученый, знаток Востока, говорящий на нескольких языках и диалектах, женатый на девушке из Таиланда, с которой он познакомился в университете. Вот таким образом начинал свою карьеру Дэвид Вебб. Они жили с двумя детьми в доме на берегу реки и имели в перспективном плане открытие собственного музея восточной культуры и истории. Когда война во Вьетнаме расширилась и начала угрожать ближайшим соседям, то одной из жертв эскалации стала эта семья. В одно «прекрасное» утро одиночный самолет, теперь уже никто и никогда не узнает, какой из сторон он принадлежал, уничтожил его жену и детей, когда они отдыхали на реке.
   – Как ужасно, – прошептал Мак-Алистер.
   – Это был тот момент, когда что-то произошло внутри этого человека. Он стал тем, кем никогда не был и не собирался стать даже в самом кошмарном сне. Он стал одним из рейнджеров, членов партизанского отряда, и носил имя Дельта.
   – Дельта? – повторил помощник Госсекретаря. – Партизан? Боюсь, что здесь я ничего не понимаю.
   – Теперь, когда вы приняли решение, я могу пояснить то, что не понятно вам. Вебб отправился в Сайгон в надежде найти выход своему гневу, и вот там, по иронии судьбы, через офицера ЦРУ Конклина, он попадает в отряд местного сопротивления под кодовым названием «Медуза». Там не было имен, только клички по буквам греческого алфавита. Так Вебб стал «Дельтой-1».
   – «Медуза»? Я никогда не слышал об этом.
   – Позвольте мне ответить, – вступил в разговор Рейли. – Досье на эту группу все еще сохраняется в тайне. Но я тем не менее могу пояснить вам некоторые общие вопросы, связанные с ее участием во вьетнамской войне. Эта группа, или отряд, была собрана из людей самых разных национальностей, проживавших в районах, прилегающих к Сайгону, и хорошо знавших окружавшие его джунгли. По правде говоря, большинство этих людей были преступниками и даже убийцами, но они выполняли нужную нам работу по борьбе с вьетнамцами. И именно среди них оказался Дэвид Вебб.
   – С его прошлым, его академическими задатками он добровольно стал частью этой группы?
   – У него был очень сильный побудительный мотив, – заметил Хэвиленд. – Он был уверен, что самолет, уничтоживший его семью, прилетел из Северного Вьетнама.
   – Другими словами, – вновь заговорил Рейли, – он немного помешался на этом. Во время операций, проводимых «Медузой», этот человек показал себя способным на такие вещи, которых никто и никогда не ожидал от него. Возможно, что над всеми этими поступками стояла подсознательная жажда смерти.
   – Смерти?..
   Помощник Госсекретаря не смог закончить фразу.
   – В настоящее время это одно из наиболее широко распространенных объяснений, – прервал его дипломат.
   – Когда война закончилась, – продолжал Рейли, – ему уже ничего не оставалось в жизни: теперь все его существование неразрывно было связано с войной и опасностью.
Наше предложение стало в то время спасением для него: мы предоставили ему возможность жить так, как он привык, то есть постоянную возможность умереть.
   – То есть возможность стать Борном и отправиться на охоту за Карлосом, – прокомментировал Мак-Алистер.
   – Да, – подтвердил офицер службы безопасности.
   После чего установилась короткая пауза.
   – Но он вновь нам понадобился, – нарушил молчание Хэвиленд.
   Слова, произнесенные самым спокойным, уравновешенным голосом, падали, словно удары топора.
   – Карлос вновь всплыл на поверхность?
   Посол покачал головой.
   – Нет, Борн нужен нам не для Европы. Мы хотим вернуть его назад, в Азию, и мы не можем терять ни минуты.
   – Кто-нибудь еще? Новая мишень? – Мак-Алистер озвучил непроизвольное предположение. – Вы уже разговаривали с ним?
   – Мы не можем обратиться к нему с этим разговором, по крайней мере, прямо.
   – Почему?
   – Он просто не пустит нас на порог. Он больше не верит никому и ничему, что исходит из Вашингтона, и переубедить его в этом невозможно. Те дни и недели, когда он просил о помощи, а получил лишь смертный приговор, сделали свое дело.
   – Опять-таки я должен прервать вас, – вступил в разговор Рейли. – Это не касается всех нас, это касается только отдельных лиц в службе безопасности. Правительство же никогда не занимало такой позиции.
   – Теперь я начинаю понимать, – заговорил Мак-Алистер, поворачиваясь в сторону посла Хэвиленда. – Вы хотите, чтобы я встретился с этим Дэвидом Веббом и попытался уговорить его вернуться в Азию. Теперь это будет уже новый проект и новая цель, хотя я никогда еще, кроме сегодняшнего вечера, не употреблял это слово именно в таком контексте. И это совпадение в наших с ним карьерах, мы оба занимались работой в Азии. Но почему вы думаете, что он будет слушать меня?
   – Именно так это и должно быть.
   – Однако вы только что подчеркивали, что он не хочет никаких контактов с нами. Так как же я могу сделать это?
   – Мы сделаем это вместе. Коль скоро он установил для себя такие правила, мы должны воспользоваться этим. Такова логика.
   – И это связано с кем-то, кого нужно убить?
   – Нейтрализовать было бы вполне достаточно.
   – И Вебб может сделать это?
   – Нет. Джейсон Борн. Мы послали его одного около трех лет назад после ужасающего стресса, и он показал отличные результаты для охотника. Думаю, что и на этот раз его способности окажутся на высоте.
   – Я понимаю эту сторону вопроса, но теперь, поскольку необходимость в записи нашей беседы отпала, могу я узнать, кто является на этот раз целью?
   – Да, можете. И я хочу, чтобы вы сохранили это имя в памяти, господин помощник. Это государственный министр Китая Шэн Чжуюань, – пояснил дипломат.
   Мак-Алистера внезапно охватил приступ ярости.
   – Мне нет необходимости стараться запоминать это имя. Оно и без того мне хорошо известно. Мы не раз встречались с ним на конференциях по экономическим и производственным вопросам, которые часто проходили в Пекине в конце семидесятых годов. Я посвятил анализу его деятельности очень много времени, и я могу в каком-то смысле считать его своим коллегой. Во всяком случае, в той мере, в какой это затрагивает мою работу. И вы прекрасно знаете об этом.
   – Ну? – дипломат удивленно поднял брови. – И что же вы узнали о нем в итоге ваших научных, если так можно сказать, исследований?
   – Он представляет наиболее прогрессивное крыло их Центрального Комитета, он занимается вопросами экономической реформы и является, я не боюсь этого слова, сторонником западного способа экономического развития.
   – Что еще?
   – Он получил достаточно широкое экономическое образование в Лондоне. И объясните мне, пожалуйста, кто на Западе может желать, чтобы такой человек, как Шэн, исчез с политического горизонта? Это абсурд, господин посол! Человек вашего ранга должен понимать это лучше всех нас!
   И вновь дипломат тяжело взглянул на своего обвинителя, а когда заговорил вновь, то делал это очень медленно, аккуратно подбирая слова.
   – За несколько минут до этого мы еще находились в точке отсчета, когда был возможен поворот назад. Но мы прошли этот момент и остановились на том, что бывший сотрудник отдела иностранной службы Госдепартамента Дэвид Вебб стал Джейсоном Борном с определенной целью. Точно так же Шэн Чжуюань не тот человек, которого вы знаете, не тот человек, на которого вы смотрите как на своего коллегу. Он стал таким человеком с определенной целью.
   – О чем вы толкуете? – быстро перешел в оборону Мак-Алистер. – Все, что я говорил о нем, имеется в документах, официальных документах, на которых стоит гриф секретности: «Совершенно секретно. Только для прочтения».
   – Только для прочтения? – переспросил бывший посол с каким-то странным оттенком. – И вы полагаете, что этих сведений, кстати неизвестно откуда поступивших, вполне достаточно? Нет, господин помощник Госсекретаря, этого недостаточно и никогда не будет достаточно.
   – Очевидно, вы обладаете информацией, которой я не располагаю, – сухо заметил представитель Госдепартамента, – если только это информация, а не дезинформация. Человек, которого я описал вам, человек, которого я лично знаю, это министр Шэн Чжуюань.
   – Точно так же, как Дэвид Вебб, которого мы описали вам, был Джейсоном Борном?.. Нет, пожалуйста, только не сердитесь. Это все гораздо важнее и ответственнее, нежели вы можете представить себя. Шэн был совсем не таким человеком, которого вы знали. Он никогда им не был.
   – Тогда кого же я знаю? Кто этот человек, который присутствовал на всех этих многочисленных конференциях?
   – Он просто предатель, господин помощник. Шэн Чжуюань является предателем своей страны. И когда его политическая власть возобладает, Пекин может стать причиной третьей мировой войны. Относительно его личных целей сейчас не приходится сомневаться.
   – Шэн… предатель? Я не могу поверить в это! Ведь в один прекрасный день он может стать Председателем!
   – И тогда Китай окажется под властью фанатичных националистов, чьи идеологические корни берут свое начало на Тайване.
   – Вы безумец, вы абсолютный безумец!
   – Но Шэн – это не тот Шэн, которого знаете вы.
   – Тогда кто же он, черт возьми?
   – Приготовьтесь слушать очень внимательно, господин помощник Госсекретаря. Шэн Чжуюань является первым сыном крупного шанхайского промышленника, который составил свой капитал еще в Старом Китае. Когда революция под руководством Мао установила в стране новый режим, эта семья, как и многие другие в то время, выехала с материка. Глава семьи имеет уже приличный возраст и находится в Гонконге, но мы не знаем, кто это на самом деле и какое имя он носит сейчас. В их задачу входит полный контроль над Гонконгом со стороны националистов из Северного Китая. Вот короткая схема одной из сторон его биографии.
   – Но если вы не знаете, кто этот промышленник, этот тайпин, на самом деле, то как вы можете быть уверены во всем остальном.
   – История берет свое начало на Тайване, и наш информатор входил в состав их националистического кабинета. Он-то в свое время и предупредил нас об этом, ставя своей и нашей целью остановить это безумие. Но на следующее утро после контакта с нами он был найден мертвым: с тремя пулями в голове и с перерезанным горлом. В Китае это означает смерть предателю. С тех пор было убито еще пять человек. Этот акт говорит о том, что тайну стараются сохранить. Скорее всего, что сегодня указания исходят из Гонконга. В конце концов, теперь вам более понятно, к каким последствиям это приведет, если принять во внимание русские войска у северных границ Китая? Остается только путь на юг, в сторону Новых Территорий.
   – Это безумие! Их надо остановить. Этого не должно случиться!
   – Разумеется, – подтвердил свое согласие дипломат.
   – Но почему вы считаете, что это может сделать Вебб?
   – Не Вебб, – поправил его посол, – Джейсон Борн.
   – Согласен! Почему Джейсон Борн?
   – Потому что сообщение, полученное из Цзюлуна, говорит о том, что он уже там.
   – Что?
   – Но мы знаем, что на самом деле это не так.
   – Тогда о чем вы говорите?
   – Он вернулся в Азию. Он вновь убивает.
   – Кто? Борн?
   – Нет, не Борн. Миф.
   – Вы хоть сами понимаете, что говорите? У вас нет ни грана ответственности за свои слова.
   – Но уверяю вас, вы найдете ее сколько угодно у Шэна Чжуюаня. Он уже приложил к этому руку.
   – Как?
   – Он вернул убийцу в Азию. Теперь главным клиентом Джейсона Борна является один из лидеров Народной Республики, который объединяет оппозиционные силы в Пекине и в Гонконге. За последние шесть месяцев несколько мощных голосов среди членов Центрального Комитета внезапно умолкли. Согласно официальным государственным сообщениям, несколько человек умерли после длительной болезни, еще двое предположительно погибли в дорожных инцидентах. Немного позже произошел последний и самый экстраординарный случай. Вице-премьер Китая был убит на Цзюлуне, в то время когда никто в Пекине не знал, где именно он находится. Это был ужасающий эпизод: пять человек оказались зверски убиты на набережной Тсим Ша Тсуи, а рядом с трупами была оставлена визитная карточка убийцы. Имя Джейсона Борна было начертано кровью на полу. Другими словами, это должно было подчеркнуть, что убийство являлось заказным.
   Мак-Алистер часто заморгал глазами, не в силах сосредоточить взгляд ни на одном предмете.
   – Это все так далеко от той области, которой я обычно занимаюсь, – безнадежно проговорил он. Потом, понемногу приходя в себя, он вновь обрел в себе профессионала. – Есть какая-нибудь связь? – спросил он.
   Дипломат коротко кивнул.
   – Отчеты наших спецслужб дают некоторые детальные пояснения. Все перечисленные люди были политическими оппонентами Шэна в Центральном Комитете. Вице-премьер относился к старой гвардии, воспитанной еще Мао, и, конечно, был ведущим солистом в этом хоре противников. Что он тайно делал на Цзюлуне, в компании местных банкиров и промышленников? Пекин не может ответить на этот вопрос и поэтому должен делать вид, что этого убийства вообще не было. Этот человек просто перестанет существовать.
   – И визитная карточка, оставленная убийцей, я имею в виду имя, написанное кровью, является второй нитью, ведущей к Шэну, – заметил помощник Госсекретаря.
   Его голос дрожал, когда он пальцами пытался массировать свой лоб.
   – Но почему он сделал это? Я имею в виду, оставил свое имя!
   – Ведь это, как-никак, его работа, а он очень практичный человек. Теперь вы начинаете понимать?
   – Я не совсем уверен, что вы подразумеваете под этим.
   – Для нас этот новый Борн является прямой дорогой к Шэну. Он должен быть использован как наша ловушка. Самозванец сейчас пользуется мифом, который был создан несколько лет назад, но если его место займет оригинал, то он будет в состоянии добраться до Шэна. Этот самый Джейсон Борн, созданный нами, должен занять место нового убийцы, использующего его имя. И как только Шэн проявит интерес к очередным контрактам, он окажется в ловушке.
   – Это заколдованный круг, – едва слышно прошептал Мак-Алистер, неподвижно глядя на дипломата. – И если учесть все, что вы мне рассказали, Дэвид Вебб вряд ли захочет в него ступить или хотя бы приблизиться.
   – В таком случае мы должны создать побудительные причины для того, чтобы он сделал это, – мягко заметил Хэвиленд. – В моей профессии, а говоря по правде, это всегда и было моей профессией, мы всегда стараемся отыскать мотивы и факты, которые могут вызвать соответствующие поступки. Я уверен, что их можно найти для любого человека.
   – Но это пока ни о чем не говорит мне.
   – Дэвид Вебб превратился в Джейсона Борна по той же самой причине, которая в свое время привела его в «Медузу». Он потерял свою жену и детей.
   – О, Господи…
   – На этом я могу вас оставить, господа, – проговорил Рейли, поднимаясь с кресла.


   Дэвид Вебб, тяжело дыша, бежал вдоль поля, поросшего темной травой. Его лицо покрывали капли пота, а влажный спортивный костюм прилипал к телу. Он миновал пустующие трибуны небольшого стадиона и теперь направлялся к бетонированной дорожке, которая вела к университетскому гимнастическому залу. Осеннее солнце уже скрылось за кирпичными зданиями университетского городка, но отблески его лучей все еще пронзали вечернее небо, которое, подобно светящемуся занавесу, нависало над ландшафтом штата Мэн. Осенний холод уже давал себя знать, и Дэвид почувствовал легкий озноб. Врачи советовали ему не переохлаждаться.
   Когда он открывал тяжелую дверь гимнастического зала, у него мелькнула мысль, почему двери всех гимнастических залов по весу напоминают ворота средневековых крепостей? Он вошел внутрь и, пройдя по каменному полу, добрался до коридора, в конце которого находилась раздевалка, уставленная металлическими шкафами. Он порадовался, что сейчас там никого нет, так как был не очень расположен к разговорам.
   Дэвид медленно шел между длинными деревянными скамейками, направляясь к своему шкафу, находившемуся в конце ряда, когда его взгляд остановился на явно постороннем предмете, расположенном прямо впереди. Он побежал, стараясь поскорее выяснить, что это такое. Сложенная записка была приклеена с помощью куска ленты к двери его шкафа. Он сорвал ее и развернул: «Звонила ваша жена и просила позвонить ей, как только вы сможете. Она сказала, что это очень срочно. Ральф».
   «У сторожа должно было бы хватить ума выйти и просто позвать меня к телефону!» – с раздражением подумал Дэвид, набирая цифровую комбинацию кодового замка. Отыскав в карманах брюк несколько монет, он почти бегом бросился к платному телефону, висевшему на стене. Когда он опускал монеты и набирал номер, то заметил, что его руки дрожат. И он знал почему. Мари никогда не употребляла слово «срочно». Она старалась избегать подобных слов.
   – Алло?
   – В чем дело?
   – Я подумала, что ты можешь оказаться поблизости от телефона, – ответила его жена. – Я понимаю, что только наш Мо, университетский врач, гарантирует лекарство, возвращающее тебе волю к жизни, но лишь в том случае, если оно не вызывает осложнений на сердце.
   – В чем дело?
   – Возвращайся домой, Дэвид. Здесь есть кое-кто, кого ты должен повидать. Поторопись, дорогой.

   Помощник Госсекретаря Эдвард Мак-Алистер решил сократить свою вступительную речь до минимума, оставив лишь ряд существенных фактов, которые, по его мнению, должны были бы подсказать Веббу, что его незваный гость занимает отнюдь не последнее место в структуре Госдепартамента.
   – Если вы хотите, мистер Вебб, мы можем отложить наши дела на некоторое время, пока вы не придете в себя после вечерней прогулки.
   Дэвид все еще был в шортах и полотняной китайской рубашке, так и не переодевшись в спортивном зале, где он лишь забрал свою обычную одежду из шкафа, забросил ее в машину и помчался домой.
   – Мне показалось, что проблемы, появившиеся у вас или, точнее, там, откуда вы приехали, мистер Мак-Алистер, на самом деле не терпят отлагательства.
   – Пожалуйста, сядь, Дэвид, – сказала Мари Сен-… Мари Вебб, войдя в комнату с двумя полотенцами в руках. – И вы тоже садитесь, мистер Мак-Алистер.
   Когда ей удалось таким образом усадить обоих мужчин перед погасшим уже камином, она протянула одно полотенце Дэвиду, а затем, обойдя его кресло, встала сзади, пытаясь с помощью второго полотенца сделать ему массаж шеи и верхней части спины, в соответствии с рекомендациями врачей, не забывая поглядывать сквозь спадающие пряди огненно-красных в свете лампы волос на помощника Госсекретаря.
   – Пожалуйста, продолжайте.
   – Как мы уже выяснили с вами, мистер Мак-Алистер, я имею определенное разрешение от правительственных спецслужб на право участвовать во всех подобных переговорах вместе с моим мужем.
   – О, у вас уже поднимался вопрос об этом? – спросил Дэвид, взглянув сначала на нее, а потом на их гостя, пытаясь улыбнуться при этом.
   – Дэвид, прошу тебя, не отвлекай нашего гостя от главного.
   – Извините, она права.
   Он вновь попытался улыбнуться:
   – Кажется, все уже предрешено и не подлежит обсуждению? Или у вас на ее счет были какие-то сомнения?
   – Я уже подтвердил, что она имеет на это право, – заметил помощник Госсекретаря, – более того, я на этом и настаивал бы, будь на вашем месте. Несмотря на то что в нашем прошлом было немало общего: так же, как вы, я проработал много лет на Дальнем Востоке, но все дальнейшее, что произошло с вами и через что вам пришлось пройти, находится за границей моего понимания.
   – Уверяю вас, что у меня самого к этому очень похожее отношение. Это должно быть ясно всем.
   – Но тем не менее некоторые люди, особенно там, откуда я пришел, воспринимают это не так. Хотя на самом деле, видит бог, вашей ошибки, конечно же, не было во всем произошедшем.
   – А сейчас вы становитесь просто любезным. Когда из того места, которое вы представляете, исходят не оскорбления или угрозы, а вот такая примерная любезность, это вызывает у меня беспокойство.
   – Тогда, если нет возражений, давайте вернемся к нашим делам. Хорошо?
   – Пожалуйста, я не против.
   – И я хочу надеяться, что вы не будете со слишком большим предубеждением относиться ко мне. Поверьте, что я не враг вам, мистер Вебб. Мне очень хотелось бы стать вашим другом, тем более что я в состоянии надавить на некоторые клавиши, мелодия которых будет полезна вам. Я могу помочь, и, если надо, даже защитить вас.
   – От чего?
   – От неожиданностей.
   – Мне хотелось бы услышать что-то более конкретное.
   – Тогда первое, с чего я начну, это сообщу вам, что ваша охрана полчаса назад нами удвоена, – начал объяснения Мак-Алистер, не сводя глаз с Дэвида. – Это было мое решение, и я могу даже учетверить ее, если сочту это целесообразным. Все прибывающие в университетский городок будут тщательно проверяться, а все посещаемые вами места окажутся под постоянным наблюдением. Теперь охрана будет находиться в непосредственной близости от вас, чтобы вы могли ее всегда видеть.
   – Боже мой! – воскликнул Вебб, пытаясь подняться с кресла. – Это опять Карлос!
   – Нет, мы, как это ни странно, думаем немного иначе, – возразил ему представитель Госдепартамента, – мы не можем сбрасывать его со счета, но все-таки это слишком далеко и слишком неправдоподобно.
   – Даже так? Это тем не менее может быть похоже на правду. Если бы дело заключалось в Шакале, ваши люди всегда были бы на месте, но обязательно скрытно. Вы разрешили бы ему охотиться за мной, чтобы попытаться схватить его, и, если бы в итоге меня даже убили, такая цена вполне бы всех устроила.
   – Но только не меня. Вы можете мне не верить, но это именно так.
   – Спасибо, но что все-таки вы имели в виду?
   – Ваше досье было «расконсервировано»… Я хочу сказать, что все секретные материалы, касающиеся операции «Тредстоун», стали кое-кому известны.
   – Досье кем-то похищено? Был произведен несанкционированный доступ к архивам?
   – Нет, это происходило поэтапно. Вначале все было сделано на вполне законных основаниях, в связи с кризисной ситуацией, для разрешения которой у нас просто не было выбора. Но все дальнейшее пошло не так, как мы планировали, как говорится, паровоз сошел с рельсов, и теперь мы охвачены беспокойством, а именно беспокойством за вас.
   – Расскажите, пожалуйста, если можно, начало этой истории. Кто получил доступ к этому досье?
   – Это был человек со стороны, но с очень высокими полномочиями, относительно которых ни у кого не было даже тени сомнений.
   – Кто это был?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное