Роберт Ладлэм.

Превосходство Борна

(страница 2 из 41)

скачать книгу бесплатно

   Наконец с последними движениями лопастей винта дверь «Кобры» открылась. На землю была спущена стальная лестница, по которой спустился вниз, прямо под лучи ярких прожекторов, немного смущенный и чем-то обеспокоенный человек. Его сопровождал генерал-майор, одетый в общевойсковую форму. Человек в гражданском был достаточно стройным мужчиной средних лет и среднего роста. На нем был костюм в мелкую полоску, белая рубашка и шерстяной ирландский галстук. Он последовал за офицером, и они вместе прошли по цементной дорожке к боковой двери дома. Дверь открылась немедленно, как только они приблизились к ней. Однако внутрь дома вошел только человек в штатском, а генерал кивнул ему, с тем типичным выражением, которое военные используют для гражданских лиц или офицеров, имеющих равное с ними звание.
   – Приятно было познакомиться с вами, мистер Мак-Алистер, – сказал генерал. – Теперь кто-нибудь другой отвезет вас назад.
   – Вы не войдете вместе со мной? – поинтересовался штатский.
   – Я никогда не входил туда! – воскликнул, улыбаясь, генерал. – Все, что я делаю, это, убедившись, что вы – это вы, доставляю вас из пункта А в пункт Б.
   – Звучит, как будто вы занимаетесь этим от нечего делать, генерал.
   – Нет, уверяю вас. На самом деле у меня есть еще масса других обязанностей, – добавил военный без дальнейших комментариев. – До свиданья.
   Мак-Алистер вошел внутрь дома и очутился в длинном, отделанном деревянными панелями коридоре. Здесь его сопровождал уже человек в обычном костюме, по всем внешним признакам принадлежавший к службе безопасности.
   – Надеюсь, что полет прошел удачно, сэр? – спросил он.
   – Разве может кто-нибудь точно ответить на этот вопрос?
   Человек рассмеялся.
   – Сюда, пожалуйста, сэр.
   Они прошли прямо до конца коридора и остановились перед двойной дверью, в правом и левом верхних углах которой светились небольшие красные лампочки. Это была либо система управления видеокамерами, либо средства сигнализации. Эдвард Мак-Алистер не видел подобных приборов с тех пор, как почти два года назад покинул Гонконг, потому что был направлен для консультаций и налаживания деловых контактов с британской МИ-6. Сопровождающий его человек постучал в дверь. Последовал легкий щелчок, после которого он открыл правую половину.
   – Еще один ваш гость, сэр, – доложил он.
   – Благодарю вас, – раздался голос из глубины комнаты.
   Удивленный, Мак-Алистер мгновенно узнал говорившего. Он многократно слышал его раньше с экранов телевизоров и в передачах радиостанций. Но сейчас, к сожалению, времени на воспоминания не оставалось.
   Седовласый, безукоризненно одетый мужчина, с глубокими морщинами на слегка продолговатом лице, отлично выглядящий в свои семьдесят с небольшим лет, поднялся из-за просторного стола и с протянутой рукой направился навстречу Мак-Алистеру.
   – Как хорошо, что вы наконец появились здесь, господин помощник Госсекретаря.
Позвольте, я сам представлюсь вам. Раймонд Хэвиленд.
   – Я уже догадался, с кем встречаюсь, господин посол. Это большая честь для меня.
   – Посол без портфеля, Мак-Алистер, не очень большая честь, но, в конце концов, у нас впереди есть кое-какая работа.
   – Я просто не могу себе представить ни одного Президента Соединенных Штатов за последние двадцать лет, который мог бы управиться со всеми делами без вас.
   – Может быть, и даже скорее всего, что в этом замечании есть немало путаницы, но, учитывая ваш опыт в государственных делах, могу предположить, что вы знаете лучше меня то, о чем говорите.
   Дипломат повернулся к столу.
   – Я хочу представить вам Джона Рейли. Он один из тех очень хорошо информированных людей, без содействия которых нам было бы трудно контактировать с Советом Национальной безопасности. Его присутствие не очень пугает вас?
   – Надеюсь, что нет, – ответил Мак-Алистер, пересекая комнату, чтобы пожать руку Рейли, который уже поднялся с кресла, стоявшего около стола. – Рад видеть вас, мистер Рейли.
   – И я вас, господин помощник Госсекретаря, – произнес полный человек с копной рыжих волос, которые постоянно падали ему на лоб.
   При этом его глаза за стеклами очков в тонкой стальной оправе отнюдь не излучали радушие. Они были жесткими и холодными.
   – Мистер Рейли находится здесь, – продолжил пояснения Хэвиленд, возвращаясь к столу и указывая Мак-Алистеру на свободное кресло справа, – для того чтобы убедиться в правильности моего подхода к проблеме и для решения ряда вопросов. Я поясню, как я это понимаю: существуют вещи, о которых я сам могу говорить с вами, существуют вещи, о которых я говорить не могу, и существуют вещи, о которых может говорить только мистер Рейли.
   Наконец посол сел на свое место.
   – И если это звучит очень загадочно для вас, господин помощник, то боюсь, что большей информации я просто не могу пока предоставить вам при сегодняшнем положении дел.
   – Все, что произошло в течение последних пяти часов, когда я получил распоряжение вылететь на военно-воздушную базу Эндрюс, было полной загадкой, господин Хэвиленд. У меня нет никаких догадок относительно того, по какой причине я нахожусь здесь.
   – Тогда разрешите мне пояснить вам это в самых общих чертах, – сказал дипломат, глядя на Рейли и наклоняясь над столом. – Сейчас вы должны быть готовы выполнить поручение чрезвычайной важности, которое затрагивает интересы нашей страны, а может быть, и более широкие интересы, и которое по своей сложности превосходит все, с чем вы сталкивались за годы своей государственной службы.
   Мак-Алистер продолжал изучать аскетичное лицо Хэвиленда, неуверенно подбирая слова для ответа.
   – Моя служба в Госдепартаменте была связана с самыми разными вопросами, которые, как я убежден, я решал достаточно профессионально. Но сейчас мне трудно говорить об области, пока еще остающейся неизвестной. По правде говоря, возможность выполнить работу никогда не появляется сама по себе.
   – Одна из таких возможностей сейчас как раз появилась, – прервал его Хэвиленд. – И вы, как никто другой, подготовлены к ее реализации.
   – Каким образом? Почему вы так считаете?
   – Я имею в виду Дальний Восток, – ответил дипломат со странной интонацией в голосе, как будто в самом его ответе содержался новый вопрос. – Вы работаете в Госдепартаменте около двадцати лет, с тех пор как защитили в Гарварде диссертацию по проблемам Дальнего Востока. Вы много лет проработали в Азии и проявили себя блестящим аналитиком.
   – Я высоко ценю ваше суждение о моей карьере, но ведь в Азии работали и другие люди, многие из которых имеют гораздо более высокое служебное положение и соответствующие деловые качества.
   – В отдельных случаях – возможно. Но вы всегда показывали очень ровный и деловой подход к работе. Все, что вы делали, было сделано очень хорошо.
   – Но что же все-таки заставило вас выделить меня из всех остальных? Разве моя квалификация выше, чем у них?
   – Дело в том, что никто, кроме вас, не является специалистом по внутренним проблемам Китайской Народной Республики. И я не без оснований считаю, что вы играли значительную роль в проведении конференций по промышленному сотрудничеству между Вашингтоном и Пекином, а кроме того, никто, кроме вас, не провел так много лет в Гонконге. Я думаю, что не меньше семи? – В этом месте Хэвиленд сделал паузу, а затем добавил: – И, наконец, никто, кроме вас, среди нашего азиатского персонала не сотрудничал со службами британской МИ-6, действующей именно в этом районе.
   – Теперь я понимаю некоторые связи, но уверяю вас, что моя совместная работа с МИ-6 была очень ограниченной и короткой, господин посол. А кроме того, их трудности в работе вытекали просто из некачественной информации, и никаких особых талантов не требовалось, чтобы помочь им выбрать правильную информацию.
   – Но они доверяют вам, Мак-Алистер. Они по-прежнему доверяют вам.
   – Мне следует полагать, что это их доверие ко мне является центральной внутренней основой тех самых открывающихся возможностей, о которых вы только что говорили?
   – Вполне вероятно. Даже реально.
   – А теперь могу я узнать, в чем все-таки заключается дело?
   – Да, можете.
   Хэвиленд взглянул через стол на третьего участника беседы, человека который представлял Совет Национальной безопасности.
   – Если вы хотите… – обратился к нему посол.
   – Теперь моя очередь дать несколько пояснений, – с некоторой неприязнью в голосе заговорил Джон Рейли.
   Он немного переместился в кресле и взглянул на Мак-Алистера. Его взгляд был твердым, но в нем чуть уменьшилась прежняя холодность. Скорее всего эта незначительная перемена, не укрывшаяся от помощника Госсекретаря, была вызвана необходимостью заставить собеседника проявить максимум внимания к разговору.
   – Прежде всего, я хочу сказать, что с этого момента производится магнитная запись нашего разговора, и напоминаю, что у вас есть конституционное право знать об этом. Но это же право является двусторонним. Оно обязывает вас сохранять в тайне всю информацию, прозвучавшую в сегодняшней беседе, не только в национальных интересах безопасности нашей страны, но и в интересах безопасности будущей ситуации, складывающейся в мире. И я хочу подчеркнуть, что это один из самых главных моментов, которые должны стать результатом сегодняшней встречи. Я не драматизирую обстановку, она достаточно сложна и опасна. Смертельно опасна. Вы согласны с этими условиями? За нарушение этих правил вас могут преследовать в судебном порядке.
   – Как я могу соглашаться на это, если не знаю, о чем идет речь?
   – В таком случае я могу обрисовать вам общие контуры проблемы, и если вы будете согласны на поставленные условия, то мы продолжим нашу беседу в деталях; а если нет, вы будете доставлены назад в Вашингтон. Никто ничего не потеряет.
   – Тогда продолжайте.
   – Хорошо. – Рейли заговорил более спокойно. – Речь идет о тех переменах в мире, которые нам труднее контролировать, чем России или Китаю.
   – Вполне достаточно, – сказал Хэвиленд.
   – Мне кажется, еще нет, – возразил представитель Совета Национальной безопасности, обратив к Хэвиленду открытую ладонь. – Но все же… Вы остаетесь или уходите?
   – Одна моя половина считает, что я должен встать и уйти отсюда как можно быстрее, – заговорил Мак-Алистер, глядя попеременно на сидевших перед ним мужчин. – Другая же половина говорит: «Останься».
   Он сделал паузу, остановив свой взгляд на Рейли.
   – Я не знаю пока, что означают ваши слова, но мой аппетит уже проснулся.
   – Однако иногда бывает выгодно заплатить, чтобы остаться голодным! – воскликнул ирландец.
   – Мне кажется, господа, что как профессионал, нужный вам для определенной работы, я не имею особого выбора. Не так ли?
   – Итак, наконец-то пришло время произнести официальный текст, обычно принятый в таких случаях, – заметил Рейли. – Не хотите ли, чтобы я еще раз напомнил вам его?
   – В этом нет необходимости.
   Мак-Алистер нахмурился, собираясь с мыслями, затем заговорил.
   – Я, Эдвард Ньюингтон Мак-Алистер, полностью согласен с тем, что все, что я услышу на этом совещании…
   Он остановился, взглянув на Рейли.
   – Я надеюсь, что вы сами позаботитесь о таких деталях, как место, время и список присутствующих?
   – Дата, место, часы и минуты и полные сведения о присутствующих – все будет отмечено и запротоколировано.
   – Благодарю вас. Перед отъездом я хотел бы получить копию этого обязательства.
   – Безусловно, вы получите ее. – Не повышая голоса и глядя прямо перед собой, Рейли произнес тоном приказа: – Пожалуйста, приготовьте копию с этой ленты. Я подпишу ее. – После небольшой паузы он продолжил: – А теперь говорите, Мак-Алистер…
   – …все, что я услышу на этом совещании, я обязуюсь хранить в абсолютной тайне и не обсуждать деталей услышанного ни в какой ситуации, кроме как по указанию посла Хэвиленда. Я отдаю себе отчет в том, что могу быть привлечен к суду, если нарушу это соглашение. Однако при возникновении определенных, предусмотренных законом обстоятельств я оставляю за собой право выступить с протестом против возможных обвинений в мой адрес, если эти обвинения будут вызваны условиями, не контролируемыми мною.
   – Да, обстоятельства могут быть самые разные, включая физическое и химическое воздействие, вы знаете это, – заметил Рейли, отдавая в микрофон очередное указание по ведению дальнейших записей их беседы. – Снимите эту ленту и отключите линию.
   – Будет исполнено, – раздался голос из громкоговорителя. – Ваша комната отключена от сети записи переговоров, – через несколько секунд доложил говоривший.
   – А теперь прошу вас, докладывайте, господин посол. Я буду перебивать вас только тогда, когда сочту это необходимым, – произнес рыжеволосый толстяк.
   – Я уверен, Джек, что вы сделаете это, и заранее надеюсь на вашу помощь.
   Хэвиленд повернулся к Мак-Алистеру.
   – Я беру обратно свои слова по поводу Джека. Он настоящий террорист. После сорока лет государственной службы меня учит этот рыжеволосый самонадеянный мальчишка, которому лучше бы молча думать о таких полезных вещах, как диета!
   Все трое улыбнулись. Старый дипломат хорошо умел ловить момент, когда необходимо внести некоторую разрядку, снимающую надвигающееся напряжение. Рейли покачал головой и плавно развел руки.
   – Я никогда бы не осмелился сделать этого, сэр. Во всяком случае, я надеюсь, это будет не очень часто.
   Хэвиленд неожиданно вновь стал серьезным.
   – Итак, я обращаюсь к вам, господин помощник Госсекретаря. Приходилось ли вам слышать о человеке по имени Джейсон Борн? – начал он после паузы, слегка приглушенным голосом.
   – Все, кто долгое время работал в Азии, так или иначе слышали это имя. Наемный убийца, на счету которого, по разным источникам, от тридцати до сорока жертв. Жестокий киллер, единственная мораль которого – это цена преступления. Полагают, что он американец, но я не знаю, насколько правдоподобны эти слухи. Он исчез несколько лет назад вместе со своими миллионами. Единственное, что я знаю определенно, так это то, что он до сих пор не пойман и наши попытки сделать это закончились явным провалом всех занимавшихся этим служб на Дальнем Востоке.
   – Но были ли хоть какие-то доказательства того, что погибшие действительно его жертвы?
   – Нет. Как правило, убийства носили чисто произвольный, случайный выбор. Два банкира здесь, трое атташе там, государственный министр в Дели, промышленник из Сингапура… Список можно было бы и продолжить, но достоверных доказательств нет…
   Вновь Хэвиленд подался вперед, напряженно вглядываясь в лицо человека из Государственного департамента.
   – Вы сказали, что он исчез. Вам больше не доводилось слышать никакой информации от работников посольств и консульств различных районов Дальнего Востока?
   – Разговоры о нем, конечно, были, но то, что я слышал, чаще всего исходило от представителей полиции Макао, где, как предполагается, присутствие Борна было зарегистрировано последний раз. Они утверждали, что Борн не был убит, не ушел в «отставку», а отправился в Европу на поиски более выгодных клиентов. Полиция также полагала, основываясь на донесениях своих информаторов, что, возможно, Борн заключил не вполне «доброкачественный» контракт и по ошибке убил человека, который был влиятельной фигурой в преступном мире Малайзии, а в другом случае были разговоры о том, что он убил жену своего клиента. Возможно, круг его деятельности замкнулся на этом, а возможно, и нет.
   – Что вы имеете в виду?
   – Большинство из нас, кто был на Дальнем Востоке, воспринимает первую половину истории как более правдоподобную. Борн не мог совершить ошибку и убить случайно человека, особенно того, о ком шла речь. Такая ошибка просто невозможна с его стороны. То же касается и жены его предполагаемого клиента. Он мог это сделать только из-за ненависти или мести. Скорее всего, он убил бы их обоих. Нет, нет. Большинство склонны считать, что он отправился в Европу, чтобы вылавливать более крупную рыбу.
   – Вам явно навязали эту версию, – произнес наконец Хэвиленд, откидываясь в кресле.
   – Прошу прощения, сэр. Как следует вас понимать?
   – Единственным человеком, которого Джейсон убил в послевьетнамский период в Азии, был полусумасшедший разъяренный проводник, который сам пытался убить его.
   Изумленный Мак-Алистер неподвижно смотрел на дипломата.
   – Я не понимаю вас, сэр.
   – Этот самый Джейсон Борн, которого вы только что здесь описали, никогда не существовал. Это был всего лишь миф.
   – Вы, должно быть, шутите?
   – Нисколько. В то время на Дальнем Востоке были тяжелые времена. Убийства, контрабанда, торговля наркотиками захлестнули весь регион. В этих условиях было нетрудно выпустить на сцену Джейсона Борна, который брал плату за убийства.
   – Но ведь это был киллер, – продолжал настаивать немного смущенный Мак-Алистер. – Ведь оставались же следы, знаки, его знаки! Везде, где он побывал! Каждый мог видеть их!
   – Каждый мог это только предполагать, господин помощник. Ложный телефонный звонок в полицию, небольшой клочок одежды, посланный по почте, черный шелковый платок, найденный в ближайших от места преступления кустах днем позже. Вот и все. Но в то же время эти же факты были составляющими большого стратегического плана.
   – Стратегического плана? О чем вы говорите?
   – Джейсоном Борном, я имею в виду настоящим Джейсоном Борном, был ранее осужденный судом убийца, который закончил свой путь с пулей в голове в джунглях, недалеко от местечка под названием Танкуанг, в последние месяцы вьетнамской войны. Этот человек оказался предателем. Его труп был оставлен гнить в джунглях, он просто исчез. Несколькими годами позже другой человек, который и вынес в свое время ему смертный приговор, принял его имя и создал подобный образ для одного из наших проектов. Этот проект был готов к окончательному завершению, когда трагический случай все испортил.
   – Каким образом?
   – Мы потеряли контроль над операцией. Этот человек, человек очень смелый и отважный, выполнявший для нас роль Джейсона Борна в течение почти трех лет, был ранен и в результате этого потерял память. Он не мог вспомнить, ни кем он был, ни кем он должен быть.
   – Боже мой…
   – Он оказался между молотом и наковальней. На одном из островов Средиземного моря с помощью страдающего запоями врача-англичанина он пытался вернуться к жизни и обрести свое прошлое. И здесь, я боюсь, он потерпел поражение. Но женщина, расположенная к нему, такого поражения не потерпела. Она продолжала бороться. Она стала его женой. Она, полагаясь на собственный инстинкт, чувствовала, что он не убийца, целенаправленно вела его по разрушенным лабиринтам памяти и добилась успеха, вернув его нам. Но мы, однако, со всем нашим аппаратом спецслужб, не захотели слушать его, а вместо этого устроили ловушку с целью его убийства.
   – Здесь я должен прервать вас, господин посол, – вступил в разговор Рейли.
   – Но почему? – спросил Хэвиленд. – Мы пока разговариваем в рамках намеченного, а запись беседы уже не ведется.
   – Я хотел просто заметить, что изложенное вами относится лишь к отдельным сотрудникам названных спецслужб, а не определяет отношение правительства к этой проблеме. Это должно быть четко выделено.
   – Хорошо, – согласился дипломат, коротко кивнув. – Имя этого конкретного человека – Конклин. Но это же нонсенс, Джек. Государственные службы участвовали в этом. Такие факты есть.
   – Но ведь государственный аппарат принимал участие и в его спасении.
   – Да, это было, но уже позже.
   – Но почему? – задал вопрос Мак-Алистер. Теперь он подался вперед, захваченный всей историей. – Ведь он же был одним из нас. Почему кто-то хотел уничтожить его?
   – Его потеря памяти была связана еще с одной потерей. Никто не хотел верить этому, но имелись факты, свидетельствующие о том, что он совершил предательство и, убив троих своих руководителей, попросту сбежал с принадлежащими государству деньгами. Речь идет примерно о пяти миллионах долларов.
   – Пять миллионов?..
   Изумленный помощник Госсекретаря опустился в кресло.
   – И такая сумма была выдана ему лично?
   – Да, – подтвердил посол. – Эти деньги тоже являлись частью общего стратегического плана.
   – Но какова сущность этого проекта, о котором вы все время говорите? – заинтересованно спросил Мак-Алистер.
   Рейли взглянул на Хэвиленда. Дипломат кивнул и заговорил вновь:
   – Мы создали убийцу, чтобы выманить и захватить другого, намного более опасного киллера, находящегося в Европе.
   – Карлос?
   – А вы очень быстро соображаете, господин помощник.
   – Ну, кто же еще мог сравниться с Борном, почти полновластно господствовавшим в Азии?
   – Это сравнение искусственно поддерживалось, – заметил Хэвиленд. – Свое выражение оно нашло в разработанной нами операции, которую возглавила группа «Тредстоун-71». Название было заимствовано из адреса конспиративного дома в Нью-Йорке, на 71-й улице, где проходил подготовку Джейсон Борн. Это был центр управления операцией.
   – Теперь я понимаю, – сказал Мак-Алистер. – Борн двинулся в Европу, чтобы заставить Шакала, я имею в виду Карлоса, вылезти на свет.
   – Я уже отметил, что вы очень быстро соображаете, господин помощник.
   – И вы говорите, что этот человек, ставший Джейсоном Борном, этот мифический убийца почти три года играл эту роль, а потом был…
   – В него стреляли, и он получил тяжелое ранение в голову, – прервал помощника Хэвиленд.
   – И он потерял память?
   – Абсолютно.
   – Боже мой!
   – Однако, несмотря на то что случилось, он с помощью женщины-экономиста из Канады сумел обрести новую жизнь. Удивительная история, не правда ли?
   – Это невероятно. Но каков же этот человек, сумевший совершить подобное?
   Рыжеволосый Рейли и дипломат переглянулись.
   – Теперь мы вплотную подошли к окончательной цели нашего совещания, к точке отсчета. И я вновь повторяю, обращаясь к вам, господин помощник Госсекретаря, – проговорил верный страж государственных секретов, переводя тяжелый взгляд в сторону Мак-Алистера, – если у вас остаются хоть какие-то сомнения, я по-прежнему предлагаю вам уйти, пока не поздно.
   – Я не собираюсь менять своего решения. У вас есть лента с записью моего обязательства.
   Глаза помощника Госсекретаря встретились с жестким взглядом представителя Совета Национальной безопасности. Он повернулся к Хэвиленду.
   – Пожалуйста, продолжайте, господин посол. Кто этот человек? Откуда он появился?
   – Его имя Дэвид Вебб. В настоящее время он является профессором, преподает историю Востока в небольшом университете штата Мэн и женат на женщине канадского происхождения, которая фактически вывела его из лабиринта. Без нее он был бы убит, а без него она бы тоже погибла. В общем, они просто-напросто погибли бы друг без друга.
   – Удивительно! – воскликнул Мак-Алистер.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное