Роберт Ладлэм.

Парижский вариант

(страница 7 из 37)

скачать книгу бесплатно

   Он сморгнул – мгла перед глазами продолжала расплываться. Тело Терезы Шамбор уже почти скрылось в раскрытых дверях микроавтобуса. Джон бросился вперед. Руки его тряслись от ярости, но он все же заставил себя сделать вначале предупредительный выстрел – под ноги похитителям.
   – Стоять! – рявкнул он. – Стоять, а то всех поубиваю!
   В голове мутилось от боли.
   Двое нападавших разом обернулись и, припав на колено, открыли огонь, заставив агента вновь залечь.
   Пока он поднимался на ноги, двое стрелков прыгнули в кузов, вслед за Терезой, в то время как третий забрался на сиденье рядом с водителем. Он не успел еще закрыть дверцу, когда микроавтобус, взвыв, дал задний ход. Боковая дверь оставалась открытой.
   Смит попытался прострелить микроавтобусу шины, но ему помешал четвертый похититель, бежавший рядом с машиной, пытаясь заскочить в кузов. Обернувшись, тот выпустил в американца половину обоймы.
   Две пули ударили в мостовую совсем рядом, осыпав Джона асфальтовой крошкой. Агент выругался про себя и выстрелил. Пуля попала уже стоящему на подножке похитителю в спину. Хлестнула в темном воздухе темная кровь, негодяй выпустил поручень и с воплем рухнул под колеса. Микроавтобус проехал по его телу и с визгом шин скрылся за поворотом.
   Джон рванулся за ним, уже понимая, что догнать автомобиль ему не под силу, и все же бежал, покуда сердце тяжело не заколотилось в груди, а кровавые габаритные огни – последний знак того, что черная машина существовала на самом деле, а не явилась из жуткого кошмара, – не скрылись за поворотом.
   Только тогда он остановился, переводя дыхание, опершись руками о полусогнутые колени и не выпуская пистолет из рук. Все мышцы болели – и не только они.
   Тереза Шамбор – похищена.
   Наконец ему удалось втянуть достаточно воздуха в легкие. Агент постоял еще секунду в круге желтого света от уцелевшего фонаря, пытаясь собрать разбегающиеся мысли. Во всяком случае, после пробежки перестала болеть и кружиться голова. А то он уже начал подумывать, что стычка с неудачливым убийцей в больнице этим утром наградила его легким сотрясением мозга. Впредь надо быть осторожнее… хотя отступить это его не заставит.
   Ругнувшись, американец ринулся назад, туда, где на мостовой Сен-Дени валялся в луже крови четвертый похититель. Смит проверил пульс. Мертв.
   Вздохнув, агент обшарил карманы покойника. Французские мелкие монеты, выкидной нож самого зловещего вида, пачка испанских сигарет, комок мятых бумажных салфеток. Ни бумажника, ни удостоверения личности. Пистолет валялся рядом, у поребрика, – старый, много повидавший «глок», но в отличном состоянии, блестящий от смазки. Смит внимательно осмотрел его. Рукоять заново обтянули замшей – не то для удобства, не то чтобы не звенеть металлом, а может, просто чтобы отличить этот пистолет от других.
Всмотревшись, американец заметил почти стершееся тиснение – дерево с густой кроной, а под ним три обвивших ствол языка пламени.
   Вдали завыли полицейские сирены. Джон поднял голову, тревожно вслушиваясь, потом сунул «глок» в карман и заторопился прочь. Его не должны застать рядом с местом преступления.

   Отель «Жиль» располагался на левом берегу Сены, недалеко от пестрых лавочек и ресторанчиков бульвара Сен-Жермен. В этой тихой гостинице Джон Смит останавливался всякий раз, как судьба заносила его в Париж. Вот и сейчас, в два шага пройдя крохотный вестибюль, он подошел к покрытой сусальным золотом чугунной решетке ручной работы, за которой находилась стойка портье. С каждой секундой его тревога за Терезу Шамбор росла.
   Портье приветствовал постоянного гостя с чисто галльской экспансивностью. Выскочив из-за стойки, он заключил Смита в объятия.
   – Подполковник Смит! – воскликнул он. – Как я восхищен! У меня нет слов! Вы надолго у нас?
   – Я тоже рад тебя видеть, Эктор. Может быть, на пару недель, но наездами. Оставь мой номер свободным, даже если я там не ночую, пока я не съеду. Ладно?
   – Сделано.
   – Merci beaucoup, Эктор.
   Поднявшись в старомодный и уютный номер, агент смог наконец опустить на пол свой компьютер и рюкзак. С мобильника позвонил Фреду Клейну. Пришлось подождать, пока шифрующее устройство перебрасывало сигнал между бессчетными релейными станциями, выискивая, где находится абонент.
   – Ну? – поинтересовался Клейн с другой стороны Атлантики.
   – Похищена Тереза Шамбор.
   – Мне уже доложили. Один из ее соседей видел почти всю заварушку. Включая психа, который пытался задержать преступников. Это информация от французской полиции. К счастью, лицо психа сосед не видел.
   – К нашему большому счастью, – сухо согласился Джон.
   – Полиция не имеет понятия, кому и зачем понадобилось похищать дочь Шамбора. Зачем убивать ученого, а его дочь – только захватывать? Если террористы получили все данные по молекулярному компьютеру, зачем им вообще эта Тереза? Она в руках тех, кто взорвал Пастеровский и прикончил Шамбора, или это какая-то другая команда? Возможно, мы имеем дело с двумя группами – одна, получившая записи ученого, и другая, которая к этому стремится. Она и похитила мадемуазель Шамбор, чтобы чего-то добиться от нее.
   – Вот эта идея мне совсем не нравится. Вторая группа… черт!
   – Будем надеяться, что я ошибаюсь. – Судя по голосу, Клейн и впрямь пребывал в расстройстве.
   – Ага. Будем. Но исключать это мы не можем. Что насчет полиции и моей встречи с Терезой Шамбор? Мне не пора менять прикрытие?
   – Покуда ты чист. Они допросили таксиста, который отвез человека, подходящего под твое описание, на Елисейские Поля, где тот зашел в ночной клуб. К счастью для нас, никто в клубе не запомнил тебя в лицо, а по имени ты, само собой, не назвался. Других следов у полиции нет. Молодец.
   – Спасибо, – устало бросил Смит. – Мне нужна помощь. Кому принадлежит символ: дерево с широкой кроной и горящие в его корнях три костра?
   Он объяснил, где видел это изображение.
   – Я проверю. Как прошли встречи с Майком Кирнсом и генералом Хенце?
   Смит пересказал все услышанное за день, включая историю о черном «Ситроене», регулярно забиравшем Шамбора с работы.
   – И еще кое-что вам следует знать. Надеюсь, что мои опасения окажутся ложными, но… – И Джон поведал главе «Прикрытия-1» о лжесанитаре, которого сержант-охранник спокойно пропустил в тщательно охраняемый пансион, где агент встречался с генералом Хенце.
   Клейн выругался.
   – Что за черт?! Я не верю, что генерал может быть в чем-то замешан. Не с его биографией. Если это не просто нелепое совпадение, я буду сильно удивлен. Но проверить надо. Я этим займусь.
   – Может быть, проблема в сержанте? Двойной агент?
   – Это тоже невозможно, поверь. – Голос Клейна посуровел. – Не бери в голову. И не пытайся выйти из-под прикрытия. Сержантом Маттиасом тоже займусь я. И выясню насчет твоего дерева. – Он повесил трубку.
   Смит устало вздохнул. В душе его теплилась надежда, что, раскрыв значение тисненного на рукояти пистолета рисунка, он выйдет на похитителей Терезы. Если повезет… террористы окажутся у него в руках.
   Он тяжело рухнул на привычный уже жесткий французский матрас. Сейчас ему больше всего хотелось заснуть, не вставая. Но он все же заставил себя раздеться и залезть по душ – когда он занимал этот номер в прошлый раз, здесь имелась только старинная ванна. Смыв с себя грязь и усталость, агент накинул махровый халат на плечи и, присев на подоконник, распахнул ставни, за которыми открывалась панорама черепичных парижских крыш.
   Черное небо рассекла молния. Прокатился громовой раскат, и миг спустя хлынул ливень, которым грозили небеса весь этот долгий день. Высунувшись из окна, Джон подставил лицо холодным тяжелым каплям. Трудно было поверить, что еще вчера он в своей лаборатории в Форт-Коллинзе встречал встающую над прериями Колорадо зарю.
   Опять вспомнилось безжизненное лицо Марти. Отгоняя тревожные, сбивчивые мысли, Джон захлопнул ставни и под ритмичный топоток дождевых капель набрал номер госпиталя. Если кто-то и подслушивает входящие звонки – пусть они услышат голос простого американского парня, озабоченного здоровьем друга. Ничего подозрительного.
   Дежурная сестра сказала, что состояние Марти в целом не изменилось, но признаки улучшения продолжают появляться. Джон с искренней благодарностью пожелал ей «bonsoir» и перезвонил в службу безопасности госпиталя. Пьер Жирар уже ушел домой, но его заместитель сообщил, что ничего тревожного или подозрительного со времени покушения на Марти в больнице не случилось и, да, полиция усилила меры безопасности.
   Немного расслабившись, Джон повесил трубку. Побрившись, он уже готов был лечь, когда мобильник тихонько зажужжал из чехла.
   – Дерево и костер, – без предисловий сообщил Фред Клейн, едва Джон ответил на вызов, – эмблема распавшейся группировки баскских сепаратистов, именовавшей себя «Черное пламя». Предполагалось, что им пришел конец еще несколько лет назад, во время перестрелки в Бильбао, когда все их главари оказались или убиты, или в тюрьме. Что характерно, из последних выжил только один, остальные почему-то «покончили с собой». О них уже давно не было ни слуху ни духу, и, кроме того, баски обычно не скрывают своей ответственности за теракты. Правда, к самым озверелым это не относится… для этих важнее не пропагандистский эффект, а реальные достижения.
   – Для меня тоже, – отозвался Смит. – И у меня перед ними есть преимущество.
   – Какое же?
   – Они не пытались всерьез от меня избавиться. Значит, им неизвестно, чем я на самом деле занят. Мое прикрытие действует.
   – Логично. Теперь выспись. А я попробую накопать еще чего-нибудь на твоих басков.
   – Еще одну услугу. Покопайся в прошлом Эмиля Шамбора. От самого рождения. Мне почему-то кажется, что мы упустили важную деталь… или он мог бы нам рассказать что-то важное, если бы только был жив. Тереза могла знать об этом, сама того не подозревая, и поэтому ее похитили… В общем, стоит проверить.
   Агент выключил телефон.
   Он сидел один в темной комнате, слушая, как топчется за ставнями дождь и шуршат по мокрому асфальту шины, думая об убийцах, о генерале Хенце, о банде басков-фанатиков, вернувшихся к своей кровавой борьбе… целеустремленных фанатиков. Сердце его грызла тревога. Куда придется следующий их удар… и жива ли еще Тереза Шамбор?



   Магнетические ритмы классической индийской раги плыли в жаркой духоте, путаясь в толстых коврах, полностью скрывавших стены и пол обиталища Мавритании. Сидевший по-турецки посреди гостиной террорист покачивался, точно кобра, под нежный перезвон струн. Глаза его были закрыты, по лицу блуждала блаженная улыбка. Неодобрительный взгляд стоящего на пороге главного своего подельника Абу Ауды он скорее почувствовал, чем заметил.
   – Салаам алаке куум, – не открывая глаз и продолжая раскачиваться, произнес Мавритания по-арабски. – Прости, Абу Ауда, но это мой единственный порок. Классические раги Индии были частью богатейшей культуры задолго до того, как европейцы приучили себя наслаждаться тем, что они называют классической музыкой. Осознание этого факта приносит мне едва ли не больше радости, чем сама музыка. Как полагаешь – простит меня Аллах за подобное самопотакание и гордыню?
   – Скорей он, чем я, – презрительно фыркнул Абу Ауда. – Я слышу лишь мерзкий шум.
   Широкоплечий и рослый террорист был облачен в те же белые одежды и золотом отороченную куфию, в которых встречался в такси с капитаном Боннаром, передавшим ему записи покойного ныне лаборанта. Правда, теперь с его одеяний капала дождевая вода и расплывались разводы парижской грязи. Привезти с собой во Францию хотя бы пару женщин террорист не смог, и ухаживать за ним было некому, отчего Абу Ауда пребывал в неизменной раздражительности. Он откинул куфию, открывая тонкое смуглое лицо – сильный подбородок, прямой нос, полные губы, будто вырезанные из гранита.
   – Ты выслушаешь мой отчет или я напрасно трачу свое время?
   Мавритания едва слышно хихикнул и соизволил-таки поднять веки.
   – Отчет, безусловно. Аллах, может быть, и простит меня, а вот ты – едва ли, верно?
   – У Аллаха в распоряжении куда больше времени, чем у нас, – без улыбки отозвался Абу Ауда.
   – О да, мой друг, о да. Итак, я готов выслушать твой неимоверно важный отчет. – В глазах Мавритании проблескивало веселье, но что-то в их выражении предупредило гостя, что время пустой болтовни прошло и пора переходить к делу.
   – Мой наблюдатель в Пастеровском, – сообщил Абу Ауда, – заметил там Смита. Американец побеседовал с доктором Майком Кирнсом – очевидно, старым знакомым, – но моему человеку удалось подслушать только часть беседы. Говорили они о Зеллербахе. После этого Смит покинул институт, выпил бокал пива в кафе, а потом спустился в метро, где наш жалкий недоумок умудрился его потерять.
   – Потерять, – перебил его Мавритания, – или Смит от него оторвался?
   Абу Ауда пожал плечами:
   – Меня там не было. Однако мой человек отметил любопытную деталь. Некоторое время Смит бродил вроде бы бесцельно, покуда не задержался на пару минут у букинистической лавки, потом улыбнулся чему-то и двинулся к метро, куда и спустился.
   – А! – Голубые глаза Мавритании вспыхнули. – Как если бы он заметил, что за ним следят от института?
   – Я знал бы больше, – сверкнул иззелена-карими очами его соратник, – если бы мой идиот не упустил американца! Промедлил, прежде чем спускаться за ним. Он у меня еще поплатится, Аллах свидетель!
   Мавритания нахмурился.
   – Что потом, Абу?
   – Потом мы не могли отыскать Смита до самого вечера, когда американец явился к дочери Самого. Наш человек засек его – кажется, незаметно для Смита. Американец провел у нее в квартире почти четверть часа, потом они вместе спустились в лифте. Стоило женщине выйти, как на нее набросилось четверо. Настоящие профессионалы! Жаль, что не наши. Они вывели Смита из строя, отшвырнув в подъезд, одновременно разделив его и женщину, а ту – уволокли. К тому времени, как янки пришел в себя, нападавшие уже затолкали дочь Самого в машину, несмотря на ее отчаянное сопротивление. Одного Смит убил, остальные скрылись. Американец обыскал убитого, забрал пистолет и скрылся прежде, чем прибыла полиция. У соседней гостиницы он взял такси. Наш человек проследил за ним до Елисейских Полей, после чего умудрился потерять снова!
   Мавритания кивнул почти довольно.
   – Этот Смит… он не хочет связываться с полицией, подозревает за собой слежку, искусно уходит от нее, спокоен под огнем и неплохо стреляет. Я бы сказал, он не тот, за кого выдает себя. Как мы и подозревали.
   – Он самое малое кадровый военный, – согласился Абу Ауда. – Но о нем ли наша главная забота? Что с дочерью Самого? Что за пятеро нападавших – в машине должен был оставаться водитель? Почему ты не озаботился судьбой дочери, покуда ее не похитили? Теперь она в руках неизвестных нам людей, явно опытных и хорошо обученных. Меня это тревожит. Что им нужно? Кто они? Опасны ли?
   Мавритания улыбнулся.
   – Аллах ответил на твои молитвы. Это наши люди. Я рад, что ты одобрил их работу. Очевидно, я поступил мудро, наняв их.
   Фулани прищурился.
   – Мне ты не сказал, – хмуро заметил он.
   – Обо всем ли гора говорит ветру? Тебе не следовало знать.
   – Со временем стихии разрушают и гору.
   – Смири свой гнев, Абу Ауда. Я не хотел оскорбить тебя. Мы давно и плодотворно трудимся бок о бок. Ныне наконец-то мы готовы открыть миру истину ислама. С кем еще я мог бы разделить эту радость? Но если бы ты знал, что я нанял этих людей, ты пожелал бы оказаться в их числе, а не рядом со мною. А ты нужен мне, и ты это знаешь.
   – Пожалуй, ты прав, – неохотно буркнул Абу Ауда, но лицо его немного посветлело.
   – Разумеется. Хорошо, вернемся к этому американцу, Джону Смиту. Если капитан Боннар не ошибся, Смит не является агентом известных нам спецслужб. Тогда на кого он работает?
   – Возможно, его послали наши новые союзники? Не удосужившись известить нас о своих планах? Я не доверяю им.
   – Ты не доверяешь ни своей собаке, ни своим женам, ни своей бабке. – По губам Мавритании скользнула улыбка. Он снова закрыл глаза, прислушиваясь к текучим ритмам раги. – Но ты прав, призывая к осторожности. Предательство всегда возможно, и часто – неотвратимо. Не только лисы пустыни – фулани – могут отличаться коварством.
   – И еще одно, – продолжал Абу Ауда, словно не слыша. – Мой наблюдатель в Пастеровском говорит, что не мог удостовериться в этом, но ему показалось, что кто-то еще следил – не только за Смитом, но и за ним самим. Женщина. Брюнетка, молодая, но некрасивая и плохо одетая.
   Мавритания распахнул глаза.
   – Следила за Смитом и за нашим человеком? Кто она такая, он, конечно, не имеет понятия?
   – Ни малейшего.
   Мавритания одним движением оказался на ногах.
   – Пора покинуть Париж.
   Абу Ауда не смог скрыть удивления.
   – Мне это не нравится. Уезжать, не разузнав больше о Смите и об этой загадочной шпионке…
   – Мы ожидали, что привлечем внимание, не так ли? Мы не станем ослаблять бдительность. Но уехать необходимо. Быстрые ноги – вот лучший щит.
   Абу Ауда ухмыльнулся, продемонстрировав ослепительно белые на фоне смуглой кожи зубы.
   – Вот слова истинного воина пустыни. Должно быть, за столько лет ты чему-то научился?
   – Это комплимент, Абу? – Мавритания расхохотался. – Тогда ты оказываешь мне честь. Не беспокойся из-за Смита. Мы знаем достаточно. Если он действительно ищет нас – мы разберемся с ним на своих условиях. Сообщи нашим новым друзьям, что в Париже стало слишком людно и мы уезжаем. Возможно, придется изменить график. Начинаем.
   Террорист-коротышка беззвучно выскользнул из комнаты. Стопы его едва касались ковра. Великан-фулани последовал за ним.


   Атака началась в шесть часов утра.
   Штаб Оператора независимых энергосистем Калифорнии (ОНЭС) располагался в городке Фолсом, к востоку от Сакраменто, более известном своей федеральной тюрьмой. Штаб служил необходимым элементом системы электроснабжения штата. Май только начинался, а калифорнийцы уже начинали опасаться, что с приходом лета им опять станут угрожать отключения электроэнергии.
   Том Милович, один из операторов пультовой, внезапно воззрился с ужасом на ползущие по шкалам стрелки.
   – Гос-споди Иисусе! – выдохнул он.
   – Что такое? – обернулась к нему Бетси Тедеско.
   – Напряжение скачет! Сеть перегружена!
   – Что-что?!
   – Слишком… быстро! Сейчас сеть рухнет! Звони Гарри!


   Команда лучших программистов ФБР, размещенная в доме без вывески по другую сторону Потомака от столицы, быстро определила, что надвигающаяся катастрофа стала делом рук неизвестного хакера. Но затеянная ими битва за спасение электросетей Калифорнии была проиграна еще до того, как началась.
   Неведомому хакеру удалось написать – на жаргоне компьютерщиков «скомпилировать» – программы, позволявшие, словно тараном, пробивать мощнейшие файерволы [21 - Программы, ограничивающие несанкционированный доступ к компьютерным данным через сеть (обычно – через Интернет).], прикрывающие наиболее уязвимые участки компьютерной сети энергосистем. С невиданной легкостью он обходил программные мониторы, призванные уведомлять системных администраторов о проникновении чужака в сеть, стирал файлы отчетов, фиксировавшие каждое движение незваного гостя, вскрывал закрытые порты.
   А потом этот гениальный хакер двинулся дальше, от одной электросети к другой – потому что штаб ОНЭС включался в единую систему энергоснабжения штата и компьютеры его были соединены с ней напрямую. А единая электросеть Калифорнии, в свою очередь, подчинялась системе энергоснабжения западных штатов. Противник перескакивал из компьютера в компьютер с феноменальной скоростью – непредставимой даже для тех, кто наблюдал его продвижение собственными глазами, не в силах ничего ему противопоставить.
   От Сиэтла до Сан-Франциско, от Лос-Анджелеса и Сан-Диего до Денвера разом отключилось электричество и умерло все, что зависело от его постоянного притока: лампы, электроплиты, кондиционеры, нагреватели, кассовые аппараты, компьютеры, АТС… и аппараты искусственного дыхания.


   Дряхленький «Крайслер-Империал» содрогался от взрывов хохота. Рикки Хитоми и пятерым его лучшим друзьям было, в общем-то, уже все равно, что машина еле ползет по ночному проселку. Прежде чем набиться в старую колымагу Рикки, вся компания успела скурить пару самокруток с анашой в сарае у подружки водителя, Дженис Боротра, и теперь направлялась, чтобы продолжить вечеринку у Джастина Харли. В конце концов, через неделю у них выпускной, почему бы не оттянуться?
   Никто из обкурившихся подростков, занятых скорее друг другом, чем дорогой, не заметил огней грузового поезда вдалеке. И что шлагбаум на переезде поднят, огни – не горят, а звонок – молчит, тоже никто не сообразил. Услышав визг тормозов и пронзительный гудок тепловоза, Дженис успела только крикнуть нечленораздельно… но опоздала. Машина выехала на рельсы.
   Прежде чем остановиться, тепловоз больше мили протащил по рельсам смятую железную коробку, набитую изувеченными телами.


   Программистов в секретном отделе ФБР потихоньку охватывала паника. Еще десять лет назад телефонная сеть, электросеть, радиоканалы аварийных служб были раздельными, независимыми, никак не связанными системами. Программист-преступник уже мог проникнуть в них, но лишь с огромным трудом, и уж, во всяком случае, не сумел бы из одной системы попасть в другую.
   Все изменила дерегуляция [22 - Вывод из-под правительственного контроля тех или иных областей экономики.]. Сегодня на рынке сосуществовали сотни фирм, занимающихся электроснабжением и производством электроэнергии, связанных мириадами телефонных проводов, проложенных десятками фирм, появившихся тоже в результате дерегуляции. И по необходимости действия этих фирм координировались через компьютерную сеть, схожую с общедоступным Интернетом. Хороший хакер мог использовать одну сеть как ворота для доступа ко всем остальным.
   Неспособные справиться с невероятно ловким и быстрым хакером, эксперты ФБР могли только беспомощно наблюдать за его жестокими проделками. Файерволы рушились, и коды вскрывались с пугающей быстротой.
   Но страшнее всего было то, с какой скоростью хакер приспосабливался к меняющимся кодам доступа. Казалось, что под воздействием контрмер фэбээровцев программы противника эволюционируют. Чем отчаянней было противодействие, тем мощнее становился компьютер на том конце провода. Ничего подобного экспертам наблюдать еще не доводилось. Это казалось не просто невозможным – мысль о существовании машины, способной учиться и развиваться быстрей человеческой мысли, наводила цепенящий ужас.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное