Роберт Ладлэм.

Бумаги Мэтлока

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

   – Кажется, мы с вами работаем на разных частотах… – произнес он, отводя взгляд от Мэтлока.
   – Возможно. Забудьте об этом… Сейчас докурю и пойду. А насчет семинара – будем держать связь, – добавил Мэтлок как можно равнодушнее.
   Арчи Бисон, спешивший сделать академическую карьеру, не мог смириться с таким равнодушием.
   – Разрешите попробовать?
   – Если это ваша первая, то не разрешаю… Не пытайтесь произвести на меня впечатление. Это все неважно.
   – Первая?.. В каком смысле? – Бисон поднялся с дивана и подошел к столику, где лежал открытый портсигар. Нагнувшись, он взял его в руки, понюхал. – Травка вполне подходящая… для начинающих.
   – Для начинающих?
   – Ценю вашу чистосердечность, но, простите, вы немножко отстали.
   – Отстал? От чего?
   – От сегодняшнего уровня. – Бисон вытащил две сигареты и лихо раскурил их. Он затянулся, одобрительно кивнул и передал одну жене. – Назовем это закуской.
   Он ушел к себе в кабинет и вернулся с китайской лакированной коробочкой, затем показал Мэтлоку небольшой выступ и нажал на него. Дно коробочки отскочило, открыв второе дно, где лежало дюжины две белых таблеток, завернутых в прозрачный целлофан.
   – Вот главное блюдо… если вы проголодались.
   К счастью, за последние двое суток Мэтлок успел неплохо подготовиться и уже кое-что знал. Он улыбнулся, но его голос звучал твердо:
   – Я путешествую в белое царство только в двух случаях. Либо у себя дома со старыми добрыми друзьями, либо со старыми добрыми друзьями – у них дома. Я недостаточно хорошо знаю вас, Арчи. Осторожность прежде всего… Однако я ничего не имею против небольшого путешествия в красное царство. Но я не захватил с собой горючего.
   – Это не страшно. У меня что-нибудь найдется. – Бисон унес китайскую коробочку и вернулся с небольшим кожаным мешочком, похожим на кисет для табака. Глаза Джинни Бисон широко раскрылись; она расстегнула еще одну пуговицу на блузке и вытянула ноги.
   – Лучший продукт «Данхилла»! [7 - «Данхилл» – английская табачная фирма.] – Бисон протянул мешочек Мэтлоку. Эти таблетки, тоже завернутые в прозрачный целлофан, были темно-красные и немного крупнее белых. По меньшей мере пятьдесят-шестьдесят доз секонала.
   Джинни вскочила с кресла и заверещала:
   – Обожаю! Розовый кайф!
   – Бренди после этого может идти ко всем чертям, – добавил Мэтлок.
   – Поехали. Но не слишком увлекайтесь, старина. Предел – пять таблеток. Это наше правило для новых старых друзей.
 //-- * * * --// 
   Следующие два часа Джеймс Мэтлок провел как в тумане, но менее густом, чем тот, в котором находились Бисоны. Преподаватель истории и его жена быстро достигли «вершины» после пяти таблеток; это произошло бы и с Мэтлоком, но он сумел спрятать последние три таблетки в карман и остаться на первой стадии, так что ему нетрудно было подражать Бисонам, а затем и убедить Арчи принести еще одну дозу.
   – А как насчет всемогущей осторожности, доктор? – ухмыльнулся Бисон, сидя на полу у дивана и время от времени поглаживая ноги жены.
   – Вы же оказались настоящими друзьями.
   – Это лишь начало поистине прекрасной, прекрасной дружбы. – Джинни медленно откинулась на спинку дивана и засмеялась.
Извиваясь как змея, она положила правую руку мужу на голову и спустила ему челку на лоб.
   Бисон рассмеялся, явно уже не так владея собой, как раньше, и поднялся с пола.
   – Сейчас я принесу это чудо.
   Когда Бисон вышел, Мэтлок перевел взгляд на его жену. Она приоткрыла рот и высунула язык. Это было достаточно красноречиво. Мэтлок понял, что таково побочное действие секонала и основное – Вирджинии Бисон.
   Вторая доза составила, с общего согласия, три таблетки. На этот раз Мэтлоку легко удалось провести Бисонов. Арчи включил стереосистему – зазвучала «Кармина Бурана» [8 - «Кармина Бурана» – сценическая кантата немецкого композитора Карла Орфа (1895—1982).]. Через пятнадцать минут Джинни Бисон уже сидела на коленях у Мэтлока, а ее муж лежал на полу перед динамиками, установленными по обе стороны от проигрывателя.
   – Такого я, пожалуй, еще не пробовал, Арчи… – выдохнул Мэтлок, однако достаточно громко, чтобы его услышали. – Откуда? Где вы это берете?
   – Наверное, там же, где и вы, старина, – засмеялся Бисон, глядя на Мэтлока и свою жену. – Только о чем вы? О чуде или о бабенке, которая сидит у вас на коленях? Осторожно с ней, доктор. Она жутко развратная.
   – Нет, серьезно. Ваши таблетки гораздо лучше моих, да и травка у меня не очень… Где вы их берете? Будьте другом.
   – Смешной вы человек. Все вопросы задаете. Разве я вас о чем-нибудь спрашиваю? Нет… это невежливо… Поиграйте с Джинни. А я хочу послушать. – И Бисон перевернулся на живот.
   Джинни, сидевшая у Мэтлока на коленях, неожиданно обвила его шею руками и прижалась к нему грудью. Она дотянулась губами до его лица и стала целовать мочки ушей. Мэтлок подумал: а что будет, если взять ее на руки и отнести в спальню? Он только подумал, но не собирался это выяснять. По крайней мере, сейчас. Ральф Лоринг погиб вовсе не ради того, чтобы интимная жизнь Мэтлока стала богаче и разнообразнее.
   – Дайте мне попробовать вашу сигаретку. Посмотрим, насколько изощренный у вас вкус. А то ведь, может, вы только прикидываетесь, Арчи.
   Бисон вдруг сел и уставился на Мэтлока. На жену он не обращал внимания. Что-то в голосе Мэтлока заставило Бисона насторожиться. Или он употребил не те слова? Или слишком складно изложил свою мысль? Во всяком случае, Арчи Бисон неожиданно встревожился, и Мэтлок не понимал почему.
   – Конечно, старина… Джинни, не надоедай Джиму. – Бисон стал подниматься с пола.
   – Розовый кайф…
   – У меня есть несколько штук на кухне… Не помню, где точно, но я поищу. Джинни, я тебе сказал, не дразни Джима… Будь мила с ним, ласкова. – Продолжая разглядывать Мэтлока расширенными от секонала глазами, Бисон попятился к открытой кухонной двери. И тут он повел себя довольно странно. Во всяком случае, так показалось Мэтлоку.
   Он медленно прикрыл створки двери и придержал рукой, чтобы они не открылись.
   Мэтлок быстро спустил Джинни с колен, она тихо легла на пол и с ангельской улыбкой протянула к нему руки. Он улыбнулся в ответ и перешагнул через нее.
   – Я сейчас, – прошептал он. – Мне надо кое-что спросить у Арчи.
   Джинни перевернулась на живот, а Мэтлок осторожно подошел к кухонной двери. Он взъерошил себе волосы и, нарочно покачнувшись, ухватился за обеденный стол. Если Бисон вдруг выйдет оттуда, он подумает, что его гость одурманен наркотиками и уже ничего не соображает. Стереопроигрыватель гремел вовсю, однако Мэтлок расслышал голос Арчи, тихо, но возбужденно говорившего по телефону.
   Он оперся о стену возле кухонной двери и попытался понять, что так испугало Арчи Бисона, заставило его срочно дозваниваться кому-то.
   Неужели он так плохо сыграл? Неужели первая попытка окончилась неудачей?
   Если так, то нужно хотя бы узнать, с кем говорит перепуганный Бисон, к кому он кинулся за помощью.
   Ясно одно: к кому-то, кто стоит выше Арчера Бисона. Даже охваченный паникой наркоман не станет искать спасения у человека менее значительного, чем он сам.
   Возможно, вечер и не провалился – именно потому, что провалился он, Мэтлок. Обезумевший от страха, одурманенный наркотиками Бисон может сболтнуть что-нибудь важное – такое, о чем он в спокойном состоянии молчит как рыба. Неожиданный поворот, но не исключено, что он окажется весьма результативным. С другой стороны, он же и самый рискованный. Если неумелого дилетанта Мэтлока и здесь ждет неудача, все кончится, не успев начаться: он уже ничего не сможет сделать, и весь подробнейший инструктаж Лоринга окажется ни к чему.
   Значит, нет иного пути, как только предпринять попытку. Приложить все усилия, чтобы узнать, кому звонит Бисон, и рассеять его подозрения. Почему-то Мэтлоку вспомнился чемоданчик Лоринга с тонкой черной цепочкой, и он вдруг почувствовал себя увереннее – ненамного, но все-таки увереннее.
   Он принял такую позу, чтобы со стороны казалось, будто он вот-вот рухнет, и, прижавшись головой к косяку, медленно приоткрыл дверь. Он ожидал встретить немигающий взгляд Бисона, но вместо этого увидел его спину. Бисон стоял, скрючившись как мальчишка, который того и гляди описается, и крепко прижимая головой телефонную трубку к тонкой жилистой шее. Бисон явно считал, что «Кармина Бурана» заглушит, перекроет его голос. Но секонал сыграл с ним дурную шутку. Ухо уже не улавливало того, что произносил язык. Бисон говорил не просто четко, а еще и разделяя слова паузами и по нескольку раз повторяя многие фразы:
   – …Вы не понимаете. Да поймите же! Пожалуйста, поймите! Он все время расспрашивает. Он не из наших. Не из наших. Голову даю на отсечение, что он подставной. Ради бога, найдите Херрона. Пусть Херрон до него дозвонится. Пусть дозвонится. Пожалуйста! Я могу все потерять!.. Нет. Нет, я же вижу! Если я говорю «вижу» – значит, вижу! Когда эта сука входит в раж, мне с ней не сладить. Она такое вытворяет, старина… Свяжитесь с Лукасом… Я вас умоляю, свяжитесь с ним!
   Потрясенный Мэтлок тихо закрыл дверь. То, что он услышал, было не менее страшно, чем вид безжизненного тела Ральфа Лоринга в будке телефона-автомата.
   Херрон. Лукас Херрон!
   Человек-легенда! Тихий семидесятилетний старик. Выдающийся филолог. Чудесный человек, чуткий, отзывчивый, всеми уважаемый и почитаемый. Не может быть! Это какая-то ошибка.
   Но сейчас некогда ломать голову.
   Арчер Бисон считает его подставным. И теперь кто-то еще будет так считать. А этого допустить нельзя. Надо что-то придумать.
   Внезапно он сообразил. Сам Бисон подсказал ему, что надо делать.
   Ни один стукач – да и вообще ни один человек, если он не одурманен наркотиками, – не сделал бы ничего подобного.
   Мэтлок посмотрел на Джинни, лежавшую на полу гостиной лицом вниз. Он быстро обогнул обеденный стол и устремился к ней, на ходу расстегивая пояс. Быстрым движением он сбросил брюки и, наклонившись, перевернул Джинни на спину. Лег на пол рядом с ней, расстегнул оставшиеся нерасстегнутыми две пуговицы на блузке, дернул бюстгальтер так, что оборвалась застежка. Джинни застонала и захихикала, а когда он коснулся ее обнаженной груди, застонала снова и положила ногу Мэтлоку на бедро.
   – Розовый кайф! Розовый кайф!.. – Часто дыша, она прижалась к Мэтлоку и ласково поглаживала его ногу.
   А Мэтлок смотрел на кухонную дверь и молил бога, чтобы она открылась.
   И когда она открылась, он закрыл глаза.
   Арчи Бисон остановился у обеденного стола, глядя на жену и гостя. Мэтлок при звуке шагов Бисона вскинул голову и изобразил страшное смущение. Он приподнялся, но встать не сумел. Вторая попытка была более удачной, но он не удержался на ногах и тут же упал на диван.
   – О господи! Арчи… Я и не думал, что так наглотался… совсем поплыл… Что же я наделал! Какой ужас! Извините, дружище, я уже по ту сторону! Ради бога, извините!..
   Бисон подошел к дивану. У ног его лежала полуголая жена. По его лицу трудно было сказать, что он думает о случившемся. Или – насколько он зол. Да и зол ли вообще.
   Однако такой реакции Мэтлок никак не ожидал: Бисон засмеялся. Сначала тихо, а затем все громче и громче, пока смех не перерос в истерический хохот.
   – О господи, старина… Я же говорил… Я же говорил, что она – развратная бабенка… Не волнуйтесь… Все тихо и спокойно. Никаких обвинений в изнасиловании, никто не станет болтать, что на факультете завелся грязный развратник. А семинар мы проведем. Еще бы! Это будет семинарчик что надо! И вы им всем скажете, что сами меня выбрали!
   Мэтлок смотрел в дикие глаза наркомана, стоявшего над ним.
   – Конечно, конечно. Арчи. Все так и будет.
   – Еще бы, старина. И не извиняйтесь. Не нужно никаких извинений! Это я должен извиниться! – И Арчер Бисон в припадке смеха рухнул на пол. Затем протянул руку и подвел ладонь под левую грудь жены – она застонала и пронзительно захихикала.
   Мэтлок понял, что выиграл.


   Он еле передвигал ноги от усталости – сказывалось напряжение целого вечера, да и вообще было уже десять минут четвертого. В ушах еще гремела «Кармина Бурана», а перед глазами то и дело вставала эта женщина с обнаженной грудью. Он мысленно слышал шакалий хохот ее мужа, вспоминал их извивающиеся на полу тела, и во рту у него становилось еще поганее.
   Но больше всего не давало покоя имя Лукаса Херрона.
   Непостижимо.
   Лукас Херрон. Великий старец, как его называли. Заведующий кафедрой романских языков. Истинное воплощение тихого ученого, полного сочувствия ко всем, сочувствия глубокого и постоянного. В глазах у него сияли скромность и терпение.
   В голове не укладывалось, что он может быть связан с миром наркотиков, а тем более обладать в нем какой-то властью. Это было выше понимания Мэтлока.
   Объяснение, видимо, следовало искать в необъятном сострадании Лукаса Херрона. Он был другом для многих, к нему обращались, когда попадали в беду. Под спокойной, безмятежной внешностью старика скрывался сильный человек, прирожденный лидер. Четверть века назад, немолодым уже офицером, он провел не один месяц в аду Соломоновых островов. В страшные времена беспощадной войны на Тихом океане Лукас Херрон был настоящим героем. Теперь же, когда ему перевалило за семьдесят, он был живой легендой.
   Мэтлок повернул за угол и в квартале от себя увидел свой дом. Кампус был погружен в темноту, горели только уличные фонари да в одном из окон его квартиры виден был свет. Неужели он забыл его выключить? Вспомнить он не мог.
   Он прошел по дорожке к своей двери и вставил ключ в замочную скважину. Одновременно с поворотом ключа в доме раздался грохот. Мэтлок испугался, но первой его реакцией было любопытство. Наверное, это его глупая лохматая кошка столкнула со стола поднос с посудой или свалила одного из глиняных уродцев, которых ему дарила Патриция Бэллентайн. Но он сейчас же сообразил, что такая мысль смешна – некий результат умственной усталости.
   Он вбежал в небольшую переднюю, и тут с него мигом слетела вся усталость. Он замер, не веря своим глазам.
   В гостиной царил хаос. Столы были перевернуты, книги сброшены с полок, страницы из них вырваны и разбросаны по полу. Стереосистема вдребезги разбита. Подушки с дивана и с кресел вспороты, ковры свалены в кучу, занавески сорваны с карнизов и брошены на перевернутую мебель.
   Наконец он взглянул на большое окно и понял причину грохота. Окно сейчас представляло собой лишь изуродованные свинцовые переплеты с остатками выбитых стекол. Мэтлок прекрасно помнил, что, уходя к Бисонам, оставил его открытым. Он любил весенний ветер, а комариный сезон еще не начался. Так что разбивать окно не было никакой необходимости. Оно было всего в четырех-пяти футах от земли, достаточно низко, чтобы влезть в дом, а в случае, если кто-то спугнет грабителя, спрыгнуть и убежать. Окно разбили преднамеренно.
   За ним следили, и это был сигнал.
   Предостережение.
   И Мэтлок понимал: он не должен показывать, что догадался. Сделав это, он бы признал, что в его квартире произошло не просто ограбление, а к такому шагу он не был готов.
   Он быстро подошел к двери в спальню и заглянул туда. В спальне царил еще больший хаос. Изрезанный в клочья матрас валялся у стены. Ящики комода были выдернуты, а их содержимое разбросано по всей комнате. Не в лучшем состоянии был стенной шкаф: костюмы и куртки сорваны с вешалок, ботинки выброшены из углублений.
   Еще не зайдя на кухню, он уже знал, что она выглядит не лучше остальной квартиры. Продукты в банках и коробках не стали вываливать на пол. Их просто сдвинули в кучу, но все, что не требовало консервного ножа, было изрезано на мелкие кусочки.
   Мэтлок снова догадался. Шум, доносившийся из других комнат, был вполне терпимого уровня; погром, учиненный в кухне, мог разбудить других обитателей дома. Мэтлок слышал над головой чьи-то шаги. Завершающий грохот разбитого окна поднял кого-то на ноги.
   Это было, конечно, предупреждением, но ясно и то, что у него что-то искали.
   Он догадался, что именно, и снова понял: он не должен показывать, что догадался. От его поведения сейчас, как и от поведения у Бисона, зависит, какие будут сделаны выводы; он должен отвести от себя подозрения, найти самые убедительные доказательства своей непричастности. Это он инстинктивно понимал.
   Но прежде чем начать эту игру, надо выяснить, успешен ли был обыск.
   Усилием воли он стряхнул с себя оцепенение. Снова оглядел – внимательнейшим образом – свою гостиную. Занавески с окон были сорваны, и в комнате было достаточно света, так что любой человек, вооруженный сильным биноклем, мог из соседнего дома или с противоположной стороны улицы следить за каждым его движением. Если же он погасит свет, не приведет ли столь противоестественный поступок как раз к тем выводам, которых он хочет избежать?
   Без сомнения. Человек, в чьем доме учинили такой разгром, не станет выключать свет.
   Тем не менее ему необходимо было добраться до ванной, которая в данный момент являлась самым важным местом в квартире. При этом все должно выглядеть вполне естественно и никого не навести на мысль, будто он чем-то обеспокоен. Если, конечно, за ним наблюдают.
   Надо что-то изобразить, подумал он. Ближе всего к двери в ванную стоял стереопроигрыватель. Мэтлок подошел к нему, наклонился, поднял с пола несколько деталей, в том числе звукосниматель. Он повертел его в руках, затем вдруг уронил на пол и поднес палец ко рту, сделав вид, будто укололся. Он бросился в ванную, быстро открыл аптечку и схватил коробку с пластырем. Затем так же быстро нагнулся к унитазу, где слева стояла желтая пластмассовая коробка – туалет для кошки, и приподнял краешек газеты. Под газетой лежало два слоя брезента – он снова приподнял уголок.
   Разрезанный лист был на месте. Серебряную корсиканскую бумагу с текстом, который оканчивался страшной фразой «Venerare Omerta», не нашли.
   Мэтлок привел все в порядок и выпрямился. Увидел, что высоко расположенное маленькое окошко с матовым стеклом приоткрыто, и выругался. Потом вернулся в гостиную, снял оболочку с пластыря.
   Значит, поиски не увенчались успехом. Теперь надо сделать вид, будто ты не понял, что это предупреждение. Он подошел к телефону и набрал номер полиции.
 //-- * * * --// 
   – Можете вы дать мне список пропавших вещей?
   Посреди хаоса стоял полицейский в форме. Второй полицейский ходил по квартире и составлял протокол.
   – Пока нет. Я не успел проверить.
   – Это и понятно. Ишь как все перевернули. Но вы проверьте. И чем быстрее мы получим список, тем лучше.
   – Вряд ли что-то пропало. У меня ведь ничего нет особо ценного. Разве что вот стереосистема, но и ее разбили. Телевизор в спальне не тронули. Конечно, есть книги, которые кое-что стоят, но теперь они в таком виде…
   – У вас не было наличности, драгоценностей, часов?
   – Я держу деньги в банке, а наличность – в бумажнике. Часы всегда на руке, а драгоценностей у меня нет.
   – А экзаменационные работы? У нас с ними было много неприятностей.
   – Они у меня в кабинете. На кафедре английской литературы.
   Полицейский что-то записал в небольшой черной книжечке и окликнул коллегу, зашедшего в спальню:
   – Эй, Лу, как там насчет эксперта по дактилоскопии?
   – Они связались с ним. Он сейчас приедет.
   – Вы ни до чего не дотрагивались, мистер Мэтлок?
   – Не знаю. Возможно, и дотрагивался. Я был слишком потрясен.
   – А до разбитых вещей, например до стереосистемы? Было бы хорошо показать специалисту по дактилоскопии вещи, которые вы не трогали.
   – Я держал в руках звукосниматель, но до самого проигрывателя не дотрагивался.
   – Отлично. С него и начнем.
   Полиция провела в квартире полтора часа. Прибыл специалист по дактилоскопии, сделал свое дело и уехал. Мэтлок подумал, что надо бы позвонить Сэму Кресселу, но потом решил, что Крессел сейчас ничем ему не поможет. А если все-таки кто-то наблюдает за домом с улицы, то не надо, чтобы видели Крессела. Проснувшиеся соседи спустились, чтобы выразить свое участие, предложили помощь, кофе.
   Перед отбытием высокий полицейский сказал:
   – Простите, что отняли у вас столько времени, мистер Мэтлок. Мы обычно не ищем отпечатки пальцев, когда взлом и проникновение, вот если кто-то пострадал или ограбили, тогда другое дело. Но в последнее время очень много таких случаев. Лично я думаю, что это дело рук длинноволосых выродков с бусами. Или ниггеров. У нас никогда не было ничего подобного, пока эти выродки и ниггеры здесь не появились.
   Возражать не имело смысла. К тому же Мэтлок слишком устал.
   – Спасибо, что помогли мне навести порядок.
   – А как же иначе. – Полицейский пошел было по цементной дорожке, но обернулся. – Кстати, мистер Мэтлок!
   Мэтлок приоткрыл дверь.
   – Кстати, нам пришло в голову: может, у вас что-то искали? Смотрите, как изрезали мебель и что сделали с книгами… Вы меня понимаете?
   – Да.
   – Вы, конечно, сказали бы нам, если бы это было так?
   – Конечно.
   – Глупо скрывать такую информацию.
   – Я же не круглый идиот.
   – Не обижайтесь. Просто, когда голова занята другим, можно что-то забыть.
   – Я не рассеянный. У нас мало таких.
   Полицейский рассмеялся не без издевки.
   – Я просто так, на всякий случай. А то трудно работать, если не знаешь всех фактов.
   – Я понимаю.
   – Ну вот и хорошо.
   – Доброй ночи.
   – Доброй ночи, доктор.
   Мэтлок закрыл дверь и вернулся в гостиную. Он присел на изуродованный диван и оглядел комнату. Она все еще была в жутком состоянии. Потребуется немало времени, чтобы все подобрать и привести в порядок мебель. Предупреждение было сделано недвусмысленно и жестоко.
   Больше всего пугал сам факт.
   Почему его предупреждают? И кто?
   Из-за истерического телефонного звонка Арчера Бисона? Возможно; даже хорошо, если так. Тогда это может не иметь никакого отношения к Нимроду. Вполне возможно, что наркоманы, окружающие Бисона, и те, у кого он покупает наркотики, решили напугать его, чтобы он оставил Арчи в покое. Всех их оставил в покое. Кстати, Лоринг говорил, что доказательств связи Бисонов с Нимродом нет.
   Правда, нет и доказательств обратного.
   Так или иначе, если это исходит от Бисона, отбой дадут уже утром. Самая обычная история: развратный тип, одурев от наркотиков, чуть не изнасиловал Бисонову жену. Можно не сомневаться, что недавнее происшествие будет трактовано именно так. Ведь Бисон считает, что первый шаг к академической карьере ему поможет сделать Мэтлок.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное