Роберт Ладлэм.

Бумаги Мэтлока

(страница 2 из 23)

скачать книгу бесплатно

   – Еще бы, – сардонически засмеялся Крессел, которого Мэтлок тоже любил, но скорее не за его личные качества, а за сложность работы, которую тот выполнял.
   – Что вы имеете в виду, Сэм?
   – Я вам сейчас отвечу, – прервал его Адриан Силфонт. – Мистер Лоринг – сотрудник министерства юстиции. Я согласился организовать эту встречу, но я не давал согласия на то, на что тут сейчас намекали Сэм и мистер Лоринг. Очевидно, мистер Лоринг счел целесообразным взять вас… как это называется на официальном языке… под наблюдение. Я говорил, что категорически возражаю. – Силфонт в упор посмотрел на Лоринга.
   – Взять подо… что? – тихо переспросил Мэтлок.
   – Прошу извинить, – сказал Лоринг. – Такая уж у меня привычка – она не имеет никакого отношения к нашему делу.
   – Вы тот человек с пригородного поезда в «Чеширском коте».
   – Что-что? – заинтересовался Сэм Крессел.
   – Человек с газетой.
   – Совершенно верно. Я знал, что вы обратили на меня внимание, и подумал, что вы сразу же меня узнаете, как только увидите здесь. Но я не знал, что похож на пассажира с пригородного поезда.
   – Это все из-за газеты. Мы окрестили вас рассерженным папашей.
   – Иногда я им бываю. Хотя не часто. Моей дочке всего семь лет.
   – Давайте начнем, – сказал Силфонт. – Кстати, Джеймс, я рад, что вы проявляете понимание.
   – Я проявляю лишь любопытство. И в немалой мере испытываю страх. Сказать по правде, я до смерти напуган. – Мэтлок неуверенно улыбнулся. – Так в чем же дело?
   – Выпьем чего-нибудь и поговорим. – Адриан Силфонт тоже улыбнулся и направился к бару в углу комнаты. – Джеймс, насколько я знаю, вы любите бурбон с водой? А Сэм предпочитает двойной скоч со льдом.
   – Скоч – это отлично, но только с водой, пожалуйста.
   – Джеймс, подсобите мне.
   Мэтлок подошел к Силфонту и помог приготовить напитки.
   – Вы меня поражаете, Адриан, – сказал декан, опускаясь в кожаное кресло. – Как это вам удается запомнить, что пьют ваши подчиненные?
   Силфонт рассмеялся.
   – Этому есть вполне логичное объяснение. И я помню о вкусах не только моих… коллег. Мне удалось добыть куда больше денег для университета с помощь алкоголя, чем с помощью сотен докладов и отчетов, подготовленных лучшими специалистами по созданию фондов. – Адриан Силфонт усмехнулся. Усмешка эта могла относиться как к присутствующим, так и к нему самому. – Однажды мне пришлось выступать в организации университетских ректоров. Когда стали задавать вопросы, меня спросили, чем я объясняю, что наш университет так хорошо обеспечен… Я ответил, что это заслуга тех древних народов, которые научились делать из винограда вино… Моя покойная жена тогда расхохоталась, но потом сказала, что я заморозил таким образом фонды на десять лет.
   Мэтлок, Крессел и Лоринг рассмеялись.
Мэтлок раздал напитки.
   – Ваше здоровье! – Ректор поднял стакан. Это и был весь тост. – Попробую начать, Джеймс… и Сэм. Несколько недель назад начальник мистера Лоринга попросил меня приехать в Вашингтон по делу чрезвычайной важности, имеющему отношение к университету. Я поехал и узнал такое, чему до сих пор не могу поверить. Информация, которую сообщит вам мистер Лоринг, на первый взгляд неоспорима. Но только на первый взгляд: слухи, вырванные из контекста заявления, как письменные, так и устные, тщательно сконструированные свидетельские показания, которые могут ничего и не значить. С другой стороны, тут может быть рациональное зерно. Потому-то я и согласился на эту встречу. Однако должен со всей ясностью заявить, что ни в коем случае не могу принимать в этом участия. То есть университет не будет принимать в этом участия. До чего бы мы сейчас ни договорились, это получит мое личное одобрение, но не официальное разрешение. Вы будете действовать как частные лица, а не как штатные сотрудники университета. Если, конечно, вы вообще сочтете необходимым действовать… Ну а теперь, Джеймс, если то, что я сказал, вас не испугало, значит, вас вообще ничем не испугаешь. – Силфонт снова улыбнулся, но все было ясно.
   – Меня это испугало, – просто сказал Мэтлок. Крессел поставил стакан и наклонился вперед.
   – Значит ли это, что вы не одобряете присутствия Лоринга? И не согласны на то, ради чего он сюда приехал? – обратился он к Силфонту.
   – Трудно сказать. Если его утверждения имеют под собой почву, я, конечно, не могу отвернуться от них. С другой стороны, никакой ректор в наши дни не станет открыто сотрудничать с правительственным учреждением на основе одних лишь умозрительных заключений. Вы меня извините, мистер Лоринг, но слишком многие в Вашингтоне пользовались в своих интересах учебными заведениями. Я имею в виду прежде всего Мичиганский университет, Беркли, Колумбийский. Обычная полицейская работа – это одно, а внедрение… это, скажем прямо, совсем другое.
   – Внедрение? Это серьезно, – заметил Мэтлок.
   – Может быть, даже слишком серьезно. Но я предоставляю слово мистеру Лорингу.
   Крессел снова взял свой стакан.
   – Могу я узнать, почему выбор пал на нас – на Мэтлока и на меня?
   – И это вы тоже узнаете от мистера Лоринга. Однако, Сэм, поскольку вас пригласил сюда я, могу дать вам свое объяснение. Как декан вы, конечно, лучше чем кто-либо другой знаете, что происходит в университетском городке. Вы также сразу почувствуете, если мистер Лоринг и его помощники перейдут дозволенные границы… Вот, пожалуй, и все, что я имею сказать. А сейчас я вас покину. – Силфонт снова подошел к бару и поставил стакан на поднос. Остальные трое поднялись.
   – Еще один вопрос, прежде чем вы уйдете, – сказал Крессел, наморщив лоб. – А что, если мы оба или один из нас не захотим участвовать в… деле мистера Лоринга?
   – В таком случае откажитесь. – Адриан Силфонт направился к двери. – Вы вовсе не обязаны соглашаться – я хочу, чтобы это было абсолютно ясно. Мистер Лоринг это понимает. Всего доброго, джентльмены.
   Силфонт вышел в коридор и закрыл за собой дверь.


   Мэтлок, Крессел и Лоринг стояли молча и неподвижно. Они слышали, как открылась и закрылась входная дверь. Крессел повернулся и посмотрел на Лоринга.
   – По-моему, вас поставили в затруднительное положение.
   – Я привык. Сейчас вы поймете, чем вызвана наша встреча. Дело в том, что я работаю в министерстве юстиции, в бюро по борьбе с наркотиками.
   Крессел опустился на стул и стал потягивать скоч.
   – Вряд ли вы приехали сюда, чтобы рассказать нам, что сорок процентов студентов употребляют марихуану и кое-что другое. Ибо если так, то ничего нового вы нам не сообщите.
   – Нет, я не затем приехал сюда. Я полагаю, это вам известно. Это всем известно. Только процент, пожалуй, сильно занижен.
   Мэтлок допил бурбон, подошел к бару и налил себе еще.
   – Занижен или нет, но, если сравнивать с другими университетами, у нас нет оснований для паники, – заметил он.
   – Из-за этого – никаких, но речь идет не об этом.
   – А о чем-то другом?
   – И весьма серьезном. – Лоринг подошел к письменному столу Силфонта и нагнулся за стоявшим на полу чемоданчиком. Он явно уже побеседовал с ректором до прихода Мэтлока и Крессела. Положив чемоданчик на письменный стол, Лоринг открыл его. Мэтлок тем временем вернулся к своему стулу и сел. – Я хотел бы вам кое-что показать.
   Лоринг вытащил из чемоданчика толстый лист серебристой бумаги, неровно разрезанный по диагонали чем-то вроде садовых ножниц. Бумага была грязная и захватанная. Лоринг протянул ее Мэтлоку. Крессел встал и подошел к ним.
   – Это какое-то письмо. Или объявление. С цифрами, – сказал Мэтлок. – Написано по-французски, нет, скорее по-итальянски. Что-то не могу понять.
   – Браво, профессор, – сказал Лоринг. – И на том, и на другом языке. А вообще-то на корсиканском диалекте. Называется он олтремонтанским, и говорят на нем в горной части страны, на юге. Как и этрусский, он очень плохо изучен. Но код настолько прост, что его даже кодом не назовешь. Да они и не собирались пользоваться тайнописью. В общем, информации вполне достаточно.
   – А именно? – спросил Крессел, беря у Мэтлока странную на вид бумагу.
   – Прежде всего я хотел бы объяснить, как она к нам попала. Без этого объяснения вы ничего не поймете.
   – Мы слушаем. – Крессел вернул бумагу Лорингу, и тот бережно положил ее в чемоданчик.
   – Курьер торговцев наркотиками – то есть человек, который едет в страну или регион, поставляющий наркотики, с инструкциями, деньгами, письмами, – отбыл полтора месяца назад. Но это был не просто курьер, а достаточно влиятельная фигура в иерархии, занимающейся распределением товара. Возможно, он проверял инвестиции. Его убили горцы в Торос-Даглары – это в Турции, в районе, где выращивают сырье. Судя по всему, он отказался там от поставок, после чего его убрали. Мы принимаем эту версию: действительно, торговцы наркотиками уходят из Средиземноморья, перемещаются в Южную Америку… Бумага была найдена на теле убитого, в кожаном поясе. Как видите, она побывала во многих руках. И цена на нее от Анкары до Марракеша росла. Наконец тайный агент Интерпола приобрел ее и передал нам.
   – Да, далекое путешествие. Из Торос-Даг… как вы там сказали… в Вашингтон, – заметил Мэтлок.
   – И к тому же дорогостоящее, – добавил Лоринг. – Только она сейчас не в Вашингтоне, а здесь. Из Торос-Даглары в Карлайл, штат Коннектикут.
   – Полагаю, это не случайно. – Сэм Крессел сел, не сводя с Лоринга настороженного взгляда.
   – Конечно. Информация, содержащаяся в этом документе, имеет отношение к Карлайлу. – Лоринг говорил спокойно, опершись на письменный стол; голос его звучал обыденно. Он производил впечатление учителя, объясняющего ученикам скучную теорему, которую, однако, надо знать. – Здесь говорится, что десятого мая, то есть через три недели, считая с завтрашнего дня, состоится конференция или совещание. Цифры соответствуют географическим координатам района Карлайла – долгота и широта по Гринвичу с точностью до минут. Эта бумага – одновременно приглашение и пропуск на конференцию. У каждого такого листа есть вторая половина или же он имеет определенную форму и его можно сравнить с образцом – простейшая мера предосторожности. Нам не хватает лишь точного места встречи.
   – Одну минуту, – негромко, но резко произнес Крессел. – Не забегаете ли вы вперед, Лоринг? Вы еще не изложили нам своей просьбы, а уже сообщаете информацию, причем явно закрытую. Администрация университета не имеет ни малейшего желания превращаться в сыскную службу правительства. Так что для начала будьте любезны сказать, чего вы от нас хотите.
   – Прошу извинить меня, мистер Крессел. Вы сказали, что я попал в затруднительное положение, и вы правы. Я действую крайне неумело.
   – Как бы не так! Вы же профессионал.
   – Подождите, Сэм. – Мэтлок поднял руку, удивленный необъяснимой враждебностью Крессела. – Силфонт сказал, что мы вправе отказаться от любого предложения. И если мы откажемся – а скорее всего мы так и сделаем, – то хотелось бы принять это решение осознанно, а не импульсивно.
   – Не будьте наивным, Джим. Стоит вам узнать закрытую или секретную информацию – и вы мгновенно становитесь причастны к делу. Вы же не можете отрицать, что получили определенные сведения.
   Мэтлок взглянул на Лоринга.
   – Это правда?
   – До некоторой степени – да. Не стану вас обманывать.
   – Тогда почему мы должны вас слушать?
   – Потому что это связано с университетом Карлайла. Уже в течение многих лет. И положение критическое. Предельно критическое, так как у нас всего три недели, чтобы предпринять какие-то шаги на основе этой информации.
   Крессел поднялся, глубоко вздохнул и медленно выдохнул воздух.
   – Создается кризис – без доказательств, – и навязывается участие. Кризис рассасывается, но остаются документы, которые показывают, что университет был молчаливым соучастником федерального расследования. Так было в Висконсинском университете. – Крессел повернулся к Мэтлоку. – Помните, Джим? Шесть дней беспорядков в кампусе, а потом полсеместра студенческих собраний.
   – Это было затеяно Пентагоном, – сказал Лоринг. – Те обстоятельства не имели ничего общего с нынешними.
   – Вы считаете, что если расследование ведет министерство юстиции, то это легче проглотить? Почитайте университетские газеты.
   – Ради бога, Сэм, дайте же человеку договорить. Если не хотите слушать, отправляйтесь домой. А я выслушаю до конца.
   Крессел посмотрел на Мэтлока.
   – Хорошо, понимаю. Валяйте, Лоринг. Но помните: никаких обязательств. И мы не связаны обещанием хранить тайну.
   – Что ж, я ставлю на ваш здравый смысл.
   – Можете ошибиться. – Крессел подошел к бару и плеснул себе еще скоча.
   Лоринг присел на край письменного стола.
   – Я начну с вопроса – слышали ли вы когда-нибудь слово «нимрод»?
   – Нимрод – это древнееврейское имя, – ответил Мэтлок. – Ветхий Завет. Потомок Ноя, правитель Вавилона и Ниневии. Был прославленным охотником, что заслонило более существенные обстоятельства, а именно – что он основал или построил большие города в Ассирии и Месопотамии.
   – Еще раз браво, профессор, – улыбнулся Лоринг. – Значит, охотник и строитель. Но я имею в виду более современное значение этого слова.
   – Более современного я не знаю. А вы, Сэм?
   Крессел вернулся к своему стулу со стаканом в руке.
   – Я понятия не имел даже о том, что вы сказали. Я думал, нимрод – это блесна для рыбной ловли. Специально для форели.
   – В таком случае разрешите мне несколько расширить ваши познания… Не стану утомлять вас статистикой, связанной с наркотиками: я уверен, что вас постоянно бомбардируют этими данными.
   – Постоянно, – подтвердил Крессел.
   – Однако существует особая географическая статистика, с которой вы, может быть, и незнакомы. Торговля наркотиками в штатах Новой Англии развивается быстрее, чем в любом другом районе страны. Начиная с 1968 года происходило систематическое разрушение заградительных барьеров. Для сравнения: в Калифорнии, Иллинойсе, Луизиане борьба с наркотиками стала настолько успешной, что уже можно говорить о снижении кривых роста. На большее трудно надеяться, пока международные соглашения не обретут реальной силы. Однако в Новой Англии дело обстоит иначе. Здесь торговля наркотиками расширяется со скоростью степного пожара. И особенно поражены колледжи.
   – Откуда вы это знаете? – спросил Мэтлок.
   – Для этого существует много способов, но данные приходят всегда поздно, и предотвратить распространение наркотиков не удается. Осведомители, меченые документы из средиземноморских, азиатских и латиноамериканских источников, вклады в швейцарских банках. Но это все секретная информация. – Лоринг взглянул на Крессела и улыбнулся.
   – Теперь я вижу, что вы там просто рехнулись, – неприязненно заметил Крессел. – Но если вы можете чем-то подкрепить свои обвинения, то, по-моему, вы должны сделать это публично и во всеуслышание.
   – У нас есть причины не делать этого.
   – Тоже секретные, я полагаю, – сказал Крессел с легким презрением.
   – Есть тут одно обстоятельство, – продолжал Лоринг, не обращая на него внимания. – В привилегированных университетах Восточного побережья, больших и маленьких, таких как Принстон, Амхерст, Гарвард, Вассар, Уильямс и Карлайл, немалый процент студентов составляют сыновья и дочери людей, работающих в правительстве и в промышленности. Тут есть потенциальная возможность шантажа, и мы думаем, что к нему уже прибегали. Такие люди ведь особенно уязвимы и не хотят попасть в скандал, связанный с наркотиками.
   – Допустим, что это правда, – перебил его Крессел, – хотя я сильно сомневаюсь, но у нас-то здесь всегда было гораздо меньше неприятностей, чем в других университетах на северо-востоке.
   – Мы это знаем. И даже думаем, что знаем, почему это так.
   – Это лишь предположения, мистер Лоринг. Переходите к делу. – Мэтлоку не нравилось, когда разговор шел вокруг да около.
   – Любая сеть по распространению и сбыту наркотиков, которая систематически обслуживает клиентов, расширяется и держит под контролем целый район страны, должна иметь какую-то базу для своих операций. Короче говоря, единый центр. Так вот, такой базой, таким центром по распространению наркотиков в Новой Англии является Карлайлский университет.
   Сэмюел Крессел, декан колледжа, уронил свой стакан на паркетный пол Адриана Силфонта.
 //-- * * * --// 
   Ральф Лоринг продолжал свой невероятный рассказ. Мэтлок и Крессел сидели в креслах. Несколько раз за время его бесстрастного методичного объяснения Крессел пытался прервать Лоринга. Пытался возразить, но слишком убедительны были доводы Лоринга. Оспаривать их было бесполезно.
   Карлайлским университетом занялись полтора года назад. Толчком послужила бухгалтерская книга, обнаруженная французской службой безопасности во время одного из многочисленных рейдов в марсельском порту. Когда было установлено американское происхождение книги, ее отправили, как и требовало соглашение с Интерполом, в Вашингтон. В книге то и дело попадалась запись «К – 22—59», за которой неизменно следовало имя Нимрод. Цифры, как выяснилось, соответствовали географическим координатам северной части штата Коннектикут, но более точные указания места – в минутах – отсутствовали. После проверки сотни возможных маршрутов переброски груза с Атлантического побережья и из аэропортов, связанных с Марселем, за районом Карлайла началось усиленное наблюдение.
   В числе прочего прослушивались телефонные разговоры тех людей, которые были известны как распространители наркотиков в Нью-Йорке, Хартфорде, Бостоне и Нью-Хейвене. Записаны переговоры ряда чисто уголовных личностей. Все звонки такого рода из Карлайла и в Карлайл велись из уличных автоматов. Это делало подслушивание затруднительным, но, в общем, возможным.
   Постепенно выяснилось одно удивительное обстоятельство. Карлайлская группа действовала независимо; она не была связана абсолютно ни с кем. Она использовала известные преступные элементы, но они не использовали ее. Это была хорошо организованная группа, сумевшая проникнуть в большинство университетов Новой Англии. И, по всей видимости, наркотиками дело не ограничивалось.
   Имелись доказательства того, что группа, орудовавшая в Карлайле, держала под контролем и азартные игры, и проституцию, и даже устройство выпускников на работу. Кроме того, похоже было, что у нее есть какой-то интерес, какая-то цель помимо обычной погони за прибылями. Карлайлская группа могла бы зарабатывать куда больше и легче, если бы напрямую имела дело с известными преступниками – признанными поставщиками товара во всех областях. Она же тратила деньги на совершенствование собственной организации. Она никому не подчинялась, имела свои источники и свою сеть распространения. Но в каких целях все это делалось, было неясно.
   Карлайлская группа стала такой мощной, что угрожала подорвать основы организованной преступности на северо-востоке страны. Это побудило заправил преступного мира потребовать встречи с теми, кто руководил операциями в Карлайле. Главную роль здесь играла группа или человек по имени Нимрод.
   Цель такого совещания, судя по всему, – достичь соглашения между Нимродом и королями преступного мира, которые в расширении сферы деятельности Нимрода почувствовали угрозу своему бизнесу. На этом совещании будут десятки известных и неизвестных преступников со всей Новой Англии.
   – Мистер Крессел! – обратился Лоринг к декану. – Я думаю, у вас есть списки людей – студентов, преподавателей, служащих, – которые, по вашим предположениям, имеют отношение к наркотикам. Я не могу этого утверждать, но в большинстве университетов такие списки имеются.
   – Я не стану отвечать на этот вопрос.
   – Тем самым вы на него ответили, – спокойно и даже сочувственно заметил Лоринг.
   – Ничего подобного! Люди вашей профессии имеют привычку делать выводы, какие им выгодны.
   – Хорошо, принимаю ваш упрек. Но, даже если бы вы ответили утвердительно, я не собирался у вас ничего просить. Я просто хотел сказать, что такой список есть у нас. Я хотел, чтобы вы об этом знали.
   Сэм Крессел понял, что попал в западню. Находчивость Лоринга лишь еще больше разозлила его.
   – Я и не сомневался, что он у вас есть.
   – Стоит ли говорить, что мы готовы передать вам копию.
   – В этом нет необходимости.
   – Вы ужасно упрямы, Сэм, – сказал Мэтлок. – Не уподобляйтесь страусу, прячущему голову в песок.
   – Декан знает, что он может изменить свое решение, – опережая Крессела, сказал Лоринг. – К тому же, как выяснилось, положение вовсе не критическое… Удивительно, сколько на свете людей, которые только тогда попросят о помощи или примут ее, когда крыша свалится им на голову!
   – Зато когда ваша организация превращает трудную ситуацию в катастрофу, это уже никому не кажется удивительным, – враждебно парировал Сэм Крессел.
   – Мы тоже иногда ошибаемся.
   – Раз у вас есть конкретные имена, – продолжал Сэм, – почему бы вам не заняться этими людьми? Оставьте нас в покое и не втягивайте в свою грязную работу. Производите аресты, выдвигайте обвинения. Но не пытайтесь подменять нас.
   – Мы и не собираемся… Кроме того, по большей части наши материалы не могут быть предъявлены в суд.
   – Так я и думал, – заметил Крессел.
   – Ну а что мы выиграем? Что выиграете вы? – Лоринг в упор посмотрел на Сэма. – Арестуем сотню-другую наркоманов, мелких торговцев и их клиентов. Неужели вы не понимаете, что это ничего не решает?
   – Вот наконец мы и подошли к тому, чего вы действительно хотите. – Мэтлок выпрямился и внимательно посмотрел на агента.
   – Да, – ответил Лоринг тихо. – Мы хотим взять Нимрода. Мы хотим знать место проведения совещания десятого мая. Это может быть где угодно в радиусе от пятидесяти до ста миль. Мы хотим сломать хребет Нимроду по причинам, которые касаются далеко не только Карлайлского университета. И не только торговли наркотиками.
   – Каким же образом вы намерены действовать? – осведомился Джеймс Мэтлок.
   – Доктор Силфонт произнес это слово. Внедрение… Профессор Мэтлок, на жаргоне разведки вы человек «исключительно контактный» в своих кругах. Вас приемлют самые разные, даже конфликтующие между собой группы – как среди преподавателей, так и среди студентов. У нас есть имена, у вас – возможности контактов. – Лоринг снова полез в свой чемоданчик и вытащил разрезанный лист серебристой бумаги. – Где-то есть информация, которая нам необходима. Где-то есть человек с такой же бумагой. Он знает то, что нам нужно.
   Джеймс Барбур-Мэтлок неподвижно сидел на стуле, не сводя глаз с агента. Ни Лоринг, ни Крессел не знали, о чем он думает, но догадывались. Если бы мысли можно было слышать, в этой комнате наступило бы полное согласие. Джеймс Мэтлок унесся мыслями на три, почти на четыре года назад. Ему вспомнился белокурый девятнадцатилетний юноша. Быть может, немного незрелый для своего возраста, но добрый и хороший. Юноша со своими проблемами.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное