Роберт Ладлэм.

Идентификация Борна

(страница 8 из 37)

скачать книгу бесплатно

   Внутри машины он достал бинт, который ему удалось отыскать в квартире Чернака и, обмотав его вокруг головы, попытался остановить кровь. В глубине сознания он ощутил странное облегчение. Рана была поверхностной. Его обратил в панику сам факт ранения в голову, но пуля лишь коснулась ее, не затронув кость. Это не должно привести к агонии, подобной пережитой им в Порт-Нойра.
   – Какого черта мы стоим? Немедленно уезжайте!
   – Куда? Вы не сказали, куда. – Мари больше не кричала, наоборот, была спокойной. Спокойной без всякой видимой причины. Смотрела ли она на него? Его мучили приступы головокружения, он вновь терял ориентацию, все окружающее расплывалось, исчезая в тумане.
   – Степпдекштрассе…
   Он слышал слова, когда произносил их, не будучи уверенным, что они принадлежат ему. Но он мог представить себе дорогу туда. Темно-красная краска… старая краска… ржавые листы железа.
   – Степпдекштрассе… – еще раз повторил Борн.
   – Кхе… – откашлялась женщина.
   Но в чем дело? Что-то не так? Почему выключен двигатель? Разве она его не слышит? Его глаза были открыты. Он открыл их. Оружие! В его руке по-прежнему было оружие. Борн сел поудобнее, чтобы поправить повязку… Она сбежала, сбежала! Оружие упало на пол. Он нагнулся за ним, и тут она оттолкнула его, голова врезалась в окно, и он потерял сознание.
   Женщина выбралась из машины и побежала. Она убежала от него! Его заложница, его последняя надежда убежала от него вниз по Лювенштрассе! Он не должен оставаться в машине. Борн даже не предпринял попытки завести ее. Она превратилась в стальную ловушку, готовую выдать его в любое мгновение.
   Борн опустил револьвер в карман вместе с мотком пластыря и, зажимая рану на голове, стал выбираться из автомобиля. В конце концов это ему удалось, и он, хромая, побрел по тротуару, стараясь передвигаться как можно быстрее.
   Где-то впереди должен находиться угол улицы со стоянкой такси.
   «Степпдекштрассе».

   Мари Сен-Жак бежала по середине пустынной широкой улицы, протягивая руки в сторону изредка проезжающих машин. При каждом всплеске огней позади себя она поворачивалась, пытаясь обратить на себя внимание, но машины на полной скорости проносились мимо. Это был Цюрих, и Лювенштрассе в этот час более напоминала пустыню, чем городскую улицу.
   Однако в одном из автомобилей люди узнали ее. Огоньки автомобиля погасли, чтобы водитель смог разглядеть ее при уличном освещении.
   – Это может быть только она. Черняк, или Чернак, живет всего в квартале от этого места.
   – Останавливайся и дай ей возможность подойти поближе. Предположительно, она одета в шелковое платье. Да, похоже, это она.
   – Прежде чем сообщать по радио другим, нам следует убедиться, что это так.
   Мужчины вышли из машины.
Пассажир, выйдя из машины и обойдя капот, присоединился к водителю. Оба выглядели средней руки чиновниками, серьезными и обходительными. Взволнованная и испуганная женщина быстро приближалась. Первым заговорил с ней водитель:
   – Что с вами, фройляйн?
   – Помогите, помогите мне! – закричала она. – Я не могу… я не разговариваю по-немецки. Нихт шпрехен! Позовите полицию!
   В разговор вмешался пассажир, стараясь успокоить женщину голосом.
   – Мы оба из полиции, – сообщил он по-английски. – Мы не совсем уверены, мисс. Вы женщина из отеля «Кариллон дю Лак»?
   – Да! Он не отпускал меня! Он держал меня, угрожая оружием! Это было ужасно!
   – Где он сейчас?
   – Он ранен. В него стреляли, а я убежала из машины… Он был в ней, когда я убегала! – Она показала вниз по Лювенштрассе. – Я думаю, он где-то в середине этого квартала. Серая машина… У него оружие!
   – У нас оно тоже есть, мисс, – ответил водитель. – Садитесь в машину. Там вы будете в безопасности.
   До серого «купе» они добрались очень быстро, но внутри никого не оказалось. Около дома 37 собралась небольшая толпа. Пассажир повернулся и заговорил с испуганной женщиной, сжавшейся на заднем сиденье.
   – Здесь живет некто Чернак. Скажите, он упоминал его имя? Он собирался к нему зайти?
   – Уже заходил… Он и меня затащил с собой! Он убил его! Он убил этого старого искалеченного человека!
   – Радио, быстро! – приказал пассажир водителю, и тот потянулся за микрофоном на передней панели.
   В то же время машина рванулась вперед.
   – Что вы делаете? Ведь в этом квартале убит человек!
   – И мы должны найти убийцу, – сказал водитель. – Вы сказали, что он ранен? Тогда он может находиться где-то поблизости. Наша машина непохожа на полицейскую, так что мы можем его поймать. Конечно, мы должны подождать, когда подъедут наши коллеги, другие машины, но у нас несколько другие задачи.
   Автомобиль остановился в нескольких ярдах от дома 37.
   Пассажир говорил в микрофон, а в это время водитель объяснял Мари их официальную позицию в этом деле.
   – Очень скоро здесь появится наш начальник, – сказал пассажир. – Мы обязаны дождаться его. Он хочет с вами поговорить.
   Мари Сен-Жак откинулась назад, закрывая глаза и стараясь успокоиться.
   – О боже! – воскликнула она. – Мне кажется, что я не прочь выпить!
   Водитель рассмеялся, кивнув напарнику. Тот достал небольшую бутылочку и протянул женщине.
   – Мы недостаточно экипированы, мисс. У нас нет ни рюмок, ни стаканов, но бренди у нас есть! Исключительно для медицинских целей. Мне кажется, что сейчас как раз такой случай. Примите наши комплименты, мисс.
   Мари улыбнулась и взяла бутылку.
   – Вы замечательные люди. Жаль, что не сможете узнать, как я могу быть благодарна. Если когда-нибудь приедете в Канаду, я приготовлю вам лучшее на всю провинцию Онтарио мясо по-французски.
   – Благодарю вас, мисс, – улыбнулся водитель.

   Борн изучал повязку на своем плече, искоса поглядывая в тусклое, в грязных потеках зеркало, приспосабливая глаза к слабому свету омерзительной грязной комнаты. Он был прав по поводу Степпдекштрассе. Картина блеклых дверей, разбитых окон и ржавых железных перил полностью совпадала с тем, что он увидел воочию. Когда он снимал комнату, ему не было задано ни единого вопроса, несмотря на его ранение. Более того, дежурный как бы между прочим сказал ему, забирая деньги за комнату:
   – За нечто более существенное можно найти доктора, который умеет держать язык за зубами.
   – Я буду иметь это в виду.
   Рана пока не кровоточила. Пластырь должен продержаться до тех пор, пока он не найдет более надежного врача, чем тайно практикующего на Степпдекштрассе.
   «Если стрессовая ситуация возникнет в результате ранения, то всегда помните, что потрясение может быть в большей степени психологическим, чем физическим. Вы можете ощущать резкое изменение состояния, внутренняя боль может стать невыносимой. В этот момент не нужно рисковать, совершая необдуманные поступки, наоборот, если есть время, то необходимо приспособиться. Не впадайте в панику».
   Борн паниковал, и все части его тела разламывались от боли. И хотя резкие боли в плече и рваная рана возле виска доставляли мучения, у него все еще оставались силы, чтобы вести себя достаточно осмотрительно. Сигналы от мозга поступали ко всем частям тела, и все части тела давали знать о себе. Он был дееспособен.
   Но более успешно он мог действовать только после отдыха. Теперь у него не было водителя, и ему нужно найти новый способ покинуть Цюрих. Борн устроился на провалившейся кровати и, лежа на спине, не отрываясь смотрел на голую лампочку, свисавшую с потолка, стараясь не прислушиваться к мыслям и словам, а настроиться на отдых. Но фразы сами приходили ему в голову и литаврами отзывались у него в мозгу.
   «Человек был убит…»
   «Но вы ждали этого сообщения…»
   Он повернулся к стене, закрывая глаза и стараясь освободиться от этого наваждения. Затем возникли другие слова, и он вскочил. Его лоб покрывала испарина.
   «Они заплатят за твой труп! Карлос заплатит! Он заплатит, вонючий шакал!»
   Карлос…

   Большой автомобиль замер перед серым «купе» на обочине дороги. Сзади них, у дома № 37 по Лювенштрассе, были патрульные машины, появившиеся пятнадцать минут назад, и машины «скорой помощи», приехавшие пять минут спустя. Люди по-прежнему толпились на тротуаре, но возбуждение стало понемногу спадать.
   – Вот и наш начальник, мисс. Вы можете пройти к нему?
   Водитель вышел из машины и открыл перед ней дверцу.
   – Конечно.
   Она ступила на тротуар и ощутила твердую руку, поддержавшую ее. Это было настолько тактично и вежливо, по сравнению с тем, что ей пришлось пережить, когда это дикое животное тащило ее, угрожая револьвером, приставленным к ее голове, что Мари содрогнулась от воспоминаний. Они подошли к большому автомобилю, и она забралась внутрь. Потом она взглянула на человека рядом и ужаснулась. Внезапная судорога пронзила ее, как воспоминание о пережитом ужасе, дыхание почти остановилось. Мужчина, сидевший перед ней, носил очки в золотой оправе, которая поблескивала в отраженном свете уличных фонарей.
   – Вы? Вы были в отеле! Вы были одним из них!
   Мужчина устало кивнул: его усталость была очевидной.
   – Именно так. Мы – специальное подразделение цюрихской полиции. И прежде чем наш разговор продолжится, я хотел бы, чтобы вы уяснили себе, что за все то время, которое вы находились в отеле, вам ничего не угрожало с нашей стороны. Наше отделение специализируется на подобных операциях. У нас имеются специальные снайперы, которые не станут стрелять, если посторонний человек будет находиться слишком близко к мишени.
   Ее шок начал спадать. Мужчина говорил уверенно и успокаивающе.
   – Благодарю вас.
   – Мы не нуждаемся в благодарности, это наша работа. Теперь же, как я понял, вы видели его в последний раз на переднем сиденье этой машины. – Он кивнул в сторону «купе».
   – Да, и он был ранен.
   – Серьезно?
   – Достаточно сильно, поскольку некоторое время был без сознания. Перед этим он перевязал голову, а на его плече выступила кровь. Кто он такой?
   – Имя в данном случае не имеет значения, у него издавна было очень много имен. Мы должны разыскать этого безжалостного убийцу, прежде чем он снова совершит новое преступление. Охота за ним ведется уже несколько лет, и в ней принимает участие полиция многих стран. Сейчас у нас появилась возможность, которой раньше не было ни у кого. Теперь мы знаем, что он в Цюрихе и ранен. Он не остался в этом районе, это очевидно. Но как далеко он мог отсюда уйти? Он что-нибудь говорил о том, как он собирается покинуть город?
   – Он собирался взять напрокат автомобиль на мое имя. Ведь у него нет водительского удостоверения.
   – Он лжет! Этот тип всегда путешествует по подложным документам. Вы были у него заложницей. Теперь расскажите мне все с самого начала, что он вам говорил. Где вы были, с кем встречались, все, что придет вам на ум.
   – Был ресторан «Альпенхауз» и испуганный толстяк, который…
   Мари сообщила все, что смогла вспомнить. Время от времени он перебивал ее, расспрашивая подробней о какой-нибудь фразе или реакции со стороны разыскиваемого убийцы. Периодически он поправлял очки, вытирая их или просто сжимая золотую оправу, что выдавало его волнение.
   Допрос длился около двадцати минут, затем полицейский принял решение.
   – «Альпенхауз»! Быстро, – обратился он к водителю и сразу же повернулся к Мари Сен-Жак. – Мы обязаны проверить все, что он говорил. Его бессвязность в разговоре была скорее всего умышленной. Он знает гораздо больше того, что говорил за столом.
   – Бессвязность… – она произнесла это слово тихо, как бы что-то вспоминая. – Степп… Степпдекштрассе… разбитые окна, комнаты…
   – Что?
   – Меблированные комнаты на Степпдекштрассе, вот что он сказал. Все произошло очень быстро, но он сказал это. И прежде чем я выскочила из автомобиля, он еще раз повторил это. «Степпдекштрассе».
   Водитель заговорил что-то в микрофон.
   – Я не понимаю, в чем дело? – забеспокоилась Мари.
   – Это наша вторая передвижная группа, с которой мы постоянно держим связь, – пояснил полицейский. – Эти комнаты находятся в районе старых текстильных фабрик. Приют для неудачников и… кое-кого другого.
   – Вперед! – приказал он.
   И машина сорвалась с места.


   Треск… где-то в коридоре. Звук, похожий на движение змеи, то возникающий, то затихающий. Борн открыл глаза. Лестница… лестница, ведущая в грязный холл. Кто-то поднимается по ней, делая остановки почти на каждой ступеньке, чтобы уменьшить звук от веса собственного тела. Пол в домах на Степпдекштрассе не был приспособлен для подобного рода посещений.
   Тишина…
   Треск… теперь уже ближе. Дальше тянуть было рискованно. Джейсон спустился с кровати, взял оружие из-под подушки и прислонился к двери. Согнувшись, он прислушивался к звукам: ночной визитер больше не беспокоился о тишине. У Борна не оставалось никаких сомнений о намерениях незваного гостя.
   Дверь затрещала, он толкнул ее назад, а затем рванул вперед, заставляя входившего влететь в дверной проем и, с силой развернув его к стене, стал бить об угол шкафа. Потом он захлопнул дверь и впечатал носок правой ноги в горло нападающего. Ухватив его правой рукой за белокурые волосы, потащил в глубину комнаты.
   Рука человека повисла, и оружие упало на пол. Это был длинноствольный пистолет с глушителем. Джейсон закрыл дверь и прислушался к звукам: кругом было тихо. Он взглянул на человека, валявшегося без сознания на полу. Вор? Убийца? Кто он? Полиция? Неужели содержатели домов на Степпдекштрассе рискнули изменить своим неписаным законам?
   Борн перевернул бесчувственное тело и достал бумажник. Улыбаясь, он рассматривал кредитные карточки и водительскую лицензию. Постепенно улыбка сошла с его лица. В том, что он увидел, ничего веселого не было. Имена на всех карточках были разные, и имя на лицензии не совпадало ни с одним из них. Человек, валявшийся на полу, не был полицейским. Он был профессионалом, явившимся прикончить раненого человека на Степпдекштрассе. И кто-то послал его. Кто? Кто мог знать, что он находится здесь?
   Женщина? Он произносил «Степпдекштрассе», когда разглядывал ряд низких домов, отыскивая 37-й номер… Нет, она не могла разобрать, что он говорил почти про себя. А если бы и смогла, этот дом был бы давно окружен полицией, а в его комнате не появился бы наемный убийца.
   Неожиданно в воображении Борна возник облик толстого человека, навалившегося на стол. Толстяк вытирал пот над верхней губой и говорил про козленка, который хочет выжить. Может быть, это один из способов выживания? А мог ли он знать что-нибудь про Степпдекштрассе? Может, он приносил конверт в эту грязную комнату?
   Джейсон сжал голову и прикрыл глаза.
   – М-м-м… – простонал он.
   «Почему я ничего не могу вспомнить? Когда рассеется этот проклятый туман? Будет ли кто-нибудь еще или нет? Перестань мучить себя…»
   Он открыл глаза и попытался сосредоточиться, глядя на блондина. Это все, что он получил вместо выездной визы из Цюриха. Борн сунул бумажник в карман рядом с бумажником маркиза де Шамбо, поднял пистолет и сунул его за пояс и лишь после этого перетащил неподвижное тело на кровать. Через минуту человек был уже привязан к кровати, а изо рта у него торчал кляп, сделанный из куска простыни. Он будет тут оставаться еще несколько часов, а за это время Джейсон окажется далеко от Цюриха, посылая комплименты толстяку из «Альпенхауза».
   Он почти всегда спал одетым, поэтому все его сборы состояли в том, чтобы надеть пальто. Надев его, он еще раз проверил надежность ног. За последние минуты он как бы забыл про боль, которая на самом деле ни на секунду не утихала. Да, нужно добраться до врача. Выйдя в длинный, темный холл, он прислушался. Откуда-то доносились взрывы смеха. Борн прижался к стене, держа оружие наготове. Смех повторился. Это был типичный смех пьяного человека – бессознательный и прерывистый.
   После этого он стал очень медленно спускаться по лестнице, держась за перила и прихрамывая. Он находился на самом верху четырехэтажного дома, поэтому спуск предполагал быть долгим.
   Звук… треск… легкое движение тени по стене. Ткань и дерево… Кто-то есть там, внизу, где кончается пролет лестницы. Не сбивая ритма своего передвижения, Борн всматривался в темноту. На следующем этаже он заметил три двери, аналогичные по расположению верхнему этажу… В одной из них…
   Борн сделал еще шаг. Не у первой, она пустая. И не у последней, которая частично была скрыта выступом стены, мешавшей обзору. Да, это у второй. Там была самая удобная позиция для человека, готового к разным неожиданностям.
   Он взглянул вправо, переложил револьвер в левую руку, а правой вытащил из-за пояса пистолет с глушителем. В нескольких футах от двери он направил его на фигуру в дверном проеме.
   – Кто это?
   Появилась рука, и Джейсон сделал первый выстрел, заставляя человека в тени бросить оружие. Затем он выстрелил еще раз, целясь человеку в бедро. Тот свалился на пол и застонал от боли. Сделав еще шаг, Борн уперся коленом в его грудь.
   – Есть еще кто-нибудь внизу?
   – Нет! – незадачливый киллер все еще корчился от боли. – Нас только двое. Нам заплатили.
   – Кто?
   – Вы сами знаете.
   – Человек по имени Карлос?
   – Я ничего больше не скажу, лучше убейте меня.
   – Как вы узнали, что я здесь?
   – Чернак…
   – Но он мертв.
   – Сейчас – да, но не вчера. В Цюрих пришло срочное сообщение: вы остались живы. Мы проверили всех и повсюду. Чернак знал.
   Борн решил рискнуть:
   – Ты лжешь! – Он прижал пистолет к горлу киллера. – Я никогда не говорил Чернаку про Степпдекштрассе!
   Раненый вздрогнул, и его тело вновь изогнулось от боли.
   – Возможно, что и не говорили. Эта нацистская свинья всюду имела информаторов. Почему их не могло быть здесь, на Степпдекштрассе? Ему могли описать вас. Кто еще мог это сделать?
   – Человек из «Альпенхауза».
   – Мы никогда о нем не слышали.
   – Кто это «мы»?
   Губы киллера мелко задрожали.
   – Деловые люди… всего лишь деловые люди.
   – И ваше дело – убивать?
   – Вы весьма странно разговариваете. Нет. Вас мы должны были захватить живым.
   – Где?
   – Нам сообщили по радио.
   – Где ваша машина? – спокойно осведомился Джейсон.
   – Внизу.
   – Давайте ключи. Я найду ее по антенне.
   Киллер пытался сопротивляться. Ударив Борна по колену, он покатился к стене.
   – Нет!
   – У вас нет выбора. – Борн опустил рукоятку пистолета на его голову, и наемный убийца надолго успокоился.
   Борн отыскал ключи – их было три – в кожаном чехле, забрал оружие и положил в свой карман. Оно было меньше по размерам, чем у блондина на верхнем этаже, и на нем не было глушителя. Это подтверждало сообщение о том, что его собираются захватить живым. Блондин действовал как передовой отряд, и поэтому ему был необходим глушитель для неожиданностей всякого рода. Швейцарец действовал в тылу на нижнем этаже и имел оружие скорее для собственной уверенности, чем для применения.
   Но почему он остался на первом этаже? Почему не поднялся вслед за своим напарником? Что-то здесь было странным, но времени на анализ ситуации не оставалось. На улице ждал автомобиль, от которого у Борна были ключи.
   «Ничего не следует игнорировать».
   Третий пистолет. Борн с трудом снова поднялся наверх и нашел оружие, которое отобрал у нападающего в банке. Он пристроил его в носок на левой ноге, рассчитывая, что там пистолет будет незаметен. Подождав, пока выровняется дыхание, пересек холл и вновь прислушался: тишина. Машину он нашел очень легко. Она отличалась от других, стоявших на обочине дороги. Подойдя к водительской двери, проверил внешние признаки сигнальных устройств. Ничего похожего не наблюдалось.
   Борн открыл дверь и затаил дыхание, не особо надеясь на тщательность своей проверки. Сигнала тревоги не было. Затем сел за руль, устраиваясь поудобнее, и положил оружие на сиденье рядом. Однако попытки завести машину ни к чему не привели. Ни один из ключей не подходил! Или он стал терять сознание и не мог сделать нужные движения? Еще одна попытка…
   Мощные лучи света слева ослепили его. Он схватил оружие, но второй луч вспыхнул справа, дверь резко открылась, и на его руку обрушился мощный удар. Чья-то рука забрала револьвер.
   – Выходи! – приказание пришло слева. В его шею упирался ствол пистолета.
   Борн выбрался наружу. В его глазах мелькали тысячи огненных кругов, но зрение медленно возвращалось. Первое, что он увидел, были контуры двух кругов. Две золотые окружности, очки убийцы, который охотился за ним всю ночь.
   Наконец человек заговорил:
   – Законы физики утверждают, что каждое действие вызывает равное ему противодействие. Поведение определенных людей при определенных обстоятельствах очень легко предсказуемо. Так случилось и с вами. Вы просто впали в заблуждение, успокоились. Загадочный мистер Борн не убивает всех подряд, а лишь в силу необходимости. Я хвалю вас за то, что благодаря этому мы и встретились.
   – Вы хороший аналитик, но вы ошибаетесь. Оба ваши человека живы.
   Это было все, что он мог сказать.
   В это время он заметил другую фигуру, сопровождаемую невысоким плотным человеком. Это была женщина. Доктор Мари Сен-Жак.
   – Это он, – тихо, но твердо сказала она.
   – Боже мой… – Борн покачал головой, не веря своим глазам. – Как это случилось, доктор? – спросил он, повышая голос. – Кто-то устроил засаду в моей комнате в отеле? Вы были очень сообразительны. И я надеялся, что вы найдете полицейскую машину.
   – Они вернулись, так как это было необходимо. Это полиция, насколько я понимаю, – откликнулась Мари.
   Джейсон взглянул на убийцу перед собой. Тот поправлял золотые очки.
   – Я хвалю вас, – сказал Борн.
   – Это не требовало особого таланта, – ответил убийца. – Условия были очень хорошими, и их подготовили вы.
   – А что случилось теперь? Один из ваших людей сообщил, что меня должны захватить живым.
   – Ему велели это сказать. – Швейцарец немного помолчал и продолжил: – Так вот как вы выглядите. Многие из нас хотели знать это в течение двух или трех лет. А сколько было слухов! Сколько противоречий… То он высокий, то среднего роста, то блондин. Но нет, он брюнет. У него голубые глаза, которые в следующий раз оказываются карими. Каждый раз – ничего особенного. Но все это вместе взятое и было особенным!
   «Ваши черты расплывчаты, характер скрытный. Измените цвет волос – и вы измените свое лицо… Определенные типы контактных линз созданы специально для того, чтобы менять цвет глаз… Наденьте очки – и вы другой человек…»
   Это было не все, но большая часть правды, которую он так жаждал услышать.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное