Роберт Ладлэм.

Миссия Икара

(страница 7 из 64)

скачать книгу бесплатно

   Кендрик с охранником кинулись было к ней на помощь, но раздался выстрел. Еще один… Второй, третий… Пули рикошетили о булыжник мостовой, высекая искры.
   Араб-охранник бросился ничком на каменные плиты у входа в дом эль-База, Кендрик прижался к стене. «Кретин, безмозглый балда!» – обрушился он на себя. Должен, должен был это предвидеть…
   Мимо пробежали двое в джелабах и женщина в чадре, следом, прижимая к груди окровавленную руку, промчался тип в хаки.
   Эван постоял, прислушиваясь, затем, неслышно ступая, дошел до угла, осторожно выглянул. То, что он увидел, привело его в замешательство.
   Посередине мостовой скудно освещенного проулка стояла молодая женщина в элегантном черном костюме, с непокрытой головой и в полной боевой готовности – в левой руке у нее был кинжал, в правой – пистолет.
   Кендрик шагнул с тротуара на мостовую и сразу застыл как вкопанный – женщина вскинула правую руку и, глядя на него в упор, прицелилась.
   Вот это номер! И что дальше? Эван отдавал себе отчет в том, что, если хотя бы пошевелит пальцем, она выстрелит. Он смотрел на нее, молчал и не двигался.
   К крайнему изумлению Кендрика, она вдруг попятилась, затем, держа его на мушке, стала медленно идти назад – спиной по направлению к движению и, только когда раздались пронзительные звуки свистка, повернулась и побежала.
   Женщина исчезла из виду в считаные секунды.
   Кто она? Что ей здесь было нужно? Кажется, она следила за ним… Но зачем, почему?
   Кендрик решил, что элегантная женщина приятной наружности собиралась его пристрелить.
   – Сэр, скорее сюда! – произнес вполголоса охранник.
   Эван обернулся.
   Араб энергично жестикулировал, давая понять, что на улице оставаться опасно. Он буквально втащил Кендрика в дом. Захлопнув дверь, мгновенно заложил ее на два чугунных засова.
   Эван обвел взглядом просторное помещение со сводчатым потолком, напоминающее огромный коридор с дверями по обе стороны. На дощатом полу тут и там лежали небольшие ковры. Ого, да здесь целое состояние! Кендрик разбирался в коврах. А вот те, что по стенам, не такие дорогие, хотя по размеру больше. Туристы наверняка протоптали сюда дорожку, пришел он к выводу, потому как восточные ковры ручной работы, в особенности иранские, на Западе неизменно в цене. Н-да! Иметь дело с профессионалом всегда приятно, а этот неведомый эль-Баз, похоже, прекрасно разбирается в искусстве ковроткачества и знает, как завоевать рынок.
   – Я эль-Баз, – произнес человек преклонного возраста, слегка сутулый, невысокого роста, протягивая руку. – Весьма рад познакомиться с вами, но меня совершенно не интересует, каким именем нарекли вас ваши почтенные родители. – Он жестом предложил Кендрику следовать за ним. – Сюда, пожалуйста, вторая дверь направо.
Предстоит одна незначительная процедура, но без нее не обойтись, хотя в принципе все уже сделано.
   – Сделано? – переспросил Эван. – Что именно?
   – Документы готовы. И должен сказать, они в полном соответствии с полученными мною рекомендациями и информацией.
   – Позвольте поинтересоваться, какого рода информация?
   – Самая обыкновенная. Кто вы, чем занимаетесь, откуда прибыли в Оман.
   – Хотелось бы также знать, кто меня рекомендовал.
   – Понятия не имею, – ответил эль-Баз, касаясь ладонью руки Кендрика. – Мне позвонили, а откуда – я не в курсе. Тем не менее она проявила осведомленность, и я понял, что обязан повиноваться.
   – Она? Вам звонила женщина?
   – Пол в таких делах не имеет значения. Важны слова, поступки и гарантии. Проходите, пожалуйста. – Эль-Баз распахнул дверь, посторонился, пропуская Кендрика.
   Эван огляделся и понял, что комната представляет собой фотостудию. Оборудование оказалось самым современным. То, что Кендрик мгновенно оценил уровень оснащенности фотостудии, не осталось незамеченным.
   – Фотокамера слева от вас, – сказал эль-Баз, – делает фотографии на документы установленного правительством образца на зернистой фотобумаге. Садитесь, пожалуйста, перед экраном. Это не займет много времени.
   Эль-Баз работал сноровисто, и, поскольку использовал пленку американской фирмы «Поляроид», не возникло никаких трудностей. Натянув тонкие хирургические перчатки, эль-Баз взял отобранную фотографию (остальные он сжег) и, кивнув в сторону шторы из светло-серой ткани, служившей экраном, подошел и потянул за шнурок. Штора поехала вбок, обнажая стену, ровную и гладкую.
   Однако ее внешний вид оказался обманчивым.
   Эль-Баз поставил ступню правой ноги на еле заметный выступ на полу, дотянулся ладонью до едва различимой неровности в узоре настенной лепнины, одновременно нажал и то и другое. Кусок стены медленно поехал влево, а когда остановился, эль-Баз протиснулся в образовавшееся отверстие шириной чуть более полуметра, сделав Кендрику знак следовать за ним.
   То, что открылось взору Эвана, поразило его воображение – комплект оргтехники в этом помещении соответствовал уровню мировых стандартов. Во всяком случае, оборудование у него в вашингтонском офисе кое в чем здешнему даже уступало.
   – Сюда, прошу вас. – Эль-Баз кивнул на компьютер слева, на мониторе которого высвечивался какой-то текст, набранный ярко-зелеными буквами. – Обратите внимание, сэр, какими привилегиями вы пользуетесь! Меня попросили приготовить для вас документы в соответствии с легендой, которую вы сейчас станете изучать. Образно говоря, вам предстоит познакомиться с самим собой.
   – Познакомиться с самим собой? – Кендрик вскинул бровь.
   – Именно так, саийдат йа саийед. [25 - Уважаемый господин! (араб.)] Вы – саудовец, родом из Эр-Рияда, некий Амаль Бахруди… Вы – инженер-строитель. У вас в жилах течет европейская кровь, потому что ваш дед по матери – европеец. На дисплее все это есть. Изучайте, запоминайте…
   – Стало быть, я – араб-полукровка…
   – Именно так, саийдат йа саийед. Дедушка смягчил, если угодно, семитские, скажем так, черты вашего лица. И голубые глаза вы от него унаследовали.
   – Минуточку! – Эван уставился на экран монитора. – Этот Амаль Бахруди, он что, реальное физическое лицо?
   – Был реальным. Однако минувшей ночью отправился к праотцам. Это случилось в Восточном Берлине, а мне об этом сообщили по модемной связи.
   – Его убили, что ли? – Кендрик усмехнулся. – Или сам умер?
   – А зачем вам это знать? Тем более что восточногерманская разведка, правая рука Москвы, не скоро предаст огласке факт его смерти; КГБ, разумеется, затребует объективку, но, пока их бюрократическая машина наберет обороты, много воды утечет. А тем временем Амаль Бахруди прилетел в Маскат, прошел таможенный досмотр в аэропорту, внесен в компьютерный реестр лиц, получивших визу сроком на тридцать дней.
   – Получается, если кто-либо надумает проверить, где Амаль Бахруди и что с ним, он, оказывается, живой и здоровый, на законных основаниях обитает в султанате Оман и даже не помышляет о своей кончине в Восточном Берлине.
   – Именно так, саийдат йа саийед.
   – А что будет, если меня схватят?
   – Ничего не будет, так как вы немедленно отправитесь в мир иной.
   – Убьют, что ли?
   – Разумеется, прошу прощения.
   – Но ведь русские поднимут шум, если станет известно, что Амаль Бахруди еще раз преставился…
   – А откуда они узнают об этом? И потом, не станет КГБ шуметь. Знаете почему?
   – Почему?
   – Потому что в учебных заведениях, где комитет готовит террористов для борьбы со своими идейными недругами, скажем так, выходцев из стран Ближнего и Среднего Востока предостаточно, и этот факт, нетрудно догадаться, тщательно скрывается.
   – Кажется, я улавливаю, откуда ветер дует, но, скажите, каким образом вам удалось откопать этого Бахруди?
   – Садики-ачазиз! [26 - Дорогой друг! (араб.)] – воскликнул эль-Баз и осекся. – Сэр, у таких, как я, во многих странах есть… коллеги, но и это вас не должно беспокоить. Просто запоминайте сведения о ваших родителях, то есть об отце и матери вашего Амаля Бахруди, о школе… Вы ведь окончили два университета! Кстати, один из них в Соединенных Штатах, где, как правило, получают высшее образование саудовцы. Словом, на дисплее сведения, которые вам знать необходимо, а все остальное – лишнее. Захочется узнать больше, расстанетесь, прошу прощения, с жизнью.

   Выйдя из дома эль-База, Кендрик сразу направился в северо-восточный район города, а если точнее – в сторону своего посольства.
   Больницу в квартале Вальят он обошел стороной и спустя некоторое время уже шагал по нарядной авеню, где располагалось здание посольства США. Метрах в ста пятидесяти от ворот он остановился. Пятачок перед ними, как всегда, был до отказа заполнен оравой зрителей, а на самой авеню народу было мало.
   На территории посольства то и дело раздавались выстрелы, но было ясно, что и факелы и пальба – все это только для нагнетания обстановки.
   Толпа редела по мере того, как на город опускалась ночь. Скоро все разойдутся по домам, надо торопиться! Кендрик взглянул на часы. Та-а-ак! У него в распоряжении минут шестьдесят, а у Ахмата и того меньше. Кендрик огляделся. Где-то неподалеку от входа в больницу должны быть телефоны-автоматы. Когда строители возводили лечебный корпус, Мэнни Вайнграсс настоял на выделении средств на телефонизацию. Он не уставал повторять, что больница без связи с внешним миром – настоящая гробница.
   Телефонные кабины из белого пластика отражали свет уличных фонарей и были видны издалека. Сначала Эван ускорил шаг, потом пошел медленнее. Если за ним установлено наблюдение, следует сохранять олимпийское спокойствие.
   Он не спеша подошел к первой кабине. Опустив монету, набрал номер: 555-0005. Капли пота выступили на лбу. Восемь гудков, а трубку никто не берет. Ну где он там, султан Омана?
   – Хаза ана! [27 - Это я! (араб.)] – ответил наконец знакомый голос.
   – Говорите на английском, – сказал Кендрик.
   – Что-нибудь случилось?
   – Кое-что! Но сначала основное… За мной «хвост». Это женщина. Она вела меня до дома эль-База. Было темно, но мне удалось разглядеть ее. Среднего роста, выглядит элегантно. Хорошо говорит по-арабски. И по-английски неплохо. Кто-либо есть на примете?
   – Ума не приложу! Элегантная женщина отважилась появиться в этом районе? Странно…
   – Ничего странного! Она собиралась пристрелить меня. Во всяком случае, держала на мушке.
   – Не может быть!
   – Кажется, именно она передала эль-Базу распоряжение приготовить для меня бумаги. По телефону, разумеется.
   – Уф-ф! – выдохнул Ахмат. – Звонила моя жена. Я не решился поручить это дело никому из посторонних.
   – Благодарю вас! Но кто, кроме вашей жены, знает, что я здесь?
   – Вы договаривались о встрече с тремя вашими знакомыми. Один из них, Мустафа, убит. Остальные двое находятся под наблюдением. Думаю, есть смысл вам исчезнуть на некоторое время. Так будет легче выявить всякого, кто проявляет к вам повышенный интерес. Кроме того, мне надо с вами кое-что обсудить. Это касается Амаля Бахруди. Ну как, согласны? Я могу вас спрятать у себя на пару деньков. Полагаю, это будет самое разумное.
   – Исчезнуть я согласен, а прятаться отказываюсь.
   – Я что-то не улавливаю разницы.
   – Ахмат, пусть меня немедленно арестуют и предъявят обвинение в терроризме. Если я окажусь в тюрьме, вместе с террористами, вот это будет самое разумное. Подробности при встрече, но мне просто необходимо попасть туда сегодня, в течение этого часа.


   Когда на город плотной пеленой опустился вечер, будто разведенный на саже, в порту с его многочисленными причалами и пакгаузами стало безлюдно – порт сразу как бы вымер. И лишь набережная Вади-эль-Кебир, самая красивая авеню Маската с пальмами вдоль тротуара, излюбленное место вечерних прогулок горожан, продолжала вести активный образ жизни.
   Вокруг фонарей на высоких мачтах дрожали оранжевые нимбы, едва различимые сквозь колышущиеся опахала пальмовых ветвей.
   Было слышно, как позади старинной португальской крепости Мирани проявляет беспокойство Оманский залив.
   Казалось, он приподнимается, слепо шарит в темноте и тяжело падает ничком.
   Неожиданно из полукруга крепостных ворот, вытянутых ввысь, выбежал араб и понесся по Вади-эль-Кебир, по самой ее середине.
   Его внешний вид мгновенно обратил на себя всеобщее внимание, вызвав среди горожан ропот и раздражение. С головы до ног в мазуте, в промокшей насквозь джелабе, в сбившейся набок готре, чудом державшейся на мокрых волосах, он смахивал на правонарушителя. Сиганул, должно быть, с иностранного судна, проходившего мимо берегов Омана, и пустился вплавь, надеясь в Маскате обрести пристанище. «Возможно, что и местный!» – подумали некоторые. Беглый преступник… А то и террорист, за которым гонится полиция.
   Сирена патрульной полицейской машины, вывернувшейся из-за угла, с Вади-эль-Увар, прибавила беглецу прыти. Он стал петлять. Кинулся вправо, влево… Полицейские, озлобленные беспорядками, действовали решительно и энергично. Слепящий пучок сильного света от лампы, вращавшейся на крыше машины, выхватил его из сумерек и ослепил. Он метнулся в сторону Вади-эль-Увар, торговой улицы города. Если беглец рассчитывал затеряться в толпе любителей поглазеть на витрины, то жестоко просчитался – его встретили опущенные железные ставни, висячие замки на щеколдах и засовах.
   Три недели назад о такой предосторожности никто и не помышлял! Витрины сверкали, до полуночи сияли огнями, заманивая покупателей. А теперь одни убытки… Топить этих террористов в заливе, вот что надо делать! Путь беглецу преградила толпа. Мужчины в джелабах, женщины в нарядных кафтанах и чадрах, расшитых серебром и золотом, перекрыли улицу сплошной стеной.
   Из патрульной машины вылез офицер и, вскинув автомат, гаркнул во все горло:
   – Приказываю разойтись! Освободите проезжую часть!
   Со стороны перекрестка мчался постовой, надрываясь во всю глотку:
   – У него наверняка с собой граната! Это же террорист! Разбегайтесь!
   – Приказываю разойтись! – раздалось из динамика. – Стрелять только по моей команде!
   Люди бросились врассыпную. Многие поспешили домой, самые дотошные попрятались в проулках.
   – Схватить его и обезвредить! – хрипел динамик. – Максимум осторожности! Он вооружен.
   Как бы в подтверждение этих слов беглец, приподняв полу джелабы, завозился в ее складках. И в тот же миг отрывистая автоматная очередь пронзила насквозь нарядную Вади-эль-Кебир. Беглец вскрикнул. Взывая к милости справедливого Аллаха и милосердной Фатимы, он схватился за плечо и как подкошенный повалился ничком. Никто не мог сказать, убит преступник или только ранен, но вдруг он приподнялся на локтях и закричал, призывая всех демонов и фурий ислама обрушиться на орды нечестивых неверных, что кишмя кишат повсюду. Двое полицейских навалились на него, заломили руки. Полицейская машина подъехала и остановилась в двух шагах.
   – Обыщите его! – гаркнул, вылезая из машины, тот, кто отдавал приказы.
   – Вот, сверток нашли! – заорал один из полицейских.
   – Так я и знал! – рявкнул полицейский чин и покосился на группу зевак, топтавшихся у обочины. – Ну-ка, дайте сверток мне!
   – Я был уверен, что это он! – завопил офицер. – Вот она, эта отметина! Только такая борозда может называться «шрамом на шее».
   – Бахруди! – взвизгнул начальник. – Амаль Бахруди! – заорал он во все горло, размахивая документами, вытащенными из пластикового пакета. – Вот это удача! В последний раз его видели в Восточном Берлине, и – хвала Аллаху! – мы его изловили!
   На обочине между тем снова собралась толпа зевак. Давно подмечено, все, что не касается нас лично, вызывает безграничный интерес.
   – Все по домам! – обернулся полицейский чин к ротозеям. – Позаботьтесь, сержант! – приказал он постовому.
   – Граждане, убирайтесь подобру-поздорову! – Постовой с невиданным доселе рвением приступил к выполнению приказа – у Бахруди наверняка есть сторонники. Примчатся сюда и начнут всех косить направо-налево. Этот восточноевропейский террорист – важняк. Он – доверенное лицо одного исламского лидера. Наверняка с минуты на минуту явятся те, кому прикажут его у нас отбить. Начнется пальба. Уже вызваны по рации солдаты из гарнизона султана… Хочется схлопотать пулю в лоб? А может, есть желающие выступить свидетелями?
   После этих слов свидетели разбежались.
   – У нас в городе слухи распространяются довольно быстро, – заметил на беглом английском офицер, помогая Кендрику подняться. – Само собой, никто из нас в этом смысле не остается в стороне.
   – У меня к вам вопрос! – Эван стянул с головы мокрую готру. – Что это за намеки, черт побери? Какое-то доверенное лицо какого-то исламского лидера…
   – А что вас удивляет? Бахруди – крупный террорист, он держит в страхе всю Европу. Да и вообще он убийца!
   – Сэр, садитесь в машину! – сказал полицейский чин.
   – Но позвольте, прежде я хотел бы услышать ответ на свой вопрос, – упорствовал Кендрик.
   – Вам все объяснят на месте, то есть в тюрьме, а точнее, в амбулатории, – вмешался офицер. – Пожалуйста, садитесь в машину.
   Кендрик сел на переднее сиденье.
   – Давай, водитель, газуй! – приказал полицейский чин, усаживаясь сзади.
   Машина дала задний ход, сделала разворот, помчалась в сторону Вади-эль-Увар.
   Начальник оглянулся на своих подчиненных и постового, маячивших у обочины, достал сигарету, закурил, с наслаждением затянулся. Его роль в этом представлении закончилась благополучно.

   – Кое-какую информацию компьютер эль-База не выдал, образно говоря, утаил от вас, – сказал врач, осматривая Эвана.
   Они были одни в тюремной амбулатории. Кендрик сидел на обитой кожей высокой кушетке, поставив ноги на скамейку. Рядом лежал его пояс-сумка с деньгами.
   – Я намерен довести этот казус до сведения султана, – заявил Кендрик.
   – А я, являясь личным врачом Ахмата, прошу прощения, его высочества, слежу за здоровьем султана с детства и сейчас представляю собой единственно возможное в создавшейся ситуации связующее звено между вами и им. Вас это устраивает?
   – О да! Вполне. А если я надумаю все же с ним связаться?
   – Обращайтесь в больницу Вальят прямо ко мне. Я дам вам номер своего телефона, когда мы закончим наш «макияж». Разденьтесь, пожалуйста! Тональный крем необходимо нанести как можно равномернее, а то вы весь пятнистый, как леопард. Да и пояса с деньгами при вас не должно быть!
   – Надеюсь, вы его вернете? – улыбнулся Кендрик.
   – Непременно! – засмеялся врач. – Я человек обеспеченный.
   – Вот и договорились! В таком случае вернемся, как говорят французы, к нашим баранам, – сказал Кендрик, нанося тональный крем на бедра и ниже, в то время как врач проделывал то же самое с его руками, грудью и спиной. – Почему эль-Баз скрыл от меня кое-что, касающееся этого Бахруди?
   – Так Ахмат распорядился. Решил, что роль террориста-убийцы в инсценировке на Вади-эль-Кебир не ваше амплуа. Он намеревался сам все вам объяснить.
   – Я разговаривал с ним приблизительно час назад, и он ни словом не обмолвился. Правда, сказал, что хотел бы поговорить со мной относительно Бахруди. А ведь достаточно было бы парой штрихов дать мне понять, что Бахруди являлся опасным преступником.
   – Время поджимало, сэр! Вы торопились, а ему надо было все подготовить и организовать. Ваш «захват» поставил всех на уши! Мы договорились, что вас с якобы огнестрельным ранением плеча доставят сюда, в тюремную амбулаторию, и уже я объясню вам все, если возникнет необходимость. Чуть повыше руку, пожалуйста!
   – Это, конечно, меняет дело! – заметил Эван. – Но я тем не менее удивлен.
   – Ахмат руководствовался весьма существенным соображением. Захвати вас наши террористы, у вас появился бы контраргумент – мол, вы тоже террорист. И пока они возились, выясняя, так ли это, у нас оказалось бы достаточно времени, чтобы вас вызволить.
   – Но ведь Бахруди в действительности мертв. Его нет! Он не существует.
   – Существует в виде трупа, который у КГБ.
   – Разве? Эль-Баз мне об этом ничего не сказал.
   – А зачем? КГБ известен своим пристрастием ко всякого рода тайным интригам, а проколы скрывает, опасаясь оконфузиться.
   – Вот об этом эль-Баз как раз упоминал.
   – Правильно! Если кто-либо в Маскате что-то и знает, так это эль-Баз.
   – Значит, если я прохожу в Омане как Бахруди, стало быть, у меня появилась возможность использовать это преимущество для достижения своей цели. А вдруг русские заявят во всеуслышание, что им все известно?
   – Исключено! Москва вечно опасается ловушек. Русские станут выжидать, посмотрят, как будут развиваться события. Ведь у этого Бахруди, надо понимать, есть родственники. Поставить их в известность о случившемся не так-то просто. Сами понимаете, насколько было бы проще, погибни международный террорист Бахруди не в Восточном Берлине, а где-нибудь на Ближнем Востоке.
   – Но если он международный террорист, тогда, по логике вещей, Амаля Бахруди должны были сцапать в Маскате прямо в аэропорту.
   – А какие к тому основания? Скажите, сколько Джонов в Америке?
   – Миллионы…
   – А по фамилии Смит?
   – Столько же… А при чем тут Джон Смит?
   – А при том, что Бахруди на Востоке – все равно что Смит. А имя Амаль встречается так же часто, как Джон или, скажем, Билл.
   – И все же иммиграционная служба предоставила ему визу на тридцать дней, стало быть, международный террорист Амаль Бахруди занесен в компьютерный банк данных.
   – Очень хорошо! Значит, регистрация прошла без осложнений. Послушайте, вы же должны понять, что любой террорист, прибывающий в иностранное государство, пользуется фальсифицированными документами. Именно на документы обращают внимание соответствующие службы, но отнюдь не на совпадения. Какой-либо Джон Бут, [28 - Бут Джон – актер, смертельно ранивший в театре Форда 16-го президента США Авраама Линкольна.] фармацевт из Филадельфии, полный тезка убийцы из театра Форда, не должен страдать из-за этого.
   – А вы, доктор, прекрасно разбираетесь в американской истории!
   – Я, мистер Бахруди, как-никак окончил медицинский университет Джонса Хопкинса. Отец Ахмата, нашего султана, понял, что сын бедуина жаждет большего, чем всю жизнь влачить жалкое существование, оставаясь кочевником.
   – Потрясающе! Как это произошло?
   – Когда-нибудь расскажу. Пожалуйста, опустите руку!
   Эван бросил на врача внимательный взгляд:
   – Думаю, вы преданы султану и его близким.
   – Предан? Не то слово! Я способен на убийство ради его семьи. Конечно, я не имею в виду насилие. Возможно, яд пропишу, диагноз ошибочный поставлю… Да мало ли что придумаю! Я же врач… Но обязательно верну долг сторицей.
   – Стало быть, вы на моей стороне…
   – Вне всякого сомнения! Вот доказательство: 555-0005.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное