Роберт Ладлэм.

Миссия Икара

(страница 14 из 64)

скачать книгу бесплатно

   Внезапно внимание Кендрика, чьи глаза еще не совсем привыкли к яркому солнечному свету, привлек юный заложник, мальчишка лет четырнадцати-пятнадцати, который, размазывая по щекам слезы, набросился на одного из террористов:
   – Грязные ублюдки! Моя мать больна. Ее тошнит от вашей отравы. Дайте ей что-нибудь более съедобное, сучье отродье!..
   Удар прикладом винтовки в лицо прервал слова мальчишки. По его разбитой щеке потекла кровь. Но вместо того чтобы замолчать, он завелся еще больше. Прыгнув через стол на того, кто его ударил, он вцепился ему в рубашку и принялся ее рвать. Металлические тарелки и деревянные миски полетели в стороны. В одну секунду террористы подскочили к нему и, оторвав мальчишку от бородатого охранника, бросили его на землю и принялись избивать сапогами и прикладами. Несколько мужчин из числа заложников, вдохновленные примером юного собрата по несчастью, бросились вперед, размахивая руками и выкрикивая слабыми хриплыми голосами оскорбления своим куда более сильным тюремщикам. Небольшой бунт был немедленно жестоким образом подавлен. Людей избили до полусмерти и пинками отбросили их бездыханные тела к стене.
   – Звери! – выкрикнул пожилой мужчина, выйдя нетвердой походкой вперед. Его выпад остался без внимания. – Арабские звери! Дикари! О цивилизации из вас кто-нибудь слыхал? Неужели избиение слабых, беззащитных людей способно сделать вас героями ислама? Если так, убейте меня, чтобы заслужить себе побольше медалей, только, ради бога, прекратите этот кошмар!
   – Ради чьего бога? – поинтересовался один из террористов, находящийся возле лежащего на земле без сознания мальчика – христианского Иисуса, чьи последователи снабжают оружием наших врагов, чтобы они могли убивать наших детей бомбами и пушками? Или ради блаженного Мессии, чьи люди крадут нашу землю и убивают наших отцов и матерей? Разберись для начала со своим богом.
   – Довольно! – приказал Азрак, приближаясь к группе террористов.
   Кендрик последовал за ним, с трудом удерживаясь от желания выхватить из кобуры на плече Синего пистолет и расстрелять негодяев в упор. Остановившись перед окровавленным телом мальчишки, Азрак заговорил снова, не повышая голоса.
   – Урок преподан. Не переусердствуйте, иначе прикончите тех, кого собираетесь научить. Отведите этих людей в больницу к врачу, который пользует заложников… и найдите мать этого мальчишки. Отправьте ее тоже к врачу и дайте ей поесть.
   – Но почему, Азрак? – запротестовал один палестинец. – Моей матери такого уважения не выказывали! Она была…
   – Равно как не выказывали и моей, – резко оборвал его Синий. – Ну и что? Взгляни на нас, кем мы стали. Оттащите этого юнца, и пусть он остается с матерью. Пошлите кого-нибудь поговорить с заложниками, успокойте их. Сделайте вид, будто сочувствуете им.
   Кендрик содрогнулся от отвращения, глядя на бездыханные, покрытые синяками и кровоточащими ранами тела оттаскиваемых мужчин.
   – Ты поступил правильно, – сказал он Азраку голосом, лишенным каких-либо эмоций. – Нужно знать, когда следует остановиться, даже если нет желания делать это.
   Новоявленный лидер террористов изучающе посмотрел на Эвана:
   – Я говорил серьезно.
Взгляни на нас. Смерть близких меняет нас. Сегодня мы дети, а завтра уже взрослые мужчины, и неважно, сколько нам лет, мы сеем смерть потому, что воспоминания о пережитом не дают покоя.
   – Понимаю.
   – Нет, не понимаешь, Амаль Бахруди. Твой удел – идеологическая война. Для тебя смерть – политический акт. Ты истово веришь, у меня сомнений нет, вот только веришь ты в политику. А это не моя война. У меня одна идеология: выжить, я убиваю снова и снова и все еще живу.
   – Ради чего? – спросил Кендрик, проявляя искренний интерес.
   – Как ни странно, ради того, чтобы жить в мире, которого были лишены мои родители. Ради всех нас, ради нашей земли, которую у нас украли, отдали врагам и еще заплатили им, чтобы загладить вину за преступления, которых мы не совершали. Теперь жертвами стали мы. Можем ли мы не бороться?
   – Если считаешь, что это не политика, советую хорошенько подумать. Ты все-таки остаешься поэтом, Азрак.
   – С ножом и винтовкой в руках, Бахруди.
   Люди во внутреннем дворе внезапно заволновались. Но волнение было скорее радостным. Две фигуры появились из дверей. Одна – женщина в чадре, другая – мужчина с белыми прядями в черных волосах. Зайя Ятим и Абиад, тот самый, чья кличка Белый, догадался Эван, стараясь сохранять внешне безразличный вид. Приветствие между братом и сестрой показалось ему странным. Они пожали друг другу руки, затем сдержанно обнялись. Универсальный жест, дающий понять: я хочу тебя защитить. Младший брат всегда ребенок в глазах старшей, умудренной опытом сестры, он и останется для нее таковым, невзирая на возраст, несмотря на то, что со временем именно он станет опорой семьи. Она всегда будет видеть в нем предмет беспрестанных забот.
   Абиад был менее сдержан в проявлении эмоций и расцеловал самого юного и самого сильного члена оперативного совета в обе щеки.
   – Ты должен многое рассказать нам, – сказал террорист, называющий себя Белый.
   – Да, должен, – кивнул Азрак и повернулся к Кендрику. – Благодаря этому человеку. Это Амаль Бахруди из Восточного Берлина, посланный сюда в Маскат самим Махди.
   Зайя впилась взглядом в лицо Кендрика.
   – Амаль Бахруди, – повторила она. – Конечно же, я слышала это имя. У Махди поистине огромные связи. Ты оказался очень далеко от того места, где работаешь.
   – К сожалению, так. – Кендрик говорил на литературном арабском. – Однако другие на виду. За каждым их движением следят. Предполагалось, что сюда приедет тот, кого не ждут, что он здесь появится, а Восточный Берлин так далеко. Люди станут клясться, будто видели вас там. Когда Махди призвал меня, я не раздумывая согласился. Точнее говоря, я сам связался с его людьми и предложил отправиться сюда, как только узнал, что здесь происходит. Брат расскажет о возникшей здесь проблеме. У нас могут быть разные цели, но все мы выиграем от сотрудничества.
   – Но ты, Бахруди из Восточного Берлина, – вступил в разговор Абиад. Брови его были сдвинуты к переносице. – Откуда тебе знать, что тебя не выследили?
   – О том, что я здесь, несомненно, знают. – Эван позволил себе улыбнуться. – Но едва ли мое появление свяжут с событиями давно минувшими.
   – Тебя предали? – высказала предположение Зайя.
   – Да, мне известно, кто это сделал, и я найду его.
   – Бахруди вызволил нас, – прервал его Азрак. – Пока я раздумывал, он действовал. Он заслуживает доверия.
   – Зайдем внутрь, дорогой брат. Поговорим там.
   – Моя дорогая сестра, – сказал Синий. – Среди нас есть предатель. Это то, о чем хотел сообщить нам Амаль. Это и еще кое-что. Нас снимают на пленку скрытой камерой и передают фотографии из посольства, а потом продают их! Если уцелеем, нас будут преследовать всю жизнь, потому что весь мир увидел то, что происходит в этих стенах!
   Сестра вопросительно взглянула на брата:
   – Фотографии? Сделанные с помощью скрытых камер, которые никто до сих пор не заметил? Неужели среди нас есть такие, кто способен обращаться со сложной аппаратурой? Кто-то из наших братьев и сестер, которые и писать-то едва умеют?
   – Он видел эти фотографии. В Восточном Берлине.
   – Поговорим внутри.

   В посольстве Великобритании за большим столом напротив полусонного атташе сидели двое. Атташе, все еще в халате, прилагал немалые усилия к тому, чтобы не заснуть.
   – Да, – сказал он, зевая, – они будут здесь с минуты на минуту, и, если простите мои слова, надеюсь, в том, что вы говорите, есть смысл. У МИ-6 забот более чем достаточно, не думаю, что они обрадуются, если их поднимут ни свет ни заря напрасно.
   – Мой друг Джек служил гренадером, – обиженно воскликнул Дики. – Если он считает, что дело серьезное, вам стоит проявить внимание. Иначе зачем бы мы сюда пришли?
   – Выбить деньги для своих фирм? – предположил атташе.
   – Ну да, конечно, только это не главное, – замялся Дики. – Прежде всего мы англичане. Жалко смотреть, как гибнет Империя. Верно, Джек?
   – Это уже произошло, – сказал атташе, подавляя очередной зевок.
   – Видите ли, – заговорил Джек, – мой друг Дики специализируется на черных металлах, ну а я – на текстиле и скажу вам вот что. Тот сукин сын был так одет… По сравнению с тем, как был одет до того, – никуда не годится. Одежда не только определяет человека, но также отвечает роду его занятий. Так повелось издревле, с тех самых пор, как был соткан первый холст, а это, кстати говоря, могло произойти и в этой самой части света…
   – Служба разведки подобной информацией располагает, уверен, – прервал его атташе и с видом человека, которому до смерти надоело повторять одно и то же, произнес: – Они скоро будут здесь.
   Разведчики и в самом деле вскоре появились, через пять секунд после слов, произнесенных атташе. Двое мужчин в незастегнутых рубашках, отчаянно нуждающиеся в бритве, с хмурыми выражениями лиц вошли в кабинет. Один из них держал в руках объемистый конверт.
   – Вы те, ради кого нас подняли? – спросил сотрудник секретной службы, глядя на Дики и Джека.
   – Ричард Хардинг слева от меня, – представил атташе, – и Джон Престон справа. А теперь могу ли я покинуть вас?
   – Прости, дружище, – покачал головой другой сотрудник МИ-6 и, приблизившись к столу, открыл конверт. – Мы здесь потому, что ты позвал нас. Это обстоятельство вынуждает тебя остаться.
   – Вы так добры. – Голос атташе звучал не слишком любезно. – Хочу внести ясность, я не собирал вас, я всего лишь передал информацию. Двое британских граждан настояли на том, чтобы я ее передал. И это обстоятельство вынуждает меня отправиться спать, поскольку свою миссию я уже выполнил.
   – По правде говоря, – проговорил Дики Хардинг, – это Джек настоял на встрече, ну а я чувствовал, что, когда времена тяжелые, надо быть начеку. Все, знаете ли, подмечать, прислушиваться к тому, что подсказывает интуиция, а Джек Престон – бывший гренадер, знаете ли. Его интуиция никогда не подводила. По крайней мере когда-то.
   – Черт, Дики, при чем здесь интуиция? Я говорю про то, как тот тип был одет. В таком костюмчике, как тот, что был на нем, и зимой в горах взмокнешь, а в рубашке, судя по блеску, она была или шелковая, или из полиэстра, можно просто задохнуться. Хлопок. Натуральный, дышащий хлопок – только в одежде из этого материала в здешнем климате можно выжить. А уж как его костюм был сшит, скажу я вам…
   – Не возражаете, сэр? – Один из представителей МИ-6 на мгновение закатил к потолку глаза, а другой достал из конверта фотографии и положил их на стол перед Хардингом и Престоном, прервав тем самым их диалог. – Взгляните, нет ли здесь человека, о котором вы говорили?
   Через одиннадцать секунд задача была выполнена.
   – Это он! – воскликнул Джек.
   – Похоже на то, – согласился Дики.
   – Ну и идиоты же вы! – сказал человек из разведслужбы. – Его фамилия Макдоналд, жуир и пьяница из Каира. Отец его жены владеет фирмой, в которой он работает, а сюда его заслали, потому что он полное ничтожество и фирмой заправляет его заместитель в Каире. Ну что, что скажете теперь насчет интуиции, которая неожиданно проснулась в такую рань? Могу я спросить вас, господа, где вы провели ночь?
   – Ну вот, Джек, я ж говорил, что ты все преувеличиваешь, дело вовсе не существенное.
   – Постойте-ка. – Второй разведчик неожиданно задумался, взяв в руки увеличенную паспортную фотографию и внимательно разглядывая ее. – Год или около того назад один из наших связался с нами и попросил организовать встречу по проблеме «ОИ», которая, по его мнению, имела место быть.
   – Проблемы чего? – поинтересовался атташе.
   – «Оценки имущества». Следует понимать как шпионаж. По телефону он сказал немного, разумеется, но сообщил, что кандидатура подозреваемого нас изумит. «Заплывший жиром спившийся англичанин, работающий в Каире» – так или примерно так описал его. Может, это он?
   – Вот, – воодушевился Дики, – я и начал подгонять Джека проследить за ним, а не бросать дело.
   – Да нет, старина, ты вовсе не проявлял энтузиазма. А знаешь, мы еще можем успеть на самолет, как ты и хотел.
   – Как прошла встреча? – спросил атташе, наклоняясь к сотруднику разведслужбы.
   – Она не состоялась. Наш офицер был убит в порту, его нашли возле одного из пакгаузов с перерезанным горлом. Власти преподнесли это как ограбление, поскольку в карманах у него ничего не нашли.
   – Думаю, нам стоит попытаться попасть на тот самолет, Джек.

   – Махди? – воскликнула Зайя Ятим. Она сидела за столом в кабинете, который тремя неделями раньше занимал посол США. – Ты должен доставить одного из нас к нему в Бахрейн? Сегодня?
   – Как я уже сказал твоему брату. – Кендрик сел в кресло рядом с Абиадом напротив женщины. – Полагаю, инструкции были подробно изложены в письме, которое я должен был доставить.
   – Да-да, – нетерпеливо прервала его Зайя. – Он мне все объяснил, когда мы ненадолго остались наедине. Но ты ошибаешься, Бахруди. Я не общаюсь напрямую с Махди, никому не известно, кто он.
   – Полагаю, ты связываешься с тем, кто передает информацию ему.
   – Разумеется, но обычно это занимает день или два. Добраться до него нелегко.
   – А как быть в экстренной ситуации?
   – Таковая недопустима, – вмешался Азрак. Он стоял, прислонившись к стене возле высокого окна, через которое в кабинет лился яркий солнечный свет. – Я уже объяснял.
   – А вот это, друг мой, недальновидно. Нельзя хорошо делать свое дело, не беря в расчет возможность возникновения непредвиденных ситуаций.
   – Разумно, – кивнула Зайя Ятим, а затем покачала головой. – Однако здравый смысл в словах моего брата есть. Мы должны быть способны действовать в любой, самой сложной обстановке, как бы долго она ни длилась, если придется. В противном случае нам не доверили бы руководство.
   – Хорошо, – сказал конгрессмен из штата Колорадо, чувствуя, как пот струйкой стекает по его спине, несмотря на то что в комнате было прохладно из-за проникающего в окна легкого утреннего ветерка. – Тогда вам самим придется объясняться с Махди сегодня вечером, почему вы не у него. Свое дело я сделал, включая то, что спас Азраку жизнь.
   – В этом он прав, Зайя, – подтвердил Азрак. – Если б не он, я был бы мертвецом.
   – За это я благодарна тебе, Бахруди. Но мне не под силу совершить невозможное.
   – Думаю, тебе стоит попытаться. – Кендрик бросил взгляд на Абиада, затем снова посмотрел на Зайю. – Махди стоило немалых усилий и расходов доставить меня сюда, из чего могу заключить, что в экстренной ситуации находится он сам.
   – Сообщение о том, что тебя схватили, все объяснит, – сказал Абиад.
   – Неужели ты думаешь, что оманские власти сообщат о моем задержании лишь затем, чтобы признать, что я ускользнул из их рук?
   – Нет, конечно, – сказала Зайя Ятим.
   – Махди дергает вас за ниточки, – проговорил Кендрик. – Он может управлять и моими действиями, что мне не по душе.
   – Нам не хватает средств, – вмешался Абиад. – Нам необходимы быстрые суда из Эмиратов, иначе все, что мы делаем, окажется напрасным. Вместо того чтобы осаждать, мы сами окажемся в осаде.
   – Выход можно найти, – сказала Зайя, внезапно поднимаясь из-за стола. Ее взгляд был устремлен в никуда. – Мы планируем на сегодняшнее утро пресс-конференцию. Все, кому необходимо, будут ее смотреть, в том числе и Махди. В своей речи я упомяну, что мы посылаем срочное сообщение нашим друзьям. Сообщение, которое требует немедленного ответа.
   – Какой в этом толк? – спросил Азрак. – Вся конференция записывается, мы это знаем. Ни один из людей Махди не рискнет связаться с нами.
   – Это и не потребуется, – возразил Эван, наклоняясь вперед. – Я понял мысль твоей сестры. Ответ последует не в словесной форме, переговоры ни к чему. Мы не просим инструкций, мы сами даем их. Это, Азрак, как раз то, о чем мы говорили с тобой несколько часов назад. Я знаю Бахрейн. Я выберу место, где мы будем ждать, и пусть один из твоих агентов здесь, в Маскате, подстегнет его, сказав, что это то самое срочное дело, о котором твоя сестра говорила во время пресс-конференции. – Кендрик повернулся к Зайе Ятим: – Ты ведь так все себе представляла?
   – В деталях продумать еще не успела, – призналась Зайя, – но в целом да. Все, что я хотела, – это поскорей связаться с Махди. Но твой план кажется вполне осуществимым.
   – Это решение! – воскликнул Абиад. – Бахруди нашел решение!
   – Ничего толком еще не решено, – сказала Зайя, снова опускаясь в кресло. – Есть проблема. Как доставить моего брата и Бахруди в Бахрейн?
   – Об этом уже позаботились, – ответил Эван. Сердце его стучало в груди, в висках пульсировала кровь, но голос его звучал спокойно. Он был уже у цели! Очень близко к Махди. – Мне нужно позвонить. Номер я вам сообщить не имею права. И к нашим услугам будет самолет.
   – Так просто? – изумился Абиад.
   – Твой благодетель здесь, в Омане, имеет такие связи, о которых ты и не подозреваешь.
   – Все телефонные разговоры прослушиваются, – возразил Азрак.
   – То, что скажу я, может быть услышано, но только не слова человека, с которым я буду говорить. Меня уверили в этом.
   – Хитроумный глушитель? – спросила Зайя Ятим.
   – Часть нашего оборудования, которое мы используем в Европе. Простая насадка, прикрепленная к микрофону на телефонной трубке. Искажение звука полное, но не для того, кто звонит по номеру.
   – Звоните! – сказала Зайя Ятим, быстро поднимаясь с кресла и уступая место Кендрику.
   Прикрывая рукой диск, Эван набрал номер.
   – Это я.
   Ахмат ответил прежде, чем прозвучал второй гудок.
   – Самолет, – произнес Кендрик. – Два пассажира. Где? Когда?
   – О боже! – охнул султан Омана. – Дай подумать… Аэропорт, разумеется. Дорога за четверть километра до грузового терминала поворачивает. Вас там подберут на военном джипе. Скажи, что джип краденый, если возникнет вопрос, и что так проще проехать через посты без остановок.
   – Когда?
   – На это потребуется время. Сотрудники службы безопасности, необходимые распоряжения… Можешь назвать пункт назначения?
   – Двадцать вторая буква, поделенная на два.
   – «Ц»… Не понимаю.
   – Нет, в цифрах.
   – Двадцать вторая… Два. «Б»?
   – Да.
   – Бахрейн!
   – Верно.
   – Так, понятно. Мне нужно сделать несколько звонков. Когда вам требуется быть там?
   – В самый разгар событий. Надо выбраться в суматохе.
   – Где-нибудь в районе полудня.
   – Как скажешь. Кстати, один знакомый врач обещал мне выписать лекарство.
   – Пояс с деньгами, как я понимаю. Он будет передан тебе.
   – Отлично.
   – Поворот перед грузовым терминалом. Будь там.
   – Непременно. – Эван повесил трубку. – Мы должны быть в аэропорту в районе полудня.
   – В аэропорту?! – воскликнул Азрак. – Нас схватят!
   – На дороге в аэропорт нас встретит краденый военный джип.
   – Я позабочусь о том, чтобы один из наших людей в городе отвез вас, – сказала Зайя Ятим. – Ему ты сообщишь, где в Бахрейне намерен организовать встречу. У вас в распоряжении пять часов, прежде чем вы уедете.
   – Нам нужна чистая одежда и отдых, – сказал Азрак. – Не припомню, когда спал последний раз.
   – Я бы хотел осмотреться здесь, – сказал Кендрик, вставая. – Могу узнать что-нибудь полезное для себя.
   – Как пожелаешь, Амаль Бахруди. – Зайя Ятим подошла к Кендрику. – Ты спас жизнь моего дорогого брата, и мне трудно подобрать подходящие слова, чтобы отблагодарить тебя.
   – Просто доставь меня в аэропорт к полудню, – ответил Кендрик, голос его звучал сдержанно. – Сказать по правде, я хочу скорее вернуться в Германию.
   – К полудню. Будет сделано! – кивнула Зайя Ятим.

   – Вайнграсс будет здесь в полдень, – сообщил офицер МОССАДа пяти бойцам оперативного отряда «Масада» и Бен-Ами.
   Они находились в подвальном помещении дома недалеко от английского кладбища, где уже много столетий покоились морские пираты.
   Обычный каменный подвал был оборудован под Центр израильской секретной службы.
   – Как он доберется сюда? – спросил Бен-Ами. Без готры, в темной рубахе навыпуск и в джинсах он чувствовал себя комфортнее. – С его израильским гражданством могут возникнуть трудности на въезде.
   – Как он доберется, его дело. Уверен, у него имеется немало фальшивых паспортов. Он велел ничего не предпринимать, пока не приедет. «Абсолютно ничего» – таковы его слова, если быть точным.
   – Странно, вы уже, похоже, ничего против него не имеете, не в пример тому, что говорили раньше, – заметил Иаков, кодовое имя Синий, сын заложника и командир оперативного отряда «Масада».
   – Просто на этот раз мне не придется подписывать чеки! Их просто не будет. Стоило мне упомянуть имя Кендрика, как он тут же согласился приехать.
   – Едва ли он сможет сократить свои расходы, – хмыкнув, возразил Бен-Ами.
   – Нет-нет, я задал вполне конкретный вопрос. Я спросил, сколько будет нам стоить его помощь, на что он ответил, что никаких денег не возьмет.
   – Мы теряем время! – воскликнул Иаков. – Мы уже должны быть в посольстве. Все планы здания и прилегающей территории изучены. Имеется с полдюжины путей проникнуть внутрь и вызволить моего отца!
   Мужчины повернулись к нему, в глазах застыло недоумение.
   – Мы все понимаем, – сказал офицер МОССАДа.
   – Простите, я совсем не то имел в виду.
   – Вы, как никто другой, имеете право так говорить, – сказал Бен-Ами.
   – Однако не должен. Простите еще раз. Но все же почему мы ждем этого Вайнграсса?
   – Поскольку он способен оказать нам неоценимую помощь, без него операцию провернуть не удастся.
   – Понятно! МОССАД решил сменить приоритеты. Спасти американца, оказывается, важнее, чем спасти того, ради кого мы здесь… Да, черт возьми, ради моего отца!
   – Результат может быть один, Иаков…
   – Я не Иаков! – выкрикнул командир. – Для вас я Синий, сын человека, который наблюдал за тем, как разлучают его отца и мать в Освенциме для того, чтобы отправить в газовую камеру. Я хочу, чтобы отец вышел из посольства живым и невредимым. И знаю, что способен сделать это! Сколько может этот человек страдать? Детство, наполненное ужасом. Его сверстников отправляли на виселицу за то, что рылись в мусорных баках в поисках съедобного куска, насиловали, вынуждали голодать, прятаться в лесах по всей Польше, пока не пришли союзные войска. И потом, когда бог благословил его тремя сыновьями, двоих убили – разделали, словно мясник на бойне, – арабские террористы! И теперь я должен переживать из-за какого-то американского ковбоя, политикана, которому не терпится стать героем?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное