Роберт Ладлэм.

Миссия Икара

(страница 11 из 64)

скачать книгу бесплатно

   Калейла с силой надавила на акселератор, утопив его в пол, и через мгновение яркий свет фар выхватил из темноты летящую навстречу машину. Пассажир рядом с изумленным водителем пригнулся, дабы его не узнали. Он вжался в сиденье, надеясь скрыть свои габариты, но куда там.
   Вот это да! Неужели это он? Калейла не поверила своим глазам.
   Однако видение было настолько убедительным, настолько четким… Нет, обознаться она не могла!
   Тони! Неуклюжий, неловкий, вечно несущий всякий вздор горе-бизнесмен Энтони Макдоналд собственной персоной. Положение в компании, в которой он работал, было более чем стабильным, поскольку фирма принадлежала отцу жены, но тем не менее тесть отослал зятя в Каир, где ущерб от его деятельности был бы минимальным. Представитель без полномочий, любитель званых обедов и ужинов, где он и его половина, столь же неинтересная и незначительная, неизменно напивались до бесчувствия. Их репутация, словно клеймо, выражала общее мнение: «Нахождение на территории Великобритании запрещено. Исключение – смерть и похороны родственников. Наличие обратного билета обязательно».
   Гениально! Страдающий ожирением выпивоха, не знающий меры транжира, у которого пусто в голове. Едва ли можно найти прикрытие лучше. А то, что это прикрытие, сомнений у Калейлы не вызывало. Она была просто в этом уверена. Сама нередко прибегала к подобным уловкам.
   Калейла судорожно пыталась понять, где и когда была расставлена ловушка, но не могла – все было как в тумане. Вероятность того, что за ней следят, ей никогда не приходила в голову. А что до Тони Макдоналда, не было причин сомневаться в том, что этот пьяница, этот ноль без палочки готов в штаны наложить от страха при мысли о поездке в Оман одному, без сведущего сопровождающего. Сколько раз этот незадачливый горемыка, едва не плача, сетовал, мол, у фирмы имеются счета в Маскате и от него все ждут, что ими займется именно он, невзирая на сложную обстановку в стране. А она успокаивала его и не единожды говорила, что конфликтующие стороны – США и Израиль и ему, британскому подданному, опасность не грозит. Он словно чувствовал, что ее пошлют сюда, и, когда пришел приказ, она, помня его страхи, позвонила ему, полагая, что лучшего сопровождающего ей не найти.
   Да уж, лучшего отыскать было трудно!
   Немногим более часа назад в стельку пьяный, Макдоналд вел себя в баре отеля как свинья. И вот в пять утра он мчится за ней в огромной черной машине. Одно совершенно ясно: Тони, этот оплывший пьянчуга, установил наблюдение за ней. Двадцать четыре часа в сутки следил и выследил, когда она выехала из ворот дворца, а значит, его информаторы «запеленговали» ее связь с султаном Омана. Да, Тони не откажешь в сообразительности! Но для кого ему понадобилось разыгрывать весь спектакль, зачем потребовалось прикрытие, позволяющее пользоваться услугами оманских осведомителей и водителей мощных автомобилей в любое время дня и ночи, в стране, где каждый иностранец подпадает под пристальное внимание? На чьей он стороне, и если на стороне неприятеля, то как долго играет в эту смертельно опасную игру?
   Кто стоит за ним? Имеет ли визит двуликого англичанина в Оман какое-либо отношение к Эвану Кендрику?
   Из осторожных, тщательно взвешенных слов Ахмата о цели пребывания американского конгрессмена в Маскате можно сделать вывод, что ни одно, даже самое невероятное предположение не следует скидывать со счетов.
Бывший инженер-строитель из Юго-Западной Азии, согласно имеющейся у султана информации, уверен в том, что поиск ответственного за события, связанные с захватом заложников в американском посольстве, приведет к заговору, вернее, к группе заговорщиков, которые впервые объявились четыре года назад в Саудовской Аравии.
   Это куда больше, чем сумели раскопать ее люди. Однако нельзя допустить, чтобы умный, удачливый в делах американец рисковал своей жизнью, находясь среди террористов. Без достаточно веской на то причины оставался без какого-либо прикрытия. Для Ахмата, султана Омана и болельщика футбольной команды «Нью-Ингленд пейтриотс», этого было достаточно. Все, что сумел сделать Вашингтон, – это доставил его сюда. Ни о каком прикрытии, ни о какой защите не могло быть и речи! Случись что ужасное, американское правительство не признает его и будет не в силах помочь. «Но мы сможем, я смогу!» – заявил с горячностью Ахмат.
   Появление на сцене Энтони Макдоналда значительно усложняло ситуацию.
   Профессиональное чутье подсказывало Калейле держаться от него подальше, однако сделать этого она не могла. Произошло что-то серьезное, кто-то протянул связующую нить между прошлыми бедствиями и несчастьями, грозящими обрушиться в любую секунду. Она, конечно, может отдать приказ о своей эвакуации, и тогда реактивный самолет унесет ее из этого дикого места в Каир. Но она не имеет на это права! Не сейчас, во всяком случае. Слишком много предстоит выяснить, и слишком мало отведено на это времени.
   – Не останавливайся, – прорычал, отдуваясь, Макдоналд. Ухватившись за ременную петлю над дверцей, он рывком приподнялся и сел прямо. – Она оказалась здесь в такой час не ради удовольствия.
   – Она могла вас видеть, эфенди.
   – Едва ли, но, если и увидела, я всего-навсего клиент, которого надула шлюха. Езжай вперед и включи фары. Кто-то ждет их, и я намерен выяснить, кто именно.
   – Кто бы ни был, но он может оказаться не слишком дружелюбным, сэр.
   – В таком случае я просто очередной налакавшийся неверный, охранять которого от себя самого тебя наняла фирма. Ничего нового, приятель.
   – Как пожелаете, эфенди. – Водитель включил ближний свет.
   – Что там впереди? – спросил Макдоналд.
   – Ничего, сэр. Только старая дорога, которая ведет в пустыню у подножия Джабаль-Шам.
   – Это еще что такое?
   – Оттуда начинается пустыня. Оттуда и до самых гор на границе с Саудовской Аравией.
   – А другие дороги есть?
   – В нескольких километрах на восток, и очень плохая, сэр. Очень плохая.
   – Когда ты сказал, что впереди ничего нет, что ты имел в виду?
   – Только то, что сказал, сэр. Впереди дорога к Джабаль-Шам.
   – Но эта дорога, по которой мы едем, – с нажимом произнес англичанин, – она куда-нибудь ведет?
   – Никуда, сэр. Она поворачивает налево к дороге, что ведет к…
   – К этой Джабаль-Как-Ее-Там, – закончил за него Макдоналд. – Понял. Значит, речь идет не о двух дорогах, а об одной, которая заведет нас в эту самую дьявольскую пустыню.
   – Да, сэр.
   – Со свиданьицем, стало быть, – пробормотал Макдоналд. – Я передумал, старина, – быстро сказал он. – Выключи фары. Луна светит достаточно ярко. Думаю, с дороги не собьешься. Я прав?
   – Правы, – кивнул водитель. – Я хорошо знаю дорогу. Я знаю все дороги в Маскате, знаю дороги в соседнем Матрахе очень, очень хорошо. Даже те, по которым проехать нельзя, те, что ведут на восток и на юг. Но, эфенди, кое-что я не понимаю.
   – Все очень просто. Даже если наша деловая шлюшка и не собиралась встречаться с кем-то по пути сюда, кто-то определенно должен здесь проехать, и, сдается мне, это случится очень скоро. Прежде чем рассветет.
   – Небо вот-вот посветлеет, сэр.
   – Похоже на то. – Макдоналд положил пистолет на приборную доску, достал из кармана пиджака бинокль со специальными линзами и поднес его к глазам, осматривая окрестности.
   – Пока еще темно, эфенди. Ничего не увидите, – сказал водитель.
   – Еще как увижу! – возразил Макдоналд. – Даже в кромешной тьме я смогу сосчитать деревья в километре отсюда.
   Дорога резко повернула. Машина взвизгнула тормозами, когда водитель вывернул руль.
   – Еще пару километров – и мы у спуска к пустыне, сэр. Теперь я должен ехать медленно, потому что впереди сплошные повороты и много огромных валунов.
   – Боже правый! – охнул Макдоналд, не отрывая глаз от позволяющего видеть в темноте бинокля. – Быстро сворачивай с дороги.
   – Как это, сэр?
   – Делай что говорю. Вырубай мотор.
   – И что?
   – Поворачивай. Поставь машину как можно дальше от дороги.
   Водитель свернул направо. Крепко держась за руль, он яростно выворачивал его, дабы избежать столкновения с деревьями, едва различимыми в темноте. Внезапно метрах в семидесяти от дороги машина резко дернулась, наскочив на бревно.
   – Ну надо же. Сэр, что дальше?
   – Сиди тихо! – приказал Макдоналд громким шепотом, убирая бинокль в карман… Он потянулся за пистолетом и уже собрался было открыть дверцу и выйти, но помедлил и, повернувшись к водителю, спросил: – Свет в салоне загорится, если дверца откроется?
   – Да, сэр. – Водитель перевел взгляд на матовое стекло фонаря на потолке.
   Макдоналд разбил фонарь рукояткой пистолета.
   – Я сейчас выйду, – сообщил он шепотом. – А ты оставайся здесь, сиди тихо и подальше от сирены. Услышу хоть звук – и ты покойник, ясно?
   – Ясно, сэр. А могу я все-таки спросить, зачем это все?
   – На дороге впереди нас люди. Три или четыре человека. Вижу лишь движущиеся точки. Они идут сюда, точнее – бегут сюда.
   Он как можно тише открыл дверцу и не без труда выбрался из машины. Пригнувшись, он почти ползком пробирался по песчанику, поросшему редкой травой. Шагах в двадцати от дороги остановился, укрывшись за стволом изогнутого дерева. Справа остался лежать пистолет. Макдоналд достал бинокль и стал смотреть на дорогу.
   Ну наконец-то!.. Первым бежит Синий Азрак. Уже без бороды, но по-прежнему узнаваемый. Юный член совета. Брат Зайи Ятим… Единственный, у кого есть мозги в этом совете. А кто слева от него?.. Макдоналд никак не мог вспомнить его имя и фамилию. Но он же видел фотографию этого человека! Совершенно определенно видел… В свое время изучал фотографии разных людей самым тщательным образом, словно они – кратчайший путь к богатству. А они, кстати сказать, таковыми и являются! Память на лица – высокооплачиваемый дар, что сродни таланту. Разве нет? Да. Ну и кто же слева от Азрака? Еврейское имя… Немолодой. Террорист с более чем двадцатилетним стажем. Иосиф? Да, верно! Иосиф… После бегства с Голанских высот проходил обучение в Ливийских вооруженных силах.
   Человек справа от Азрака оставался для Макдоналда загадкой. Вглядываясь в его лицо, он продолжал ломать голову. Ах ты черт! Кто же это! Приблизительно одних лет с Иосифом. А среди тех, кто удерживает заложников в американском посольстве, людей старше тридцати практически нет. Почему? Потому что так пожелал Бахрейн. Горячая голова на плечах, не обремененная мозгами, фанатичная преданность фундаментализму – такими манипулировать проще всего.
   И тут Макдоналду бросилось в глаза то, на что он должен был бы обратить внимание в первую очередь: все трое были в арестантской одежде. Сбежавшие из тюрьмы заключенные? Вот это уже совсем непонятно. Не с этими ли беглецами намеревалась встретиться Калейла? Если так, дело представляется еще более запутанным.
   Макдоналд уже давно выяснил, что Калейла работает в Каире на неприятеля. Эту информацию подтвердили в Бахрейне. Не зря он обрабатывал ее! Постоянно твердил, мол, у фирмы свои интересы в Омане, а он опасается ехать туда и мечтает найти кого-либо, согласного составить ему компанию.
   Проглотила наживку эта сучка. Приняла его предложение. Сказала только, что может вылететь из Каира лишь в определенный день. Назвала рейс. Собственно, из Каира в Маскат ежедневно всего один рейс. Он позвонил в Бахрейн. Последовал приказ – соглашаться. И следить за Калейлой. Он так и сделал. Она вела себя как обычно. Не похоже было, чтобы собиралась с кем-то встретиться. Он не заметил ничего подозрительного. Никто ее не разыскивал. Никакой обеспокоенности во взгляде, никому не посылала сигналов глазами. Вот только в суматохе, которая поднялась из-за какого-то происшествия на таможне аэропорта в Маскате, он потерял ее из виду. Черт! Она исчезла. Просто взяла и испарилась из здания аэропорта, а когда он нашел ее, она была одна и смотрела на него с негодованием за то, что оставил ее. Был ли у нее контакт с кем-либо, передала ли она инструкции противнику? И если передала, имеет ли это отношение к бежавшим из тюрьмы и направляющимся сейчас в сторону Маската?
   То, что связь между этими событиями имеется, сомнения не вызывает. Но как все это понять?
   Едва троица удалилась на достаточное расстояние, обливающийся потом Энтони Макдоналд не без труда поднялся в полный рост, бормоча проклятия.
   Сознавая, что от его действий в ближайшие несколько часов зависит многое, он принял решение: загадку, которую представляет собой Калейла, придется срочно разгадывать. А все необходимые ответы в посольстве. И если он не сумеет ответить на возникшие вопросы, если выяснится, что Калейла причастна к какому-либо заговору, а он не сумеет обезвредить ее, вполне вероятно, что Бахрейн потребует устранить его самого. Махди не терпит поражения.
   Получается, ему необходимо попасть в посольство. Срочно. И чего бы это ни стоило.

   Военно-транспортный самолет «Локхид С-130», известный под названием «геркулес», с опознавательными знаками Израиля летел на высоте 9450 метров над пустыней Саудовской Аравии к востоку от эль-Убайла. Его маршрут начался в Хевроне, затем отклонился к югу. Пролегая через пустыню Негев, примыкающую к заливу Акаба и Красному морю, далее он углубился на юг. В районе Хамданы самолет взял курс на северо-северо-восток, ориентируясь по сигналам радиолокаторов аэропортов Мекки и Кельят-Биша. Затем он продолжил полет на восток в направлении на эль-Хурма и далее над пустыней Руб-эль-Хали в южной части Аравийского полуострова. Дозаправка произошла в воздухе над Красным морем к западу от Джидды. Ее выполнял суданский самолет-заправщик. Эту процедуру самолет проделает на обратном пути. Только на его борту уже не будет пяти пассажиров.
   Они сидели в грузовом отсеке. Пятерка солдат в топорно сшитом гражданском платье. Все – добровольцы из мало кому известного элитного подразделения «Масада», специализирующегося на особо сложных заданиях: затруднение действий противника, мероприятия по спасению заложников, диверсии, подрывная деятельность и заказные убийства. Не старше тридцати двух лет, они бегло владели ивритом, идишем, арабским и английским. Загорелые, в отличной физической форме, они умели подчиняться строжайшей дисциплине, которая требовала от них мгновенной реакции на молниеносно меняющиеся приказы. У них был самый высокий интеллектуальный коэффициент и стопроцентная готовность к экстремальным ситуациям. Смеяться они тоже умели, но и в искусстве ненавидеть врага весьма преуспели.
   Расположившись на скамьях вдоль борта самолета, они, чуть подавшись вперед, с отсутствующим выражением на лицах, то и дело перебирали пальцами стропы парашюта за спиной. Тихо переговаривались друг с другом, хотя точнее будет сказать, что беседовали лишь четверо. Пятый все время молчал. По внешнему виду неприметный. Ему можно было дать двадцать пять – тридцать лет. Волосы и брови, выгоревшие под безжалостным солнцем почти до белизны, большие темно-карие глаза, высокие скулы, характерный семитский нос, тонкие, плотно сжатые губы. Не старше и не моложе других членов команды, он определенно был главным среди них – об этом говорило выражение его лица.
   Приказ о переброске группы в Оман исходил от высших чиновников Министерства обороны Израиля. Шансы на успех были минимальными, вероятность смертельного исхода огромна, но среди двухсот тридцати шести заложников, удерживаемых в стенах американского посольства в Маскате, находился местный агент МОССАДа, разведывательной службы Израиля, а это было главное. Если агент будет раскрыт, его немедленно отправят в одну из так называемых медицинских клиник, принадлежащих в равной степени как дружественной, так и неприятельской сторонам, где внутривенные препараты окажутся куда эффективнее любой из пыток. Всяческие секреты могут быть выведаны, в том числе и те, что способны нанести значительный урон Израилю и привести к прекращению деятельности МОССАДа на Ближнем Востоке.
   Перед группой «Масад» поставили задачу вызволить агента, если это возможно, если нет – уничтожить его.
   Во главе группы «Масад» поставили Иакова, сына агента.
   Цель ясна? Задача поставлена? Выполняйте…
   – Джентльмены. – Спокойный, вежливый голос, говорящий на иврите, раздавшийся из динамиков, привлек внимание пассажиров. – Мы начинаем снижение. Цель будет достигнута через шесть минут тридцать четыре секунды, в случае, если встречный ветер не помешает нам. Если ветер против нас, время полета увеличится до шести минут сорока восьми секунд, а возможно, и до пятидесяти пяти секунд. Но кто, собственно, считает?
   Четверо рассмеялись, Иаков лишь моргнул. Его взгляд был устремлен в никуда.
   Пилот по-прежнему продолжал на иврите:
   – Мы совершим круг почета над целью на высоте 2440 метров, так что если вам необходимо сделать кое-какие приготовления, скажем, собраться морально и физически, в то же время не забывая о том, что на горбу у каждого из вас весьма объемистые вещмешки, сделайте это сейчас. Лично я воздержался бы от прогулки на высоте 2440 метров над землей, но я – это я, и к тому же голова на плечах у меня есть.
   Иаков улыбнулся. У других членов отряда разглагольствования пилота вызвали новый взрыв смеха. Голос не унимался.
   – Люк перед вами распахнет на высоте 2600 метров наш брат Джонатан Леви. Он, как и все уважающие себя портье, ожидает от каждого из вас за свои услуги щедрых чаевых. Долговые расписки не принимаются. Мигающий красный фонарик известит вас о том, что пришло время покинуть наш роскошный летающий отель. Не забывайте, что служащие на автомобильной стоянке могут отказать вам в праве подогнать тачку. Но, если, паче чаяния, такое желание у вас все же возникнет, вспомните о том, что личность всегда выше обстоятельств. Те, кто сейчас внизу, не обделены здравым смыслом, чего не скажешь о пожелавших остаться неизвестными туристах, находящихся на борту данного воздушно-десантного судна.
   Реплика вызвала очередной взрыв хохота. Иаков кашлянул. Пилот после небольшой паузы заговорил снова, однако теперь голос его звучал серьезно:
   – Благословенная земля Израиля, да будет процветать она во веки веков благодаря мужеству своих сыновей и дочерей. И да пребудет Господь Всемогущий с вами, друзья мои. А теперь – выметайтесь.
   Один за другим раскрывались парашюты в ночном небе над пустыней, один за другим пять бойцов диверсионно-десантного отряда «Масада» приземлились в радиусе 150 метров от горящего среди песков янтарного костерка.
   Чтобы связаться друг с другом в случае необходимости, у каждого из бойцов имелось миниатюрное переговорное устройство.
   В том месте, где они коснулись земли, каждый вырыл яму и закопал в нее парашют вместе с малой саперной лопаткой.
   Затем все собрались у сигнального огня, вскоре погашенного за ненадобностью. Единственным источником света стал фонарь в руках офицера МОССАДа.
   – Ну-ка, посмотрим на вас. – Он скользнул лучом по каждому из бойцов. – Неплохо. Выглядите точь-в-точь как портовые бродяги.
   – Таковы были ваши инструкции, если мне не изменяет память, – заметил Иаков.
   – Они не всегда выполняются, – отозвался моссадовец. – Вы, должно быть…
   – У нас нет имен, – оборвал его Иаков.
   – Упрек принят, – кивнул офицер МОССАДа. – По правде говоря, мне известно лишь ваше, что, как я полагаю, вполне объяснимо.
   – Забудьте его.
   – Как мне следует называть вас?
   – Запоминайте! Справа налево – Оранжевый, Серый, Черный и Красный.
   – Для меня большая честь познакомиться с вами, – сказал моссадовец, переводя луч фонарика с лица одного бойца на другого. – А кто, позвольте узнать, вы?
   – Синий, – бросил Иаков.
   – Ах ну да. Разумеется, цвет флага…
   – Ошибаетесь. Синий – цвет самой жаркой части пламени, и это все, что вам полагается знать.
   – Синий может быть и цветом самого холодного льда, если угодно. Но это так, к слову, молодой человек! Мой автомобиль в нескольких сотнях метров к северу отсюда. Вам придется совершить небольшую прогулку на своих двоих после столь великолепного планирующего спуска.
   – Я готов. – Серый шагнул вперед. – Терпеть не могу эти прыжки. Одному богу известно, как можно покалечиться, если понимаете, о чем я.
   Автомобиль оказался «Лендровером» японского производства. Не слишком комфортабельный, изрядно потрепанный и заляпанный грязью… Как раз такой, какой не привлечет внимания на дорогах любой арабской страны, где превышение скорости для водителей понятие более чем абстрактное, а столкновения – обычное дело.
   Через час с небольшим впереди, в нескольких километрах от города, был замечен сигнальный огонь.
   – Похоже, предупреждают о чем-то, – сказал моссадовец Иакову, сидевшему рядом с водителем на переднем сиденье. – Это мне не нравится. На пути к Маскату не предполагалось никаких остановок. Неужели султан расставил патрули? Приготовьте оружие, молодые люди. Неизвестно, что нас ждет.
   – А что нас может ожидать? – ощетинился Иаков, выхватывая пистолет из кобуры. – Мы действовали в обстановке строжайшей секретности. О наших действиях неизвестно ни одной живой душе. Моя собственная жена считает, что я на маневрах в пустыне Негев!
   – В любой, даже самой засекреченной, системе не исключена утечка информации. Иногда неприятелю удается кое-что раскопать. Проинструктируйте своих друзей, Синий. Думаю, придется стрелять…
   Иаков отдал приказ. Бойцы прильнули к окнам, держа оружие наготове. Однако тревога оказалась ложной.
   – Это Бен-Ами! – Моссадовец нажал на тормоза, и машина, подпрыгнув пару раз на разбитой дороге, резко остановилась. – Откройте дверцу!
   Небольшого роста худощавый тип в джинсах, в белой хлопчатобумажной рубашке навыпуск и готре залез внутрь, вынуждая Иакова потесниться.
   – Поехали, – сказал он. – Только медленно. Здесь патрулей нет. Если и остановят, то минут через десять, не раньше. Фонарь есть?
   Водитель наклонился, достал из-под сиденья фонарь, протянул ему. Включив его, Бен-Ами обвел взглядом сидящих на заднем сиденье.
   – Отлично! – сказал он и кивнул, довольный осмотром. – Настоящие бродяги… Если нас остановят, переходите на арабский и несите всякий вздор про свои любовные похождения. Усвоили?
   – Аминь! – произнесли Серый, Черный и Красный. Оранжевый ударился в рассуждения.
   – Талмуд говорит, что ложь – это грех, – заявил он. – Дайте мне красотку, тогда еще посмотрю!
   – Заткнись! – оборвал его Иаков, даже не улыбнувшись.
   – Что заставило вас приехать сюда? – спросил офицер МОССАДа.
   – Безрассудство! – ответил Бен-Ами. – Один из наших людей в Вашингтоне связался с нами спустя час, как вы покинули Хеврон. Его информация касается американца. Конгрессмена, ни больше ни меньше. Он здесь. Внедрился в ряды террористов, действует под прикрытием… Можете себе представить?
   – Если это не деза, – произнес водитель, сжимая руль, – то все слухи о некомпетентности американских спецслужб, что мне доводилось слышать, истинная правда. Ведь если его схватят, разразится грандиозный скандал. Едва ли американцы пойдут на такой риск…
   – Уже пошли. Он здесь.
   – Где конкретно?
   – Этой информацией мы пока не располагаем.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное