Роберт Ладлэм.

Миссия Икара

(страница 10 из 64)

скачать книгу бесплатно

   – Думаю, мы обязаны пойти в посольство и кое-кого разбудить.
   – Ты что, спятил?
   – Дики, предположим, что этот стервец оделся так, чтобы кого-то укокошить!

   «Уровень безопасности максимальный
   Перехват не засечен
   Приступайте».

   Журнальный файл продолжили:

   «Последнее донесение вызывает тревогу, а так как моей аппаратуре пока еще не удалось проникнуть в базу данных Лэнгли, я, разумеется, не знаю, есть ли там сведения о нем или нет.
   Объект установил контакт. Его постоянный спутник сообщает о чрезвычайно рискованном мероприятии, без которого невозможно достигнуть цели.
   Что он сейчас делает, что для этого предпринимает? Какова последовательность его действий, с кем он завязывает отношения?
   Во что бы то ни стало необходимо раскопать все эти подробности! Если он выживет, именно подробности вызовут доверие к нему – необходимое условие для получения чрезвычайно важного задания, выполнение которого сделает объект совестью нации.
   Но выживет ли он или станет еще одной похоронной статистической величиной в ряду неопознанных событий? Моя аппаратура не в состоянии ответить на этот вопрос, она, правда, способна определить его потенциал, что не будет представлять никакой ценности, если он погибнет.
   В этом случае все, чего я достиг, сведется к нулю».



   Четверо террористов в наручниках то и дело посматривали на полицейского, которому было поручено доставить арестантов в целости и сохранности в военную прокуратуру гарнизона для проведения следственного эксперимента. В камере была гробовая тишина, когда Амалю Бахруди и еще троим арестантам скомандовали «на выход».
   Азрак сидел на правой стороне кузова полицейского фургона вместе с пожилым арабом, напротив сидел Кендрик с молоденьким парнишкой с заячьей губой.
   Машину подбрасывало на ухабах, дребезжала железная дверь, полицейский охранник старался сохранять равновесие. Левой рукой он держался за поперечную планку на крыше кузова, в правой у него был автоматический пистолет 10-го калибра системы Макарова, поддерживаемый верхней плечевой портупеей, на поясе болталось кольцо с ключами от наручников. Каждый думал о своем.

   «Вы безумец, понимаете ли вы это?» – «Доктор, у нас нет выбора! Вот этот человек – Азрак. Его кличка – Синий». – «Да вы что? Это не он! Азрака показывали по телевизору. У него борода и волосы до плеч». – «Он сбрил бороду и подстригся». – «А вы кто? Амаль Бахруди?» – «Сейчас да». – «Если этот молодой человек – Азрак, то вы не Бахруди. Его арестовали всего пять часов назад на базаре в квартале Вальят. Куролесили там с дружком. При задержании его приятель взял и перерезал себе глотку полицейским ножом». – «Я там был, Фейсал.
Я его узнал. Это Азрак – брат Зайи Ятим. А что сказал Ахмат?» – «Велел выполнять ваши пожелания и попросил вас подождать немного. Султан вызвал двоих полицейских, которым он полностью доверяет». – «Наверняка они сопровождали меня в тот раз, когда арестовали Азрака». – «Может быть… Один из них сядет за руль полицейского фургона, второй останется в кузове». – «Отлично. Вместе со мной и Азраком поедут еще двое заключенных. Вот этот, с заячьей губой. Ему всего шестнадцать. И вот этот, пожилой. Он – правая рука Азрака. Сообщите им, что меня переводят в другое место, а их троих потому, что в камере слишком активно общались с Амалем Бахруди».

   Кендрик краем глаза следил за полицейским. Когда тот внезапно опустил левую руку, помахал ею, пару раз сжал в кулак и разжал кисть – вот, мол, затекла рука! – Кендрик набрал в грудь воздуха. Ну вот и настал долгожданный момент! Знак подает, как договорились… Через минуту полицейский стал размахивать рукой сильнее. Пора! Быстрота и натиск… Кендрик вскочил и бросился на полицейского с такой силой, что тот упал, стукнувшись головой о железную дверь, – затих.
   – Быстро! – крикнул Эван, оборачиваясь к Азраку. – Забери у него ключи!
   Палестинец наклонился. Пожилой араб тоже. Вместе они выбили наручниками из правой руки полицейского пистолет Макарова и отцепили от ремня кольцо с ключами.
   – Я его сейчас убью! – заорал мальчишка с заячьей губой.
   Выхватив у пожилого араба пистолет, он бросился к лежавшему на полу охраннику.
   – Остановите его! – приказал Азрак.
   – Не смей! – крикнул пожилой террорист. – Давай сюда пистолет, дурачок! Водитель услышит выстрелы, и что тогда?
   – Этот, – мальчишка кивнул на полицейского, – наш враг!
   – Он наш спаситель, а ты – балбес психованный! – сказал Азрак.
   Он расстегнул наручники Кендрика, отдал ему ключи и протянул свои руки. Конгрессмен из Колорадо отомкнул наручники и повернулся к пожилому террористу.
   – Меня зовут Иосиф, – сказал тот. – Еврейское имя… Это потому, что моя мать еврейка, но мы не израильтяне. А ты смелый человек, Амаль Бахруди.
   – Может быть, только я не хватаюсь за пистолет, чтобы лишить жизни человека, потерявшего сознание, – проговорил Кендрик, бросая наручники Иосифа на пол. Обернувшись к мальчишке, он сказал в раздумье: – Не знаю, освободить тебя или нет.
   – Почему? – вскрикнул парнишка. – Может, ты не знаешь, что такое джихад?
   – Знаю, юноша, но опасаюсь тебя. Ведь ты способен нас убить, а мы немного больше стоим, чем ты.
   – Амаль! – Азрак схватил Кендрика за руку. – Он, конечно, псих и идиот, но у него особые обстоятельства. Они жили на Западном берегу реки Иордан, но однажды взорвали его дом. Погибла вся его семья. Сгорел магазин готовой одежды, в который они вложили все свои сбережения. Израильская комиссия по опеке продала дом и магазин каким-то поселенцам за гроши. – Азрак понизил голос и прошептал Кендрику на ухо: – Он немного не в себе, но у него никого нет, кроме меня и Иосифа. Сними с него наручники. Мы с Иосифом берем его под свою ответственность. Больше такого не повторится.
   – Хорошо, поэт, – ответил Эван и расстегнул наручники на запястьях юного террориста.
   – Эх, братья! – сказал Иосиф громким шепотом. – Фургон сбросил скорость. Мы что, подъезжаем?
   – Скорее всего! – сказал Эван. – Ну да! Начинается спуск в долину, где гарнизон. Значит, так! Вышибаем дверь и убегаем…
   – Да ты что! – встрепенулся Азрак. – А мы сумеем? – Он покосился на Иосифа. – А если снаружи щеколда?
   – Вышибаем дверь, я сказал! Если мы вчетвером толкнем ее посильнее, может, что и получится. А ты, юноша, – поманил он к себе мальчишку с заячьей губой, – ударь что есть силы вот здесь, в центре. Ударь дверь так, словно перед тобой Стена плача. Ну, приготовились…
   – Минуточку! – Азрак бросился в угол, где лежал охранник. – Теперь все в порядке. Не оставлять же портупею!
   – Приготовились! Удар! – скомандовал Кендрик.
   Все четверо ударились о дверь, едва только фургон начал спускаться вниз. И – о чудо! Створки слегка разошлись, и сквозь довольно широкую щель хлынул лунный свет.
   – Еще раз! – крикнул Иосиф. – Приготовились!
   – Прошу внимания! – Кендрик сделал останавливающий жест. – Дверь может распахнуться, и мы не удержимся на ногах. Сумейте сгруппироваться! Согните колени… Нам только и не хватает, чтобы кто-нибудь расшибся. Ну, вперед!
   Спустя минуту четверо беглецов, вывалившись из фургона на дорогу, покатились под уклон.
   Охранник, ни жив ни мертв, скатился к кабине, поскольку машина начала спуск. Лицо у него было покрыто капельками пота. Он встал на колени и принялся колотить кулаками по кабине. В ответ он услышал глухой стук. Напарник сообщал, что он все понял.
   Азрак и Иосиф первыми приняли вертикальное положение. Они размахивали руками, подскакивали, пока не убедились, что, кроме пары ссадин, нет ничего серьезного. У Кендрика горело плечо, саднили колени и кисти рук, но он не жаловался – во время спуска на байдарке по горным рекам и не такие кульбиты доводилось выполнять!
   Парнишке с заячьей губой не повезло. Он был не в силах подняться. Лежал и стонал. Иосиф бросился к нему.
   Эван и Азрак решали, что следует предпринять. Перед ними была дилемма: сразу возвращаться в Маскат или переждать здесь, в долине, какое-то время.
   – Эй! Сюда… – крикнул Иосиф. – Мальчишка сломал ногу.
   Азрак с Кендриком бросились на помощь.
   – Пристрелите меня! – захлебывался слезами юный террорист. – Я отправлюсь к Аллаху, а вы – в бой!
   – Да заткнись ты! – сказал Азрак. – Твое постоянное стремление свести счеты с жизнью начинает надоедать. Чего скулишь? Иосиф, снимай с него рубашку, рви ее на полосы. Свяжем ему руки-ноги и уложим на дороге. Через пару минут фургон вернется. По моим подсчетам, полицейские уже в штабе гарнизона. Сейчас доложат по инстанции о том, что произошло, и в погоню. Так что нашему герою долго лежать не придется.
   – Что вы наделали? Вы привезли меня прямо к моим врагам! – взвизгнул парнишка.
   – Замолчи! – сказал Азрак. – Они тебя доставят в больницу, где о тебе позаботятся. Там с детьми не воюют. Если бомба разорвется или реактивный снаряд жахнет, тогда другое дело…
   – Я буду молчать, я ничего им не скажу!
   – А ты ничего и не знаешь, – ответил Азрак. – Давай, Иосиф, свяжи его и наложи на ногу шину. – Азрак протянул три ветки, которые он срезал с придорожного куста. – А ты, герой, запомни: бесцельно погибать – самое легкое. Надо бороться до последнего. Пусть тебя вылечат, чтобы ты мог снова воевать. И возвращайся к нам, упрямый ты наш борец за свободу! Ты нам нужен, и мы тебя будем ждать. Иосиф, поторопись!
   Азрак и Кендрик вернулись к огромному валуну, откуда начинался спуск в долину. Далеко, внизу, как бы пульсировало желтое пятно. Это был костер. Именно к этому опознавательному знаку приближался полицейский фургон. Самое время задать какой-либо вопрос из тех, что усыпляют бдительность, подумал Кендрик.
   – Азрак, ты лучше меня знаком с местностью, скажи, сколько отсюда до костра?
   – Километров десять, а может, двенадцать. Но не больше. Они скоро будут здесь.
   – Тогда в путь! – Кендрик обернулся.
   Иосиф нес подростка на руках. Осторожно опустив его на землю у обочины, он что-то сказал мальчишке, махнул рукой и зашагал к ним.
   – Ну, Амаль Бахруди, командуй! – сказал он, подойдя ближе. – Куда идти?
   – Куда? – Эван выдержал паузу. – Для начала подальше отсюда. Скоро рассветет. Я знаю точно, меня будут разыскивать с вертолетами. Здесь оставаться опасно.
   – Следовательно… – Азрак бросил на Кендрика пристальный взгляд.
   – Следовательно, нам надо в Маскат! В городе нас не найти. Но самое главное – необходимо, чтобы кто-то до рассвета попал в посольство. Надо найти тех, кто наживается на нашем деле. Я имею в виду фотопленки, снятые скрытой камерой.
   – Попасть в посольство нелегко! Но если тебе, Бахруди, поручили среди прочих и это дело, наверняка объяснили, каким образом осуществить эту акцию, – сказал Азрак.
   Эван не растерялся:
   – Говорят, где-то в стороне от посольства заканчивается трубопровод, отводящий сточные воды. Надо выяснить, где именно! Я должен был передать патрулю у ворот записку, адресованную тому самому совету, который возглавляет Зайя. То есть все не так уж и сложно! Через трубопровод кто-то попадает на территорию посольства и отдает Зайе записку.
   – Не сложно, если только Зайя не сочтет записку ловушкой… Таких записок можно сочинить сколько угодно. Согласен?
   Кендрик выдержал паузу, а затем произнес:
   – Согласен, но та, что у меня, подписана самим Махди.
   Азрак широко раскрыл глаза.
   – Почему именно им?
   – Откуда мне знать? Конверт был запечатан сургучом. Конечно, такое недоверие оскорбительно, но даже я беспрекословно подчиняюсь приказам тех, кто оплачивает перевозку и доставку грузов, если, конечно, ты понимаешь, что я имею в виду.
   – Чего тут непонятного? Без их денег мы как без рук.
   – Если бы существовал шифр, подтверждающий подлинность исходящих от них документов, то кто-то из вас, а возможно, и все вы знали бы его, но только не я.
   – Дай мне записку, – сказал Азрак.
   – Странный ты какой-то! Поэт, одним словом, – усмехнулся Кендрик. – Когда на Вади-эль-Кебир меня запеленговала полиция, я сразу же изорвал записку на мелкие кусочки и развеял по ветру… А ты бы на моем месте поступил по-другому?
   Азрак задумался.
   – Ты на своем месте, я – на своем, – сказал он после непродолжительной паузы. – Но в любом случае записка не понадобится. Я трубопроводом пользовался не однажды, надо только охрану поставить в известность, так как на обоих его концах налажено круглосуточное дежурство.
   – Ничего себе дежурство! Фотопленки выносят под носом у охраны, и хоть бы что. Предупреди свою сестру. Охрану надо проверить, фотокамеру разыскать! Кто фотограф? Уверен, прикидывается другом. А возможно, работает целая группа. Их следует выявить и расстрелять!
   – Все не так просто! – возразил Азрак. – Расследование требует времени, а в спешке мы рискуем потерять ценные кадры, да и вообще невинных людей!
   – А ты, оказывается, лицемер, – засмеялся Кендрик. – Сам прекрасно знаешь, что мы нередко убиваем невинных людей, чтобы заставить мир содрогнуться, потому что этот мир глух и слеп – не видит и не слышит наших страданий.
   – Да смилуется над тобой Аллах, но сейчас именно ты – глух и слеп! – медленно произнес Азрак. – Ты веришь западной прессе, а там болтовня и непроверенные факты! Говорят, будто мы убили одиннадцать человек. Но это не так! Одна женщина покончила жизнь самоубийством, потому что у нее было не в порядке с психикой. Она все кричала, будто ее изнасиловал араб, а потом взяла и выбросилась из окна. Другая набросилась на какого-то юнца, проломила ему череп стулом. Он, падая, успел в нее выстрелить и, разумеется, убил. Двое мужчин скончались от сердечного приступа. Все это мне рассказала Зайя. Но кто ей поверит?
   – А остальные семь человек?
   – Они понесли заслуженное наказание. Это разведчики, так называемые опера, которые занимались контрпропагандой, инсинуациями и дезинформацией. Их приговорил к расстрелу наш совет. Двое из них были арабами. Они желали бы всех нас видеть мертвыми. Однако им никто не давал права мешать нам жить на нашей собственной земле…
   – Ну хватит, поэт! – оборвал его Кендрик. – Нам пора выбираться отсюда.
   – В посольство, что ли? – спросил Азрак.
   – Да, в посольство, – сказал Кендрик. – Пока темно, мы сможем связаться с твоей сестрой. Отправишь ей записку и все ей передашь. На этом моя миссия в Маскате закончится. Думаю, твоя тоже.
   – О чем это ты? – спросил Азрак.
   – Мне приказано после Маската срочно прибыть в Бахрейн, прихватив с собой кого-либо из вашего совета. Думаю, взять тебя. Это ненадолго. Пара дней от силы.
   – В Бахрейн? – Азрак вскинул брови.
   – Ну да! К Махди… Есть сведения, которые он может доверить только члену совета.
   – Но ведь аэропорт под круглосуточным наблюдением! – Азрак посмотрел на Кендрика в упор. – Ты разве не в курсе? Охранники с собаками и все такое. То же самое и в порту. Каждое судно досматривают, а если оно не подчиняется приказу, взрывают. Ты меня удивляешь! Объясни тогда, каким образом фотопленки оказались в Берлине?
   – Через трубопровод, должно быть. А как иначе?
   – Но ты сказал, дело срочное, а трубопровод – это длительное путешествие. Сутки, а то и двое.
   – Почему так долго?
   – Днем мы не рискуем, только ночью. При этом переодеваемся в форму пограничников. Если останавливают, говорим, что патрулируем прибрежную границу с Йеменом. Идем все время на юг, где нас поджидают быстроходные суда, которые предоставляет, конечно же, Бахрейн.
   «Я так и знал! – подумал Эван. – Неконтролируемая полоса залива с ее бухтами, скалистыми обрывами – это же рай для уголовников, контрабандистов и прочих преступников, включая и террористов. А форма пограничника вообще отменный камуфляж!»
   – Что ж, молодцы! Все продумано, все предусмотрено… Но насколько мне известно, форму пограничника не так-то просто раздобыть! Каждый комплект на учете…
   – А мы заказали несколько комплектов в Бахрейне. Отличная работа! Военные портные не подкачали… Мы форму бережем. Каждый комплект на учете. Ключи от шкафа у Зайи. Ну да ладно… Пора!
   Иосиф, Азрак и Кендрик пожелали парнишке с заячьей губой скорейшего выздоровления и зашагали по дороге, прямой как стрела.
   – По моим прикидкам, полицейский фургон не скоро нас догонит, – сказал Иосиф. – Я мальчишке наказал покочевряжиться. Пусть перевяжут как следует, а то в машине растрясет, то да се… Километра через три будет оазис заброшенный, может, и не оазис, но рощица точно – там и спрячемся.
   – Ты уверен? – спросил Кендрик.
   – Уверен, – ответил Иосиф. – Эту дорогу я хорошо знаю, хотя дорог здесь всего ничего. Чем ближе к заливу, тем природа зеленее. Попадаются холмы, сплошь в зеленом кустарнике. Один холм прямо на подходе к Маскату.
   – Иосиф у нас один из лучших разведчиков. Белый его из всех выделяет, – сказал Азрак.
   – Мы пришли в Маскат с Абиадом, то есть с Белым, за пять дней до захвата посольства, – сказал Иосиф.
   – Абиад возглавляет группу разведчиков, – сказал Азрак.
   – Понятно, – кивнул Кендрик. – Но лучше бы нам поскорее добраться до Маската. У тебя там есть связи.
   – Человек четырнадцать наберется, некоторые из них занимают высокие посты. Естественно, летают взад-вперед.
   – Выбери одного из них и познакомь меня с ним. Но это должен быть правильный выбор. Я ему передам записку, и ты окажешься в Бахрейне через три часа.
   – У Махди?
   – Да.
   – А ты говорил, что незнаком с ним…
   – Говорил, и что?
   – Незнаком и никогда у него не был?
   – Я знаю, что он в Бахрейне, а моя сфера деятельности – Европа. Но так как у меня выигрышная внешность, было решено именно меня направить в Маскат. Записку от Махди мне вручили при посадке в самолет.
   – Может, в записке было указано, как его найти?
   – Может быть… К слову сказать, я никогда не работал на Востоке, возможно, по этой причине меня послали к вам в качестве связника.
   – Вероятно! – кивнул Азрак. – Далеко тебя забросили. Где Восточный Берлин, а где Маскат…
   – А вот это тебя не касается! – взорвался Кендрик. – В конце концов, вы в посольстве ежедневно получаете предписания из Бахрейна! И ты мне будешь рассказывать, будто не знаешь, где резиденция Махди?
   – Не кипятись, Бахруди! Я такой же связник, как и ты. Да, я член совета, но меня не ввели в «тройку». Решили, что я по возрасту не подхожу. Молодой. Совет возглавили Нассир, Зайя и Абиад. До гибели Нассира они втроем разделяли ответственность за акцию по захвату заложников. Когда мне вручили запечатанный конверт с директивами, я доставил его, и все. Только Зайя и Абиад знают, как добраться до Махди. Не лично до него, а через посредство связников. С их помощью можно переслать записку.
   – А ты можешь связаться с сестрой по радио, например? Коротковолновая связь – удобная вещь. А еще лучше по телефону, к которому нельзя подключить подслушивающую аппаратуру… Мы бы уже через десять минут знали, где найти Махди.
   – Исключено! У американцев сканирующее оборудование – техника на грани фантастики. И вообще мы стараемся не говорить ничего такого, чего нельзя было бы произнести вслух, открыто и откровенно.
   – А твои связи? – Кендрик от волнения покрылся испариной. – Поручи кому-нибудь пойти в посольство к Зайе.
   – Да ты что! – Азрак даже поперхнулся. – Она прикажет расстрелять любого, кто об этом заикнется.
   – Нам необходимо выяснить все о Махди к сегодняшнему вечеру. То есть прежде, чем ты и я отправимся в Бахрейн. Я не имею права раскрывать свои источники в Европе, поскольку несу ответственность за ликвидацию прокола в вашей работе, который, кстати, произошел не по моей вине.
   – Значит, у нас нет выбора, – сказал Азрак – Мы проникнем в посольство через трубопровод и уладим все на месте.
   – У нас совсем нет времени на такую прогулку! И потом, все это выглядит чересчур провинциально. – Кендрик пришел в ужас при мысли о том, что в посольстве его могут узнать. – Я знаю, как к этому отнесется Бахрейн. Мы позвоним одному из твоих знакомых и попросим его передать записку Зайе. Она или Абиад сообразят, каким образом выйти на связь с Махди. Само собой, ни о тебе, ни обо мне – ни слова, просто скажем, что возникла срочная необходимость. Поскольку это и на самом деле срочно – в Бахрейне тоже сообразят, в чем дело. А я прикину, где будет удобнее встретиться. Думаю, лучше всего в мечети.
   – Бахруди, почему ты такой неорганизованный, мягко говоря? Позвоним этому, встретимся с тем, напишем записку неизвестно кому. Неужели Москва или София, да хоть бы и Загреб, с такой легкостью оплачивают твои фантазии?
   – А что делать, когда возникают непредвиденные обстоятельства?
   – Чепуха. Им дешевле обойдется перерезать тебе глотку. Или, на худой конец, найти тебе замену.
   – Мистер Синий, я бы посоветовал никогда не заглядывать в чужой карман!
   – Я так и делаю. Поэтому мы прямо сейчас идем в посольство.
   И в ту же секунду откуда-то снизу, из долины, донесся резкий завывающий звук сирены. Вот он, сигнал. Пора убираться.
   – Бежим! – гаркнул Кендрик.
   – Азрак, впереди свобода! – крикнул Иосиф.
   – Впереди посольство, – поправил его Синий. – И мы должны там быть до того, как рассветет!
   Для Эвана Кендрика, конгрессмена от девятого округа штата Колорадо, кошмар, который будет преследовать его всю оставшуюся жизнь, только начинался.


   Калейла задержала дыхание. Глаза, пару секунд назад ни с того ни с сего метнувшиеся к зеркалу заднего вида, заставили насторожиться.
   – Что это там?
   Чуточная капелька света, темное на еще более темном.
   А вот обозначилось и то самое «это». Ничего себе! Оказывается, со стороны Маската за ней следует машина! Без включенных габаритных огней, как бы тень, скользит себе по дороге вниз по холму. Тень сделала плавный поворот. Пустынная дорога спускалась в долину. Туда, где в окружении гор Джабаль-Шам лежала пустыня и где должен был состояться «побег».
   Дорога, по которой ехала Калейла, была единственной, ведущей как в долину, так и из нее. Удастся ли следовать на расстоянии за беглецами – Эваном Кендриком и его приятелями, – когда они выберутся из фургона? Пожалуй, ее план под угрозой. Что предпринять? Во-первых, ее не должны схватить. В противном случае всех заложников в посольстве расстреляют. Надо убираться. И быстро.
   Калейла крутанула руль. Колеса попали в выбоину. Мощная машина сначала дернулась, потом плавно развернулась на податливой грунтовой дороге и помчалась в обратную сторону.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

Поделиться ссылкой на выделенное