Дин Кунц.

Сошествие тьмы

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

– А мы о них ничего и не спрашиваем. Только о Лавелле.

– Ладно. Но потом вы обо мне просто забудете. Я уйду отсюда. И никаких свидетельских показаний.

– А вы и не были свидетелем убийства. Расскажите то, что знаете о Лавелле, и можете идти на все четыре стороны.

– Хорошо. Он взялся непонятно откуда пару месяцев назад и стал торговать кокаином и травой. За месяц сколотил шайку из двадцати уличных торговцев, снабжал их товаром и давал всем понять, что собирается стать хозяином территории. Это все, что я слышала от Винса. Впрямую я ничего не знаю, так как никогда не участвовала в торговле наркотиками.

– Ну конечно же, нет.

– В этом городе никто ничего не предпринимает без ведома дяди Винса. По крайней мере, это то, что я слышала.

– Я тоже наслышан об этом, – сухо отреагировал Джек.

– Ну так вот, кто-то из Карамацца уведомил Лавелля о том, что ему следует прекратить торговлю и согласовать все с их кланом. Это был просто дружеский совет.

– Понятно, – вставил Джек.

– Да. А он не сделал того, о чем его просили. Наоборот, этот сумасшедший негр послал Карамацца письмо со встречным предложением – разделить пополам южную часть Нью-Йорка. Сумасшедший негр. Ведь у Карамацца и так все было в руках.

– Достаточно дерзкий шаг со стороны мистера Лавелля, – заметила Ребекка.

– Конечно, ведь для них Лавелль был пустым местом. Кто о нем раньше слышал? Если судить по рассказам Винса, старший Карамацца решил, что Лавелль просто не понял сути первого предупреждения, и послал нескольких ребят растолковать ему все поподробнее.

– Они что, должны были переломать Лавеллю ноги? – спросил Джек.

– Или еще что-нибудь похуже, – ответила Шелли.

– Всегда есть более худший вариант.

– Но с посланцами случилось что-то непонятное, – продолжала Шелли.

– Их убили?

– Я не совсем в этом уверена. Винс сказал, что они просто больше не появились.

– Значит, их убили, – констатировал Джек.

– Вполне возможно. В общем, Лавелль дал знать Карамацца, что он какой-то там колдун и что даже все Карамацца, вместе взятые, не смогут противостоять ему. Конечно, в клане посмеялись над этим от души, и Карамацца послал на Лавелля пятерых своих лучших подонков, которые прекрасно знали, как действовать, когда дождешься наиболее подходящего момента.

– С ними тоже произошел какой-то инцидент? – спросила Ребекка.

– Да. Четверо из них исчезли.

– Что же с пятым? – спросил Джек.

– Его нашли на тротуаре возле дома Дженнаро Карамацца в Бруклине. Он был жив. Весь в крови и сильно избит, но все же жив – единственный из той злосчастной пятерки. Правда, после этого и его нельзя было называть живым.

– Что это значит?

– Он шизанулся.

– Что-что?

– Ну, сошел с ума. Как понял Винс, этот парень чокнулся, когда увидел, что произошло с его товарищами.

– А как зовут этого парня?

– Винс не сказал мне.

– Где он сейчас может находиться?

– Я думаю, дон Карамацца его куда-нибудь запрятал.

– А он все еще не в себе?

– Я думаю, да.

– Карамацца посылал третью группу?

– Об этом ничего не слышала.

Лавелль дал знать старику Карамацца, что, если тот хочет войны, он принимает вызов. Но предупредил, что обладает колдовскими силами.

– На этот раз, я полагаю, уже никто не смеялся, – заметил Джек.

– Да, никто смеяться не стал.

Они молчали некоторое время.

Джек посмотрел на опущенные глаза Шелли. Они не были ни покрасневшими, ни опухшими от слез. Было очевидно, что Шелли особенно не расстраивала гибель Винса Вастальяно.

За окном по-прежнему завывал ветер. Сухие снежинки ударяли в стекло. Джек спросил Шелли:

– Мисс Паркер, как вы думаете, причиной всего случившегося могли быть колдовские заклинания или что-нибудь в этом роде?

– Нет, хотя черт его знает. Чего только не бывает на свете! Сейчас уже трудно говорить что-либо наверняка. Единственное, в чем я не сомневаюсь, так это в том, что Баба Лавелль – умный и хитрый парень.

Ребекка сказала:

– Кое-что об этом мы уже слышали вчера от брата другой жертвы, но его рассказ не был таким подробным, как ваш, и он не знал, где можно найти Лавелля. А вы не знаете?

– Квартира у него была в Вилледже, но, похоже, он оттуда съехал, и с тех пор, как заварилась вся эта каша, никто его не может найти. Его уличные торговцы продолжают работать, им по-прежнему доставляют товар – так, по крайней мере, говорил Винс, – но никто не знает, куда подевался Лавелль.

– Вам известен адрес квартиры в Вилледже, где жил Лавелль? – с надеждой в голосе спросил Джек.

– Нет. Я действительно никогда не имела отношения к делам с наркотиками. Честно. И знаю только то, что слышала от Винса.

Джек глазами спросил у Ребекки, есть ли у нее какие-нибудь вопросы, но она мотнула головой.

Тогда Джек сказал Шелли:

– Вы можете идти.

Она допила виски, поставила стакан на столик и поднялась, поправляя свитер.

– Клянусь, сыта этими уголовниками по горло. Хватит. С ними все время попадаешь в передряги.

Ребекка посмотрела на нее, и Джек заметил в ее глазах злой огонек.

– А я слышала, что некоторые желтые очень даже ничего.

Шелли поморщилась и покачала головой:

– Желтые? Нет, только не для меня – они все слишком маленькие.

– Я смотрю, вы и черных, и желтых, и уголовников раскритиковали. Разборчивая девушка.

Джек ощутил, сколько сарказма было в этих словах, но Шелли ответила Ребекке сдержанной улыбкой, как бы видя в них заботу старшей сестры:

– Это точно. Понимаете, я ведь не просто девочка среднего пошиба. У меня очень много плюсов. Я могу позволить себе быть разборчивой.

– Да, и поаккуратнее с кули.

– Правда? А я никогда и не водилась с кули. Они – дрянь?

– Ну, это еще терпимо. А вот шерпы – полный аут.

Джек кашлянул в кулак, чтобы сдержать смех.

Беря в руки пальто, Шелли нахмурилась:

– Шерпы? А кто они такие?

– Они из Непала, – пояснила Ребекка.

– А где это – Непал?

– В Гималаях.

Шелли чуть не выронила пальто:

– Те самые горы?

– Те самые, те самые, – уверила ее Ребекка.

– Это же на краю света!

– Да, на краю света.

Глаза у Шелли широко раскрылись. Надев наконец пальто, она спросила у Ребекки:

– А вы что, много путешествовали?

Джек испугался, что, сдерживая хохот, прокусит себе язык.

– Да, пришлось немного поездить, – ответила Ребекка.

Шелли вздохнула, застегивая пуговицы пальто.

– А мне пока не очень-то везло: только и бывала по разу на Майами и в Лас-Вегасе. Я даже никогда не видела шерпа, не говоря уж о том, чтобы переспать с ним.

Ребекка не поскупилась на совет:

– Если уж как-нибудь доведется встретить шерпа, лучше сразу убирайтесь от него подальше. Никто не умеет так быстро и навсегда разбивать женские сердца, как шерпы. И еще, между прочим, вы, наверное, понимаете, что пока не можете покинуть город без нашего ведома?

– А я никуда и не собираюсь, – заверила ее Шелли.

Она достала из кармана пальто длиннющий вязаный белый шарф и обмотала им шею. Уже в дверях она вдруг обернулась и посмотрела на Ребекку.

– Послушайте, лейтенант Чандлер, извиняюсь, если была с вами поначалу несколько резка.

– Не стоит беспокоиться.

– И спасибо за советы.

– Мы, женщины, должны помогать друг другу.

– Действительно, – согласилась Шелли.

Она вышла из комнаты.

Когда шаги ее затихли, Ребекка не выдержала:

– Господи, что за тупая, эгоистичная, самовлюбленная сучка.

Джек взорвался смехом, откинувшись на спинку кресла времен королевы Анны.

– Ты заговорила, как Невецкий.

Подражая голосу Шелли Паркер, Ребекка произнесла:

– Я и сама не могу не признать, что я – не просто девица среднего пошиба. У меня немало плюсов… Бог мой, Джек! Единственные заметные ее «плюсы» – это по одному на каждой титьке.

Джек чуть не свалился на пол. Ребекка, наблюдая за его конвульсиями, с ухмылкой заметила:

– Я, между прочим, видела, как ты на нее пялился.

– Нет, только не я, – выдавил он между приступами смеха.

– Не придуривайся! Определенно пялился. Но напрасно, она бы с тобой не пошла.

– Ты уверена?

– В тебе ведь есть толика ирландской крови? Твоя бабка не была ирландкой? – И вновь подражая Шелли Паркер, сказала: – О, нет ничего отвратительней этих ирландцев – задолизов папы и пожирателей картошки.

Джек уже икал от хохота.

Ребекка села на софу. Она тоже смеялась.

– В тебе немало и британской крови, насколько я помню, Джек?

Джек, все еще давясь от смеха, с трудом произнес:

– Да, не без этого. И потому я еще и конченый чаехлеб.

– Это тоже ужасно, но не настолько, как если бы ты был шерпом.

Они все еще надрывались от смеха, когда один из полицейских зашел в комнату и, с недоумением глядя на них, спросил:

– Что здесь происходит?

Ни один из них не мог успокоиться, чтобы ответить.

– Следовало бы выказать хоть немного приличия: у нас тут все-таки два трупа, – упрекнул их полисмен.

Как ни странно, его слова вызвали новый приступ смеха.

Патрульный зло зыркнул на них и, покачав головой, ушел.

Джек понимал, что именно присутствие в доме смерти делало глупую болтовню Шелли Паркер такой заразительно смешной. Четыре мертвеца за последние пару дней! Им с Ребеккой нужна была такая разрядка, этот смех был целительным.

Наконец они успокоились и смахнули выступившие на глазах слезы. Ребекка подошла к окну и уставилась на падающий снег. Комнату заполнила та особенная тишина, которая способна удержать блаженные мгновения расслабляющего веселья. Эта тишина творила с Джеком то, что он не мог передать словами своим картежникам-друзьям на прошлой неделе. В такие минуты перед ним возникала совсем другая Ребекка – с редким чувством юмора, умением посмеяться над несуразностями жизни, и Джек особенно остро чувствовал, как необходима ему эта женщина.

Именно такие моменты, пусть крайне редкие, делали их партнерство столь надежным и безусловным для него. Джек надеялся, что таких моментов будет все больше, что Ребекка все чаще будет выпускать на свободу свое сокровенное «я» и однажды, если у него хватит терпения, эта другая Ребекка заменит нынешнюю Снежную королеву.

Пока же, как и обычно, перемена в ней оказалась кратковременной. Она отвернулась от окна и сказала:

– Пойдем-ка лучше поговорим с медицинскими экспертами и посмотрим, что они там нашли.

Джек ответил:

– Хорошо. И попробуем сменить выражение лица, Чандлер. Давай окаменеем и докажем, что у нас тоже есть совесть и уважение к смерти.

В ответ она улыбнулась, и на этот раз это была ее обычная улыбка.

Она первой вышла из комнаты.

Он – следом за ней.

2

Войдя в холл, Найва Руни закрыла за собой дверь в детскую, чтобы крыса – или что это там было – не смогла шмыгнуть обратно в спальню.

Она поискала эту тварь в комнате Джека Доусона, но, ничего не найдя, закрыла дверь и в нее, и в детскую.

Затем внимательно осмотрела кухню, заглянула даже в шкафы. Никакой крысы. В кухне было две двери: одна вела в холл, другая – в нишу-столовую.

Найва закрыла и эти двери.

Теперь существо могло находиться либо в столовой, либо в гостиной.

Но твари там не было.

Найва безуспешно осмотрела все, что только могла.

Несколько раз она останавливалась и, затаив дыхание, прислушивалась… Ни звука.

Она старалась обнаружить не столько загадочное существо, сколько подходящую дыру, через которую оно могло пробраться сюда. Ничего похожего.

Наконец она остановилась в переходе между гостиной и холлом. Было включено все освещение. Нахмурясь, Найва оглядела все вокруг.

– Куда же делась эта тварь? Ведь она должна быть здесь, в квартире.

Да. Существо наверняка здесь. Найва не могла отделаться от ощущения, что она не одна и за ней кто-то следит.

3

Помощник медицинского эксперта Айра Голдблюм, высокий, светлокожий, с волосами даже не русыми, а белыми, с голубыми, в серую крапинку арийскими глазами, походил больше на шведа, чем на еврея.

Джек с Ребеккой нашли его на втором этаже, в спальне Вастальяно. Он уже закончил осмотр тела Морранта, бегло оглядел труп самого хозяина и доставал из черной кожаной сумки какие-то инструменты.

– Такое – не для людей со слабым желудком. Я, видимо, вообще работаю не там, где надо.

Джек успел заметить, что сегодня Голдблюм бледнее обычного.

– Мы полагаем, это связано с двумя другими убийствами: Чарли Новелла в воскресенье и вчерашним убийством Коулсона. В ваших данных эта связь прослеживается? – спросила Ребекка.

– Вполне возможно.

– Только возможно?

– Да, есть шанс, что удастся связать их в единое целое. Количество ран… деформированность трупов – совпадения есть. Но давайте подождем результатов вскрытия.

Джек был искренне удивлен:

– А раны? Неужели их характер не указывает явным образом на взаимосвязь всех этих убийств?

– Количество ран, конечно, наводит на некоторые размышления. Но не характер… Вы успели их рассмотреть?

– С первого взгляда они кажутся какими-то укусами, может быть, укусами крыс, – ответил Джек.

– А мы полагаем, что под ними скрыты ножевые ранения, – добавила Ребекка.

Джек поддержал ее:

– Видимо, крысы появились к тому моменту, когда оба уже были мертвы. Вы согласны с нашим мнением?

– Нет, никоим образом не согласен. Даже после предварительного обследования можно с полной ответственностью говорить, что никаких ран от холодного оружия ни на одном из трупов нет. Вастальяно и его телохранитель были просто зверски искусаны. Они умерли от потери крови. Телохранителю прокусили три артерии, а Вастальяно просто изжевали.

– Но ведь не настольно же агрессивны крысы? Они не нападают на людей в их собственных домах, черт возьми, – возразил Джек.

На это Голдблюм ответил:

– А я и не думаю, что это были крысы. Я видел их укусы и знаю, что говорю. Время от времени на помойках находят бродяг или алкоголиков, скончавшихся от сердечных приступов или инсультов. Такие трупы обычно обнаруживают не сразу, и за это время их прилично «обрабатывают» крысы. Поверьте, я безошибочно определю, где были крысы. Эти случаи – что-то другое. По целому ряду признаков.

– Не могли ли это быть, скажем, собаки? – спросила Голдблюма Ребекка.

– Нет. Укусы слишком маленькие. Я думаю, кошек тоже можно не брать в расчет.

– У вас есть какие-то предположения? – спросил Джек.

– Нет, это что-то странное. Может, все прояснится по результатам вскрытия.

Ребекка сказала:

– А вы знаете, что дверь в ванную была закрыта? Патрульным пришлось взломать ее.

– Я об этом слышал. Еще одна тайна закрытой двери, – ответил Голдблюм.

– Может быть, здесь и нет никакой тайны: если Вастальяно был убит животными, вполне возможно, что они смогли пролезть под дверью.

Голдблюм покачал головой:

– Сомневаюсь. Нет и нет. Это существо должно быть намного крупнее, чем то, что способно пролезть через щель.

– Какое же?

– Ну, наверное, со взрослую крысу.

Ребекка на секунду задумалась, затем сказала:

– В ванной ведь есть вентиляционная труба, может, по ней эти существа туда и пробирались.

– Но на выходе труба крепится решеткой, и ячейки в ней еще меньше, чем щель под дверью.

Ребекка зашла в ванную комнату, вытягивая шею, внимательно осмотрела потолок.

– Решетка на месте, – разочарованно сказала она.

– А маленькое окошко закрыто, – добавил Джек.

– На защелку, – уточнил Голдблюм.

Ребекка поправила челку.

– А как насчет ванны? Там ведь сливное отверстие.

Голдблюм отверг это предположение:

– Нет, при современной системе канализации пролезть через него невозможно.

– А через унитаз?

– Тоже вряд ли.

– Но все же возможно?

– Только предположительно. Кроме того, я уверен, что животное было не одно.

– А сколько же? – спросила Ребекка.

– Трудно сказать точно, но, думаю, не меньше дюжины.

– О Господи! – воскликнул Джек.

– Может, и две дюжины. Может, и больше.

– Почему вы так думаете?

– Видите ли, Вастальяно был большим, грузным, мощным человеком. С одной-двумя-тремя тварями размером с крысу он безусловно справился бы, что бы ни представляли собой эти животные. Я думаю, он справился бы даже с десятком таких крысообразных существ. Они, конечно, покусали бы его, но он все-таки смог бы отбиться, а нескольких бы точно уничтожил. Мне кажется, их была целая туча, они просто облепили его со всех сторон.

У Джека по спине побежали мурашки: он представил, как Вастальяно лежит на полу ванной, облепленный крысами или чем-то похуже, криком кричит при каждом укусе или ударе когтями. Его атакуют со всех сторон. Он уже не может ни собраться с мыслями, ни с силами, чтобы оказать сопротивление. Руки буквально скованы повисшими на них бесчисленными тварями. Какая зловещая, кровавая смерть!

Джек содрогнулся от этих мыслей.

– А Росс, его телохранитель? Он умер такой же смертью?

– Да, с ним, видимо, произошло абсолютно то же самое, – ответил Голдблюм.

Ребекка выпустила воздух через сжатые зубы.

– Ваши догадки делают проблему с закрытой изнутри дверью еще более трудноразрешимой, чем она казалась на первый взгляд.

Что же получается? Вастальяно и его телохранитель готовили на кухне ужин. Там-то на них и напали. Росса облепили сразу же, а Вастальяно удалось сбежать. Он не смог добраться до входной двери, так как они отрезали ему этот путь. Тогда он бросился наверх и заперся в ванной. И вот здесь крысы – или кто там еще – каким-то образом пробрались в запертую ванную комнату. Но каким образом?

– И как они оттуда выбрались? – опередил ее с вопросом Голдблюм.

– Я считаю, что единственный возможный вариант – унитаз.

– Эту версию следует отбросить по причине большого числа нападавших. Даже если бы в системе канализации не было специальных заглушек от крыс, даже если бы эти твари умели надолго задерживать дыхание, чтобы проплыть большое расстояние, все равно версия не работает. В ванную пробралось целое полчище грызунов. Значит, они четко следовали друг за другом, словно командос. Крысы не так умны и не так решительны. Я вообще не знаю животных, способных на это.

От воображаемой картины кусающих и грызущих тварей у Джека перехватило горло. Пришлось сглотнуть слюну, чтобы снова прийти в себя. Наконец он сказал:

– Даже если Вастальяно и его телохранитель были облеплены этими… существами, неужели они не прикончили хотя бы пару из них? Мы не нашли в доме и одной мертвой крысы или еще какой твари, кроме мертвых людей.

– И никаких продуктов жизнедеятельности животных, – добавил Голдблюм.

– Чего?

– Ну, помета, например. Если в этом участвовали десятки животных, на месте происшествия обязательно остался бы их помет. Если вы найдете волосы животных…

– Мы будем искать их очень тщательно. Пропылесосим пол вокруг каждого трупа. Если удастся найти хотя бы несколько волосков, это во многом прояснит картину.

Голдблюм с силой провел руками по лицу, словно желая снять с себя напряжение и усталость. На щеках у него выступили отчетливые красные пятна, но взгляд голубых глаз оставался прежним.

Помолчав, он добавил:

– Есть еще один момент, который меня тревожит. Жертвы не были… съедены. Они были покусаны, исцарапаны… и все такое, но, насколько я могу судить, не тронут ни грамм человеческой плоти. Крысы съели бы все мягкие покровы тела, чтобы добраться до внутренних органов. Точно так поступил бы любой другой хищник или любитель падали. Здесь же я ничего подобного не наблюдаю. Эти существа убивали целенаправленно и методично, а затем исчезли, не тронув добычу. Это ненормально, неестественно. Что же побудило пакостных тварей на жестокие убийства? Зачем они это сделали?

4

После беседы с медицинским экспертом Джек и Ребекка решили поговорить с соседями. Вполне возможно, кто-то из них что-нибудь да слышал или видел вчера ночью.

Выйдя из дома Вастальяно, они остановились на боковой дорожке. Оба стояли, одинаковым жестом засунув руки в карманы.

Серые тучи нависли над землей еще ниже, чем час назад, небо еще больше потемнело. Вокруг крутились снежинки, правда, их было не очень много. Они лениво падали на землю, если их вдруг не подхватывал порыв ледяного ветра. Тогда они улетали вдаль, как хлопья пепла с обгоревшего неба.

Ребекка сказала:

– Я думаю, нам не дадут заниматься этим делом.

– Нас отстранят от расследования двух этих убийств? Или всего дела?

– Нет, только этих двух. Скажут, что между четырьмя убийствами нет прямой связи.

– Но ведь связь-то есть.

– Я прекрасно это знаю. Но нам скажут, что смерть Вастальяно и Морранта не имеет никакого отношения к гибели Новелла и Коулсона.

– Думаю, Голдблюм поможет нам это доказать.

Ребекка выглядела расстроенной.

– Терпеть не могу отстранений. Я привыкла завершать то, что начато.

– Нас еще никто не отстраняет.

– Ты что, не понимаешь? Если это сделало какое-то животное…

– И что из того?

– …то они не смогут классифицировать происшедшее как убийство.

– Но это же убийство, – решительно заявил Джек.

– Разве можно предъявить обвинение животному?

Джек кивнул:

– Я понимаю, что ты имеешь в виду.

– Вот именно.

– Но послушай! Если животные были натренированы убивать, это все же убийство, а человек, который их натаскивал, – убийца.

Ребекка сказала:

– Если бы на трупах Вастальяно и Росса были собачьи укусы, то тебе, возможно, удалось бы привлечь внимание к этому моменту. Но какое мелкое животное можно натренировать на убийство? И заставить выполнять команды? Будут это делать крысы? Нет. Кошки? Нет.

– Я слышал о тренированных хорьках. Иногда их используют на охоте. Не для охоты как таковой, а просто ради спорта. Добычу они не приносят, от добычи хорьки оставляют лишь мокрое место.

– Хорьки? Я многое бы отдала за то, чтобы видеть, как ты докажешь капитану Грешему, что по городу бродит некто с клетками, наполненными тренированными хорьками, способными устроить подобную вакханалию.

– Да, звучит неубедительно, – согласился Джек.

– Мягко говоря.

– Ну и что нам остается?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное