Джулия Куин.

Великолепно!

(страница 6 из 22)

скачать книгу бесплатно

   – Вы в самом деле считаете меня слишком честной? – спросила она тихо. – Но ведь я еще не закончила. Мы встретились при необычных обстоятельствах и, вероятно, поэтому можем говорить друг с другом так прямолинейно. Думаю, вы не злой, но можете ранить меня, даже не желая этого делать. Я всего несколько месяцев в Лондоне и хочу, чтобы мое пребывание здесь стало радостным для всех. Поэтому прошу вас держаться подальше от меня.
   – Не думаю, что смогу это сделать.
   – Пожалуйста!
   Алекс не подозревал, что одно это слово, сорвавшееся с уст Эммы, может заставить его почувствовать себя негодяем. Ему оставалось лишь проявить в ответ полную откровенность.
   – Думаю, вы не понимаете, как сильно я хочу вас.
   Эмма тотчас же остановилась:
   – Вальс закончился, ваша светлость.
   – Верно.
   Она высвободилась из его объятий:
   – А теперь до свидания.
   – До завтра, Эмма.
   – Не думаю, что мы увидимся завтра. – С этими словами Эмма, проворно лавируя в толпе, ускользнула от него и вскоре оказалась рядом с теткой.
   Алекс молча смотрел, как она двигается по залу и ее волосы сверкают в трепетном свете свечей. Ее прямолинейность раздражала его, но и разжигала желание. Алекс сам не вполне понимал, какие чувства Эмма вызывает в нем, но ему было ясно одно: он не может ими управлять.
   Испытывая недовольство собой, Алекс поспешил покинуть общество молодых фатов и нетерпеливых мамаш, жаждущих вовлечь его в скучную беседу. К счастью, вскоре он увидел Данфорда, стоявшего у края танцевальной площадки и наблюдавшего за ним.
   – Пойдем отсюда, – мрачно сказал герцог другу. – А эта красотка пусть не воображает о себе слишком много: все равно ей придется примириться с тем, что я не могу оставить ее в покое.


   – Я рада, что смогу поехать с тобой, – проговорила Белл возбужденно.
   – Да? А вот я боюсь, что мне придется об этом пожалеть, – последовал незамедлительный ответ Эммы.
   Они с Белл в карете Блайдонов отправились возвращать сережки, которые накануне Софи чуть ли не насильно втиснула в руку Эммы.
   – Чепуха, – возразила Белл небрежно. – К тому же я могу тебе понадобиться, если ты вдруг растеряешься.
   – Уверена, я сама смогу придумать что-нибудь.
   – А если растеряется Софи?
   – Полагаю, это маловероятно.
   Эмма пристально взглянула на серьги, которые крепко держала в руке.
   – Скверно. – Она скорчила гримасу.
   – Что скверно?
   – Весьма славные сережки.
   Коляска остановилась у дверей элегантного городского дома Софи, и молодые женщины, выйдя из экипажа, быстро поднялись по ступенькам к парадной двери, после чего Эмма решительно постучала.
   Не прошло и секунды, как перед посетительницами предстал до смешного тощий, но при этом невероятно величественный дворецкий Софи.
Никому не дозволялось войти в дом графа и графини Уайлдинг, пока он не приходил к выводу, что посетители этого достойны.
   Пристально оглядев дам, Грейвс коротко произнес:
   – Слушаю.
   Белл показала ему свою карточку:
   – Леди Уайлдинг принимает? – спросила она резко, стараясь ни в чем не уступить высокомерному дворецкому.
   – Возможно.
   Видя, как сжались губы кузины, Эмма чуть не рассмеялась, однако Белл не отступала:
   – Не будете ли вы так любезны сказать ей, что ее хочет видеть леди Арабелла Блайдон?
   Грейвс слегка поднял брови:
   – Если зрение меня не обманывает, а оно меня никогда не подводит, у дверей стоят две особы.
   Слегка вскинув подбородок, Белл процедила сквозь зубы:
   – Это моя кузина мисс Эмма Данстер.
   – Понимаю. – Грейвс кивнул. – Не угодно ли пройти в гостиную?
   Проводив дам в одну из гостиных Софи, дворецкий бесшумно вышел.
   – Ну вот, – пробормотала Белл, решив, что слуга уже отошел на достаточное расстояние, чтобы не слышать ее, – я здесь бывала не менее тридцати раз, и меня все еще заставляют стоять у двери.
   Эмма усмехнулась:
   – Должно быть, этот господин очень предан своим хозяевам. Ты бы, вероятно, и сама не отказалась нанять его.
   – Шутишь? Мне пришлось бы представить ему рекомендации, заверяющие в том, что у меня приличный дом и что он у меня вообще имеется.
   – Белл, дорогая! – раздался откуда-то издали голос Софи а вскоре и сама она вошла в гостиную в прелестном утреннем платье бутылочно-зеленого цвета, удачно гармонировавшего с цветом ее глаз. Похоже, Софи еще не заметила Эмму, которая стояла в углу и спокойно наблюдала за происходящим.
   – Жаль, что я не смогла появиться на вашем празднике, говорят, все прошло грандиозно, – не умолкала Софи.
   – Именно так, – скромно согласилась Белл.
   – Зато мой брат был там. – Софи, словно не веря собственным словам, пожала плечами. – Это первое. А второе: где ваша прелестная кузина? Я так много о ней слышала…
   – Она стоит прямо у вас за спиной.
   Софи стремительно обернулась:
   – Мне очень приятно… Господи! – Она замерла в изумлении.
   Эмма снисходительно улыбнулась ей:
   – Не сомневаюсь, вы удивлены.
   – О Боже мой! – Казалось, Софи не верила своим глазам.
   Белл склонилась к Эмме и прошептала ей на ухо:
   – Не думала, что такое возможно, но, похоже, Софи и в самом деле не знает, что сказать.
   – Значит, пора тебе вмешаться и загладить неловкость, – решительно произнесла Эмма.
   Белл усмехнулась:
   – Я тоже не знаю, что сказать.
   Софи наконец пришла в себя и сделала шаг вперед:
   – Но ведь вчера…
   – Верно. – Эмма набрала в грудь воздуха. – Боюсь, я должна кое в чем признаться. Я вчера одолжила платье у горничной.
   – Но зачем?
   – Это длинная история и к тому же довольно запутанная…
   – Вот как? – Софи широко раскрыла глаза. – В таком случае я непременно хочу ее услышать.
   Несколько секунд Эмма собиралась с мыслями, а затем принялась сбивчиво объяснять, как они с кузиной пытались избавиться от дел, навязанных теткой в связи с празднеством.
   – Выбор был невелик: кухня или расстановка цветов, вот и пришлось сбежать.
   – В самом деле, ужасный выбор, – согласилась Софи. – И все же не могу представить, что сказала Кэролайн по поводу вашего приключения.
   – Дело в том, – произнесла Эмма печально, – что и я не могу этого представить.
   Софи медленно кивнула:
   – Понимаю. Не сомневайтесь, вы можете рассчитывать на мое молчание: это меньшее, что я могу сделать, чтобы отблагодарить вас за спасение жизни Чарли.
   Решив, что подходящий момент настал, Эмма поспешно достала серьги, подаренные ей Софи.
   – Принимая во внимание сложившиеся обстоятельства, я не могу принять эти сережки и прошу вас взять их назад.
   Глаза Софи неожиданно наполнились слезами.
   – Мне бы очень хотелось, чтобы серьги остались у вас. Ведь это всего лишь безделушки.
   – Боюсь, мне будет не совсем ловко носить их, – тихо сказала Эмма.
   Софи раздумывала недолго.
   – Тогда позвольте подарить вам что-нибудь другое в знак благодарности.
   – Вашей дружбы будет более чем достаточно. – Голос Эммы звучал уверенно, она не сомневалась: сестра герцога будет ей верным и надежным другом.
   Софи взяла гостью за руки:
   – На это вы всегда можете рассчитывать, дорогая. – Она заключила Эмму в нежные объятия. – А теперь, пожалуйста, присядьте. – Она указала на диван, обитый золотистой тканью, и девушки с превеликим удовольствием устроились на нем. – Думаю, нам пора поговорить кое о чем важном. – Софи выразительно посмотрела на Белл. – Я хочу услышать все сплетни о вчерашнем торжестве и о том, что там произошло.
   – О, это было замечательно! – искренне воскликнула Белл. – Если мама хотела доказать всему миру, что любит Эмму, как родную дочь, ей это вполне удалось.
   – Большая удача для вас, – заметила Софи. Эмма пробормотала нечто означавшее согласие.
   – Да, там были все, весь свет, – с энтузиазмом продолжала Белл. – Появился даже ваш брат, чему все были очень удивлены.
   – Так же как и я, – призналась Софи и вдруг, быстро повернувшись к Эмме, воскликнула: – О Господи, что он вам сказал? Что он сказал?
   – По правде говоря, что-то вроде: «Здравствуйте!»
   – Но сперва он целовал ей руку вдвое дольше положенного, – поспешила сообщить Белл. – А потом весь вечер Эмме не давал прохода.
   – Право, Белл, – Эмма покраснела, – он просто забавлялся. Похоже, герцог был несколько раздосадован тем, что я оказалась не той, за кого он меня принимал. К тому же он всегда, в любой ситуации, старается взять верх.
   – Верно, – охотно согласилась Софи. – Можете себе представить, что значит состоять с ним в родстве?
   Эмма кивнула:
   – Как бы то ни было, ваш брат вовсе не уделял мне столько внимания, как говорит Белл, и он делал это ненамеренно.
   Белл громко фыркнула.
   – Должна сказать, дорогая, твое лицо было такого же цвета, как волосы, когда ты с ним танцевала.
   Эмма пожала плечами, словно предоставляя собеседницам возможность самим делать выводы.
   – Уверена, все скоро забудется, и вряд ли нам придется часто встречаться в обществе.
   – Жаль, если все будет именно так, – тихо заметила Софи, и в глазах ее сверкнул огонек, как у заправской свахи.
   – Что вы хотите этим сказать?
   – Ничего особенного. Не желаете ли чаю? – Софи тотчас же дала знак горничной. Она уже долгие годы старалась склонить Алекса к браку и в лице Эммы Данстер наконец нашла нечто дававшее ей надежду на успех. Судя по всему, Эмма была умной и веселой девушкой, к тому же очень отважной. Софи не могла бы пожелать лучшей невестки. Она знала, что ее брату требовалась женщина, которая не станет каждую минуту спрашивать его мнение и покоряться ему, как только он начинает действовать в своей властной манере, а это происходило почти постоянно.
   – Пожалуйста, расскажите мне побольше о вашем празднике. – Софи решила продлить визит девушек, насколько это было возможно. Когда служанка внесла чайник и бисквиты, она принялась сама разливать чай.
   – Меня загнала в угол леди Саммертон, – со смехом призналась Эмма.
   – Эта леди способна загнать в угол любого и даже пятерых за раз, – подтвердила Белл.
   Софи кивнула.
   – Вероятно, у нее добрые намерения, но она слишком разговорчива… почти как я. – Она добродушно рассмеялась.
   Эмма и Белл переглянулись и, чуть помедлив, присоединились к ней, как вдруг…
   – Ради Бога, Грейвс, клянусь, что повешу тебя на бельевой веревке, если ты не пропустишь меня, – донесся до них от дверей гневный мужской голос.
   – О Боже! – пробормотала Софи. – Мне давно следует отчитать Грейвса, но не хватает духу.
   – И за что же? – поинтересовалась Белл.
   За то, что он чересчур любит задавать вопросы.
   – Я не буду вручать визитную карточку дворецкому, принимавшему меня не менее пятисот раз! – продолжал возмущаться голос, который, как без труда определила Эмма, не мог принадлежать никому иному, кроме герцога Эшборна.
   Лицо Софи приняло насмешливое выражение.
   – Думаю, мне следует вмешаться, но меня так смешит гнев Алекса…
   Внезапно в тоне герцога появились опасно низкие нотки.
   – Грейвс, если ты дорожишь жизнью, пропусти меня немедленно!
   Затем Грейвс стремительно влетел в дверь желтого салона, спасаясь от гнева Алекса.
   Войдя, герцог тут же набросился на Софи:
   – Послушай, разве я не твой брат? Не пора ли тебе приструнить своего сторожевого пса?
   – Ну, сейчас Оливера нет, и Грейвс оберегает нас.
   – Это я вижу. – Алекс огляделся и только тут заметил, что они с сестрой не одни.
   – Ага, кажется, вы уже лучшие подруги?
   – Не будь занудой, Алекс. – Софи решительно вздернула подбородок. – Я принимаю гостей и занимаю их беседой, а ты можешь прийти позже.
   – Ничего себе, любезный прием. – Герцог не слишком изящно опустился на стул напротив Эммы и Белл.
   – Просто я решила отдать вашей сестре сережки, ваша светлость, – пояснила Эмма.
   – Я ведь просил вас не называть меня «ваша светлость», не так ли?
   Эмма опустила глаза.
   – В таком случае мне не придется больше обращаться к вам…
   Софи с трудом подавила улыбку.
   – Хочешь чаю, Алекс? – спросила она, насколько могла, любезно.
   – Я не пью чай, ты же знаешь, – недовольно буркнул герцог.
   – Ах, прости, конечно, я и забыла, что настоящие мужчины не пьют столь немужественный напиток, как чай.
   – А вот я бы выпила еще чашку, – сказала Эмма с улыбкой.
   – И я, – присоединилась к ней Белл.
   Алекс поморщился: ему оставалось гадать, когда эти трое успели объединиться против него.
   – Алекс, дорогой, может, ты хочешь кофе? – Софи, как могла, пыталась избежать скандала.
   – Я предпочел бы виски.
   – Но по-моему, для виски еще рановато…
   Алекс перевел взгляд с сестры на Эмму, потом на Белл: все они смотрели на него с обманчиво-безмятежным выражением.
   – А я считаю, что сейчас самое подходящее время.
   – Ну, как знаешь. Тогда обслужи себя сам.
   Алекс легко поднялся, пересек комнату и подошел к шкафчику, где его сестра держала напитки. Затем он достал бутылку и налил виски в большой стакан.
   – Софи, я пришел рассказать, кто на самом деле эта таинственная Мег, но вижу, она уже опередила меня. Теперь мне хочется знать, – он устремил взгляд на Эмму, – что думает ваша кузина обо всех этих проделках?
   – По правде сказать, я сама участвовала в «этих проделках», – насмешливо сообщила Белл.
   Алекс помрачнел, но Эмма, несмотря на это, продолжала исподтишка наблюдать за ним. Герцог казался ей необычайно большим и очень мужественным: он с трудом помещался в изящной гостиной Софи. Безукоризненного покроя одежда с трудом сдерживала его первобытную силу. Эмме оставалось лишь гадать, как может быть человек одновременно столь привлекательным и в то же время пробуждать тайную неприязнь. Бесспорно, он пробудил в ней желание; его присутствие обрекало ее предательское тело на внезапную слабость и томление, в то время как его дерзость и стремление подчинять себе приводили ее в ярость.
   Тем временем Белл как ни в чем не бывало обратилась к Софи:
   – Неужели вы собираетесь провести вдали от света все время, пока не вернется из Вест-Индии ваш супруг, или все-таки мы увидимся сегодня вечером на балу у Саутбери?
   – Я подумывала о том, чтобы уединиться в деревне, но теперь изменила свои намерения. Внезапно оказалось, что жизнь в городе обещает в этом сезоне много интересного. Не думаю, что смогу часто выезжать в течение нескольких предстоящих месяцев по вполне понятной причине, и все же…
   – О, Софи, неужели вы… – Казалось, Белл не в состоянии произнести слово «беременны» в присутствии мужчины.
   Софи энергично кивнула, и лицо ее просияло.
   – Я так рада за вас! – продолжала Белл. – Какой подарок мужу, верно?
   – Оливер до сих пор не знает, что снова станет отцом. Разумеется, я написала ему, но сомневаюсь, что он уже получил письмо.
   – Вы не должны чувствовать себя одинокой. Обещайте, что приедете к нам с Чарли и пробудете у нас сколько захотите. У нас так много места, а вам, вероятно, не хочется оставаться одной.
   – Дорогая леди Арабелла, позвольте напомнить, что у Софи есть родные, способные о ней позаботиться, – неожиданно торжественно произнес Алекс. – И если она решит куда-нибудь переехать на время, то скорее ко мне, чем к вам.
   Белл сделала большой глоток чаю и храбро вступила в перепалку:
   – Возможно, Софи не хватает именно женского общества.
   – А вот я уверена, что его светлость может обеспечить кому угодно сколько угодно особ женского пола, – язвительно пробормотала Эмма и лишь затем осознала, что все слышали ее выпад.
   Герцог строго посмотрел на нее:
   – Не поясните ли, что вы хотели этим сказать?
   – Пожалуй, я лучше не стану этого делать, – ответила Эмма холодно.
   Алекс решил проявить благоразумие и не углубляться в подробности.
   – Если Софи необходимо женское общество, – решительно заявил он, – она может переехать к матери.
   Софи была в восторге оттого, что Эмма проявила характер, и гадала лишь, какого цвета платье она наденет на свадьбу в качестве подружки невесты.
   – Если я несколько месяцев поживу с мамой, это поднимет мне настроение, – сказала она весело. – А может, мы отправимся в деревню: свежий воздух будет мне очень полезен, да и Чарли любит там жить. Конечно, он постоянно лазает по деревьям, и я боюсь за него, но Алекс считает, что мне не следует слишком нянчиться с ним. И все же…
   – Послушай, Софи, – прервал ее Алекс, – тебе не кажется, что ты слишком много болтаешь?
   – Да, возможно, – вздохнула Софи.
   – Нет-нет, – вмешалась Эмма, – вы так интересно рассказываете, а я очень люблю деревню.
   Женщины рассмеялись, вспомнив, как перемывали косточки леди Саммертон, в то время как Алекс молча досадовал на то, что не может принять участие в их веселье.
   – Ах, Эмма. – Софи попыталась восстановить дыхание после внезапного приступа веселья. – Я не рассказывала ничего особенно интересного, и с вашей стороны было очень любезно проявить ко мне подобную доброту.
   – Уверяю вас, мне это не стоило труда.
   – Тогда, может быть, вам не составит труда рассказать побольше о себе, – неожиданно предложил Алекс.
   – Боюсь, это будет скука смертная. – Белл поморщилась.
   Подобное заявление удивило Эмму: прежде ее кузина не была столь дерзкой и отважной.
   – Ну, раз Белл так считает… – спокойно произнесла она.
   – А я уверен, что она не станет возражать, – настаивал Алекс.
   – В любом случае я предпочла бы поболтать с Софи, – заметила Белл, – тем более что она хотела показать мне новый клавесин. Верно Софи?
   – Хотела? О да, конечно! Идемте, он стоит в Голубой гостиной наверху. – Хозяйка дома проворно поднялась и направилась к двери; Белл последовала за ней.
   – Отлично сработано, – на ходу шепнула Софи на ухо Белл, и обе дамы, выскользнув из гостиной, направились вверх по лестнице.
   – Не забудьте напомнить мне, чтобы я поблагодарил вашу кузину. – Алекс довольно усмехнулся.
   – А вы должны мне напомнить, чтобы я ее придушила.
   – Право же, дорогая, неужели вам так тяжело немного побыть со мной наедине? – Алекс пересек гостиную и присел рядом с Эммой на софу так близко, что ей захотелось отодвинуться.
   – Э-э… – начала Эмма, чувствуя, что все ее решительные намерения будто ветром сдуло. – Не хочу показаться чопорной барышней, но…
   – Но вы именно так и выглядите…
   – Право же, вам не стоит сидеть так близко ко мне.
   – Давайте забудем все эти правила, касающиеся того, что можно и что нельзя. – Алекс вздохнул. Он захватил двумя пальцами ее локон.
   Эмма невольно вздрогнула.
   – Немедленно прекратите, ваша светлость! В любой момент сюда могут войти…
   – Я так не думаю. Похоже, эти две заговорщицы намеренно решили оставить нас вдвоем. Не сомневаюсь, они дадут нам знать, когда соберутся вернуться: вероятно, когда они будут спускаться по лестнице, до нас донесется приступ кашля, столь сильный, какого мы не слышали за всю свою жизнь.
   Эмма протестующе вскинула руку:
   – Терпеть не могу, когда мной пытаются манипулировать.
   – Я тоже, кроме тех случаев, когда в результате меня оставляют наедине с вами.
   Эмма бросила на него пристальный взгляд.
   – Вы всегда так самоуверенны? Неужели у вас никогда не бывает искушения закричать?
   Алекс расхохотался:
   – Дорогая, если бы я сказал вам, в каких случаях мне хочется кричать, вы бы тотчас же выбежали из этой комнаты и немедленно отправились в колонии.
   Эмма вспыхнула. Даже будучи весьма неопытной, она поняла, на что намекает герцог.
   – Пожалуйста, не выворачивайте мои слова наизнанку? – Она скрестила руки на груди и отвернулась.
   – Ну зачем вы так? – примирительно сказал герцог. – Неужели вам действительно неприятно со мной разговаривать?
   – Я бы этого не сказала.
   – Тогда что же? Вам неприятно мое общество?
   – Нет…
   – Тогда в чем же дело?
   – По правде говоря, не знаю. – Эмма медленно повернулась.
   – Ну, тогда все в порядке. У нас нет никаких сложностей.
   – В этом-то и состоит главная сложность! – в отчаянии воскликнула Эмма. – Сложности есть, и я их отлично вижу.
   – Но ведь вы только что сказали нечто противоположное!
   – Ничего я не говорила. – Эмма поднялась с софы и присела на стул.
   – Так в чем же состоит наша проблема?
   Эмма скрестила руки на груди.
   – По-моему, вы взяли слишком властный тон.
   – О, в самом деле?
   – Именно так.
   – Но женщины часто нуждаются в том, чтобы с ними обращались властно. Вспомните, что с вами произошло, когда вы оказались предоставлены самой себе: я нашел вас на улице в бесчувственном состоянии!
   Тут уж Эмма не выдержала:
   – Не могу поверить, что вы меня этим попрекаете! – Она принялась мерить шагами гостиную. – Я оказалась в таком положении лишь потому, что спасла жизнь вашего племянника! Или вы предпочли бы, чтобы я позволила ему быть раздавленным?
   – Простите. – Алекса и самого удивила собственная бестактность. – Я сказал глупость.
   – Еще кое-что: я не нуждаюсь в том, чтобы мной руководили. – Эмма с трудом подавила ярость. – И я вполне способна позаботиться о себе. А вот вы определенно нуждаетесь в хорошем пинке, который даст вам понять, что вы не Господь Бог!
   – Эмма!
   – Я больше не хочу с вами разговаривать. Вероятно, у вас возникло желание посмеяться и сделать еще один неприличный намек, а мне не нужны никакие осложнения.
   – Послушайте…
   – Почему я должна вас слушать?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное