Джулия Куин.

Великолепно!

(страница 13 из 22)

скачать книгу бесплатно

   – Ваши представления о джентльменском и неджентльменском поведении просто нелепы. Можешь назвать меня слишком прагматичной, но я считаю, что жизнь важнее чести, по крайней мере если речь идет о карточной игре.
   – Согласен, но теперь я ничего не могу изменить. Факт заключается в том, что я должен Вудсайду десять тысяч фунтов.
   – И когда ты обязан отдать ему эти деньги?
   – Обычно деньги отдают тотчас же, но, принимая во внимание величину суммы, Вудсайд дал мне две недели.
   – Как великодушно! – заметила Эмма с иронией.
   – Думаю, он дал мне время, чтобы насладиться своей властью надо мной.
   – Несомненно.
   Нед нервно сглотнул.
   – Вудсайд сказал, что забудет об этом деле, если я смогу устроить ему встречу с Белл.
   Тут Эмму окончательно охватила ярость. Ей казалось, что все в ней разогрелось до белого каления.
   – Я убью его, честное слово, убью! – выпалила она, затем подошла к бюро и принялась выдвигать ящики. – У тебя есть пистолет? – спросила она свирепо, роясь в вещах и выбрасывая бумаги на пол. – У меня всего лишь нож для разрезания бумаг.
   Внезапно в голову Эммы пришла ужасная мысль, и она обратила к Неду пепельно-бледное лицо.
   – Ты… не согласился?
   – Боже, Эмма! – Нед вспыхнул. – Кем ты меня считаешь?
   – Прости, знаю, что ты не мог этого сделать. Просто я очень расстроена.
   – Я не собираюсь торговать невинностью своей сестры ради уплаты карточного долга, – заявил Нед воинственно.
   – Ладно. – Эмма вздохнула и принялась постукивать пальцем по ножу для разрезания бумаг. – Острый, между прочим.
   Нед невольно усмехнулся:
   – Вряд ли таким оружием ты чего-нибудь добьешься.
   Эмма с досадой бросила нож на бюро и медленно опустилась на край кровати.
   – Я никому не рассказывала об этом, но неделю назад у нас с Вудсайдом произошла стычка.
   – Да? И что же случилось?
   – Все выглядело довольно странно: он насмехался надо мной, дразнил тем, что я американка и что у меня нет титула.
   – Ах, сукин сын, – пробормотал Нед, снова сжимая кулаки.
   – Согласна, но главное не в этом. Вудсайд сказал, что собирается жениться на Белл.
   – Что?
   – Клянусь, это правда! – Эмма энергично кивнула, словно подтверждая правоту своих слов.
   – А ты что сказала?
   – Просто посмеялась над ним. Вероятно, мне не следовало этого делать, но мысль о Белл и об этом мерзавце… показалась мне абсолютно нелепой.
   – Нам следует немедленно принять меры. Его одержимость – уже скверно, но теперь, когда ты его оскорбила, он вряд ли откажется от мести.
   Эмма внимательно посмотрела на кузена:
   – А что он может сделать? Я имею в виду, кроме того, что потребует у тебя десять тысяч фунтов.
   – А разве этого не достаточно?
   – Если мы опротестуем этот долг, у Вудсайда не останется козырей, но сперва нам надо выработать план.
Как насчет родителей?
   Нед подпер голову рукой.
   – Я не хочу просить у них денег, мне и так стыдно. И я не хочу, чтобы они стыдились меня. К тому же все средства отца вложены в плантации на Цейлоне. Не думаю, чтобы он мог быстро раздобыть такую сумму.
   Эмма молчала, не зная, что сказать.
   – Я сам влип и должен сам выпутаться.
   – С незначительной помощью кузины.
   – Да. – Нед вздохнул. – С незначительной помощью кузины.
   Некоторое время Эмма задумчиво смотрела в потолок, затем неуверенно произнесла:
   – Вероятно, даже лучше, что дядя Генри и тетя Кэролайн не могут помочь: они бы просто заболели от этого.
   – Пожалуй, ты права. – Нед вздохнул, затем встал и подошел к окну.
   – Если бы это случилось на шесть месяцев позже… – задумчиво протянула Эмма.
   Нед стремительно обернулся:
   – Что произойдет через шесть месяцев?
   – Мне исполнится двадцать один год. Семья матери оставила мне накопительный траст, и, думаю, там уже достаточно денег, чтобы покрыть твой долг. Но сейчас я все равно не могу ими распоряжаться, если только…
   – Если только что?
   – Если я срочно не выйду замуж, – медленно ответила Эмма.
   – Вряд ли Эшборн уже сделал тебе предложение. – Нед явно пытался пошутить.
   – Верно, не сделал, – печально ответила Эмма.
   – Да и все равно, пока ты получишь деньги из Америки, пройдут месяцы.
   Эмма подняла глаза на кузена.
   – Деньги здесь, в Лондоне: мой дед никогда не доверял колониальным банкам и большую часть состояния держал в метрополии. Полагаю, мои родители тоже не видели смысла в том, чтобы переводить их в Штаты.
   – Но здесь ни один банкир не выдаст тебе деньги до положенного срока.
   – Если только я не выйду замуж, – напомнила Эмма, и сердце ее учащенно забилось.
   – Что ты хочешь этим сказать?
   – Скажи, сложно получить специальную лицензию на брак?
   – Не особенно, если знаешь, к кому обратиться.
   – Я полагаю, Алекс знает нужных людей. – Эмма прищелкнула пальцами. – А ты?
   – Постой, ты сказала, что Эшборн не сделал тебе предложения в этот уик-энд…
   – Но это еще не значит, что я не могу сделать предложение ему.
   В глазах Неда промелькнуло недоверие:
   – Мне еще не доводилось слышать о чем-нибудь подобном, но я думаю…
   – Ты думаешь, я дура, – решительно высказалась Эмма.
   – Ничуть не бывало. Эшборн будет болваном, если откажется, а он вовсе не болван. Впрочем, не исключено, что он будет слегка удивлен.
   – Чертовски удивлен!
   – Сверх всяких пределов! – Нед взволнованно покрутил головой.
   – О Господи! – вдруг простонала Эмма. – Я краснею даже при одной мысли об этом.
   – Но ты хоть уверена, что это сработает? Как, ради Бога, ты думаешь сделать ему предложение, выйти за него замуж и получить деньги за две недели?
   Эмма надолго задумалась.
   – Пожалуй, это невозможно, – наконец решила она. – Но думаю, банк выдаст мне деньги, если они узнают, что я помолвлена с герцогом Эшборном. Уверена, объявление в «Таймс» сыграет свою роль: это почти то же самое, что уже быть замужем. Джентльмен никогда не бросит леди, если помолвлен с ней, а банкирам и в голову не придет, что леди может отказаться от герцога.
   – Но что, если они заартачатся? Банкиры несгибаемы, когда речь заходит о правилах.
   – Тогда придется поспешить со свадьбой. Не думаю, что Алекс станет возражать, а я… Надеюсь, у меня хватит на это храбрости, – добавила Эмма тихо.
   Нед бросился к кузине и обнял ее за плечи:
   – Послушай, ты не должна делать это ради меня. Если понадобится, я пойду к ростовщику, и потом несколько месяцев буду чувствовать себя несчастным, но брак… это ведь на всю жизнь. Я не смогу просить себя, если из-за меня ты пожертвуешь своим счастьем.
   – А может быть, – ответила Эмма шепотом, – может быть, я и не собираюсь жертвовать своим счастьем. – Она пристально посмотрела на кузена. – Может быть, это как раз мой шанс.
   – Но если Алекс не попросил тебя выйти за него, почему ты думаешь, что он примет твое предложение?
   – Не знаю. – Эмма вздохнула. – По крайней мере я попробую.

   Тем временем в Уэстонберте Алекс отмокал в горячей дымящейся ванне. У него было такое чувство, будто за эту неделю он побывал в аду и теперь вернулся обратно. Каждая мышца его тела болела от усталости; к тому же его очень раздражало Божье наказание в виде грозы, затопившей ливнем половину его земель и сломавшей шесть деревьев.
   Чаще всего он мог видеть Эмму только за завтраком и ужином, да и то она почти все время делала вид, что занята едой, и старалась не смотреть на него.
   Поднявшись утром и узнав, что Эмма уже уехала, Алекс испытал чувство глубокого разочарования. Погрузившись глубже в ванну, он пытался разобраться в себе и понять, какие чувства испытывает к Эмме и что ему делать дальше.
   Жениться? Эта мысль начинала казаться Алексу все более привлекательной. Он всегда считал, что следует откладывать брак, пока не приблизишься к сорока, а потом жениться на девушке, не имеющей собственного мнения, и не обращать на нее внимания, поскольку тут главным становился вопрос о наследнике. Алекс не хотел, чтобы жена путалась под ногами и мешала ему, однако к Эмме это не относилось.
   При мысли о том, что, проснувшись утром, он найдет ее рядом, Алекс чувствовал, что внутри у него все оттаивало. Разумеется, вопрос о наследнике все еще не был решен, но поскольку этот процесс был связан с Эммой, он не мог показаться скучным. Впервые Алекс осознал, что думает о будущем, стараясь представить того самого наследника, о котором мать неустанно твердила ему, в виде маленького мальчика с морковными волосами.
   Именно этого он хотел. А еще маленькую девочку с морковными волосами и огромными фиалковыми глазами, которая будет бросаться в его объятия с криком «папа», как только он войдет в комнату.
   Потом он уложит ее в постель, подоткнет одеяло, схватит в охапку ее мать, уложит ее, подоткнет одеяло и ляжет с ней рядом, чтобы заняться созданием маленького мальчика с морковными волосами и большими фиалковыми глазами.
   Господи, не сошел ли он с ума? Неужели он готов забыть о планах, которые строил почти десять лет, ради этой бойкой американки?
   Алекс поднялся, и тонкие ручейки воды стали стекать по его поджарому телу. Взяв полотенце, он быстро вытерся и, завернувшись в халат, улегся на кровать.
   Алекс был почти уверен, что Эмма приняла бы его предложение. Он знал, что она скучает по отцу и всегда собиралась вернуться в Америку, но не видел причины, почему бы им не навещать Бостон и ее отца раз в два года вместе.
   Остальные родственники Эммы находились в Лондоне, и Алекс знал, что они будут только рады, если она останется здесь.
   Но вот хотел ли он, чтобы Эмма его любила? И сможет ли он это вынести? Если вас кто-то любит, то вы вынуждены взять на себя ответственность и не растоптать эту любовь. У Алекса не было намерения причинить боль Эмме, но он понимал, что сможет ранить ее, если не сумеет полюбить по-настоящему.
   Но ведь могло быть и так, что она его не любит, а он любит. Тогда ему предстояло ее убедить, чтобы она ответила ему взаимностью.
   Алекс спрыгнул с кровати и принялся шагать по спальне. Так любит ли он ее или все-таки нет? Этого он и сам не знал точно. Но если все-таки полюбил Эмму, то что ему теперь делать? Сделать ей предложение? А если она скажет «да»? Алекс вовсе не был уверен, что все сложится хорошо, и к тому же ему не хотелось, чтобы она выходила за него только потому, что он ей нравится. Он хотел, чтобы она вышла за него, потому что любит его и не может жить без него, потому что сам он, кажется, именно это и чувствовал.
   Не будет никакого вреда, если он не станет бросаться в любовь очертя голову: Эмма не торопилась уезжать, и пока никто другой не сделал ей предложение.
   Поскольку секретарь написал ему из Лондона и попросил вернуться, Алекс решил сразу же по прибытии поговорить с ней и попытаться понять, каковы ее чувства к нему.
   В четверг его мать дает небольшой обед, и у него будет возможность побыть с ней наедине. Конечно, мать сделает все возможное, чтобы помочь ему. Утром в пятницу он выберет лучшее обручальное кольцо и, отправившись в Блайдон-Мэншн, сделает предложение. Тогда с сомнениями будет покончено.
   «А возможно, – Алекс миролюбиво улыбнулся, – тогда как раз все и начнется».


   О Господи! О чем она думает? Во вторник днем Эмма стояла на ступеньках крыльца холостяцкого жилища Алекса, расположенного в шести кварталах от Блайдон-Мэншн на Гросвенор-сквер, и пыталась понять, что она здесь делает.
   Дом был не слишком велик, поскольку герцог не любил принимать гостей, и Эмма предположила, что после женитьбы он намеревается переехать в родительский дом.
   Подняв руку к большому медному дверному молотку, Эмма на мгновение обернулась.
   – Может, тебе лучше уйти сейчас? – прошипела она Неду, дожидавшемуся прямо на нижней ступеньке.
   Нед пожал плечами:
   – Все равно кто-то должен проводить тебя домой.
   – Меня может проводить Алекс.
   – А если он ответит отказом?
   – Просто скажет «нет»? О, я так не думаю.
   – А что ты думаешь?
   – Что тебе тут нечего делать.
   Нед попятился на несколько шагов, затем быстро повернулся:
   – Ухожу, ухожу.
   Убедившись, что Нед исчез за углом, Эмма сделала глубокий вдох и снова взялась за дверной молоток.
   Грохот от удара заставил ее отскочить, и ей с трудом удалось удержать равновесие. Она вцепилась в перила крыльца, и при этом тело ее согнулось под неописуемым углом и наклонилось вперед.
   Она находилась именно в этой позе, когда дворецкий открыл дверь и удивленно посмотрел на нее сверху вниз.
   – Здравствуйте! – Эмма постаралась как можно быстрее выпрямиться и изобразить на лице подобие улыбки. – Надеюсь, его светлость принимает?
   Дворецкий ответил не сразу. Он не сомневался, что перед ним леди, но, с другой стороны, настоящие леди не являлись в дом холостого джентльмена без сопровождения.
   Дворецкий все еще колебался, размышляя, уместно ли впустить ее; когда Эмма внезапно подняла на него огромные фиалковые глаза, он был побежден.
   – Пожалуйста, входите. – Он впустил ее в маленькую гостиную, соединенную дверью с холлом. – Сейчас я узнаю, может ли его светлость вас принять.
   Когда дворецкий появился в кабинете Алекса на втором этаже, тот даже не поднял головы.
   – В чем дело, Смидерз? – Алекс по-прежнему смотрел в бумаги, которые должен был подписать.
   – Ваша светлость, к вам молодая леди, прибывшая без сопровождения.
   Отложив бумаги, Алекс наконец пристально взглянул на дворецкого:
   – Не знаю никаких молодых леди, которые ходят ко мне без сопровождения.
   Он снова вернулся к бумагам.
   – Как угодно, ваша светлость.
   Выходя из комнаты, Смидерз остановился перед самой дверью.
   – Вы уверены, ваша светлость?
   Взгляд Алекса выразил досаду.
   – В чем уверен, Смидерз?
   – Вы уверены, что не знаете эту леди? Похоже, что она к вашей светлости по серьезному делу.
   – И как она выглядит?
   – Она очень маленького роста, и у нее ярко-рыжие волосы.
   На этот раз Алекс вскочил с такой стремительностью, что ушиб колено о письменный стол.
   – А еще у нее самые огромные фиалковые глаза, какие я только видел с тех пор, как миссис Смидерз отошла в лучший мир.
   – Господи, Смидерз, почему ты мне сразу об этом не сказал? – Алекс с небывалой скоростью ринулся вниз по лестнице, и Смидерз не торопясь последовал за ним значительно медленнее.
   – Я не знал, что вашу светлость интересует цвет глаз моей покойной жены, – бормотал он себе под нос.
   – Эмма! – воскликнул Алекс, врываясь в гостиную. – Что, ради всего святого, привело тебя сюда? Что-нибудь случилось? Твои родные знают, что ты здесь?
   Прежде чем ответить, Эмма нервно облизнула губы.
   – Никто не знает, кроме Неда, – он привел меня сюда.
   – Кузен привел тебя сюда и оставил одну? Он что, рехнулся?
   – Нет, но он считает, что рехнулась я, – произнесла Эмма печально, полагая, что Алекс не в восторге от ее визита. – Она поспешно встала. – Если я не вовремя, то сейчас же уйду.
   – Нет-нет, что ты! – Алекс прошел через комнату и закрыл дверь. – Пожалуйста, останься. Просто я удивился, увидев тебя здесь.
   – Знаю, что это необычно, – начала Эмма, не представляя, как приступить к разговору о свадьбе. – Я хотела поговорить один на один, а ты знаешь, как трудно, находясь в Лондоне, урвать хоть несколько минут для такого разговора.
   Алекс молча кивнул.
   – Нед сказал мне, что ты только вчера вернулся: он видел тебя в «Уайтсе».
   Алекс гадал, рассказал ли ей Нед также о том, что большую часть вечера он провел, расспрашивая о ней.
   Внезапно Эмма поднялась и принялась бродить по комнате, нервно покусывая губу.
   – Ты часто это делаешь, – заметил Алекс со снисходительной улыбкой.
   – Делаю что?
   – Кусаешь губу. Впрочем, я нахожу это прелестным.
   – Благодарю.
   Алекс подошел к ней и взял ее за плечи.
   – Эмма, – сказал он тихо, заглядывая ей в глаза. – Пожалуйста, скажи мне, в чем дело. Кажется, ты чем-то расстроена…
   Эмма конвульсивно сглотнула, пытаясь преодолеть желание прижаться к Алексу всем телом и растаять в его объятиях, а он, хотя и заметил томление, тлевшее в ее взгляде, все же усилием воли заставил себя удержаться от поцелуя. Алекс был совершенно уверен в том, что его гостье не нужна еще одна интимная сцена.
   Наконец, с трудом переведя дух, Эмма тихо произнесла:
   – Мне надо кое о чем поговорить с тобой, а когда ты так близко, я не могу ясно мыслить.
   Алекс тут же счел это признание добрым знаком.
   – Конечно, – согласился он великодушно и, выпустив плечи Эммы, усадил ее на софу, после чего стал в раздумье поглаживать подбородок, пытаясь оценить ситуацию. Он собирался сделать Эмме предложение в пятницу, но и этот день был ничуть не хуже. Наверняка она питает к нему нежные чувства, иначе никогда бы не отважилась прийти одна в его дом.
   К тому же он определенно сможет поцеловать ее после того, как она скажет «да», и лучше, если это произойдет здесь, а не в доме ее кузена. Как только она скажет, что ее так сильно волнует, он попросит ее руки, и это будет потрясающе!
   Эмма осторожно подвинулась на край софы.
   – Понимаешь, Алекс, – решилась она наконец, – я пришла попросить тебя кое о чем, но боюсь, что ты скажешь «нет».
   Алекс уселся на стул как можно ближе к ней, так, что их лица почти соприкасались.
   – Ты никогда не узнаешь, что я скажу, если не попросишь.
   – Еще больше я боюсь, что ты скажешь «да», – пробормотала она.
   Теперь уже Алекс был по-настоящему заинтригован. Тем временем Эмма глубоко вздохнула и расправила плечи. Она знала и раньше, что ей придется нелегко, но даже представить не могла, до какой степени.
   – Алекс, – проговорила она наконец, – мне нужно… То есть я хочу… Нет, я не могу! – Она подняла на него огромные сияющие глаза: – Мне очень трудно это сказать.
   – Вижу, – отозвался Алекс сочувственно. – И все же?
   – Видишь ли, Алекс, я… я хочу попросить твоей руки.
   Эти слова были произнесены так быстро, что Алекс от растерянности заморгал, не зная, что сказать и что ему вообще делать дальше.
   Эмма обратила к нему обеспокоенный взгляд:
   – Алекс!
   – Ты, кажется, просишь меня жениться на тебе?
   Эмма принялась теребить складки своей темно-зеленой юбки.
   – Да, я сказала именно это.
   Алекс все еще пребывал в растерянности. Только что он убедил себя, что пора сделать Эмме предложение, а она опередила его. Едва слышный голос говорил ему, что это очень хорошо, но еще более громкий голос утверждал, что все это неправильно и что Эмма лишила его чего-то очень важного, чего он так сильно желал.
   Он так мечтал о том, как сделает ей предложение, и даже два дня непрестанно репетировал в уме их разговор, а также не мог спать ночью, потому что постоянно проигрывал в уме возможные ситуации. Он даже подумывал о том, чтобы опуститься на одно колено, и вот теперь вместо этого сидел, притулившись на стуле, слишком маленьком и узком для него, в то время как Эмма примостилась на краешке софы в такой позе, что он опасался ее падения.
   – И ты в самом деле знаешь, что делаешь? – спросил он наконец.
   Эмма сразу сникла. Это был не очень-то обнадеживающий ответ.
   – Я хочу сказать, что обычно мужчина делает предложение женщине.
   – Да, но я не стала дожидаться, когда ты попросишь моей руки, – печально ответила Эмма и вздохнула. – Если ты вообще собирался сделать мне предложение.
   – Уверяю, тебе не пришлось бы ждать слишком долго, – заметил Алекс чуть слышно, и по-видимому, Эмма не расслышала его, потому что вид ее оставался не менее встревоженным, чем прежде.
   – Дело в том, что мне надо выйти за тебя как можно скорее.
   Алексу это замечание показалось довольно странным: ведь между ними еще не произошло того акта, который делал необходимым вступление в брак столь поспешно.
   – Это очень необычно, – сказал он задумчиво.
   – Понимаю. – Эмма кивнула. – Но ведь ты часто говорил мне, что я необычная женщина.
   – И все равно я никогда не слышал, чтобы женщина делала предложение мужчине. – Алекс осторожно выбирал слова. – Не думаю, что это незаконно, но так не поступают.
   Эмма широко раскрыла глаза. Только теперь она начинала понимать, что ей грозит. Она уязвила мужскую гордость герцога и в другом случае, несомненно, получила бы от этого удовольствие, но теперь под угрозой оказалось счастье всей ее жизни.
   Тем временем Алекс, сидя рядом с ней, невольно жалел себя. Только что у него отняли законное мужское право сделать первый шаг. Отчего-то ему даже не пришло в голову, сколько мужества потребовалось Эмме, чтобы прийти в его дом без провожатого со столь странной просьбой; зато он твердо знал, что она не должна была этого делать. Очевидно, в детстве ей не преподали того, что следовало знать повзрослевшей девушке, а именно, как делается предложение о вступлении в брак.
   – Право, Алекс, – сказала Эмма, изо всех сил стараясь улыбнуться как можно нежнее, – ты должен быть польщен.
   Алекс растерянно пожал плечами.
   – Видишь ли, я собирался сделать тебе предложение в пятницу, – сказал он несколько обиженно. – И даже репетировал свою речь.
   – Ах! – радостно воскликнула Эмма. – Неужели это правда? О, Алекс, я так счастлива!
   Не в силах дольше сдерживаться, она вскочила с софы, затем опустилась на колени перед Алексом и взяла обе его руки в свои маленькие ладони, а он смотрел на нее сверху вниз с детским выражением лица.
   – Я так ждал возможности сделать тебе предложение. Я никогда никому прежде не предлагал вступить в брак со мной, А теперь у меня и не будет такого случая.
   Эмма крепче сжала его руки:
   – Ты все еще можешь это сделать. Обещаю, что скажу «да».
   Алекс вздохнул и вдруг посмотрел ей в глаза с полной серьезностью:
   – Кажется, я не слишком любезен, а?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное