Агата Кристи.

Ночная тьма

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Пять, – немного подумав, ответил я.

– Пора бы тебе повзрослеть.

– Я давно уже повзрослел, – сказал я, – и давно выбрал себе образ жизни. А ты как поживаешь?

– Тоже как обычно, – ответила мать.

– Ну а как со здоровьем?

– У меня нет времени болеть, – сказала мать и вдруг спросила: – Зачем ты пришел?

– Разве я обязательно должен прийти за чем-то?

– Так бывало всегда.

– Не понимаю, почему ты так отрицательно относишься к моему желанию повидать мир?

– Водить лимузины по Европе, по-твоему, видеть мир?

– Конечно.

– Вряд ли ты увидишь много интересного, коли будешь бросать работу, предупредив хозяев всего за день, и, сославшись на болезнь, оставлять клиентов в каком-то забытом богом городе.

– Откуда тебе это известно?

– Звонили из твоей фирмы. Спрашивали, не знаю ли я, где ты живешь.

– А зачем я им понадобился?

– Наверное, решили снова взять тебя на работу, – ответила мать. – Только не понимаю почему.

– Потому что я неплохой шофер и умею ладить с клиентами. Во всяком случае, не моя вина, что я заболел.

– Не знаю, не знаю, – сказала мать.

По ее виду было ясно, что она так не думает.

– А почему ты не позвонил им, когда вернулся в Англию?

– Потому что у меня были более важные дела, – ответил я.

– Опять что-то задумал? – Она удивленно подняла брови. – Снова какие-то дурацкие затеи? Что ты делал все это время – с тех пор, как вернулся?

– Работал заправщиком на бензоколонке, механиком в гараже, клерком, мыл посуду в третьеразрядном ночном клубе.

– То есть катился по наклонной плоскости, – подытожила мать с каким-то мрачным удовлетворением.

– Ни в коем случае, – возразил я. – Это все входит в мои планы знакомства с жизнью.

Она лишь вздохнула и спросила:

– Чего хочешь, чаю или кофе?

Я предпочел кофе. Я уже отучился пить чай. Мы сели за стол, и она отрезала нам по куску домашнего пирога.

– А ты изменился, – вдруг заметила она.

– Я? В чем?

– Не знаю в чем, но изменился. Что случилось?

– Ничего не случилось. А что должно было случиться?

– Ты как-то взбудоражен, – сказала она.

– Собираюсь ограбить банк, – пошутил я.

Но она явно не желала переходить на шутливый тон и вполне серьезно сказала:

– Нет, этого я не боюсь.

– Напрасно. По-моему, в наши дни это самый легкий способ разбогатеть.

– Чтобы как следует к этому подготовиться, нужно немало потрудиться, – сказала она. – Поработать головой, что ты не слишком любишь делать. Кроме того, дело это рискованное.

– Ты считаешь, что видишь меня насквозь?

– Нет, не считаю. По правде говоря, я далеко не все про тебя знаю, потому что мы с тобой разные люди. Но я чувствую, когда ты замышляешь что-то новое. Как сейчас, например. В чем дело, Мики? Нашел девушку?

– Почему ты так решила?

– Я всегда знала, что рано или поздно это случится.

– Что значит «рано или поздно»? У меня было много девушек.

– Я имею в виду не это.

Ты занимался девушками от нечего делать, из спортивного интереса, но никогда всерьез не влюблялся.

– А сейчас, ты полагаешь, я увлечен всерьез?

– Значит, дело действительно в девушке, Мики?

– Отчасти. – Я опустил глаза.

– И что она собой представляет?

– То, что мне нужно, – ответил я.

– Ты нас познакомишь?

– Нет, – сказал я.

– Вот даже как…

– Нет, ты не поняла. Я не хотел тебя обидеть, просто…

– При чем тут обида? Скажи прямо: ты не хочешь мне ее показать, потому что боишься, что я скажу «нет». Так?

– Если бы ты и сказала «нет», я все равно тебя не послушался бы.

– Возможно, но тебе это было бы неприятно. Где-то в глубине души ты бы стал сомневаться, потому что все-таки прислушиваешься к моему мнению. Как бы то ни было, я знаю тебя лучше других и кое о чем догадываюсь – и, скорее всего, мои догадки верны. Полагаю, я единственный человек на свете, способный поколебать твою самоуверенность. Эта девушка, которой ты так увлечен, она из непутевых?

– Из непутевых? – Я расхохотался. – Если бы ты ее увидела! Нет, это просто смешно!

– Что тебе от меня нужно? Ты ведь просто так никогда ко мне не приходишь.

– Мне нужны деньги, – признался я.

– От меня ты их не получишь. И зачем они тебе? Истратить на нее?

– Нет, – сказал я, – мне нужно купить шикарный костюм на свадьбу.

– Собираешься на ней жениться?

– Если она даст согласие.

Мое сообщение явно ее потрясло.

– Мог хотя бы о ней рассказать – хоть что-нибудь! – воскликнула она. – Но я и так чувствую, что ты вознамерился искалечить себе жизнь. Случилось то, чего я всегда боялась: ты нашел какую-то авантюристку.

– Авантюристку? Ты спятила! – Я был вне себя. И тут же ушел, изо всей силы хлопнув за собой дверью.

Глава 7

Дома меня ждала телеграмма из Антиб[12]12
  Антибы – небольшой город на Лазурном Берегу Франции к востоку от Канн.


[Закрыть]
:

ВСТРЕТИМСЯ ЗАВТРА В ЧЕТЫРЕ ТРИДЦАТЬ ГДЕ ВСЕГДА.

Элли стала совсем другой, я это сразу заметил. Мы встретились, как обычно, в «Риджентс-парке» и поначалу чувствовали себя чуть стесненно. Я собирался ей кое-что сказать и страшно волновался, не зная, как начать. Наверное, так бывает с каждым мужчиной, которому предстоит сделать предложение.

Элли тоже почему-то вела себя несколько странно. Быть может, обдумывала, как поделикатнее мне отказать. Но я почему-то все-таки был уверен, что она мне не откажет. У меня были основания полагать, что Элли меня любит. Но она действительно изменилась: в ней появились какая-то раскованность, уверенность в себе, которые едва ли можно было объяснить только тем, что она стала на год старше. Отпраздновала очередной день рождения, ну и что? Она и ее семейство побывали и на юге Франции, и она, естественно, немного рассказала мне о том, что видела. А потом несколько смущенно добавила:

– Я… Я видела и тот дом, о котором вы мне говорили. Который построил ваш приятель-архитектор.

– Кто? Сэнтоникс?

– Да. Мы ездили к ним обедать.

– Как это получилось? Ваша мачеха знакома с владельцем дома?

– С мистером Константином? Нет… Не очень, хотя они встречались и… Если честно, это Грета постаралась, чтобы нас туда пригласили.

– Опять Грета, – как обычно не сдержав досады, сказал я.

– Я же вам говорила, что Грета умеет все, – улыбнулась Элли.

– Да, да, я помню. Значит, она сумела сделать так, что вы, ваша мачеха…

– И дядя Фрэнк, – вставила Элли.

– Всей семьей, – усмехнулся я, – и, разумеется, сама Грета…

– Нет, Грета не ездила, потому что… – Элли помолчала. – Кора, моя мачеха, считает, что Грета не должна ездить с нами в гости.

– Поскольку она не член семьи, а всего лишь бедная родственница? – спросил я. – Или, верней, компаньонка? Грету, наверное, обижает такое отношение?

– Но она не просто компаньонка, она мне как подруга.

– Дуэнья, нянька, наставница, приятельница – есть много слов.

– Погодите, – сказала Элли, – прежде всего я хочу сказать вам, что теперь понимаю, что вы имели в виду, рассказывая о работах своего друга. Дом действительно чудесный. Он… Он ни на что не похож. Мне кажется, что если бы мы с ним договорились, то у нас тоже был бы чудесный дом.

Она произнесла эти слова машинально. «Мы», – сказала она. «У нас». Значит, Элли специально отправилась на Ривьеру и заставила Грету устроить визит в тот особняк, про который я ей рассказывал, потому что хотела получше представить себе, что за дом построит нам в мире наших грез Рудольф Сэнтоникс.

– Я рад, что этот дом вам понравился, – сказал я.

– А чем вы занимались все это время? – спросила она.

– Работал, впрочем, это неинтересно, – ответил я. – Зато еще я успел побывать на скачках, где поставил на аутсайдера[13]13
  Аутсайдер – на скачках лошадь, которой не прочат победы, не фаворит публики.


[Закрыть]
все до последнего пенни и выиграл в тридцать раз больше. Видите, какой я везучий?

– Очень рада за вас, – сказала Элли, но в голосе ее не было радости, ибо выиграть, поставив на аутсайдера все до последнего пенни, – ситуация почти невероятная для людей того круга, в котором она вращалась. Не то что для моих знакомых.

– И еще я побывал у матери, – добавил я.

– Вы мне о ней почти ничего не рассказывали.

– А зачем? – удивился я.

– Разве вы ее не любите?

– Не знаю, – подумав, ответил я. – Иногда мне кажется, что не люблю. Когда человек становится взрослым, он так или иначе отдаляется от родителей. И от матерей, и от отцов.

– По-моему, вы ее все-таки любите, – упорствовала Элли. – Иначе вы бы не задумались, отвечая на мой вопрос.

– Я вообще-то ее побаиваюсь, – признался я. – Она слишком хорошо меня знает. Знает мои слабости, я хочу сказать.

– Должен же кто-нибудь их знать, – заметила Элли.

– Что вы имеете в виду?

– Кто-то из великих сказал: ни один герой не может оставаться таковым для своего камердинера[14]14
  Изречение, принадлежащее француженке Анне Марии Корнюэль (1605–1694), хозяйке салона в Париже, известной своими остроумными и едкими афоризмами.


[Закрыть]
. Наверное, каждому из нас требуется камердинер. Довольно трудно жить, если все время стараешься понравиться всем.

– Вы умница, Элли, – восхитился я и взял ее за руку. – А вы тоже все обо мне знаете?

– Думаю, да, – спокойно и просто ответила Элли.

– Я ведь не так уж много рассказал вам о себе.

– Точнее говоря, вообще ничего не рассказывали. Вы больше отмалчивались, когда я что-то спрашивала. Вот именно. И тем не менее я, по-моему, неплохо вас знаю.

– Не уверен, – отозвался я и продолжал: – Пусть это звучит довольно нелепо, но я должен признаться, что люблю вас. Несколько запоздалое признание, не так ли? Ведь вы, конечно, давно уже об этом знаете, практически с самого начала, правда?

– Да, – сказала Элли, – а вы про меня? Верно?

– Вопрос в том, – решился продолжить я, – что нам дальше делать? Нам будет нелегко, Элли. Вы хорошо знаете, что я собой представляю, как я жил, чем занимался. Когда я ездил навестить мать, то как бы заново увидел, на какой мрачной и по-обывательски добропорядочной улочке она живет. Это совсем не тот мир, в котором существуете вы, Элли. И я не уверен, что нам удастся когда-либо их примирить.

– Вы могли бы познакомить меня с вашей матерью?

– Мог бы, – согласился я, – но лучше этого не делать. Наверное, это звучит грубо, даже жестоко, но, видите ли, нас с вами ожидает довольно странное будущее. Это будет не та жизнь, к которой привыкли вы, и не та, которую вел я. Это будет совсем иная, где нам предстоит примирить мои бедность и невежество с вашим богатством, образованностью и положением в обществе. Моим друзьям вы будете казаться высокомерной, а ваши друзья решат, что со мной неприлично появляться в свете. Итак, что же нам делать?

– Я скажу вам, – ответила Элли, – что мы будем делать. Мы будем жить на Цыганском подворье, в доме, нет, в воздушном замке, который нам построит ваш друг Сэнтоникс. Вот что мы будем делать. – И добавила: – Но сначала нам надо пожениться. Вы ведь это имели в виду?

– Да, – сказал я, – именно это. Если вы, конечно, решитесь за меня выйти.

– Тут-то никаких сложностей, – деловито произнесла Элли. – Мы можем пожениться на следующей неделе. Я ведь уже совершеннолетняя. И потому могу делать все, что пожелаю. А это главное. Насчет родственников вы, наверное, правы. До тех пор пока все не будет кончено, я ничего не скажу своим родным и вы можете не говорить своей матери, а потом, если им угодно, пусть устраивают сколько угодно скандалов.

– Отлично, – обрадовался я, – все просто замечательно, Элли. За исключением одного досадного обстоятельства. Не хотелось бы говорить вам об этом, но… Мы не сможем жить на Цыганском подворье, Элли. Если мы и построим дом, то только не там. Цыганское подворье продано.

– Я знаю, что оно продано. – Элли засмеялась счастливым смехом. – Вы не понимаете, Майк. Это я купила его.

Глава 8

Мы сидели на усеянной цветами лужайке у ручья, журчавшего среди камней, и идущих вдоль него пешеходных троп. Вокруг было множество людей, но мы их попросту не замечали, мы были увлечены обсуждением своего будущего. Я не сводил глаз с нее, она – с меня. Вообще-то разговор завела она, я же от переполнявшего меня ликования почти не мог разговаривать.

– Майк, – сказала она, – я должна кое-что тебе объяснить. Про себя.

– Не нужно, – ответил я, – не нужно мне ничего объяснять.

– Нет, нужно. Я должна была рассказать тебе об этом сразу, но мне не хотелось, потому что… Потому что я боялась, что ты уйдешь от меня. Этим в какой-то мере объясняется и мой поступок в отношении Цыганского подворья.

– Ты купила его? Но каким образом?

– С помощью адвокатов, – ответила она. – Как это обычно делается. А они одобрили мое намерение вложить капиталы в землю, ибо она растет в цене.

Было довольно странно вдруг услышать, с какой уверенностью и знанием дела нежная робкая Элли рассуждает о капиталах и недвижимости.

– Ты купила его для нас?

– Да. Я обратилась не к семейному нашему адвокату, а к своему личному. Объяснила ему, что меня интересует, заставила изучить вопрос и запустила машину в ход. Было еще двое покупателей, но они выжидали, боясь переплатить лишнее. Самое главное было не упустить сделку и подготовить все нужные документы, чтобы я могла подписать их, как только стану совершеннолетней. Документы подписаны, дело сделано.

– Но тебе ведь пришлось внести задаток. У тебя нашлись такие деньги?

– Нет, – ответила Элли, – нет, в моем распоряжении не было больших денег, но зато всегда можно найти людей, готовых ссудить нужную сумму. Например, обратиться в новую юридическую контору, где очень заинтересованы, чтобы к их услугам прибегали и впоследствии, когда у клиента будет полное право распоряжаться унаследованными деньгами. Они готовы пойти на риск, все-таки маловероятно, что клиент умрет в одночасье – как раз накануне дня рождения.

– У тебя такой деловой тон, – заметил я, – что у меня просто дух захватывает.

– Бог с ними, с делами, – сказала Элли. – Я еще не все тебе рассказала о себе. Кое о чем я тебе, правда, уже рассказала, но ты, по-моему, ничего толком не понял.

– Не хочу я ничего понимать, – взбунтовался я. И, почти срываясь на крик, добавил: – Не надо мне ничего рассказывать. Не хочу ничего знать о том, что ты делала, кого любила или не любила.

– Я совсем не об этом, – возразила Элли. – Мне и в голову не пришло, что ты так это воспримешь. Не бойся, никаких любовных тайн у меня нет. До тебя я никого не любила. Дело в том, что… У меня есть деньги.

– Знаю, – сказал я. – Ты мне это уже говорила.

– Да, – чуть улыбнулась Элли, – я помню, как ты назвал меня «бедной маленькой богачкой». А богачка я не такая уж маленькая. Видишь ли, мой дед нажил огромное состояние на нефти. В основном на нефти. И кое на чем другом. Жены, которым он платил алименты, умерли, после чего наследниками были только мы с отцом, потому что два других его сына, братья отца, тоже погибли. Один – в Корее, а другой – в автомобильной катастрофе. Отец получил в наследство колоссальное состояние. Ну а после его внезапной кончины оно перешло ко мне. В завещании отец оговорил сумму, которая поступает в распоряжение моей мачехи, поэтому ни на что больше она претендовать не может. Все принадлежит мне. Я… я – одна из самых богатых женщин Америки, Майк.

– Боже милостивый, – пробормотал я, – ничего себе… Да, ты права, мне и в голову не приходило, что это… настолько серьезно.

– Я не хотела, чтобы ты знал. Не хотела тебе говорить. Поэтому и боялась назвать свою фамилию. Фенелла Гудмен. На самом деле я вовсе не Гудмен, а Гутман. Я подумала, что про Гутманов ты наверняка слышал, а потому решила произнести свою фамилию на английский манер: «Гудмен».

– Да, – подтвердил я, – про Гутманов я что-то такое слышал. Но даже если бы ты назвала себя так, я бы ничего такого не подумал. Мало ли людей носят эту фамилию?

– Поэтому-то, – продолжала она, – я была тщательно ограждена от внешнего мира, точно пленница. Меня охраняли частные детективы, и молодых людей очень придирчиво проверяли, прежде чем позволить им хотя бы поговорить со мной. Когда у меня появлялся новый знакомый, перво-наперво выясняли, соответствует ли он всем требованиям моей семейки. Ты даже не представляешь, как мне страшно было так жить. Но теперь все – конец, и, если ты не возражаешь…

– Конечно, не возражаю, – перебил ее я. – Мы будем веселиться вовсю. И вообще имей в виду, – добавил я, – лично я считаю, что денег никогда не может быть слишком много.

Мы оба рассмеялись.

– Что мне в тебе нравится больше всего, – сказала она, – так это то, что ты никогда не лжешь.

– И потом, – заметил я, – тебе ведь, наверное, приходится платить огромный налог? Вот тут я тебя все-таки обставил: деньги, которые я зарабатываю, идут прямо мне в карман, и никто не может их у меня отнять.

– У нас будет свой дом, – мечтательно произнесла Элли, – свой дом на Цыганском подворье. – И почему-то вдруг зябко повела плечами.

– Тебе не холодно, дорогая? – сразу спросил я и посмотрел на небо. Но там не было ни единого облачка, и солнце сияло вовсю.

– Нет, – ответила она.

И действительно, было необыкновенно жарко. Мы совсем разомлели на солнышке. Такая жара бывает, наверное, только на юге Франции.

– Нет, – повторила Элли. – Просто я вспомнила ту цыганку…

– Забудь о ней, – сказал я. – Она явно сумасшедшая.

– Как по-твоему, она и вправду считает, что та земля проклята?

– Цыгане, они все такие. Вечно твердят о разных проклятиях.

– Ты много знаешь про цыган?

– Ничего не знаю, – признался я. – Если тебе не нравится Цыганское подворье, Элли, мы можем купить землю в другом месте. На вершине горы в Уэльсе, на испанском побережье или среди холмов в Италии. Сэнтоникс и там построит для нас дом.

– Нет, – решительно возразила Элли. – Я хочу, чтобы наш дом был там, где мы впервые встретились. Ты так внезапно появился тогда из-за поворота, потом увидел меня и остановился, не сводя с меня глаз. Я этого никогда не забуду.

– И я тоже, – пообещал я.

– Вот там пусть и будет наш дом. И твой друг Сэнтоникс построит его.

– Если он еще жив, – почему-то встревожился я. – Он тяжко болен.

– Он жив, – сказала Элли. – Я к нему ездила.

– Ты к нему ездила?

– Да. Когда была во Франции. Он был там в санатории.

– С каждой минутой, Элли, ты меня удивляешь все больше и больше. Сколько же ты всего успела сделать!

– По-моему, он замечательный человек, – сказала Элли, – но страшноватый.

– Он тебя напугал?

– Да, не знаю почему, но мне было очень страшно.

– Ты рассказала ему про нас?

– Да. Я рассказала ему все: и про нас, и про Цыганское подворье, и про дом. Он ответил, что мы еще успеем воспользоваться его услугами. Он очень болен, но, по его словам, у него еще хватит сил поехать посмотреть участок, сделать разметку и сделать эскизный проект. Он сказал, что не беда, если даже он умрет до окончания строительства. Но тут я заявила, что он обязан жить и дальше, потому что мне хочется, чтобы он увидел, как мы там устроимся.

– И что он на это сказал?

– Спросил, знаю ли я, что делаю, выходя за тебя замуж, и я сказала, что, конечно, знаю.

– А потом?

– А потом поинтересовался, знаешь ли ты, что делаешь.

– Я-то знаю, – не сомневался я.

– Он сказал: «Вы всегда будете знать, куда идете, мисс Гутман. – И добавил: – Вы всегда будете идти туда, куда вам хочется, и поэтому не свернете с выбранного пути. А вот Майк, – продолжал он, – может забрести куда-нибудь не туда. Он еще недостаточно взрослый, чтобы знать, куда он направляется». На что я ответила, что рядом со мной тебе ничего не грозит.

Она была крайне самоуверенным существом, моя Элли. Должен сказать, слова Сэнтоникса здорово меня разозлили. Он напомнил мне мою мать. Та всегда считала, что знает обо мне больше, чем я сам.

– Я знаю, куда иду, – сказал я. – Я иду туда, куда хочу, и мы идем туда вместе.

– Развалины старого дома уже убирают, – сообщила Элли, переходя к насущным нашим делам. – Как только эскизный проект будет готов, работа пойдет быстро. Нам нужно спешить. Так сказал Сэнтоникс. Хочешь, мы зарегистрируем наш брак в следующий вторник? – спросила Элли. – Вторник – хороший день.

– Только без всяких свидетелей, – поставил условие я.

– За исключением Греты, – сказала Элли.

– К черту Грету, – рассердился я. – Ее на нашем бракосочетании не будет. Только мы с тобой, и все. А свидетелей можем взять прямо с улицы.

Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что это был самый счастливый день в моей жизни…

Книга вторая

Глава 1

Вот так мы с Элли стали мужем и женой. Произошло это несколько внезапно, но в общем-то именно так и бывает в жизни. Мы решили пожениться – и мы поженились.

Но это только начало моей истории, а не конец любовного романа или сказки. «И стали они жить-поживать да добра наживать». После таких слов и рассказывать-то больше не о чем. Да, мы поженились, мы были счастливы, и прошло немало времени, прежде чем нас разыскали. Вот тогда и начались совсем уже не сказочные трудности и заботы.

Скрыть нашу женитьбу оказалось на удивление просто. Вдохновленная желанием обрести свободу, Элли очень ловко заметала следы. Верная Грета делала все необходимое и стояла на страже, охраняя интересы Элли. А я довольно быстро понял, что, собственно говоря, Элли и ее дела никого особенно не волновали. Ее мачеха была целиком занята светской жизнью и романами. Если Элли отказывалась сопровождать ее в какой-нибудь очередной вояж, она никогда не настаивала. К услугам Элли были многочисленные гувернантки, горничные и учителя, и, если ей хотелось поехать в Европу, никто не возражал. Когда она выразила желание отметить свое совершеннолетие в Лондоне, ей снова пошли навстречу. Теперь же, когда она получила право распоряжаться своим огромным состоянием, семейные назидания вообще не принимались в расчет. Пожелай она купить виллу на Ривьере, замок на Коста-Брава, яхту или еще что-нибудь, то стоило лишь упомянуть об этом, как кто-то из свиты, постоянно окружающей миллионеров, тотчас приступил бы к делу.

На Грету семейство Элли смотрело как на незаменимую помощницу. Сообразительная, деловая, надежная, способная справиться с предельной расторопностью с любой задачей, она пускала в ход все свои чары, стараясь угодить мачехе, дяде и многочисленным родственникам, которые вечно терлись у них в доме. В распоряжении Элли было не меньше трех адвокатов, которым она время от времени отдавала указания. Она была окружена целой ратью банкиров, адвокатов и финансистов – того требовали унаследованные ею капиталы. Это был мир, о котором я имел весьма смутное представление и если что-то узнавал, то исключительно из замечаний, которые Элли небрежно роняла в ходе наших разговоров. Ей, естественно, и в голову не приходило, что я ничего не смыслю в подобных вещах. Она же выросла в этом мире и, естественно, не сомневалась, что любой взрослый человек должен в них разбираться.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное