Агата Кристи.

Нежданный гость

(страница 1 из 11)

скачать книгу бесплатно

The Unexpected Guest

М. Юркан

Глава 1

Незадолго до полуночи промозглым ноябрьским вечером вязкий туман заволакивал серой мглой участки и без того темной, обсаженной деревьями проселочной дороги в Южном Уэльсе, неподалеку от побережья Бристольского залива, откуда с унылой механической равномерностью доносились сигналы туманного горна. Изредка слышался отдаленный собачий лай и тоскливый крик ночной птицы. Те редкие дома, что виднелись вдоль дороги, – а она была немногим шире обычной улочки, – отстояли друг от друга примерно на полмили. На одном из своих темнейших участков дорога делала поворот, огибая обширный сад, в глубине которого высился красивый трехэтажный особняк, и именно в этом месте автомобиль и забуксовал, угодив передними колесами в дорожный кювет. После двух или трех попыток выехать из кювета водитель машины, должно быть, решил, что упорствовать бесполезно, и мотор умолк.

Спустя пару минут из потерпевшего аварию автомобиля вылез водитель, захлопнув за собой дверь. Это был рыжеволосый мужчина лет тридцати пяти, довольно плотного телосложения; судя по всему, он был готов к длительной поездке, поскольку грубый твидовый костюм дополняли темное пальто и шляпа. Освещая путь карманным фонариком, он осторожно пошел к дому через лужайку с аккуратно подстриженной травой, остановившись на полпути, чтобы рассмотреть изящный фасад здания восемнадцатого века. Сторона дома, обращенная к дороге, была совершенно темной, и, продолжив свой путь, мужчина вскоре оказался возле ступеней крыльца. Повернувшись, он окинул взглядом пересеченную им лужайку и дорогу за ней, а затем направился прямо к двустворчатым застекленным дверям и, прижавшись ладонями к стеклу, попытался разглядеть что-нибудь за их темнотой. Не заметив там никаких признаков жизни, он постучал в дверь. Ответа не последовало, и, подождав немного, мужчина постучал вновь, но уже значительно громче. Поскольку на его стук так никто и не откликнулся, он потрогал дверную ручку. Дверь легко открылась, и он вступил в погруженную во мрак комнату.

Войдя, он вновь остановился в ожидании, словно пытаясь уловить хоть какой-нибудь звук или движение. Наконец он спросил:

– Э-эй! Есть кто-нибудь дома? – Луч его фонаря пробежал по комнате, позволив увидеть хорошо обставленный кабинет с большими стенными шкафами, заполненными книгами, а в центре комнаты, напротив входных дверей, стояла инвалидная коляска, в которой сидел красивый мужчина средних лет с пледом на коленях. Мужчина, казалось, уснул в своем кресле.

– О, здравствуйте, – сказал незваный гость. – Я не хотел потревожить вас. Извините. Во всем виноват этот проклятый туман. Просто меня угораздило загнать машину в кювет, и я не имею ни малейшего представления, где сейчас нахожусь... О, я забыл закрыть дверь. Простите, пожалуйста. – Продолжая приносить извинения, он вернулся к дверям, закрыл их и задернул портьеры. – Должно быть, я где-то свернул с главного шоссе, – объяснил он. – Битый час, а то и больше я кружу по этому дорожному лабиринту, но все напрасно.

Не дождавшись никакой реакции, незваный гость вновь повернулся к инвалидной коляске и спросил:

– Вы спите?

По-прежнему не получив ответа, он осветил фонариком лицо сидящего человека и резко остановился.

Мужчина в кресле не открыл глаз и даже не пошевелился. Наклонившись, ночной гость дотронулся до его плеча, чтобы разбудить, но тело мужчины вдруг согнулось, и голова безжизненно поникла.

– О господи! – воскликнул человек, державший фонарик. Он немного помедлил, словно решая, что делать дальше, а затем, осветив комнату и обнаружив возле одной из дверей выключатель, направился к нему, чтобы включить свет.

Зажглась лампа над письменным столом. Гость положил фонарик на стол и, внимательно разглядывая человека в кресле, обошел вокруг него. Заметив еще одну дверь, возле которой также находился выключатель, он пересек комнату и щелкнул им, в результате чего зажглись лампы над двумя удобно расположенными журнальными столиками. Затем, вновь направившись к человеку в инвалидной коляске, он вдруг невольно вздрогнул, поскольку, впервые бросив взгляд на библиотечную нишу кабинета, увидел, что возле книжного шкафа стоит симпатичная светловолосая женщина лет тридцати в нарядном платье, поверх которого надет дополняющий его жакет. Ее руки были безвольно опущены, она стояла тихо и неподвижно, как статуя. Казалось, она старается даже не дышать. Какое-то время они молча разглядывали друг друга. Наконец мужчина нарушил молчание.

– Он... он мертв! – воскликнул он.

– Да, – отозвалась женщина голосом, лишенным всякого выражения.

– Вы уже знаете? – спросил мужчина.

– Да.

Осторожно приблизившись к телу в инвалидной коляске, мужчина сказал:

– Его застрелили. Выстрел в голову. Кто?..

Он не договорил, поскольку женщина медленно подняла правую руку, скрывавшуюся в складках ее платья. В руке у нее был револьвер. Мужчина вздрогнул и затаил дыхание. Осознав, что она, судя по всему, не намерена угрожать ему, он приблизился к ней и мягко взял у нее оружие.

– Вы застрелили его? – спросил он.

– Да, – немного помедлив, ответила женщина.

Мужчина отошел от нее и положил револьвер на столик, расположенный рядом с инвалидной коляской. Задумчиво посмотрев на труп, он обвел комнату нерешительным взглядом.

– Телефон находится там, – сказала женщина, кивнув в сторону письменного стола.

– Телефон? – отозвался мужчина. Его голос прозвучал крайне удивленно.

– Если вы хотите позвонить в полицию, – продолжила женщина все тем же бесстрастным, невыразительным тоном.

Незнакомец недоумевающе взглянул на нее, словно не вполне понимая смысл ее слов. Наконец он сказал:

– Так или иначе, несколько минут ничего не решают. Все равно им будет трудно добраться сюда в таком тумане. Мне хотелось бы узнать немного больше... – Он оборвал фразу и взглянул на труп. – Кто это?

– Мой муж, – ответила женщина. Помолчав, она добавила: – Его имя Ричард Уорвик. Я Лора Уорвик.

Мужчина продолжал внимательно смотреть на нее.

– Понятно, – пробормотал он в конце концов. – Возможно, вам лучше... присесть?

Лора Уорвик медленной и слегка нерешительной походкой направилась к дивану. Окинув взглядом комнату, мужчина спросил:

– Может быть, дать вам... что-нибудь... выпить? Вы, наверное, в шоке.

– Оттого, что застрелила своего мужа? – с холодной иронией уточнила она.

К мужчине, по-видимому, вернулось самообладание, и он попытался подстроиться под ее тон:

– Мне так показалось. Или это было просто вечернее развлечение?

– Вечернее развлечение, – загадочно ответила Лора Уорвик, садясь на диван.

Озадаченный ее словами, мужчина задумчиво нахмурился.

– Но я была бы не против... выпить, – заметила она.

Сняв шляпу и бросив ее в кресло, незнакомец налил бренди из графина, стоявшего на столике возле инвалидной коляски, и подал ей стакан. Она выпила, а мужчина, помолчав немного, сказал:

– Теперь, я надеюсь, вы расскажете мне обо всем.

Лора Уорвик подняла на него глаза.

– Не лучше ли вам позвонить в полицию? – спросила она.

– Всему свое время. Почему бы нам для начала не поболтать немного? Вреда в этом не будет – как вы считаете? – Он снял перчатки и, сунув их в карман, начал расстегивать пальто.

Самообладание Лоры Уорвик начало испаряться.

– Я не собираюсь... – раздраженно произнесла она и умолкла. После небольшой паузы она продолжила:

– Кто вы такой? Как вас угораздило заехать сюда сегодня вечером? – Не дав ему времени для ответа, она воскликнула срывающимся голосом: – Ради бога, скажите же, кто вы такой!

Глава 2

– Пожалуйста, – ответил мужчина. Он провел ладонью по волосам, окинул взглядом комнату, словно размышляя, с чего и как начать, а затем сказал: – Меня зовут Майкл Старкведдер. Я знаю, это довольно необычная фамилия.

Он произнес ее еще раз более отчетливо.

– По специальности я инженер. Работаю в англо-иранской фирме, недавно вернулся в Англию из командировки, с Персидского залива. – Он помолчал, по-видимому, припоминая какой-то эпизод из жизни на Ближнем Востоке, или, возможно, пытаясь решить, стоит ли вдаваться в подробности, и в итоге, пожав плечами, продолжил: – Пару дней я провел здесь, в Уэльсе, осматривая достопримечательности. Семья моей матери родом из этих мест, и я подумал, что смогу купить в ваших краях небольшой домик.

Улыбаясь, он тряхнул головой.

– Последние два... или, пожалуй, даже три часа я безнадежно плутал по здешним дорогам. Разъезжая по всем этим извилистым дорогам Южного Уэльса, я в итоге закончил свой путь в кювете! Повсюду густой туман. Я заметил ворота и дошел до вашего дома, надеясь добраться до телефона или, если повезет, найти пристанище на ночь. Повернув ручку двери, я обнаружил, что она не заперта, вошел в комнату. После чего я увидел... – Он махнул рукой в сторону инвалидной коляски, показывая на мертвеца, уткнувшегося головой в колени.

Лора Уорвик посмотрела на него ничего не выражающим взглядом.

– Сначала вы постучали по стеклу... несколько раз, – пробормотала она.

– Все верно, я стучал. Но никто не отозвался.

Лора затаила дыхание.

– Да, я не отвечала, – едва слышно проговорила она.

Старкведдер пристально взглянул на нее, словно пытаясь понять, о чем она думает. Он сделал шаг по направлению к инвалидной коляске, а затем вновь обернулся к сидящей на диване женщине. Надеясь вызвать ее на разговор, он повторил:

– Как я уже говорил, я подергал ручку, и оказалось, что дверь не заперта, поэтому я вошел.

– Дверь открывается, и неожиданный гость входит в дом, – уставившись в стакан с бренди, произнесла Лора, словно цитируя чьи-то слова. Она слегка поежилась. – Такие фразы всегда путали меня, когда я была ребенком. «Нежданный гость». – Вскинув голову, она пристально взглянула на неожиданного визитера и воскликнула с внезапной порывистостью: – Ну, почему вы не позвоните в полицию и не покончите со всем этим делом?

Старкведдер обошел вокруг кресла с телом убитого.

– Пока рановато, – сказал он. – Возможно, через пару минут... Можете вы сказать мне, почему убили его?

– Я могу назвать вам несколько отличных причин, – ответила Лора, вновь с оттенком иронии в голосе. – Во-первых, его пьянство. Он очень много пил. Во-вторых, его жестокость. Он был невыносимо жесток. Я ненавидела его много лет. – Перехватив пристальный взгляд, брошенный на нее Старкведдером в этот момент, она со злостью спросила: – А что именно вы рассчитывали услышать от меня?

– Вы ненавидели его много лет? – пробормотал Старкведдер, словно спрашивая сам себя. Он задумчиво посмотрел на убитого. – Однако сегодня вечером, должно быть, случилось нечто... нечто из ряда вон выходящее, не так ли? – спросил он.

– Вы совершенно правы, – многозначительно ответила Лора. – Сегодня вечером действительно случилось нечто из ряда вон выходящее. И поэтому... я взяла пистолет со столика – он лежал там, рядом с ним... и застрелила его. Все оказалось так просто. – Бросив нетерпеливый взгляд на Старкведдера, она добавила: – Ну, что толку говорить об этом? В итоге вам все равно придется позвонить в полицию. Выбора нет. Выбора нет! – повторила она упавшим голосом.

Старкведдер взглянул на нее издалека, прохаживаясь по комнате.

– Все не так просто, как вы думаете, – заметил он.

– Что не так просто? – спросила Лора. Ее голос звучал устало.

Приблизившись к ней, Старкведдер заговорил медленно, явно обдумывая свои слова.

– Не так просто сделать то, что вы настоятельно просите меня сделать. Вы – женщина. Очень привлекательная женщина.

Лора пристально глянула на него.

– Разве это имеет значение? – спросила она.

– Теоретически, конечно, нет, – ответил Старкведдер почти радостным тоном. – Но с практической точки зрения – да. – Он отнес свое пальто в нишу, положил его на кресло и, вернувшись, остановился перед коляской с телом Ричарда Уорвика.

– О, вы хотите быть рыцарем, – вяло заметила Лора.

– Ну, назовите это любопытством, если предпочитаете, – сказал Старкведдер. – Мне все-таки интересно узнать, что именно здесь произошло.

Лора помедлила с ответом.

– Я уже рассказала вам, – наконец заметила она коротко.

Старкведдер медленно обошел вокруг инвалидной коляски, глядя, словно зачарованный, на покоившееся в ней тело Лориного мужа.

– Возможно, вы и сообщили мне кое-какие факты, – признал он. – Но это лишь голые факты, и ничего больше.

– И я привела вам убедительные мотивы, – заметила Лора. – Мне нечего больше добавить. В любом случае, следует ли вам верить в то, что я рассказываю? Я ведь могла придумать любую выгодную мне историю. Вам только с моих слов известно, что Ричард был жестокой скотиной и пьяницей, что он отравлял мне жизнь и я ненавидела его.

– Мне кажется, что последнее утверждение я могу принять безоговорочно, – сказал Старкведдер. – В конце концов, об этом свидетельствует целый ряд фактов. – Вновь подходя к дивану, он взглянул на Лору. – В то же время не кажется ли вам, что вы действовали чересчур радикально? Вы говорили, что ненавидите его уже много лет. Почему же вы просто не ушли от него? Наверняка это было бы гораздо проще.

– Я не могла... У меня нет собственных денег, – нерешительно ответила Лора.

– Дорогая моя, – сказал Старкведдер, – если бы вы смогли доказать, что он жестоко с вами обращался, постоянно пил и так далее, то добились бы развода... или, возможно, суд вынес бы решение о раздельном жительстве. А тогда вы получили бы алименты, или, как говорится, определенную сумму на содержание. – Он замолчал в ожидании ответа.

Не сразу найдя, что ответить, Лора встала и, отвернувшись от него, направилась к столику, чтобы поставить стакан.

– У вас есть дети? – спросил ее Старкведдер.

– Нет... слава богу, нет, – ответила Лора.

– Тогда почему же вы не бросили его?

Явно пребывая в замешательстве, Лора повернулась к своему собеседнику.

– В общем, – сказала она наконец, – ну... вы понимаете, теперь я унаследую все его деньги.

– О нет, ничего подобного. Закон не позволит вам нажиться за счет преступления, – проинформировал ее Старкведдер и, сделав шаг навстречу Лоре, спросил: – Или вы рассчитывали... – Помолчав в нерешительности, он спросил: – На что же вы рассчитывали?

– Я не понимаю, что вы имеете в виду, – сказала Лора.

– Вы производите впечатление неглупой женщины, – сказал Старкведдер, глядя на нее. – Даже если бы вы унаследовали его деньги, то от них было бы мало проку, если вы собирались всю жизнь просидеть в тюрьме. – Удобно устроившись в кресле, он добавил: – Предположим, я не постучал бы в вашу дверь сегодня вечером. Что бы вы тогда стали делать?

– Разве это важно?

– Может, и нет, но мне интересно. Какую вы собирались придумать историю, если бы я вдруг не ввалился сюда и не поймал вас на месте преступления? Вы сказали бы, что это был несчастный случай? Или самоубийство?

– Я не знаю! – воскликнула Лора. Вид у нее был совсем растерянный. Подойдя к дивану, она села, отвернувшись от Старкведдера. – Я не думала об этом, – добавила она. – Говорю же вам, я... у меня не было времени на раздумье.

– Возможно, – согласился он. – Возможно, и так... Мне кажется, что это не было преднамеренным преступлением. Я думаю, что возникла некая побудительная причина. В сущности, я думаю, что ваш муж сказал нечто из ряда вон выходящее. Так было дело?

– Это не имеет значения, уверяю вас, – ответила Лора.

– И все-таки, что же именно он сказал? – настаивал Старкведдер. – О чем шла речь?

Лора твердо взглянула на него.

– Об этом я никогда и никому не скажу, – воскликнула она.

Старкведдер, обойдя вокруг дивана, остановился за спиной Лоры.

– Вас спросят об этом в суде, – сообщил он ей.

– Я не стану отвечать. Они не смогут заставить меня ответить, – с мрачным видом заявила она.

– Но вашему адвокату понадобятся такие сведения, – заметил Старкведдер. Перегнувшись через спинку дивана, он серьезно взглянул на Лору и добавил: – Это может иметь существенное значение.

Лора повернулась к нему.

– О, неужели вы не видите? – воскликнула она. – Неужели вы не понимаете? Мне не на что надеяться. Я готова к самому худшему.

– А самое худшее именно в том, что я неожиданно вторгся в ваш дом? Если бы я не вошел...

– Но вы вошли! – оборвала его Лора.

– Да, я вошел, – согласился он. – И следовательно, вас ждет самое худшее. Так, судя по всему, вы рассуждаете?

Она промолчала. Предложив ей сигарету и взяв одну себе, он сказал:

– Давайте вернемся немного назад. Вы давно ненавидели своего мужа, и нынче вечером он сказал нечто такое, что переполнило чашу вашего терпения. Вы схватили револьвер, который лежал под рукой... – Он вдруг замолчал, задумчиво взглянув на лежащий на столике револьвер.

– Но с чего вдруг он сидел здесь, вооружившись револьвером? Едва ли это обычное явление.

– О нет, самое обычное, – сказала Лора. – Он любил стрелять по кошкам.

Старкведдер в изумлении взглянул на нее.

– По кошкам? – переспросил он.

– Что ж, полагаю, мне придется дать некоторые пояснения, – смирившись, сказала Лора.

Глава 3

Старкведдер несколько озадаченно посматривал на Лору.

– Итак? – напомнил он ей, нарушив затянувшееся молчание.

Лора глубоко вздохнула. Затем, глядя прямо перед собой, она начала говорить.

– В прошлом Ричард был заядлым охотником, он охотился на крупных животных. Именно на сафари... в Кении мы с ним и познакомились. Тогда он был совершенно другим человеком. Или, возможно, тогда его достоинства затмевали его недостатки. И вы знаете, он действительно имел массу положительных качеств. Великодушие и смелость. Редкостная смелость. Женщины находили его весьма привлекательным мужчиной.

Вдруг она взглянула на Старкведдера, казалось, впервые реально осознав его присутствие. Встретив ее взгляд, он щелкнул зажигалкой и дал ей прикурить, а затем прикурил и сам.

– Что же было дальше? – спросил он.

– Мы поженились вскоре после знакомства, – продолжала Лора. – Потом, спустя два года, произошло ужасное несчастье – его сильно покалечил лев. Он чудом избежал смерти, но с тех пор уже не мог нормально ходить, он стал инвалидом. – Она откинулась на спинку дивана, очевидно, почувствовав себя спокойнее, и Старкведдер устроился напротив нее, опустившись на скамеечку для ног.

Лора затянулась сигаретой и выпустила струйку дыма.

– Говорят, что несчастья закаляют волю, улучшают характер, – сказала она, – но Ричард не стал лучше. Напротив, стали развиваться все его отрицательные черты. Мстительность, склонность к садизму, пристрастие к спиртному. Он сделал жизнь в этом доме совершенно невыносимой для всех. Но все мы прощали ему это, ведь... ну, вы знаете, как обычно говорят: «Бедный Ричард, быть инвалидом так тяжело!» Конечно, нам не следовало мириться с его выходками. Сейчас я понимаю это. Наше смирение поддерживало в нем осознание того, что он отличается от нормальных людей, что ему все позволено и никто не призовет его к ответу, какие бы гадости он ни делал.

Она встала с дивана и, подойдя к стоявшему рядом с креслом столику, стряхнула пепел в пепельницу.

– Всю жизнь, – продолжала она, – Ричард любил охоту больше всего на свете. Поэтому, когда мы обосновались в этом доме, то каждый вечер, после того как все укладывались спать, он устраивался здесь, – она показала рукой на инвалидное кресло, – а Энджелл, его личный слуга и секретарь... а вернее сказать, мальчик на побегушках... так вот, Энджелл приносил ему бренди, а также ружье или револьвер из коллекции Ричарда и оставлял все это на столике рядом с ним. Двери в сад были обычно распахнуты настежь, и Ричард подолгу сидел против них, ожидая, когда блеснут во мраке кошачьи глаза или пробежит заблудившийся кролик, или, на худой конец, собака. Правда, в последнее время в нашей округе осталось не так уж много кроликов. Их подкосила какая-то болезнь – по-моему, она называется миксоматоз или как-то в этом роде. Но ему удавалось подстрелить довольно много кошек. – Она затянулась сигаретой. – Он даже днем стрелял по ним. И еще по птицам.

– А что же ваши соседи, никогда не жаловались? – спросил ее Старкведдер.

– О, естественно, жаловались, – ответила Лора, возвращаясь к дивану. – Понимаете, мы переехали сюда всего пару лет назад. Раньше мы жили на восточном побережье, в Норфолке. Там у нас было много неприятностей, поскольку один или два домашних любимца стали жертвами Ричарда. В сущности, именно поэтому мы и переехали сюда. Наш дом стоит особняком. Поблизости живет только один сосед, и больше на несколько миль вокруг нет ни одного жилого дома. Но зато здесь много белок, птиц и бездомных кошек.

Помолчав немного, она возобновила рассказ.

– По правде говоря, самым неприятным в Норфолке был случай с женщиной, которая однажды зашла в наш дом, собирая пожертвования для церковного праздника. Когда она уходила от дома по аллее, Ричард решил позабавиться и начал стрелять, целясь чуть правее и левее от нее. Он говорил, что она удирала, как заяц. И хохотал во все горло, рассказывая нам об этом. Я помню его слова о том, что ее жирные ягодицы дрожали, как желе. Но женщина обратилась в полицию, и дело кончилось ужасным скандалом.

– Могу себе представить, – сдержанно заметил Старкведдер.

– Правда, Ричард ловко вышел из положения, – сообщила ему Лора. – Естественно, у него было разрешение на все огнестрельное оружие из его коллекции, и он убедил полицейских, что стреляет исключительно по кроликам. Он отделался от обвинений бедной мисс Баттерфилд, заявив, что она просто нервная старая дева, вообразившая, что стреляют именно в нее, а он готов поклясться, что никогда не сделал бы ничего подобного. Ричард всегда умел внушать доверие. Ему не составило труда убедить полицию в своей невиновности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное