Владислав Крапивин.

Победители

(страница 2 из 9)

скачать книгу бесплатно

   – Не остановятся, – миролюбиво объяснил шофер. – это же колонна. Я и сам на тракт выходил, думал, попрошу кого-нибудь, чтобы
   выбраться помог. Черта с два! Идут и идут. Торопятся.
   Алешка оттопырил губу:
   – Торопятся! Как черепахи…
   – Да нет, торопятся, – серьезно сказал водитель. – Вот и я торопился. Надо было по тракту ехать, а я… – он сунул руки в карманы и виновато поежился, будто оправдывался перед Алешкой.
   «Видно, мало еще водил лесовозы, – подумал Алешка. – Это, наверно, трудно – водить их…»
   Шофер, не глядя на Алешку, вдруг тихо попросил:
   – Слышь, парень… Одолжи велосипед?
   – Что-о?
   – Ненадолго. Съезжу только за тягачом.
   – Куда? – машинально сказал Алешка. Он совсем не собирался давать велосипед. Даже качнул его для пробы: легко ли тронуть с места, если придется отступить? Но водитель понял его «куда» как согласие. И заговорил, коротко взмахивая веснушчатыми ладонями:
   – Близко совсем, там наши работают. Ну не сидеть же мне здесь, там люди ждут, им столбы нужны позарез.
   Алешка поглядел на желтые со смолистыми подтеками стволы и понял: «Это столбы».
   – Не мой велосипед, – насупившись, сказал он.
   Парень как-то сразу сник. И поговорил, будто ища сочувствия:
   – И чего меня здесь понесло? Искать будут – в жизни не найдут. Пешком, что ли, топать на ток?
   – Куда? – удивился Алешка.
   – Да на ток… Полевой стан там, а рядом зерноочистительный ток оборудуют. Не понимаешь, что ли? Движки есть, зернопульты есть, а столбов нету. По земле, что ли, провода тянуть?
   Алешка молчал. Он понимал, что по земле провода тянуть нельзя.
   – Ты, может, за велосипед боишься, – спросил шофер. – Да не бойся. Я же от машины никуда не денусь. Да на Малом Торфянике меня любой знает. Улица Гоголя, дом три, Феликс Ерохин.
   «Феликс!» – усмехнулся про себя Алешка. Людей с таким именем он представлял высокими, сильными и молчаливыми. Вот Дзержинский – это Феликс. А тут что? Маленький, лицо как блин, глаза испуганные —боится, наверно, что попадет за аварию.
   – Жмот! – вдруг резко сказал Феликс. Нет, глаза не были испуганными. Они стали зелеными и злыми.
   Алешка хотел обидеться и не сумел. Не получилось. Он только снова объяснил:
   – Если чужой велосипед… Мне к четырем часам домой надо.
   – Я бы успел до четырех десять раз обернуться. Туда и обратно всего километров пятнадцать. А сейчас пятнадцать минут третьего. Это же легкая машина, – он показал на велосипед. – У меня такая же была. Соседские пацаны добили.
   Алешка молчал.
   – Надо сегодня поставить столбы.
Завтра на ток зерно повезут.
   – Может, кто-нибудь поедет здесь и вытащит, – глядя вниз. – сказал Алешка.
   – Поедет! Кто сюда сунется? Это я, дурак, полез. Зеркала нет в кабине, смотреть назад нельзя. Дорога такая, что на оглянешься. Вот и зацепил.
   «Он все-таки плохой шофер, – подумал Алешка. – Догадался же сунуться с такой махиной на эту дорогу… Но что ему было делать? Назад не то что повернуть, но и посмотреть было нельзя!»
   – Сидишь тут, как на другой планете, – с унылой злостью сказал Феликс и опять пнул колесо.
   Как на другой планете… Алешка прислушался. На дороге стояла густая, пропитанная смолистым запахом тишина. Медленно качались верхушки сосен. Совсем бесшумно качались. Мохнатые тени тихо ползли по дороге. Где-то совсем далеко журчал мотор автомашины.
   Это, конечно, очень плохо – сидеть здесь и ждать случайной помощи. Ждать почти напрасно.
   – Ну, дашь? – в упор спросил Феликс.
   – А мне сидеть здесь, пока ты… пока вы ездите? – тихо спросил Алешка.
   Феликс наморщил маленький лоб, глянул на Алешку быстро и осторожно.
   – Слушай, парень. Я бы тебе все объяснил. Если по тропинке вдоль насыпи, то еще ближе будет, чем по дороге. Машину-то оставлять мне тоже неохота. Может, съездишь?
   Тропинки вдоль насыпи… Если вы часто ездите в поездах и любите стоять у вагонного окна, то знаете, что: эти узкие тропинки везде бегут вдоль железных дорог. То взлетают на снегозащитный гребень, то спускаются в ложбину, вьются между кустами, тянутся от столба к столбу, обрываются у темных речек и чудом возникают на другой стороне. По ним, как и по рельсам, объехать можно всю страну.
   Твердые, будто асфальт, они сами просятся под колесо, и километры летят незаметно…
   А все-таки этот Феликс наврал. Стан оказался гораздо дальше, чем он говорил. Алешка насчитал десять километровых столбов, прежде чем увидел в стороне от насыпи длинные навесы и зеленые вагончики. Далеко среди желтого пшеничного поля.
   Алешка подкатил к переезду. От шлагбаума разбегались дороги. Одна, пыльная и неширокая, вела к стану.
   У горизонта ползли комбайны, похожие на припавших к земле кузнечиков…
   Алешка остановил велосипед у крайнего вагончика. Несколько человек стояли рядом и все враз кричали друг на друга. На Алешку даже не глянули. Он этого не ожидал. Он думал, что спросят сразу: «Ты здесь зачем?» Тогда бы он объяснил. А так что делать?
   – Здравствуйте, – сказал Алешка кричащим людям.
   Они не слышали.
   – Мне надо Колыванцева! – громко заявил Алешка.
   Никто не обернулся.
   Тогда он положил велосипед, шагнул к ним и, собравшись с духом, кого-то потянул за рукав.
   На Алешку глянули сердитые, непонимающие глаза:
   – Ну?
   – Мне надо Колыванцева! – отчаянным голосом повторил Алешка.
   – А я при чем? – Вдруг человек посмотрел куда-то через Алешку и крикнул с явным облегчением: – Дмитрий Васильич! Иди! К тебе тут…
   Колыванцев был высокий, в пыльных до белизны сапогах, в сером пиджаке и полотняной фуражке, которая когда-то была белой, а теперь стала одного цвета с пиджаком. Худое небритое лицо его показалось Алешке сердитым.
   – Что нужно? – спросил Колыванцев и, не дождавшись ответа, повернулся к спорящим: – Хоть орите, хоть нет. Зернопульты я вам вручную, что ли, буду крутить? – И опять нетерпеливо взглянул на Алешку. – Чего тебе?
   – Мне Великанова, – пробормотал Алешка.
   – Какого еще Великанова? Трое их.
   – Миш… Михаила, – сказал Алешка. Феликс говорил ему про какого-то Мишку Великанова.
   – Ну, а я-то для чего? Ищи этого Михаила.
   – Ну, вы послушайте, – громко и жалобно произнес Алешка. – Ваш Ерохин застрял со столбами и говорит: «Найди Колыванцева, пусть пошлет Великанова, чтоб меня вытащил!»
   – Кого вытащил? – хрипло спросил Колыванцев.
   – Да Ерохина же! Два километра от тракта, на старой дороге.
   Колыванцев отчаянно хлопнул себя по карманам.
   – Какой дьявол его туда понес?! Где я тебе возьму Великанова?! Он здесь раз в сутки бывает! Чего чепуху-то молоть!
   Алешка отступил на шаг.
   – Что вы на меня кричите? – тихо сказал Алешка. Он еще хотел добавить, что не заставлял Ерохина опрокидывать прицеп, а Великанова – лишь раз в сутки приезжать на полевой стан…
   Но Колыванцев замолчал, вздохнул и неожиданно спросил:
   – Есть хочешь?
   Алешка посмотрел в глаза Колыванцеву – припухшие, усталые и немного виноватые. Вытер локтем вспотевший лоб и кивнул. Он и правда хотел есть.
   Они прошли через широкую утрамбованную площадку. Словно кто-то расчистил здесь футбольное поле. По краю площадки было вырыто несколько узких глубоких ям. «Для столбов, – понял Алешка. – Может быть, еще успеют поставить сегодня? Интересно, что такое зернопульты?»
   – Уморился, пока ехал? – на ходу спросил Колыванцев.
   – Да нет, – сказал Алешка и постарался шагать пошире.
   – Все же без седла, на ногах. Километров двенадцать накрутил.
   – Подумаешь, – сказал Алешка и вспомнил Юркин язвительный шепот. Собирались на рыбалку, и Юрка шептал: «Ну его, Борь, маминого сыночка. Еще заплачет по дороге, что устал…»
   Шиш тебе, Юрка!
   У дальнего вагончика дымила походная кухня, похожая немного на старинный паровоз.
   – Катюша! – позвал Колыванцев.
   Маленькая смуглая Катюша выскочила из-за кухни. «Будто прокоптилась здесь у огня», – подумал Алешка, и ему стало почему-то смешно.
   – Осталось у тебя что-нибудь? – спросил ее Колыванцев.
   Блестя белками глаз, Катюша затрещала:
   – Ой, господи, Дмит-Васильич, ковалевцы не приезжали, Мохов не приезжал, студенты тоже. Совсем, что ли, не будут обедать? Куда я буду все это девать?
   – Покорми человека. – Дмитрий Васильевич подтолкнул Алешку в спину шершавой ладонью.
   Алешка получил полную чашку супа из разваренной картошки с коричневыми крупинками мяса.
   Раньше, когда мама водила его к кому-нибудь в гости, он всегда отчаянно смущался за столом. Давился пирогом, захлебывался чаем и от неловкости начинал болтать ногами, что, по утверждению мамы, было уж совсем скверно.
   А тут он не стеснялся. Нисколько. Сел прямо на землю, опустил ноги в яму для столба, поставил посудину на колени и взялся за ложку. Но алюминиевое дно обжигало колени. Тогда Алешка отошел к траве, лег на живот, поставил чашку перед собой. Сейчас же из травы попрыгали в суп крошечные зеленые букашки. И сварились. Алешка вздохнул:
   – Вот сумасшедшие. – И стал вылавливать их кончиком ложки. Но рыгали все новые, и он махнул рукой.
   Суп был горячий, и Алешка глотал, не разбирая вкуса. Краем глаза он увидел, как лихо подкатил тяжелый грузовик. Из кузова сбросили доски и осторожно спустили какой-то мотор.
   К водителю подошел Колыванцев. Что-то сказал, и громадная машина послушно попятилась, развернулась и пошла назад, поднимая летучую пыль.
   Алешка отнес посуду Катюше.
   – Добавку? – спросила она.
   Он засмеялся и замотал головой.
   – И куда я все это дену? – жалобно глядя на котел, протянула Катюша.
   На другом конце тока Алешка разыскал велосипед. Подъехал к Колыванцеву.
   – Уже? – рассеянно спросил тот.
   – До свидания, – сказал Алешка. – Мне к четырем обязательно надо домой.
   – К четырем?
   Дмитрий Васильевич вздернул рукав и показал часы. Было три минуты пятого.
   Дорога прямая и ровная. Груженый «ЗИЛ» идет мягко. Лишь изредка его тряхнет на случайной кочке. Тогда у велосипеда бренчит звонок и начинает медленно крутиться заднее колесо. Велосипед лежит у кабины, воткнувшись рулем в зерно. Алешка сидит рядом. Сидеть хорошо. Он зарыл в пшеницу ноги. Зерно сухое и прохладное. И поэтому даже солнце кажется не таким жарким. Да и не высоко оно, не так, как в полдень. Ветер бьет навстречу короткими хлесткими волнами. Эти волны пахнут теплой сухой землей, дымом торфа и смолистым воздухом леса.
   Так бы ехать и ехать все время.
   Но Алешке надо скорее домой. Василий, наверно, пришел уже и спрашивает, где велосипед. Он требует, чтобы к его приходу «машина» всегда была на месте. Поэтому и едет Алешка на грузовике.
   Устроил его Колыванцев. Он вышел на дорогу и махнул первой же машине, и та затормозила, подняв перед собой серое пылевое облако. Водитель высунулся из кабины. Это был очень пожилой шофер. И, наверное, он казался еще старше, чем был на самом деле. В морщины набилась пыль, и они стали резкими и темными. Лицо недовольное, даже суровое.
   – Закурить есть? – спросил Колыванцев.
   Шофер молча протянул ему пачку и щелчком выбил сигарету.
   – В Юрты сейчас? – поинтересовался Колыванцев, отыскивая в кармане спички.
   – В Юрты.
   – Мальца захвати. Ему туда же.
   Шофер мельком взглянул на Алешку.
   – Я еще в Боровое заскочу. Зерно-то надо ссыпать.
   – Ну, заскочишь, а потом в Юрты. Все равно скорее, чем он на педалях пилить будет. Приехал, понимаешь, Ерохина выручать. Устал, пока крутил.
   – Я не устал. Просто мне надо быстрее, – объяснил Алешка.
   Шофер не обратил внимания. Спросил Колыванцева:
   – А с Ерохиным что?
   – Сел в песке.
   – Вот рыжий балалаечник, – сквозь зубы сказал водитель.
   Почему балалаечник, было непонятно.
   – Дмитрий Васильевич, а поехали уже его вытаскивать? —озабоченно спросил Алешка.
   – Поехали уже.
   – Великанов?
   – Нет, другой.
   Колыванцев легко поднял в кузов велосипед и велел Алешке садиться в кабину.
   – Можно я в кузове? – Ехать рядом с сердитым водителем Алешке не хотелось.
   – Не бойся, не свалится твой драндулет, – сказал шофер.
   – Я не боюсь. Просто я хочу в кузове.
   – Только без дураков там. Сиди смирно…
   И вот Алешка сидит. Смотрит с высоты и видит землю. Земля – это круг, опоясанный дымчатой кромкой лесов. Круг, желтый от спелых колосьев, зеленый от листьев и трав. Он перехлестнут дорогами. По дорогам пылят машины. Вдали по насыпи тянется состав. Ходят в поле красные комбайны. А дальше, за насыпью, стелются над жухлой травой сухого болота седые космы дыма, уползают куда-то к лесу. Прошел над лесом самолет и оставил в небе черные точки. Точки падают, падают и вдруг превращаются в легкие белые пузырьки. Цепочка пузырьков повисает в синем воздухе. Парашютисты. Что это? Тренировка? Или что-то другое?
   Круг земли, который виден Алешке, живет беспокойно и тревожно. Все в работе и движении. И Алешка, подхваченный этим движением, тоже мчится куда-то.
   Ну и пусть. Даже хорошо, что так вышло. Если сегодня придет на стан лесовоз и поставят столбы, протянут провода и загудят таинственные зернопульты, то, может быть, не зря Алешка опоздал на берег. Ведь в конце концов не в последний рейс ушел «Рахманинов». Вот только Василий… Он может отобрать велосипед навсегда. Он не любит слушать объяснений… Но сегодня же пятница! Может быть, сегодня он придет поздно. Кажется, по пятницам он с друзьями ремонтирует поселковый клуб… В общем, все равно: теперь жалеть поздно.
   Удивительная вещь – дорога. Сколько встреч и приключений на ней, если только не смотреть назад, не бояться…
   Шофер оставил Алешку на заросшей лопухами деревенской улице. Сказал, что сдаст зерно и заедет сюда на обратном пути. А на пункте Алешке, мол, делать нечего.
   Алешка прислонил велосипед к плетню, сооруженному из прутьев и палок. Потом сел в траву. И начал ждать.
   Улица была пуста. Только бродили неподалеку серые недружелюбные гуси. Один из них, с шишковатым лбом и красными глазами, иногда отделялся от компании и направлялся к Алешке. Останавливаясь на полдороге, он вытягивал над землей шею и нахально шипел. Потом он успокоился. Успокоился и Алешка. Бросил прут, который на всякий случай выдернул из плетня.
   А время шло. Где-то за домами гудели моторы, протарахтел мотоцикл, а здесь было тихо. Никого и ничего, кроме гусей.
   Появилась собака,, очень большая, серая и лохматая. Она бежала куда-то по своим делам. Алешка подумал и свистнул. Собака остановилась. У нее была добрая, озабоченная морда. Алешка чмокнул губами. Собака подошла и махнула хвостом, один раз, для приличия. Алешка погладил ей белое пятно на лбу, почесал за ухом. Собака терпеливо перенесла это и вопросительно глянула на него желтыми прозрачными глазами: а что дальше? Что дальше, Алешка и сам не знал. Взгляд собаки стал укоризненным: «Эх ты! А зачем-то звал, отрывал от дела». Она отвернулась и деловитой рысцой потрусила вдоль забора, сразу позабыв про Алешку.
   Ему вдруг стало грустно, одному на пустой незнакомой улице.
   И шофер куда-то исчез…
   Алешка сорвал сухой стебелек, смерил его по длине мизинца, торчком зажал между указательным и средним пальцами. Потом развернул обе ладони, будто книгу. Тень стебелька перескочила шесть пальцев. Неужели шесть часов? Вот тебе и «скорее»!
   Это Валька его научила так измерять время. А раз она сказала—значит, все правильно. Она никогда не врет ему. Не то что Алешка. Он терпит, терпит, а потом что-нибудь да сочинит. Зачем-то наврал про метеорит, который зажег торф… А может быть, не наврал? Может, правда был метеорит? Они же часто падают в августе…
   – Все сидишь?..
   Алешка вздрогнул. Это подошел шофер. Подошел незаметно и встал рядом. И смотрит как-то внимательно, будто хочет о чем-то спросить. Он, наверно, не сердитый, а просто очень устал.
   – Ну, пойдем, – тихо сказал шофер.
   Алешка вскочил и взял велосипед.
   – К машине? А где она?
   – Там она… Пойдем.
   Он пошел вперед, потом замедлил шаги, чтобы Алешка догнал его.
   – Вот что… Звать-то тебя как?
   – Алеша.
   – Вот что, Алексей, – мягко сказал шофер, – тут беда случилась. Человек раненый, надо бы в больницу везти. А машин, кроме моей, нет.
   – Да? – пробормотал Алешка. Больше он не знал, что сказать. Ранило какого-то человека. И есть только одна машина.
   – А до Юрт далеко? – спросил он.
   – Тридцать один. По спидометру.
   – У-у… – вырвалось у Алешки.
   – То-то и оно, что «у-у».
   Они подошли к длинному дому с побеленным каменным фундаментом. У калитки стояли трое. Алешка слышал, как один говорил:
   – Я фельдшер, а не хирург. Что вы, честное слово… И рентгена здесь нет.
   На скамейке, привалившись к забору, неловко вытянув ногу, сидел четвертый. В синем брезентовом комбинезоне. Рядом лежал кожаный шлем.
   – Парашютист? – шепотом спросил Алешка и шофера.
   – Да… Из пожарников. Парашют раскрылся не полностью.
   – А нога сломана, да?
   – Кто ее знает… Вроде нет перелома, фельдшер не обнаружил, а все-таки… Сам видишь.
   Парашютист прислонился затылком к доске, молчал и по очереди смотрел на стоявших. Лицо у него было бело-коричневым, с запавшими щеками. Он коротко дышал, приоткрыв рот и сжав зубы.
   Человек в кожаной куртке на плечах осторожно сказал парашютисту:
   – Вы три километра продержались едва-едва. А до города пятьдесят. Будь у меня коляска – другое дело…
   – Но есть же машина! – вмешался еще один, сердито жующий папиросу.
   – Есть-то есть, – озабоченно проговорил шофер, и все повернулись к нему.
   Тот, который говорил про машину, сунул в карман кулаки, выплюнул окурок и тонко закричал:
   – Будешь сопляков возить, а человек пусть мучается?!
   Парашютист разжал зубы.
   – Ты за меня не плачь… Я могу и здесь отлежаться. Приходилось и не так…
   – Я не знаю, – устало и раздраженно сказал фельдшер. – Не знаю, понятно? Может быть, ничего серьезного, а может быть…
   – Вот-вот! – снова закричал самый шумный из мужчин. – Все может быть! А мы в детский сад играем!
   Пальцы шофера покрепче сжали Алешкино плечо.
   – Ты не ори попусту, – медленно произнес шофер. – В Юрты больше не будет машин. А тридцать верст для парня – путь не близкий. И он не просто так катается, он тоже сделал свое дело. А у меня распоряжение Колыванцева.
   И, чуть наклонившись к Алешке, он негромко сказал:
   – В общем, решай сам.
   Алешка растерялся. Он никогда не решал таких вопросов. Чтобы вот так, от одного его слова зависело, куда пойдет, кого повезет громадная, могучая машина. Он вспомнил колонну грузовиков на тракте. Если бы там они были так послушны!.. А люди ждали. И вдруг Алешке стало стыдно, что он думает о всякой ерунде и молчит. Ведь вопрос-то хоть и важный, но совсем простой. Чего же тут думать?
   Он так и сказал:
   – Чего тут решать…
   – А доберешься? – спросил шофер.
   – Доберусь. Подумаешь! – сказал Алешка. И вдруг понял, что другого ответа от него и не ждали.
   Человек в кожаной куртке вдруг предложил:
   – Оставь-ка ты велосипед у меня. И адрес напиши. Завтра забросим на попутной. А сейчас я тебя на мотоцикле.
   И все заговорили, что это правильно, что так и надо сделать.
   – Я не могу, – сказал Алешка, – он не мой. Обязательно надо сегодня.
   – Всыплют тебе дома небось, что поздно приедешь, – вдруг посочувствовал тот, который недавно кричал.
   – Просто больше не дадут велосипед, – сказал Алешка.
   – Мальчик, подожди. – Это снова заговорил парашютист. Он потянулся к боковому карману. Фельдшер поспешно качнулся к нему, но движением пальцев парашютист остановил его. Медленно оттянул язычок застежки-"молнии" и вытащил плотный помятый конверт.
   – Где-нибудь опусти по дороге. Ладно? Ну, спасибо.
   – Я опущу на станции, – пообещал Алешка. Прежде, чем сунуть письмо под майку, он украдкой прочитал адрес: «Дмитров, Центральная, 3-а, кв. 19, Кольчугиной Марии В.».
   Кто она, Кольчугина Мария В.? Может быть, жена, может быть, мать. Она не узнает про несчастье. Ведь письмо наверняка написано еще перед полетом. Кольчугина Мария Будет думать, что все в порядке. И пусть. Значит, так надо.
   Он повернул велосипед и встал на педаль. И сказал всем:
   – До свидания.
   – Ты помнишь дорогу? – спросил шофер.
   – Помню.
   Алешка толкнулся ногой. Потом ему захотелось обернуться и сказать парашютисту: «А вы поправляйтесь скорее». Но дорога пошла под уклон, и к тому же блестели на ней битые стекла. Нельзя оглядываться, когда такая дорога…
   Алешка засвистел сквозь зубы и нажал на педали. Тридцать один километр. Он никогда не проезжал столько. И он все понимает: что его будут искать, что Василий, не говоря ни слова, молча уведет велосипед в сарай и повесит замок, что Валька будет вздыхать и молча жалеть его, Алешку… Но если так получается! Если вдруг на лесной дороге валится в кювет лесовоз, если горит торф и грозит огнем лесу, а у десантников иногда не совсем раскрываются парашюты…
   Дорога была ровной, и велосипед шел легко. И Алешка подумал, что, может быть, не так уж и много тридцать один километр. Он не знал, что усталость иногда приходит неожиданно и сразу. Падает на плечи, как мешок с песком. Не знал, что в темноте любая дорога может показаться незнакомой.
   И не знал еще самого обидного: проезжая мимо станции, он забудет опустить в ящик письмо. И почти у самого дома, закусив губу, чтобы не заплакать, он повернет назад тяжелый и непослушный велосипед…


   Все так и получилось, как он ожидал.
   Василий стоял у крыльца, и огонек его сигареты то сердито разгорался, то почти угасал.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное