Владислав Крапивин.

«Чоки-чок» или Рыцарь Прозрачного Кота

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

   После ужина Леша устроился в большой комнате перед картиной и стал срисовывать с нее замок. Он уже нарисовал все башни, но тут стали слипаться глаза. Он таращил их на картину, а там начиналась чехарда: деревья и дома танцевали и прыгали друг через друга. Луна превратилась в золотую рыбку. Шевельнула прозрачным хвостом и поплыла среди марлевых облаков…
   Леша не почувствовал, как папа поднял его и унес в постель…


   Сначала Леша спал очень крепко. Ничего не видел во сне и ничего не чувствовал.
   Потом что-то стало его щекотать, покусывать.
   Леша сонно вертелся и почесывался. И наконец проснулся.
   «Неужели здесь клопы водятся? – подумал он сердито. – Или блохи?»
   Он почесался еще раз. Щекотанье прекратилось. Но уснуть Леша не мог. Лежал и слушал, как поскрипывает (наверно, тоже не может уснуть) дом. Тихонько дышала в своей постели Даша. В комнате было темно. Однако в щели между плотной шторой и косяком виден был розовый свет.
   Леше наконец стало ясно, что этот свет и не дает ему уснуть. Он был какой-то тревожный.
   «Может быть, закат такой?»
   Но в соседней комнате дважды звякнул бронзовым блюдцем Петруша. Даже в самые светлые ночи июня в два часа заката не бывает. И рассвета тоже…
   «А может быть, это зарево пожара?.. Ой, а вдруг банька горит, где Ыхало?»
   Нет, свет виднелся в стороне от баньки. И не вздрагивал, не метался, как отблески пламени. Он был совсем неподвижный. Словно за темным садом зажгли большую лампу с розовым абажуром.
   «А если это инопланетяне?» – У Леши от волнения стало прохладно в желудке.
   Там, за деревьями, была тайна, и не пойти туда было невозможно. Особенно сейчас, посреди ночи, когда кругом все такое загадочное и непонятно даже, наяву это или во сне.
   Леша машинально, будто кто-то им двигает, стал одеваться. А в груди сидело особое, «обмирательное» чувство.
   Потом Леша подумал: не разбудить ли, не взять ли с собой Дашу? Если она будет бояться рядом, у него страх сразу поубавится… Но нет, нельзя ее брать. Вдруг инопланетяне прилетели охотиться за людьми? Тогда уж пусть похитят одного Лешу, а сестренка останется маме и папе для утешения.
   Впрочем, пусть попробуют похитить! Без боя он им в руки не дастся!
   Под кроватью, в картонной коробке, Леша нащупал горстку глиняных шариков – это были пули. Он положил их в карман. Взял из-под подушки рогатку. В карман рогатка не влезала, Леша сунул ее за поясок на шортах. Потом надел сандалии и опять забрался на подоконник. Тихо растворил окно в прохладную ночь.
   Ночь пахла диким садом.
   Небо над головой было мутноватым, белесым, в нем дрожало лишь несколько звезд.
Кусты и деревья казались абсолютно черными и мохнатыми. Леша скакнул с подоконника, постоял, взял на изготовку заряженную рогатку и пошел, путаясь ногами в длинной остывшей траве. Пошел туда, где за чащей веток светилась страшноватая загадка.
   В стороне осталась банька. Леша уперся в забор, отыскал калитку, выбрался на пустырь. Казалось, что розовый свет стоит совсем недалеко, прямо за кустами, в которых булькает ручей.
   Ох, а если в кустах кто-то есть? И хвать за бока… Но все равно надо идти. Тут уж никуда не денешься. Вроде бы ноги от страха не слушаются, но за спиной будто кто-то строго шепчет: шагай, шагай, не оглядывайся…
   Леша продрался сквозь кусты. Кажется, порвал рубашку. Сбросил сандалии, перешел ручей. Вода показалась очень теплой. Он опять обулся. Вышел на поляну с ромашками (они светились в темной траве). Рядом громоздились на рельсах узкоколейки ящики-вагоны игрушечного поезда.
   А розовый свет широким пятном висел над насыпью железной дороги. Было ясно, что источник света прямо там, за этим валом. Совсем недалеко…
   А может быть, лишь кажется, что недалеко? Вдруг этот свет специально заманивает Лешу? Наверно, лучше вернуться…
   Но тут пробежал по насыпи гулкий поезд с цепочкой желтых окошек. И от этого Лешин страх поубавился. Леша зашагал сквозь траву с ромашками. И даже рогатку разрядил, повесил резиной на шею.
   Он забрался на крутую насыпь. Здесь пахло теплыми шпалами и железом. Свет подымался из-за берез, чьи стволы белели совсем неподалеку. Леша съехал с насыпи. Березы расступились и опять сомкнулись – у Леши за спиной. А розовое зарево светило за стволами.
   Леша опять зарядил рогатку.
   Теперь кругом был настоящий лес. Плотный, черный. Вершины уходили в небо. А внизу началась чаща: низкорослый колючий ельник. Он почти, совсем заслонил розовый свет. Чтобы не потерять направление, Леша левым плечом вперед ринулся сквозь елки напролом. И… выскочил на просторную поляну.
   И наконец увидел т о с а м о е.

   Сперва показалось, что и правда летающая тарелка. Метра два в диаметре. Она ребром засела в развилке сухой березы. Не очень высоко – взрослый дотянулся бы до нижнего края.
   Тарелка испускала равномерный свет, который сперва показался Леше очень ярким. Но это сперва. Леша поморгал и разглядел на светящемся диске какие-то выступы, узоры, чешуйчатый рисунок. И сразу перепуганно понял, что она – ж и в а я!
   Это была вовсе не тарелка. Это была громадная круглая рыба!
   С одного края спускался до земли легкий, будто марля, хвост. Вверху торчал зубчатый плавник. Темнели жабры, и выделялся круглый черный глаз. И рот был! С толстой нижней губой, капризно выдвинутой вперед.
   Глаз размером с крупное блюдце блестел, шевелился и смотрел на Лешу.
   Леша качнулся назад и пятился, пока его не кольнули в затылок еловые ветки. Тогда он услышал глухой недовольный голос:
   – Подожди…
   Леша замер.
   – Только не вздумай стрелять, – сердито предупредила рыба.
   – Нет, что вы… – Леша торопливо повесил рогатку на шею.
   Рыба тихонько постонала и вдруг чихнула. Так, что сухая береза качнулась и с нее посыпался мусор.
   – Будьте здоровы, – слабеньким от страха голосом сказал Леша.
   – Спасибо… Ты, наверно, мальчик Леша, который приехал в старый дом на Крайней улице?
   – Да… А вы откуда знаете?
   – С высоты все видно, – с кряхтеньем откликнулась рыба. – Да никто другой, кроме тебя, и не мог тут оказаться…
   – Почему? – прошептал Леша.
   – А вот потому…
   Леша решился на новый вопрос:
   – Простите, пожалуйста, а вы кто?
   – Неужели не видно, кто я?.. Рыба-луна. Разве не слышал про такую?
   – Слышал, конечно. То есть читал… Но ведь рыба-луна, по-моему, живет в море. А не на дереве…
   – Ну, во-первых, я не совсем обычная рыба-луна, у меня особая должность. А во-вторых, я тоже живу в море… а-ап-чхи!.. Ох, грехи наши тяжкие… Но живу я там днем, а ночью выплываю на небо. И работаю луной.
   – Вот удивительно… – Леше стало очень интересно и потому уже не так страшно. – Извините, но разве… в небе мало одной луны?
   – Разумеется, мало, – ворчливо откликнулась рыба. – Посуди сам: настоящая луна светит не всегда, бывает и новолуние. Например, как нынче. А в здешней стране лунный свет необходим постоянно. Только при нем тут могут совершаться удивительные дела, без которых жизнь теряет всякий смысл.
   – А… в какой это… здешней стране? – спросил Леша с новым замиранием.
   – Разумеется, в Астралим.
   – Ой… значит, здесь Астралия?
   – Да. То есть почти. Так сказать, краешек пограничной области… А-ап-чхи!.. Ох, ну что за мучение…
   – Вы, видимо, простудились, – вежливо заметил Леша. Он уже совсем не боялся. Узнав, что здесь Астралия (или почти Астралия), он понял наконец, что это сон. Как ему повезло – увидеть такой замечательный сон!
   – Конечно, я простудилась, – капризно проговорила рыба-луна. – Наконец-то ты это сообразил. Может быть, сообразишь и дальше?
   – Но… я не понимаю… А! Вам надо помочь, да?
   – Само собой! Я совсем ослабела, опустилась и застряла в этой дурацкой березе…
   – Едва ли я сумею вас вытащить, – озабоченно сказал Леша.
   – Я выберусь сама, если подлечусь. А сейчас у меня высокая температура. Видишь, какого я цвета? Обычно я излучаю чистый мирный свет, а сейчас… ужас просто. Багровый оттенок. При таком зловещем освещении могут случиться всякие кровавые дела, а я окажусь виновата…
   – А… как же вам подлечиться? Нужно какое-то лекарство?
   – Слава Богу, догадался!
   – У нас дома, кажется, есть аспирин. Я могу сбегать… – Леша посмотрел на рыбу-луну с большим сомнением. Сколько же аспирина понадобится такой громадине?
   – Ну что ты выдумываешь, – со стоном произнесла рыба-луна. – Какой аспирин! Из моего тела лишний жар может прогнать только мороженое!
   – Где же я возьму сейчас мороженое? – растерялся Леша.
   – По ночам его иногда продают в электричках. Бывает, что продавцы не успевают распродать его за день и ездят до утра.
   – Ох… значит, мне нужно садиться в поезд?
   – А-ап-чхи-и!! Фу ты, какое несчастье… Конечно, тебе надо сесть в поезд. И походить по вагонам, поискать… Тут недалеко, на насыпи, есть остановка «Сорок четвертый километр». Вот там и садись.
   – Без билета?
   – В Астралии все ездят без билетов.
   «Это ведь сон», – вспомнил Леша.
   – А мороженое как продают? За деньги или за так?
   – Что за глупости! Мороженое везде продают за деньги.
   – Но у меня ни копейки…
   – Сейчас натрясу чешуек…
   Рыба-луна стала вздрагивать. Чешуйки посыпались в траву. Светлые, размером с пятак. Леша кинулся подбирать их. Они были похожи на покрытые светящейся краской кружочки из пластмассы.
   – Это такие деньги в Астралии? – робко поинтересовался Леша.
   – Не притворяйся несмышленым! – опять рассердилась рыба-луна. – Неужели ты не знаешь, как превратить мою чешую в пятаки?
   – Ой… кажется, знаю!
   Горстка чешуек лежала у Леши на ладони.

     Чоки-чок,
     Чоки-чок,
     Превратися в пятачок… 

   И верхняя чешуйка стала новеньким пятаком.

     Чоки-чок,
     Чоки-чок… 

   – Ты можешь заняться этим по дороге, – ворчливо заметила рыба-луна. – Торопись на остановку. Электричка будет через десять минут.
   – А как обратно? Она же увезет меня неизвестно куда!
   – А это уж смотри сам. Ты ведь мечтал о приключениях…
   Леша мечтал, конечно! Когда читал книжки и смотрел телевизор. Но он не думал, что в приключениях бывает такая кусачая еловая чаща. И так сыплются за ворот сухие иголки. И кругом колючая тьма… Чтобы отвлечься от этих неприятностей, Леша, пробираясь к насыпи, бормотал:

     Чоки-чок,
     Чоки-чок,
     Превращайся в пятачок… 

   Чешуйки лежали в нагрудном кармане рубашки, и с каждым «чоки-чоком» карман тяжелел.
   «Мороженое стоит три рубля. Это значит, надо повторить считалку шестьдесят раз…»
   И точно на шестидесятом разе Леша выбрался к насыпи.
   Ух, как хорошо-то! Не колется, не царапается, и гораздо светлее, чем в лесу… Минут пять Леша топал по шпалам и наконец увидел дощатую платформу с желтой лампочкой на столбе и с надписью: «44-й км». И тут же раздался далекий гул. А еще через минуту подкатила электричка…
   «А может, не надо? – подумал Леша. – Уеду за тридевять земель…»
   Но если не сесть в вагон, это будет самая настоящая трусость. И рыбу-луну жаль… И сон с приключениями оборвется в самом интересном месте.
   Открытые двери вагона нетерпеливо шипели. Леша схватился за поручни и прыгнул в тамбур. Поезд дернулся и набрал скорость.


   В вагоне светили бледные плафоны и было пусто. Колеса стучали очень гулко и, кажется, с угрозой. В распахнутые окна залетал зябкий ветер, он гонял над полом колючую пыль.
   Леша пошел в проходе между скамейками. Ни души. Ну, кто здесь будет продавать мороженое!..
   С натугой отворяя двери, Леша прошел в другой вагон. «Бу-бу, бу-бу, бу-бу», – гудела от колес пустота. И снова никого. Только на одной скамейке подпрыгивала забытая кем-то мужская туфля…
   И в третьем вагоне, и в четвертом не было никого. И в пятом… Все тот же гул, сквозняки и ощущение скорости, будто поезд несется где-то в космосе.
   Леша все отодвигал, отодвигал двери, шагал, шагал, придерживая на груди ужасно тяжелый карман… Да сколько же в этом поезде вагонов?! Кажется, что не меньше ста! А сколько времени Леша идет по ним? Наверно, целый час! И за это время – ни одной остановки! Ох, куда его занесло? Ох, какой он маленький и одинокий! Ох, как заблудился он в своем запутанном сне!.. Кончится ли это?..
   И вот – кончилось! В конце вагона белела куртка продавщицы! Худая тетка сидела на скамье и дремала, опираясь локтем на синий ящик с надписью: «Мороженое. Кооператив «Пингвин»!
   Леша подбежал.
   – Здравствуйте! У вас найдется хоть одна порция?
   Тетка вздрогнула, подняла лицо. Ой… Что-то знакомое было в этом лице. Неужели?.. Нет, просто похожа… Но на всякий случай Леша еще раз сказал «здравствуйте». Шепотом…
   Продавщица насупленно спросила:
   – А деньги у тебя есть?
   – Да! Вот… – Он стал выгребать из кармана пятаки.
   Они были новенькие, один к одному. Сверкали. Но продавщица осталась недовольна:
   – Ты бы еще копейки принес!.. Это же целый час надо считать!
   – Можно не считать! Тут ровно три рубля, честное слово!
   Продавщица что-то буркнула, погрузила пятаки в карман куртки. Открыла ящик. Достала белый брикет с надписью: «Сливочное».
   – Повезло тебе. Это последнее.
   – Большое спасибо! – И он поскорее пошел прочь. Но продавщица строго окликнула:
   – Постой… Пеночкин! А почему ты ездишь ночью один?
   – Я… у меня важное дело.
   – Вижу я, какое дело! Почему ты в таком виде? Растрепанный, рогатка на шее болтается! Срам…
   – Но я… понимаете ли…
   – Скажи маме, чтобы завтра же позвонила мне. И мы поговорим о твоем воспитании.
   – А вот и не скажу! Все равно я уже не в вашем классе! И писать буду левой рукой!
   – Ах ты негодник! Я тебя к директору!..
   Но тут зашипели тормоза и поезд резко встал. Леша еле удержался на ногах. И бросился к выходу.
   Он выскочил на дощатую платформу. Заоглядывался. Где он? Дождется ли обратного поезда?
   Горела на столбе лампочка, освещала название площадки… Что это? Не может быть! Вот счастье-то! «44-й км»!
   Под лампочкой крякнул черный репродуктор. Сказал мужским хрипловатым голосом:
   – Поздравляем Лешу Пеночкина с рекордом. Он без остановки и пересадки объехал вокруг всей Астралии… А сейчас, Леша, торопись, а то растает мороженое.
   В самом деле, уже капает! И Леша бросился сперва по рельсам, а потом с насыпи вниз.
   Теперь ему повезло. Под ногами сама собой отыскалась тропинка. И стала разматываться, повела, повела на розовый свет, а елки послушно расступались перед Лешей.
   Когда он выбежал на поляну, рыба-луна по-прежнему сидела в развилке березы.
   – Ну? Принес?
   – Да! Вот…
   – Как ты быстро обернулся, – подобревшим голосом сказала рыба-луна.
   – Разве? А мне показалось…
   – Неважно, что тебе показалось. Кидай мне лекарство… – И она еще сильнее оттопырила нижнюю губу.
   – Сейчас, только разверну.
   – Не надо, кидай так…
   «Не промахнуться бы…» Леша прицелился и бросил размякший брикет, как бросают в корзину баскетбольный мяч. Попал! Губа втянулась, чмокнула. Рыба заворочалась, зашевелила хвостом и плавниками. Потом притихла.
   – Ну и что? – осторожно спросил Леша. – Помогло?
   – А как же, – размягченно сказала рыба-луна. – Неужели сам не видишь?
   Да, Леша видел! Нездоровый розовый оттенок на теле рыбы-луны исчезал. Свет ее делался чистым, золотым. А рот растянулся в улыбке. Рыба снова заворочалась. И вдруг она приподнялась, выскользнула из развилки и повисла в воздухе прямо над Лешей. Теперь, с ребра, она не казалась круглой, но была все же достаточно выпуклой. Слабо мерцающий хвост колыхался. Крылышки-плавники трепетали. Рыба отряхнулась, как пес, выбравшийся из воды. Леше даже показалось, что на него посыпались капли. Или какие-то твердые шарики. Он ойкнул и отскочил.
   – Ничего, ничего, – весело проворчала рыба. – Это пустяки… Ну, я совершенно здорова. Спасибо тебе, Леша Пеночкин.
   – Пожалуйста… Теперь вы полетите в вышину? Вместо луны? – сказал Леша немного печально. Потому что приключение явно заканчивалось, а надо еще пробираться по зарослям и темноте к дому.
   – Да, полечу. Но сначала отвезу тебя домой.
   – Правда?! Как?
   Рыба-луна шумно опустилась в траву.
   – Садись на меня.
   – Спасибо! Я сейчас…
   Но легко сказать «садись». До того места, где можно удержаться между двух плавников, до самого гребня спины, было метра два. Леша разбежался, подпрыгнул, уцепился за маленький плавник. Зацарапал коленками по гладкой чешуе. Устал, повисел, зацарапал опять. Никакого толку. Выбился из сил и повис.
   От рыбы-луны пахло, как от копченой селедки, она была очень теплая. Наверно, не остыла еще от недавнего жара.
   – Ну, что же ты? – недовольно спросила она.
   – Извините, пожалуйста, вы очень скользкая.
   – Ох ты, горюшко. Ну, сейчас… – Леша ощутил, как его окутало и подняло что-то мягкое. Это рыба-луна подхватила мальчишку широким хвостом. И он вмиг оказался на рыбьей выпуклой спине. Вцепился в зубцы плавника.
   – Не боишься?
   – Ага… То есть боюсь немножко. Вы потихоньку, ладно?
   – Ладно… – И Лешу мягко приподняло. И темный лес упал вниз. Леша увидел широкое небо с посветлевшим утренним краем. Полетел навстречу упругий ветерок, откинул волосы и словно слизнул с лица, рук и ног противный зуд от лесных иголок.
   Не успел Леша понять, боится он или нет, как рыба-луна опустилась в саду у дома. Леша съехал по чешуе в траву. И конечно, сказал «большое спасибо».
   – Пожалуйста. Теперь полечу на работу, пока еще нет полного рассвета.
   – До свидания… А скажите, пожалуйста, как вас зовут? Наверно, ведь не просто «рыба-луна»?
   – Меня зовут Ихтилена, – добродушно отозвалась она. – От двух научных слов: «ихтио» – «рыба» и «Селена» – «Луна».
   – Очень красивое имя, – вежливо одобрил Леша.
   – Разумеется. Но друзья могут звать меня просто тетя Лена… Ну, беги в кровать.
   Леша подумал, что «тетя Ихтилена» звучит гораздо лучше, сказочнее. Но, чтобы не обидеть рыбу-луну, попрощался, как ей хотелось:
   – Всего хорошего, тетя Лена.
   – Приятных снов… – Рыба-луна Ихтилена бесшумно взмыла в высоту и почти сразу скрылась за верхушками деревьев.
   «Если кто увидит, – подумал Леша, – решит, что ничего особенного, обыкновенный НЛО».
   Когда Леша пробрался в комнату, за окном уже явно ощущался рассвет. Леша плотно задернул штору, и в комнате опять сделалась темнота. Даша по-прежнему ровно дышала в этой темноте.
   Но едва Леша забрался под одеяло, Даша спросила строгим шепотом:
   – Лешка-картошка, ты куда ходил?
   – Чего? – растерялся он.
   – Не «чего», а отвечай немедленно: где был?
   – Ну, где-где… Нельзя, что ли, человеку сходить… куда надо?
   – Через окно?
   – А что такого? Так интереснее…
   – Не морочь мне голову, – маминым голосом произнесла Даша. – «Куда надо» два часа не ходят. Я тут чуть не померла от беспокойства.
   – Ну ладно, – вздохнул Леша. – Я хотел утром рассказать, но раз тебе не терпится… Я летал на рыбе-луне…
   И он шепотом поведал Даше о своих приключениях. Она не перебивала, только тихонько ахала. А когда Леша кончил, она шепотом потребовала:
   –Дай честное слово старшего брата, что не сочинил.
   – Самое-самое честное! – Леша откинул одеяло, сел и для убедительности прижал к груди кулаки. – Пусть я лопну, как проткнутый шар, если вру…
   Он не лопнул. А Даша вдруг прошептала:
   – Ой, Лешка-а… У тебя коленки светятся…
   – Где?.. Ох…
   Коленки и правда выделялись в темноте двумя желтыми пятнышками. Словно в кожу была втерта светящаяся пыльца.
   – Это, значит, когда я на рыбу забирался, с чешуи краску соскреб… Вот, а ты не верила!
   – Теперь окончательно верю… А ты очень испугался сперва, когда эту рыбу увидел?
   – Не очень… Средне… Подробности потом расскажу, а теперь я спать хочу. Ужа-а-асно… – Леша зевнул и свалился на подушку.


   Утром Леше, конечно, подумалось, что ночное приключение он увидел во сне. А Даша решила, что ей приснился Лешин рассказ.
   Мама уже не первый раз приоткрывала дверь:
   – Эй, засони! На часах половина десятого! Ыхало приходило, про вас спрашивало…
   «Ыхало! Ура!..» – Леша дернул со стула штаны и рубашку. Из карманов посыпались, застучали по полу твердые шарики.
   – Леша, это что?
   – Это рогаточные пули.
   – А это? – Даша, свесившись с кровати, подобрала блестящий шарик. – Смотри…
   – Не знаю… У меня такого не было.
   Размером шарик был такой же, как и глиняные, – с крупную ягоду. Но прозрачный. Похоже, что из желтого стекла. Внутри шарика темнело зернышко, а в нем горела чуть заметная искра.
   – Похоже на большую икринку, – задумчиво сказала Даша.
   – На икринку? Ой, подожди… – Леша подскочил, с головой забрался под одеяло. Широко раскрыл в темноте глаза. Коленки желтовато светились.
   – Дашка, иди сюда! – Они укрылись одеялом вместе.
   – Значит, все было по правде!
   – И шарик тоже светится, – выдохнула Даша. Теперь, в темноте, искорка в шарике горела ярко.
   – Даш, наверно, это правда икринка! Я помню, на меня с рыбы какие-то бусины сыпались. Эта попала в карман рубашки, потому что он был после пятаков оттопыренный…
   – Тогда надо положить ее в воду. Вдруг кто-нибудь из нее выведется.
   Даша умчалась и принесла стакан с водой. Положила в него шарик. Поставила стакан на подоконник. А за окном с отдернутой шторой было зеленое и солнечное утро.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное