Константин Медведев.

Большая книга кремлевских тайн. Как остановить старение, предсказывать будущее и читать людей, словно книгу

(страница 1 из 21)

скачать книгу бесплатно

Кремлевские секреты

Мое знакомство с Мастерами

Ом мани пеме хунг.

Ом мани пеме хунг.

Шри!


Раскатистый басовитый многоголосый распев лам плавно обволакивает все твое существо, свинцовой тяжестью давит на плечи, темя, проникает внутрь с каждым очередным ударом гонга. Все мелькает перед глазами, бордово-желтое, золотое. Свист ветра в ушах, что-то вязкое, словно жидкий мед. И пузырьки. Несет и несет вверх. Потом обнаруживаешь свое сидящее со скрещенными ногами тело, болтающим головой как позапрошловековая китайская фарфоровая статуэтка. Причем обнаруживаешь, наблюдая за ним откуда-то сверху…

Мне доводилось бывать в буддийских дацанах Бурятии, Калмыкии, Питера. Но здесь, в Тибете, чувствуешь что-то неуловимо особенное, притягивающее. То ли это суровая красота горных пейзажей, словно сошедших с картин Рериха. То ли простота, юмор и душевность лам. То ли наивная, по-детски, доверчивость и открытость местных жителей. Да, в России сейчас этого не хватает.

Я познакомился с Мастером во время одного из своих путешествий на Тибет, где в одном из буддийских храмов проходил посвящение в практику Пхо-ва.

Я жил в монастырской «гостинице» для иностранных буддистов. А их здесь бывает довольно много и довольно часто. До сих пор, правда, не могу понять, какого рожна тут делает большинство из них (как впрочем, и я сам), ерзают во время практики, зевают, чешутся. Словно все блохи Америки или прочей какой-нибудь Швеции решили вцепиться в многострадальную плоть своего земляка. Бывают среди них и упертые практики, справедливости ради надо сказать. Но в основном возникает ощущение, что люди приехали сюда ради модной тусовки.

В тот день я не сразу понял, что случилось, когда среди иностранного гвалта вдруг услышал родную русскую речь. После практик такое случается. В голове хотя и относительно чисто, но ощущение, что тетя Шура, уборщица, помыла пол и расставила все вещи не по своим местам. Плавают какие-то отдельные факты, событийные отрывки, но никак не желают оформиться в какой-то стройный смысловой ряд. Например, если кто-то произносит слово «молоко», память вытаскивает из себя, что молоко – оно белое, вроде. Но при том что оно белое, ты никак не желаешь вспомнить, что молоко можно пить, ну и так далее.

Так вот, когда в голове моей, наконец, что-то соединилось с чем-то, я обернулся. И, обернувшись, увидел перед собой девушку и мужчину, оживленно о чем-то беседующих.

Выждал я некоторое время, пока темп их разговора не снизился до того уровня, когда не так бестактно можно и прервать его, а затем подошел поприветствовать земляков и пообщаться с ними. Особо душевного общения, впрочем, не получилось. Каждый был занят своим делом. Вежливо так обменялись замечаниями о практиках, преподаваемых нам (они тоже обучались в монастыре), о погоде – как обычно.

С тем и разошлись. Честно говоря, я и сам не настолько уж общительный. Просто «на чужой сторонушке…», как говорится.

Вторая встреча произошла благодаря моей многолетней дурацкой привычке вставать с петухами и издеваться с утра пораньше над своим телом.

До начала буддийских практик есть еще пара часов, на улице предрассветная темень и холод не то чтобы собачий, но что-то около того. Я сделал разминку, растяжку, как обычно, и по обычной же программе встал «столбом» лицом на восток. Ноги широко расставлены, руки подняты на уровень плеч и словно охватывают большущий шар. Глаза полуприкрыты и созерцают лениво выплывающий диск тибетского солнца. Через некоторое время неподвижного стояния мышцы расслабляются, руки словно плавают на поверхности воды, поддерживаемые натянутыми сухожильно-мышечными меридианами и выстроенными в одну цепь костно-суставными комплексами. Ноги, почти буквально ощущаешь это, прорастают корнями глубоко в землю. Дыхание замедляется, мышление останавливается. Еще через некоторое время волны вибраций поднимаются от земли через ступни, заполняют все тело. И ты, словно только что выпустивший стрелу лук, звенишь, сотрясаемый мелкой дрожью. Или трепещешь, как наполненный ветром парус. Еще немного подождать – и вот оно, блаженство единения со всем Сущим! И это не я уже стою на этой древней святой земле, но я как бы и являюсь сейчас ею. Эти величественные горы, это солнце, небо, птицы, растительность – все это я. Ради одного только безмолвного, внесловесного понимания факта этого Единения стоит «пахать» над собой долгие и нудные часы, месяцы, годы…

Я вспоминаю, как начиналась практика «стояния столбом». Это была жуть кромешная! Поначалу выстоять каких-то 5-10 минут казалось каторгой. Руки, плечи отваливались, шея ныла, слабость, дрожь в ногах, противный липкий холодный пот. Пальцы словно деревянные и холодные как лед, судорогой сводит все тело. Жуть, одним словом!

А сейчас стою вот уже час на холоде, а от тела, как от печки, пышет жаром – и это блаженное расслабление!

А для людей, у кого проблемы со спиной? Остеохондрозы, грыжи там всякие, сколиозы. Не знаю, что им поможет так радикально, как «столб»! Надо лишь не бояться начать и найти мужество продолжать работу. Нужно лишь не обращать внимания на «добрых» советчиков и участливых сердобольцев. Верить в себя и в свои силы. И результат придет, не может не прийти! Очень мудрые люди изобрели это упражнение.

Когда я закончил «стоять столбом» и собрал энергию в нижней части живота, я обернулся. И то, что я увидел, заставило меня, мягко говоря, удивиться! Вчерашние мои знакомые, Николай и Мария, стояли шагах в 20 от меня, примерно в той же позе, что и я несколько мгновений назад. То-то мне было неуютно периодически. Словно кто-то сверлил взглядом мою спину, затылок. Поначалу я решил, что парочка издевается, подшучивает надо мной. Но при более пристальном наблюдении я заметил, что слишком уж они расслаблены, безмятежны и неподвижны для шутников. При этом положение их ног напрочь отметало всякие мысли о возможной шутке. Бедра их были практически параллельны поверхности земли! Это при том, что я тихонько наблюдал за ними, выполняя упражнения, в течение 5–7 минут. Сам я стою в среднем «столбе». Не высоко, не низко. Пытался стоять в низкой позиции, но позвоночник изгибается, таз уходит назад. А это недопустимо. Да и ноги минут через 5 начинают гудеть от чудовищного напряжения.

Прошло уже минут 20, как они продолжали стоять «в столбе», не шелохнувшись. И бог знает, сколько еще они стояли, до того как я обернулся. Чем больше я наблюдал за ними, тем сильнее начинал их уважать. Неслабые ребята! Поначалу я искоса посматривал на них, выполняя цигуновские пассы руками. А потом и вовсе забросил это дело и открыто остолбенело уставился на неожиданно возникших в моей жизни Мастеров. Кажется, мое пристальное, беззастенчивое внимание их ничуть не смущало. Они с безмятежными улыбками еще около получаса радовались жизни, стоя «столбом», затем одновременно плавно вышли из позы.

Когда я, распираемый любопытством, безо всяких предисловий подскочил к ним со своими расспросами, настала пора идти в храм к началу буддийских практик.

Николай, однако, обещал ответить на некоторые возникшие у меня вопросы и даже кое-что показать из своего арсенала. Удача, похоже, вновь улыбнулась мне во весь свой белозубый рот!

О «кремлевской» системе из первых рук

Крепкий, хорошо развитый, с разработанными ладонями и предплечьями мужчина средних лет, с черными, тронутыми легкой сединой, коротко стриженными волосами – вот что представлял собой внешне Николай. Ничего особенного. Взгляд прямой и открытый. Глаза не отводит и не опускает, но при этом смотрит доброжелательно, без тени высокомерия. Пройдет такой мимо, и не задержится на нем взгляд. Станешь искать в нем Мастера и не найдешь ничего, что подчеркивало бы это. Мария была девушкой под стать Николаю. Серой мышкой ее не назовешь и близко. Спортивная фигура. Все на месте. Но красоту таких женщин начинаешь понимать, взглянув в их глаза, а не туда, куда обычно глядят все… Она была шатенка, лет 25–27 (я обалдел, когда впоследствии узнал, что ей 43). Мария скромно представилась инструктором по Непальской йоге. Никогда раньше не слышал о такой. Николай оказался врачом-рефлексотерапевтом, знатоком нетрадиционной (восточной) медицины, включающей всякие там укалывания иглами, прижигания, точечный массаж, лечение травами и прочими снадобьями. Помимо этого он был специалистом по цигун. Причем специалистом высокого класса, в чем я имел возможность убедиться и убеждался позже не раз.

Точно так же, как и Мария в своей области (пару раз видел, что она вытворяла со своими суставами, это, я вам скажу, что-то!), он вряд ли был рядовым инструктором.

При более близком знакомстве, возникшем благодаря общим интересам и увлечениям, выяснилось, что Николай и Мария работали в одном интересном учреждении, целью и задачей которого были забота о здоровье высокопоставленных (очень высокопоставленных!) товарищей и их августейших половинок. И находились Мария и Николай как бы в командировке от этого самого учреждения, с целью повышения квалификации и мастерства (хотя, на мой взгляд, повышать было нечего и некуда). В списке командировочных заданий, помимо различных лечебно-оздоровительных систем, было задание изучить и адаптировать к кремлевской жизни практики тибетских мастеров, буддизм и другие религиозные доктрины Ближнего и Дальнего Востока, а также юго-восточной Азии и т. п.

Брови мои со страшной скоростью поползли куда-то в сторону макушки от удивления, когда я узнал, как эта парочка оказалась в Тибете. В жизни своей не предположил бы, что нашим партократам не чужды занятия в духе энергетических практик. Зачем тратить свободное время на разные там асаны, цигуны и медитации, вместо того чтобы блистательно представлять себя и страну на разных зарубежных фуршетах и раутах и нежиться где-нибудь на Багамах или Карибах. Я высказал свои сомнения ребятам. Мария усмехнулась: «Так-то оно так, но, видишь ли, там ставят перед собой задачу максимального продления жизни. Сам знаешь, из них песок сыплется, а они заводят себе молоденьких любовниц, веселятся, устраивают праздник жизни. Для этого всего нужны практически неиссякаемые запасы энергии. Целая структура работает на то, чтобы эту энергию доставлять по адресу: разрабатываются тренинги, системы упражнений, рационы, индивидуальные программы. Опять же, дамам грезится, что еще немного – и они постигнут рецепт вечной молодости. У них, понимаешь ли, мода на молодых любовников». В ее словах слышались презрительные нотки. Мне стало не по себе: с одной стороны, мы в Тибете, с другой – уши есть везде. Если человек настолько открыто обсуждает власти предержащие, он либо потенциальный самоубийца, либо… «Вы решили не возвращаться?» – осторожно спросил я. Николай рассмеялся: «А ты сообразительный, однако. Так и есть. Поддастала нас эта суета вокруг старческих мощей, нуждающихся в перманентной реанимации. Хотим работать с обычными, нормальными людьми, которые нуждаются в наших советах ничуть не меньше, нежели эти красные дьяволята». «Откроете школу на Западе?» – выпалил я в лоб. «Ведем переговоры, – уклончиво ответила Мария, – все должно получиться. Только вот…» «Что?» – «Да жалко, что наши-то, свои люди так и останутся без необходимых им знаний. Хотелось бы в своей стране помочь кому-то, пойми, мы же не из-за денег решили развязаться с Союзом. Просто осточертело это все, живешь как под колпаком, шаг в сторону– побег». «А что, вам не разрешено заниматься преподаванием?» – наивно осведомился я. «Да какое, – горестно вздохнул Николай. – Они же все жуткие собственники. Они считают, что знание может и должно принадлежать только им. Им – вечная жизнь и молодость, энергия, а остальным – ничего. Да ленивые такие, черти, говоришь им, внушаешь, что, мол, надо работать над собой, заниматься своим телом, дыханием, правильно питаться… А им хоть кол на голове теши. Они считают, что им надо только рот вовремя разевать, чтобы туда все в готовом виде загружалось и оставалось только проглотить». «Не хотят работать над собой?» – «Да ясно, что не хотят! И других нельзя учить. Вот мы и сваливаем. Живем, в общем-то на всем готовом, имеем все, что нужно. Но осточертело». «Слушай, – Мария обратилась к Николаю. – А может, мы оставим ему [она имела в виду меня] наши конспекты? Он найдет способ опубликовать в России. Вот и получится, что мы все-таки что-то хорошее сделаем для своих, а?» – «Почему нет? – он внимательно посмотрел на меня. – А ты-то сам как к этой идее отнесешься? Возьмешься за такую задачу? Не побоишься? Не сейчас, а когда в стране дышать легче станет. А такое время неизбежно придет».

«Не побоюсь. Только вот нужны будут какие-то комментарии с вашей стороны. Я не знаю, что там, в ваших конспектах, но вдруг не смогу адекватно разобраться?» «Да не проблема, – Николай еще раз испытующе посмотрел на меня. – Мы тут еще как минимум неделю. Сейчас дадим тебе материалы, изучай, спрашивай – ответим на все вопросы».

Вот так я вдруг оказался хранителем секретных установок, которые были созданы специально для отечественной верхушки периода развитого социализма. Я бы подумал, что все это блеф, если бы не был точно уверен в том, что Николай и Мария – настоящие Мастера. Что же, оставалось разобраться в том, что они мне предоставили, прояснить для себя некоторые вопросы – а потом по оказии довести информацию до широкой российской аудитории. Тогда мне не приходило в голову, что я смогу это сделать только через несколько лет – по не зависящим от меня обстоятельствам. Однако должен отметить, что на протяжении этих нескольких лет я сам практиковал систему, которую сейчас довожу до вашего сведения, а заодно приобщил к ней ряд своих знакомых. Результаты превзошли все ожидания. Мы честно воплощали все принципы, разработанные для кремлевской элиты: если надо было делать упражнения – делали их, надо было в чем-то себя ограничить – ограничивали, старались постоянно правильно дышать и вообще соблюдать скрупулезно все инструкции. И получилось вот что:

+ каждый из нас (а адаптировали к себе систему около 30 человек) выглядит сейчас примерно на 10 лет моложе своего биологического возраста;

+ мы перестали болеть простудными и вирусными заболеваниями; у меня, например, банальный насморк был последний раз, наверное, до той моей поездки на Тибет;

+ у нас улучшилось зрение (например, моя супруга практически избавилась от близорукости и астигматизма);

+ мы избавились от проблем в работе желудочно-кишечного тракта;

+ стабильно, как часы, работает выделительная система; почки очевидно оздоровились;

+ гораздо лучше теперь функционируют:

– опорно-двигательный аппарат;

– дыхательная система;

– нервная система;

+ у нас не возникает депрессий, навязчивостей и страхов;

+ улучшилась память, у некоторых из нас появились экстросенсорные способности;

+ развилась интуиция, умение предвидеть возможный исход разных событий.

Однако, как я уже сказал, в то время мне еще только предстояло познакомиться с кремлевской системой на практике. А пока я пытался осмыслить то, о чем узнал. Да, черт побери, тяжело было представить, как какой-нибудь босс, с трудом ворочающий языком, закручивает свое бренное тело в какую-нибудь матсьендрасану или истово отпевает некую буддийскую или шиваитскую мантру, перебирая четки трясущейся рукой (впрочем, Мастера сетовали на леность своих подопечных и нежелание заниматься требующими приложения энергии практиками). На мои прямые вопросы Николай ответил, что только некоторые из его «клиентов» оказались способны работать «по-взрослому». А остальные так, время от времени, по мере необходимости пользовались его услугами специалиста по акупунктуре и знатока различных видов массажа.

Итак, в течение недели я обращался к моим Наставникам с вопросами, осмысливал ответы, делал записи. Теперь пришло время сдержать данное тогда в Тибете обещание и обнародовать наработки, которые волей случая попали мне в руки. По их настоянию в книге я представляю базовый уровень так называемой «кремлевской» системы, наиболее простой, понятный и необходимый и боссу и простому смертному. Почему я называю систему «кремлевской», думаю, вам понятно. Она была разработана для высшего эшелона совдеповской власти, с ее помощью ставили на ноги партийных «членов», чуть ли не из гроба поднимали генсеков, превращали их стареющих жен и подруг в майские цветуёчки и т. д. Конечно, мне не называли конкретных имен. Но очевидно, что конечным «продуктом» системы (т. е. ее основными принципами, комплексами упражнений) пользовались люди, как минимум вхожие в Кремль.

Я выполняю обещание

Много воды утекло с того времени, когда я встретил Николая и Марию. Страна начала как-то неуклюже, то ли с родовыми муками, то ли с позывами на рвоту от отвращения, становиться на новые, непривычные для себя рельсы…

Все вокруг начали делиться на своих и чужих, левых, правых и неправых. В копейку оценивалась бесценная человеческая жизнь. Все покупалось и продавалось.

Грустно было смотреть на страну, которая как пожилая женщина, привыкшая трудиться, в одночасье по воле злого рока потеряла все и теперь вынуждена стыдливо протягивать сложенную лодочкой ладонь, чтобы не умереть с голоду.

Мне рассказывали случай, когда одна пожилая женщина пыталась вынести тайком буханку хлеба из магазина. Продавщица, молодая девушка, заметила это и схватила женщину за руку, ругая ее при этом и осмеивая. Милиционер, проходивший мимо, узнал в этой несчастной женщине свою старую школьную учительницу то ли по литературе, то ли по истории и заплатил за хлеб… Говорят, соседи через несколько дней позвонили и вызвали милицию. Когда наряд приехал, все увидели старую учительницу с петлей на шее. Рядом на столе лежала нетронутая буханка хлеба…

Я забросил живопись (до того был художник по специальности), как-то не смог переключиться на халтуру, которую тогда называли модерном. Стал преподавать восточные единоборства, ушел глубоко в себя и, похоже, надолго завис в этом состоянии. Помню, частенько посещала мысль «свалить» в какой-нибудь буддийский монастырь или в горы отшельником, да что-то все мешало, не срасталось. Собственно я практически и был отшельником. Отшельником в миру. Мудрые говорили, что трудное это дело жить в миру, не являясь частью его.

Впрочем, просто жить, превозмогая трудности, и оставаться при этом человеком, не наступая никому на горло ради собственной выгоды, а наоборот помогать слабым, нуждающимся в твоей помощи, это может быть даже труднее. Далее я хотел бы привести некоторые практики, которые, как мне кажется, могут помочь человеку. Нормальному обычному человеку, живущему нормальной человеческой жизнью, с ее радостями и неудачами, взлетами и падениями. Для того чтобы в полной мере практиковать системы, разработанные мастерами прошлого, необходимо перестроить свою жизнь так, чтобы все, что человек делает, было как бы в тени этих практик. То есть мастер, живущий в социуме, отслеживает все составляющие своего взаимодействия с окружающим миром, с людьми в первую очередь. Как он общается, как ведет себя, как обходит «подводные камни», возникающие при взаимодействии с людьми, и тому подобное. Одним словом можно сказать, что все, что делает мастер, является практикой, тренировкой. Для большинства людей это неприемлемо. Если мы выходим из дома, и нам наступают на ногу, толкают, да еще при этом орут, чтоб «смотрел куда прешь», наше равновесие будет непременно нарушено. А мастер, скорее всего, эту ситуацию обойдет, так как отслеживает все составляющие событий и понимает, что все не возникает случайно, само по себе.

Есть древняя японская легенда о двух мастерах, изготовлявших самурайские мечи. Первый мастер воткнул свой меч в ручей и все проплывающие мимо листья были разрезаны надвое острым как лезвие бритвы мечом. Когда меч воткнул второй мастер, листья, приближавшиеся к мечу, благополучно огибали его и уплывали невредимыми. Возможно, это вымысел, но и в самом деле гармония, мир, баланс – когда нет победителей и нет проигравших, в этом истинный смысл боевых искусств. Как впрочем, и любых других систем, ориентированных на максимальное раскрытие человеческих возможностей.

…Через неделю после нашей первой встречи Николай и Мария уехали в неизвестном направлении, я ничего не слышал о них довольно давно. И вот буквально год назад я увидел их фотографию на развороте одного глянцевого журнала. Они улыбались, все такие же моложавые, подтянутые, белозубые. А вокруг них стояли такие же стройные и сильные люди. Из небольшой статьи я узнал, что герр и фрау Циммерман-Николай держат в центре Германии школу самосовершенствования. Они сами ведут практические занятия, активно продвигая принципы даосизма, цигун, йоги, тибетской гимнастики и самомассажа и прочих восточных практик. «Когда-то благодаря этой системе продлили свою жизнь многие именитые люди в России, – сказал в интервью журналу герр Циммерман-Николай. – Мы любим вашу страну и надеемся, что наша система будет известна и у вас. Она должна стать достоянием каждого человека».

«Ну конечно! – мысленно воскликнул я. – Пришло время выполнить свое обещание! Надо срочно готовить книжку, время пришло».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное