Константин Душенко.

Мысли и изречения древних с указанием источника

(страница 3 из 32)

скачать книгу бесплатно

Бион

Бион Борисфенский (? – ок. 240 до н. э.), странствующий философ-киник.

Царство красоты может быть уничтожено одним волоском.

(Стобей, 66, 5) (108, с.171–172)

Скупцы так много заботятся о богатстве, словно оно их собственное, но так мало им пользуются, словно оно чужое.

(Диоген Лаэртский, IV, 50) (49, с.199)

Великое несчастье – неумение переносить несчастье.

(Диоген Лаэртский, IV, 48) (49, с.198)

Старость он (Бион) называл пристанищем для всех бедствий, потому что все несчастья скопляются к этому возрасту.

(Диоген Лаэртский, IV, 48) (49, с.198)

Агамемнон у Гомера (…) «От горя рвет нестриженые волосы», – строка, над которой посмеялся Бион, сказав, что нужно быть очень глупым царем, чтобы в скорби рвать на себе волосы, как будто лысая голова свободна от горя.

(Цицерон. «Тускуланские беседы», III, 26, 62) (165, с.297)

Гераклит

Гераклит Эфесский (конец VI – начало V в. до н. э.), философ; родился и жил в Эфесе; сторонник аристократического правления. Главное его сочинение «О природе» дошло до нас во фрагментах.

Если бы счастье заключалось в телесных удовольствиях, мы бы назвали счастливыми быков, когда они находят горох для еды.

«О природе», фрагм. 4 (36, с.41)

Солнце – не только новое каждый день, но вечно и непрерывно новое.

«О природе», фрагм. 6 (36, с.42)

Если бы все существующее превратилось в дым, то органом познания были бы ноздри.

«О природе», фрагм. 7 (54, с.282)

Из всего – одно, и из одного – все.

«О природе», фрагм. 10 (36, с.42)

Все движется.

«О природе», фрагм. 12 (160, с.209)

Не чая нечаянного, не выследишь неисследимого и недоступного.

«О природе», фрагм. 18 (160, с.193)

Родившись, они (люди) стремятся жить и, тем самым, умереть, лучше же сказать – успокоиться, и оставляют детей, порожденных для смерти.

«О природе», фрагм. 20 (36, с.42)

Смерть – все, что мы видим, когда бодрствуем, а все, что мы видим, когда спим, есть сон.

«О природе», фрагм.
21 (36, с.42)

Людей ждет после смерти то, чего они не ожидают и не предполагают.

«О природе», фрагм. 27 (36, с.42)

Космос (…) не создал никто из богов, никто из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно угасающий.

«О природе», фрагм. 30 (160, с.217)

Многознайство уму не научает.

«О природе», фрагм. 40 (49, с.359)

За закон народ должен биться, как за городскую стену.

«О природе», фрагм. 44 (49, с.359)

Границ души тебе не отыскать, по какому бы пути ты ни пошел: столь глубока ее мера.

«О природе», фрагм. 45 (160, с.231)

Один для меня – десять тысяч, если он наилучший.

«О природе», фрагм. 49 (120, с.700)

В одни и те же воды мы погружаемся и не погружаемся, мы существуем и не существуем.

«О природе», фрагм. 49а (54, с.293)

Гармония мира натянута в противоположные стороны, как у лиры и лука.

«О природе», фрагм. 51 (160, с.200)

Вечность есть играющее дитя, которое расставляет шашки: царство над миром принадлежит ребенку.

«О природе», фрагм. 52 (54, с.295)

Война есть отец всего. Она сделала одних богами, других людьми, одних рабами, других свободными.

«О природе», фрагм. 53 (54, с.296)

Скрытая гармония лучше явной.

«О природе», фрагм. 54 (36, с.46)

Путь вверх-вниз один и тот же.

«О природе», фрагм. 60 (160, с.204)

Бессмертные – смертны, смертные – бессмертны; смертью друг друга они живут, жизнью друг друга они умирают.

«О природе», фрагм. 62 (36, с.46)

Прекраснейшая из обезьян безобразна в сравнении с человеческим родом.

«О природе», фрагм. 79 (160, с.242)

У бодрствующих один, общий мир, а спящие отворачиваются каждый в свой собственный.

«О природе», фрагм. 89 (102, с.169)

В одну и ту же реку нельзя войти дважды.

«О природе», фрагм. 91 (36, с.49)

Не будь солнца, мы бы не знали, что такое ночь.

«О природе», фрагм. 99 (160, с.226)

Без солнца не было бы ночи.

«О природе», фрагм. 99 в версии А. Маковельского (54, с.297)

Глаза – более точные свидетели, чем уши.

«О природе», фрагм. 101а (36, с.50)

Для бога все прекрасно и справедливо; люди же одно признали несправедливым, другое – справедливым.

«О природе», фрагм. 102 (160, с.241)

Людям не было бы лучше, если бы исполнялись все их желания.

«О природе», фрагм. 110 (54, с.308)

Болезнь делает приятным здоровье, зло – добро, голод – насыщение, усталость – отдых.

«О природе», фрагм. 111 (54, с.308)

Характер человека есть его демон. (Т. е. характер определяет судьбу.)

«О природе», фрагм. 119 (54, с.309)

Природа любит скрываться.

«О природе», фрагм. 123 (54, с.311)

Холодное теплеет, теплое холодеет, влажное высыхает, сухое увлажняется.

«О природе», фрагм. 126 (36, с.52)

Взрослый муж слывет глупым у бога, как ребенок – у взрослого мужа.

«О природе» (160, с.242)

На вопрос, почему он молчит, Гераклит ответил: «Чтобы вы болтали».

(Диоген Лаэртский, IХ, 12) (49, с.362)

Просьбою эфесцев дать им закон он (Гераклит) пренебрег, ибо город был уже во власти дурного правления. Удалившись в храм Артемиды, он играл с мальчишками в бабки, а обступившим его эфесцам сказал: «Чему дивитесь, негодяи? разве не лучше так играть, чем управлять в вашем государстве?»

(Диоген Лаэртский, IХ, 2–3) (49, с.359)

Геродот

Геродот Галикарнасский (ок. 485 – ок. 425 до н. э), «отец истории», как назвал его Цицерон. Долго жил в Афинах; входил в окружение Перикла.

Много путешествовал, собирая материал для своей «Истории».


Пока человек не умрет, воздержись называть его блаженным, но лучше удачливым. (Приписано Солону.)

«История», I, 32 (37, с.20)

Ушам люди доверяют меньше, чем глазам.

«История», I, 8 (37, с.13)

Женщины вместе с одеждой совлекают с себя и стыд.

«История», I, 8 (37, с.13)

Всякое божество завистливо и вызывает у людей тревоги.

«История», I, 32 (37, с.20)

Человек – лишь игралище случая.

«История», I, 32 (37, с.20)

Нет столь неразумного человека, который предпочитает войну миру. В мирное время сыновья погребают отцов, а на войне отцы – сыновей.

«История», I, 87 (37, с.39)

Предопределенного Роком не может избежать даже бог.

«История», I, 91 (37, с.40)

Нет для них (персов) ничего более позорного, как лгать, а затем делать долги. Последнее – по многим другим причинам, а особенно потому, что должник, по их мнению, неизбежно должен лгать.

«История», I, 138 (37, с.56)

(У эллинов) посреди города есть определенное место, куда собирается народ, обманывая друг друга и давая ложные клятвы. (Царь Кир о рынках.)

«История», I, 153 (37, с.153)

По моему мнению, о богах все люди знают одинаково мало.

«История», II, 3 (37, с.81)

(В Египте) на пиршествах у людей богатых после угощения один человек обносит кругом деревянное изображение покойника, лежащего в гробу (…) со словами: «Смотри на него, пей и наслаждайся жизнью! После смерти ведь ты будешь таким!»

«История», II, 78 (37, с.103)

Стрелок натягивает свой лук, только когда он нужен, и спускает тетиву, когда нет нужды. Ведь если бы лук был постоянно натянут, он бы лопнул. (…) Такова же и человеческая природа: если бы человек вздумал всегда предаваться серьезным делам, не позволяя себе никаких развлечений и шуток, то либо неприметно впал бы в безумие, либо сразу был бы разбит параличом.

«История», II, 173 (37, с.134)

Если бы предоставить всем народам на свете выбирать самые лучшие из всех обычаи и нравы, то каждый народ, внимательно рассмотрев их, выбрал бы свои собственные.

«История», III, 38 (37, с.150)

Лучше возбуждать зависть, чем сожаление.

«История», III, 52 (37, с.154–155)

Не исправляй беду бедою.

«История», III, 53 (37, с.155)

Недопустимо (…), спасаясь от высокомерия тирана, подпасть под владычество необузданной черни. Ведь тиран по крайней мере знает, что творит, а народ даже и не знает.

«История», III, 81 (37, с.165)

С ростом тела растут и духовные силы, а когда тело начинает стареть, то с ним вместе дряхлеет и дух и уже неспособен к великим свершениям.

«История», III, 134 (37, с.179)

Малые создания вовсе не возбуждают зависти божества. (…) Бог мечет свои перуны в самые высокие дома и деревья.

«История», VII, 10 (37, с.318)

Клевета двоих делает преступниками, а третьего – жертвой.

«История», VII, 10 (37, с.318)

Обычно (…) люди видят во сне то, о чем они думают днем.

«История», VII, 16 (37, с.320)

* Обстоятельства правят людьми, а не люди обстоятельствами.

«История», VII, 49 (37, с.329)

Если бы все люди однажды вынесли на рынок все свои грешки и пороки, то каждый, разглядев пороки соседа, с радостью (…) унес бы свои домой.

«История», VII, 152 (37, с.353)

Мой долг передавать все, что рассказывают, но (…) верить всему я не обязан.

«История», VII, 152 (37, с.353)

Людей у персов много, а мужей среди них мало.

«История», VII, 210 (37, с.369)

Мощь у царя превышает человеческую, и руки у него загребущие.

«История», VIII, 140 (37, с.415)

Гиперид

Гиперид (390–322 до н. э.), оратор, ученик Исократа, один из вождей афинской демократии.

Был убит после подавления восстания греков против македонцев.

Не тот гражданин хорош, (…) кто, незаконным путем доставив городу доход в данный момент, уничтожает законные доходы города.

«Речь в защиту Евксениппа», 37 (38, с.226)

Если будет опасно приобретать имущество и делать сбережения, кто захочет рисковать?

«Речь в защиту Евксениппа», 37 (38, с.226)

(Обращаясь к суду присяжных:) Не добавляйте ничего от самих себя к обвинению, а лучше – к защите.

«Речь в защиту Ликофрона», фрагм. I (38, с.206)

Человек не начинает прелюбодействовать в возрасте пятидесяти лет, или он всегда был таковым.

«Речь в защиту Ликофрона», фрагм. IVb, 15 (38, с.208)

Заслугой стратега является принятие разумных решений, а побеждают в сражении те, которые добровольно рискуют своей жизнью.

«Речь в честь афинян, павших в Ламийской войне», 15 (38, с.236)

Для благоденствия людей нужно, чтобы силу имел голос закона, а не гнев какого-либо человека, чтобы свободные люди опасались улик, а не обвинения.

«Речь в честь афинян…», 25 (38, с.237)

Грех называть погибшими людей, потерявших жизнь (…) ради прекрасной цели.

«Речь в честь афинян…», 27 (38, с.237)

(В ответ на обвинение в том, что для защиты Афин в войне с Македонией он, Гиперид, предложил дать свободу рабам и восстановить в правах граждан-изгнанников, хотя закон запрещал вносить подобные предложения:) Оружие македонян закрывало от меня буквы этих законов.

«Речь против Аристогитона», фрагм. 1 (38, с.240)

Не тронь лиха, пока тихо.

«Речь против Аристогитона», фрагм. 4 (38, с.240)

Гиппократ и его школа

Гиппократ с острова Кос (ок. 460 – ок. 370 до н. э.), врач; родоначальник медицинской науки и медицинской этики. Много путешествовал.

Многие известные под его именем сочинения были написаны позднее.

Жизнь коротка, путь искусств долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно.

«Афоризмы», I, 1 (39, с.695)

В самых сильных болезнях нужны и средства самые сильные.

«Афоризмы», I, 6 (39, с.696)

Старики весьма легко переносят пост; во вторую очередь – люди взрослые, труднее – люди молодые, а всех труднее – дети, и из этих последних – те, которые отличаются слишком большой живостью.

«Афоризмы», I, 13 (39, с.697)

* Если сон облегчает страдания, болезнь не смертельна.

«Афоризмы», II, 1 (39, с.699)

Сон и бессонница, то и другое сверх меры проявляющееся, – дурной знак.

«Афоризмы», II, 3 (39, с.699)

Беспричинная усталость предвещает болезнь.

«Афоризмы», II, 5 (39, с.699)

У всех, кто, страдая какой-либо частью тела, не чувствует совсем страдания, у тех болен ум.

«Афоризмы», II, 6 (39, с.699)

Питье вина утоляет голод.

«Афоризмы», II, 21 (39, с.700)

Во всякой болезни не терять присутствия духа и сохранять вкус к еде – хороший признак, противоположное – дурной.

«Афоризмы», II, 33 (39, с.701)

Полезнее избирать и питье, и пищу, менее хорошие по качеству, но более приятные, чем лучшие по качеству, но неприятные.

«Афоризмы», II, 38 (39, с.702)

Старики (…) меньше болеют, чем молодые. Но если у них бывают какие-либо болезни хронические, эти последние большей частью кончаются вместе с жизнью.

«Афоризмы», II, 39 (39, с.702)

Из двух страданий, происшедших в одно время, но не в одном и том же месте тела, более сильное ослабляет другое.

«Афоризмы», II, 46 (39, с.702)

Привыкшие нести обычные труды, даже если они будут люди слабые или старые, переносят эти труды легче, чем люди крепкие и молодые, но непривычные.

«Афоризмы», II, 49 (39, с.703)

Высокий рост в молодости имеет нечто благородное и не лишен приятности, но под старость он в тягость больше низкого роста.

«Афоризмы», II, 54 (39, с.703)

Кто часто держит себя в тепле, у того происходят следующие вредные последствия: изнеженность мышц, слабость нервов, тупость ума, кровотечения, обмороки; все это имеет следствием смерть.

«Афоризмы», V, 16 (39, с.716)

Бред, бывающий вместе со смехом, менее опасен, но бред серьезный более опасен.

«Афоризмы», VI, 53 (39, с.725)

Чего не излечивает лекарство, излечивает железо. А чего железо не излечивает, излечивает огонь. А чего огонь не излечивает, то должно считаться неизлечимым.

«Афоризмы», VIII, 6 (39, с.733)

Я направлю режим больных к их выгоде (…), воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

«Клятва Гиппократа» (39, с.87)

Что бы при лечении (…) я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

«Клятва Гиппократа» (39, с.88)

Поспешность и чрезмерная готовность, даже если бывают весьма полезны, презираются.

«О враче», 1 (39, с.96)

Есть люди, которые проявляют свое искусство в злословии искусств.

«Об искусстве», 1 (39, с.129)

Добиваться в болезнях двоякого – приносить пользу или не навредить.

«Эпидемии», I, 7 (39, с.340)

* Больной должен вместе с врачом бороться с болезнью.

«Эпидемии», I, 7 (39, с.340)

Горгий

Горгий из Леонтин (Сицилия) (483–375 до н. э.), оратор и философ-софист, основоположник риторики, учитель Антисфена и Исократа. Большую часть жизни провел в Лариссе (Фессалия).

Ничто не существует; (…) если и существует, то оно не познаваемо (…); если оно и познаваемо, то (…) непередаваемо.

«О не-сущем, или О природе» (139, с.12)

Трагедия – это обман, где обманщик справедливее честного, а обманутый мудрее необманутого.

(Плутарх. «Как юноше слушать поэтические произведения», 1) (114, с.12)

* Следует серьезность противника отражать шуткой, а шутку – серьезностью.

(Аристотель. «Риторика», III, 18, 1419b) (14, с.163)

* Кто посеет позор, пожнет несчастье.

(Аристотель. «Риторика», III, 2, 1405b) (14, с.133)

Искусство убеждать людей много выше всех искусств, так как оно делает всех своими рабами по доброй воле, а не по принуждению.

(Платон. «Филеб», 58a) (123, с.801)

Деметрий

Деметрий (I в. н. э.), греческий ритор.

Страстность и сила (выражения) исчезают в растянутой речи. И как животные сжимают тело, вступая в драку, так речь как бы стягивается в кольцо для усиления выразительности.

«О стиле» («О слоге»), 8 (14, с.238)

Значительная мысль, выраженная в сжатой форме, приобретает вид мудрости, подобно тому как уже в семени прозревает большое дерево.

«О стиле», 9 (14, с.239)

Гнев не нуждается в искусной отделке.

«О стиле», 27 (14, с.242)

Выспренность (в стиле) походит на хвастовство.

«О стиле», 119 (14, с.257)

Письмо пишется и посылается как своего рода подарок.

«О стиле», 224 (13, с.7)

Каждый, кто пишет письмо, дает почти что изображение своей души.

«О стиле», 227 (13, с.8)

Во всяком сочинении словесного искусства можно разглядеть характер пишущего.

«О стиле», 227 (13, с.8)

Слишком длинные и напыщенные письма по-настоящему должны бы называться не письмами, а статьями, к которым только приписано «здравствуй!».

«О стиле», 228 (13, с.8)

Письмо – это выражение дружбы, сжато говорящее о простом деле простыми словами.

«О стиле», 231 (13, с.8)

Краткость (…) повелительна, тогда как пространность уместна в мольбах и просьбах.

«О стиле», 242 (14, с.276)

Самое сильное выражение следует приберегать к концу.

«О стиле», 249 (14, с.276)

Подразумеваемое действует сильнее, а «разжеванное» вызывает пренебрежение.

«О стиле», 254 (14, с.277)

Демокрит

Демокрит из Абдер (Фракия) (ок. 470/460 – ок. 380/370 до н. э.), философ, основоположник атомистики.

Смелость – начало дела, но случай – хозяин конца.

Фрагм. 33b (97, с.216)

(Я) предпочел бы найти одно причинное объяснение, нежели приобрести себе персидский престол.

Фрагм. 38 (103, с.70)

По уговору холод, по уговору тепло, по существу же лишь атомы и пустота.

Фрагм. 51 (49, с.220)

Несвоевременные удовольствия порождают неудовольствия.

Фрагм. 296 (103, с.156)

Ищущим блага оно достается с трудом, зло же приходит само и без искания.

Фрагм. 297 (103, с.156)

Быть хорошим человеком – значит не только не делать несправедливости, но и не желать этого.

Фрагм. 303 (103, с.157)

Учись гораздо более стыдиться самого себя, чем других.

Фрагм. 309 (103, с.157)

Совершающий несправедливость несчастнее несправедливо страдающего.

Фрагм. 321 (103, с.158)

Враг не тот, кто наносит обиду, но тот, кто делает это преднамеренно.

Фрагм. 324 (103, с.158)

Если перейдешь меру, то самое приятное станет самым неприятным.

Фрагм. 334 (103, с.160)

Кто в чем-либо нуждается, тот не богат, а кто ни в чем не нуждается, тот не беден.

Фрагм. 346 (103, с.161)

Глупцы желают долгой жизни, не испытывая радости от долгой жизни.

Фрагм. 362 (103, с.162)

Глупцы, боясь смерти, желают себе старости.

Фрагм. 366 (103, с.163)

Не стремись знать все, чтобы не стать во всем невеждой.

Фрагм. 374 (103, с.163)

Не относись ко всем с недоверием, но будь со всеми осторожен и тверд.

Фрагм. 393 (103, с.164)

Кто сам не любит никого, того (…) тоже никто не любит.

Фрагм. 398 (103, с.165)

Кому попался хороший зять, тот приобрел сына, а кому дурной, тот потерял и дочь.

Фрагм. 426 (103, с.167)

Ложе уничтожает ссору любовников.

Фрагм. 427 (103, с.167)

Старик уже был юношей, а юноша еще неизвестно, доживет ли до старости. Итак, благо, уже осуществившееся, лучше блага, которое еще в будущем и неизвестно, осуществится ли оно.

Фрагм. 429 (103, с.167)

Старость есть повреждение всего тела при полной неповрежденности всех частей его.

Фрагм. 430 (103, с.167)

Гражданская война (…) и для победителей и для побежденных (…) одинаково гибельна.

Фрагм. 440 (103, с.168)

Бедность в демократии настолько же предпочтительнее так называемого благополучия граждан при царях, насколько свобода лучше рабства.

Фрагм. 443 (103, с.168)

Прекрасные вещи вырабатывает учение посредством трудов, скверные же вещи без трудов, сами собой производятся.

Фрагм. 475 (103, с.172)

Больше людей становятся хорошими от упражнения, чем от природы.

Фрагм. 477 (103, с.173)

Многие, не учившиеся ничему разумному, тем не менее живут разумно.

Фрагм. 478 (103, с.173)

Должно или быть хорошим, или подражать хорошему.

Фрагм. 495 (103, с.174)

Чувств больше пяти у животных, мудрецов и богов.

Фрагм. 572 (97, с.355)

Для меня один человек – что целый народ, а народ – что один человек.

Фрагмент (Сенека. «Письма к Луцилию», 7, 10) (141, с.13)

Демонакт

Демонакт (II в.), философ-киник родом с Кипра.

Демонакт пришел к человеку, который, запершись в темном помещении, горько оплакивал своего сына. Философ заявил, что он маг и может вывести на землю тень умершего, при том, однако, условии, что несчастный отец назовет ему имена трех человек, которым никогда не приходилось никого оплакивать. Человек, потерявший сына, (…) не мог никого назвать. «Не смешон ли ты, – сказал Демонакт, – считая, что только сам невыносимо страдаешь, и не зная никого, кто был бы незнаком с горем?»

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 25) (95, с.109)

Один приятель попросил Демонакта: «Пойдем в храм Асклепия и помолимся за моего сына». – «Ты, должно быть, считаешь Асклепия глухим, полагая, что он не услышит нас, если мы будем молиться на этом месте», – сказал философ.

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 27) (95, с.110)

Кто-то спросил Демонакта, считает ли он, что душа бессмертна. «Бессмертна, – ответил он, – но не более, чем все остальное».

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 32) (95, с.110)

Увидев как-то прорицателя, который за плату предсказывал будущее кому угодно, Демонакт сказал: «Я не понимаю, за что ты берешь деньги: ведь если ты можешь изменять предначертанное – сколько бы ты ни потребовал, этого все равно будет мало; если же все свершится так, как угодно божеству, – к чему вообще твои пророчества?»

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 37) (95, с.111)

Кто-то ради насмешки спросил философа: «Если я сожгу тысячу мин дерева, сколько получится мин дыма?» – «Взвесь, – сказал Демонакт, – золу, все остальное вес дыма».

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 39) (95, с.111)

(Плохому) оратору (…) Демонакт посоветовал заниматься упражнениями. (…) Тот ответил, что все время произносит речи наедине с самим собой (…). «Тогда понятно, почему ты плохо говоришь, ведь у тебя такой глупый слушатель».

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 36) (95, с.111)

Некий Полибий, человек совершенно невежественный и не умеющий грамотно разговаривать на своем родном греческом языке, сказал: «Император почтил меня римским гражданством». – «Лучше бы, – возразил Демонакт, – он сделал из тебя грека, а не римлянина».

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 40) (95, с.111)

(О споре невежд:) Один (…) доит козла, а другой ему подставляет решето.

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 28) (95, с.110)

Моясь однажды в бане, Демонакт никак не мог решиться зайти в горячую воду. Кто-то стал упрекать его в трусости. «Скажи, ради отечества, что ли, должен я сделать это?» – возразил Демонакт.

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 42) (95, с.111)

Когда кто-то удивился, неужели такой философ, как Демонакт, с удовольствием вкушает медовые лепешки, он ответил: «Не думаешь ли ты, что только для дураков строят пчелы свои соты?»

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 52) (95, с.113)

Некий человек, заметив на ногах Демонакта явные признаки старости, спросил: «Что это такое, Демонакт?» А он с улыбкой ответил: «Следы от зубов Харона».

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 45) (95, с.112)

Когда кто-то спросил его: «Как ты думаешь, что из себя представляет подземное царство?» – Демонакт ответил: «Подожди немного, и я тебе напишу оттуда».

(Лукиан. «Жизнеописание Демонакта», 43) (95, с.111)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное