Кондратий Жмуриков.

Золотой утенок

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

Он вынес слегка потертые джинсы, клетчатую рубаху:

– Ванная вторая дверь слева, – проговорил он, передавая Скелету, – если хотите, можете помыться – чистое полотенце в шкафчике, наверху. Только бритву мою не трогать, руки оторву. Понятно?

Мужчина молча кивнул и вышел из комнаты.

– Что будете пить? – поинтересовался Олег, – за знакомство.

– Кефир, – откликнулся Толстяк, на предложение Парамонова.

– Кефир? – удивился Олег, – такой дрянью не балуюсь и вам не советую. Минералка подойдет? – уточнил он.

– Спасибо, – отозвался Толстый.

– Ну, вы располагайтесь, а я сейчас, – Олег направился на кухню, приготовить выпивку и закуску.

Гость, воровато оглянувшись на дверь, тихонечко подобрался к пиджаку хозяина квартиры, висящему на спинке кресла. Его рука опустилась в нагрудный карман и выловила толстый кожаный бумажник с золотым тиснением. Он ловко выхватил пару купюр и водворил кошелек на место.

Занятый своими манипуляциями, гость не мог знать, что все его действия отражаются на полированной поверхности стенки и хорошо видны из кухни. Олег, намеренно оставивший «пинджак с карманами», где деньги лежат на видном месте, в приоткрытую дверь наблюдал за грабежом в своем собственном доме.

Олег достал из холодильника бутылку водки, бутылку минеральной воды, выложил на поднос нехитрую холостяцкую закуску: сыр, колбаса, шпроты, зелень и вернулся в комнату.

Хозяин ловко расставил журнальном столике принесенную снедь, смахнул пыль с рюмочек и устроился в кресле, приглашая к трапезе Толстого:

– Пропустим по рюмашечке, пока ваш тибетский друг приводит себя в порядок. А с чего вы решили, что потомок тибетских лам должен быть красного цвета? Если мне не изменяет память, краснокожими были индейцы? – ехидно поинтересовался он.

Толстяк не ответил.

– Хм, в молчанку играть будем? Ну, ладно. Каждый обслуживает себя сам, – добавил Олег, наливая себе водки.

Толстяк сел напротив Олега и глазами путника, томящегося в пустыне от жажды, взглянул на водочку. Он тяжело вздохнул и налил себе минералки, выпив ее залпом. Лицо его сморщилось, будто он только что-то отведал кузнечиков в собственном соку или крысячие хвостики в слюне игуаны – (прощенья просим, за столь неаппетитное сравнение, у читателя, но реакция Толстяка была именно такой. Знающие люди утверждают, – страшная гадость: и первое, и второе, есть можно только при условии неминуемой голодной смерти).

Олег хмыкнул, глядя на страдания гостя, и сказал:

– Чин-чин, – опрокинул стопочку в рот.

Толстяк громко сглотнул слюну, наполнившую рот, тут же налил себе вторую рюмку минералки и залпом выпил.

Дверь скрипнула на пороге появился отмытый и одетый в цивильное Жорик.

– А вот и наш краснокожий, теперь уже бледнолицый друг, присаживайтесь – воскликнул Парамонов, указывая на место рядом с собой.

Отмытый от красной краски Жорик, действительно, был очень бледным, нездорово бледным.

Олег протянул руку к бутылке с водкой, чтобы наполнить стопку вновь прибывшему, но его опередил Толстый:

– Он не пьет, только кефир, – произнес Толстяк.

– Понятно, значит минералку.

Ну это сами себе нальете, у меня на такое рука не поднимается.

– Мы конечно вам благодарны за спасение, но хотелось бы расставить все точки на и, так сказать, – заявил Толстяк, – Если вы рассчитываете, что мы с вами поделимся заработанными деньгами, вы ошиблись. Заработали мы сущую мелочь, так что ничего, кроме большого человеческого спасибо, сказать вам не можем. За штаны тоже спасибо. Мы вам завтра же их вернем, а сейчас нам пора. Георгий, положи на место бутерброд мы уходим, – обратился к другу Толстяк и поднялся с места.

– А вы как я вижу, уважаемые, делиться не любите, – произнес Олег, с шумом ставя стопку на стол. – С Кондратом делиться тоже не желаете? Не боитесь?

Толстяк побледнел и сел на место, руки его задрожали, он схватил со стола стопку и плеснул себе водки, выпил залпом, плеснул и снова выпил, только потом закусил и ответил:

– К-какой-такой Кондрат? Вы нас, наверное, с кем-то путаете.

– Ага, путаю. Давно под экстрасенсов работаете? А лотереями промышляете давно? – рявкнул Олег, – в глаза смотреть, отвечать, оба! – Олег стукнул ладонью по столешнице. Тарелки подпрыгнули, стопки дзынкнули, бутылка с водкой накренилась, но вернулась в исходное положение.

Скелет замер с бутербродом во рту, а Толстяк попытался вскочить с места. Парамонов резко вытянул ногу и пнул ножку кресла, на которой сидел Толстяк, ножка подломилась, кресло опрокинулось, увлекая за собой упитанного гостя.

– Ты кому мозги паришь, падла, ты кому муму сделать хочешь? Да я тебя, вот этими руками на кусочки порву и жрать заставлю, да… – орал Олег, удачно имитируя бешенство.

– Да мы… да нет… да… – пытался оправдаться, не вылезая из-под кресла Толстый, – извините, мы вас не за того приняли.

– Ладно, – вдруг успокоившись, произнес Олег, подавая Толстяку руку, помогая подняться с пола. – Документы покажите? – вдруг спросил он.

– Чего? – удивился Скелет, а Толстый опять покосился на дверь, собираясь бежать.

– Читайте по губам: п-а-с-п-о-р-т-а. Должен же я знать, кто у меня в гостях сидит, может вас за массовые убийства Интерпол разыскивает.

Глаза Толстяка округлились:

– Да вы что, какой Интерпол? У нас ни одного привода в милицию…

– Ну, это пока, – перебил его Олег. – Я жду! Хочу на ваши рожицы посмотреть с официальной печатью.

– А если у нас с собой нет? – буркнул Толстый, не собираясь сдаваться.

– А если нет, тебя в залог оставим, а его пошлем за документами. Пока он ходить будет, мы посидим, поговорим, подружимся, может быть.

Толстяк вздохнул, перспектива остаться в заложниках его не радовала, он нехотя полез в карман и вытянул две замусоленные красные книжицы.

Олег раскрыл первый паспорт. На него, с фотографии глядел толстяк, такой каким он был лет десять-пятнадцать назад.

Олег прочитал фамилию и имя:

– Толстов Антон Антонович, понятно. Будешь Толстым – и тебе привычнее, и я не ошибусь.

Скелет согласно паспорту был Георгием Валентиновичем Набейбрюхо.

– Извини, Георгий Валентинович, но на Набейбрюхо ты не тянешь, будешь Скелетом. Пока, а там посмотрим. Разрешите представиться, Олег Константинович Парамонов. Можно Олег, если у меня будет хорошее настроение. Будем знакомы. Давно за вами наблюдаю, парни, и решил, что вы мне подойдете. Не надоело, что вас все время по морде лупят и деньги заработанные отнимают? – весело произнес Парамонов, разливая по стопкам водку, теперь уже на всех.

Скелет, язык которого развязала выпитая стопка, в промежутках между откусыванием и прожевыванием бутербродов, жаловался на жизнь:

– Надоело, страсть, как надоело, то голый, то красный, то по улицам мотайся в дождь, то по квартирам. Жрешь не вовремя, спишь, где придется, и бьют. Знаете как они бьют, Олег Константинович? За полтинник готовы убить человека.

– Ну, тогда беру вас в долю. Будем делить по справедливости с каждого дело моих восемьдесят процентов, ваших – двадцать: по десятке на брата. Сумму раз в двадцать больше ваших, согласны?

Толстый со Скелетом дружно закивали головами.

– Только у меня условия: своих не обманывать, не грабить, не ныть, слушать меня и в точности, в точности выполнять, что я скажу. Если кто-нибудь из вас что-нибудь выкинет, пеняйте на себя. Вы только подумаете, а я уже буду знать, ясно?

– Честное слово, мы согласны, – за себя и за Толстого поспешил ответить Скелет.

– Ты понятно, а пусть Толстый сам за себя скажет, согласен, если нет – скатертью дорога, вам замену найти – раз плюнуть.

Толстый закивал головой:

– Конечно, согласен.

– Ну раз согласен, – произнес Олег, выкладывай тогда деньги на стол. На первый раз прощаю…

– Какие деньги? – произнес Толстый, преданно глядя в глаза Олегу.

– Те, которые ты из моего пиджака вытянул.

Толстяк покраснел, заерзал, опустил глаза:

– Олег Константинович, вы меня извините, я случайно… так, черт попутал. А я что, я ничего. Я сам собирался отдать, думал, положу на место незаметненько, когда вы выйдете… А как вы догадались, Олег Константинович?

– Я же сказал, способности у меня такие, экстраординарные, последствия аварии в детстве. Глаз – рентген, насквозь просвечиваю!

Последние слова были шуткой, но Скелет и Толстый, так поддались обаянию Олега, что приняли все за чистую монету. Когда Олег вышел на пару минут, Скелет, поедая очередной Бутерброд, произнес:

– А я думал, что экстрасенсы, фигня, выдумка. А тут гляди как, на самом деле. Эх, мне бы такие способности. Я бы в «русское лото» играл.

Толстый ничего не ответил, хотя бился над той же загадкой: как Парамонов, не прикасаясь к пиджаку, узнал о краже? В отличие от Скелета, во всякую чушь о третьем глазе и способности читать мысли на расстоянии, он не верил. Скорее всего, у Парамонова здесь видеокамера, а на кухне монитор. А что, очень удобно за гостями присматривать, чтобы кто-нибудь чего-нибудь не стырил. Людям верить нельзя, гостям, тем более. Толстый решил, что впредь будет острожен. Он все еще не сомневался: правильно ли они поступают, доверяясь Парамонову? Время покажет.

Несколько часов Олег посвящал новых знакомых в свои планы.

Не будем утомлять читателей подробным перечислением всех проектов, возможно, большинство из предложенного в тот вечер, так и не будет воплощено в жизнь. Скажем несколько слов только об одном, достойном упоминания. Тем более, что к его реализации Олег и его компаньоны должны были приступить со следующего дня.

– Мужики, как вы к пирамиде относитесь? – поинтересовался Олег.

– В смысле? – переспросил Толстый.

– Я нетрадиционным сексом не занимаюсь, хи-хи! – поспешил вставить Скелет. От съеденного и выпитого за вечер, его мысли настроились на «лирическую» волну.

Толстый ногой ткнул под столом Скелета, призывая его к молчанию.

– Жорик, ты не прав, иногда это бывает интересным. Но впрочем, я не об этом, – отозвался Олег. – Финансовая пирамида, Поле чудес в стране дураков!

– Мэ-Мэ-Мэ? – уточнил Антон Антонович.

Олег кивнул головой:

– Правильный ответ, получаете пять баллов из пяти возможных.

– Я против! Все уже ученые, дураков нет. Кому охота второй раз голову в мышеловку засовывать, – заявил Толстый.

– Антон Антонович, вы слишком хорошо думаете о людях, поэтому, кстати, вас так часто бьют. Психолог из вас, как из дерьма пуля, – усмехнулся Олег. – Халява – это врожденная болезнь нашего человека, независимо от его пола, возраста и расовой принадлежности.

Скелет, от понимания которого уже начал ускользать смысл сказанного, положил отяжелевшую голову на столик, аккуратно поместив ее в центре тарелки с бутербродами и тихонечко засопел.

– Ну, не знаю, – развел руками толстяк, – мне кажется, что популярность всего этого прошла. Народ переболел и приобрел стойкий иммунитет.

– А вот мы с вами это и проверим, – отозвался Олег. – Начнем прямо с завтрашнего дня, а сейчас спать. Жорик вон уже отбился. Давайте перетащим его на диван, а вы спать будете в соседней комнате. Ночевать, как я понимаю, вам негде?

– Ну почему же… – обиделся Антон Антонович. – Сейчас тепло, мы в парке ночуем, в домике летней эстрады. У меня там сторож знакомый.

– Может, вас домой тогда отвезти? – уточнил Олег, направляясь к двери.

Толстый перебил Олега:

– Да нет, лучше мы тут. У Скелета бессонница, если сейчас разбудим, он не заснет.

Олег глянул на спящего в позе эмбриона тощего Скелета и вышел из комнаты.

Перед сном, принимая душ и разглядывая свою физиономию в зеркале, Олег разговаривал вслух сам с собой:

– Ну, что, Иван Иванович, съели? А, фиг вам! Парамонов еще выплывет, вы еще сами ко мне извиняться прибежите!

* * *

Утро в квартире пятьдесят началось с небольшого скандальчика. Проснувшись первым, совершенно не помнившим вчерашних событий, Скелет искал свою кепку.

– Где моя вещь?! – возмущенно кричал Жорик, отодвигая кресла, диван. – Где моя кепка?

На крик из своих комнат выскочили Олег и Толстый.

– У тебя совесть есть? – прикрикнул Парамонов на разбушевавшегося гостя, – так орать в семь часов утра! Нормальные люди спят, а ты орешь, как резанный.

– Ты кто? – уставившись на рослого молодого парня в трусах, удивленно спросил Скелет. – Пошел вон! – добавил он.

Нужно уточнить, что реакцией скелетового организмуса на алкоголь была временная потеря памяти и дезориентация в пространстве. Набравшись, Скелет никогда не буянил, он вырубался и, проснувшись наутро, был твердо уверен, что находится у себя дома. Поэтому, не найдя своей любимой кепки и обнаружив посторонних в своем доме, хотя своего дома у Жорика не было лет пятнадцать, недоумевал. Толстый прекрасно изучил своего друга и старался в меру своих сил уберечь друга от алкоголя. Но вчера, неожиданность предложения, перспективы дальнейшей жизни, так выбили Толстого из колеи, что он потерял контроль над ситуаций. Набравшись сам, он позволил набраться товарищу.

Парамонов не знал таких особенностей Скелета. Его внутренне «я» возмутилось такому хамству, его левая рука, на полном автомате, поднялась, сжалась в кулак и, словно снаряд из пращи, отправилась точно в лоб нахалу. Скелет взмахнул своими тоненькими ручками и без звука упал на пол в прихожей.

– Ты что, ты что?!! – завопил от ужаса, глядя на бездыханное тело товарища, Толстый, – Ты убил его!!! Скелет, Скелетушка!!! Жорик, Жоринька, ты живой? – вопил толстяк, пытаясь привести Скелета в чувство.

– Сам виноват, нечего было хамить, – виновато отозвался Олег. – У меня на такие вещи мгновенная реакция – в торец и амба!

– Чего хамить, чего хамить! Я же говорил, только кефир! Ему пить нельзя у него реакция! – чуть не плача, объяснял Толстый.

– Ладно не ной, дай я посмотрю, – Олег наклонился над телом Жорика, нащупал пульс. – Живой, в нокдауне, сейчас водичкой побрызгаем – оклемается, – пробурчал он, отправляясь на кухню. Вернулся Олег через пару секунд с литровой кружкой, полной воды.

– Отойди, – приказал он Толстому и плюхнул содержимое кружки на лежащего.

– Хватит, утопишь его! – вмешался Толстяк.

Скелет слабо застонал, пошевелился и открыл глаза:

– Доброе утро, Олег Константинович, – произнес он, – Извините, я что до туалета не добежал? – пробормотал он, чувствуя под собой хорошую лужу.

– Доброе, доброе, – буркнул Олег. – Живой? Голова не болит?

– Спасибо, немного кружится. Я что, споткнулся и головой стукнулся? – удивился Скелет, потирая огромную шишку выступившую на лбу.

– Ага, споткнулся, о мой кулак, ты уж извини, нехорошо получилось, – Олег не стал уточнять, как произошел несчастный случай, оставляя Толстому почетное право на пересказ событий, – ты это, давай поднимайся, я пойду посмотрю что у нас из еды осталось. – Толстый, помоги ему, – приказал Олег.

Толстяк помог подняться Скелету и проводил его в ванную, Парамонов не стал слушать, какую версию произошедшего предложит Толстый.

Через час, перекусив чем было, компаньоны курили на балконе, обсуждая план работы на день.

– Так, первым делом, вас нужно приодеть и поселить в гостинице. Какая сама крутая в Тулупинске?

– Хорошо бы в «Тулупинск-отель», – мечтательно проговорил Скелет, – там такие борщи варят и хлеба можно брать сколько угодно на вынос, и порции там полуторные.

Толстый цыкнул на приятеля:

– В «Тулупке» только командировочные останавливаются, да фермеры. Это бывший Дом Колхозника, клоповник! Приличные люди там не живут.

– Нет, это нам тогда не подходит. Георгий, запомните, на время, вы бизнесмены, в самом лучшем смысле этого слова. Ни каких Скелетов и Толстых. Антон Антонович и Георгий Валентинович. Никаких дешевых забегаловок с хлебом на вынос. Вы должны поселиться в самом дорогом номере, привлечь к себе внимание, сорить деньгами.

Вы приехали в Тулупинск по моему приглашению, ищите место под Мульти-ленд и Центр развлечений для взрослых. Казино, «Мулен-руж» и прочее, и прочее… надо, чтоб вас заметили, обратили на вас внимание… Ясно?

Новоявленные бизнесмены дружно закивали головами.

– Тогда нам нужно в «Интуртулуп», – предложил Толстый, – там у нас все делегации останавливаются, там еще бар со стриптизом есть.

– Годится, только название какое-то странное, не солидное.

– Так это сокращенное, бывший Интурист. Его еще при социализме строили, к нам ведь на Красный Текстильщик из всех стран соцлагеря приезжали делегации. Тем более, что у нас места замечательные, исторические… Деревянные кружева, по телевизору не смотрел? Нас еще хотели в это, в Золотое Кольцо России. Только у них там чего-то не срослось. Гостиниц у нас маловато, хотели строить… Да, перестройка началась, все так и заглохло. Один «Интуртулуписнк» остался.

Парамонов отрицательно покачал головой, за те несколько дней, что он жил в Тулупинске об исторических достопримечательностях не слышал, по ящику никогда таких передач не смотрел. Информацию, однако, принял к сведению.

Полдня было потрачено на придание приятелям столичного лоску и вида преуспевающих бизнесменов. С Антоном Антоновичем все было просто – на его выбритых толстых щеках играл румянец, шляпа, придавала ему солидности. Дорогие подтяжки поддерживали выпирающий животик, завершали образ удачливого бизнесмена. С Георгием дело обстояло сложнее. Во-первых, вся магазинная одежда смотрелась на нем как с чужого плеча: либо слишком широкая, либо слишком короткая. Во-вторых, Георгий потребовал себе новую кепку, которая в сочетании с костюмом выглядела просто ужасно. В-третьих, худое, бледное лицо: никак не вписывалось в облик преуспевающего человека. С таким лицом хорошо просить милостыню или подавать жалобу в Комиссию по защите прав человека при ООН. Самое забавное было то, что Набейбрюхо ел много и часто, количество съедаемой им пищи было бы достаточно для двух или трех здоровенных мужиков. Где все это бесслезно исчезало или оседало в организме Георгия, Олег не представлял. Как говорил сам Георгий:

– Все в рост идет, в кость.

В конце концов пришлось прибегнуть к помощи иголок и ножниц. Один из костюмов, более или менее подходящих по размерам, был доведен до ума в ближайшем ателье. Однако, кепка так и осталась на голове Георгия.

Парамонов смирился с этим головным убором, после того как Георгий довольно убедительно объяснил, почему он не может расстаться с кепкой.

– Всюду волны излучаются! Они (в этом месте Скелет поднимал к небу свой длинный тонкий палец) не дремлют, они все-все про нас знают, пытаются нами командовать. А кепка, она плоская, от нее все отражается!

Олег не стал уточнять, кто скрывается под безличным «они», но к тому, что у Георгия есть «бзик» отнесся спокойно.

Мало у кого какие фантазии? Один не ест мясо, другой не пьет сырую воду, третий ложится спать непременно головой на север, четвертый боится дождя.

Главное, чтобы работе эта блажь не мешала, а все остальное – в свободное время.

Остаток дня убили на создание достоверных легенд: кто, откуда и т. д. В приодетых, отдохнувших Скелете и Толстом никто бы не признал вчерашних мошенников и лохотронщиков. Для большей маскировки Скелету приклеили небольшие усики, а Толстому – аккуратненькую бородку, сделавшую его похожим на чеховских антигероев.

Олег оставил друзей дома репетировать свои роли, а сам отправился в «Интертулупинск» на разведку. Гостиница и вправду была приличной. Относительно тулупинских мерок, конечно. Пятиэтажное недавно отремонтированное здание, евродизайн, созданный руками украинских рабочих, симпатичные официантки в ресторанчике с хорошей кухней и образцовым обслуживанием. Олег заглянул в зал игровых автоматов, который в одиннадцати вечера превращался в игорный зал. Увиденное ему понравилось. Да, такое место вполне подходило двум богатым бизнесменам, приехавшим по делам солидной фирмы.

В «Интуртулупинске» был и люксовый номер, правда, только один, расположенные на четвертом этаже, Олег не поленился подняться наверх. Сунув горничной небольшую взятку, Олег заглянул в один из них. Четырехкомнатный номер, с традиционными пальмами в кадках и псевдочерным квадратом под Малевича на стенах, с пушистыми коврами на полах и импортной сантехникой и двумя спальнями. Как раз то, что нужно.

Парамонов спустился и вышел во двор, путь его лежал к ближайшему телефону-автомату:

Он набрал номер телефона гостиницы и изменив голос произнес:

– Тулупинск? Гостиница?

Трубку взяла администраторша гостиницы:

– Да, да…

– Москва на проводе, говорите.

– Говорить, что говорить? С кем? – растерянно переспросила женщина.

– Добрый день, – произнес Олег уже своим обычным голосом, – С вами говорит Главный Менеджер фирмы «Поле чудес».

– Ой, здравствуйте, Леонид Аркадьевич, – ответила администраторша, подумавшая, что с ней говорят из одноименной передачи. – Девочки, девочки, – завопила она в сторону от трубки, Якубович звонит, наверное, на передачу пригласить хочет. – Слушаю, слушаю вас, Леонид, – застрекотала женщина.

– Девушка, вы меня не так поняли. Мы никакого отношения к телевидению не имеем, у нас совершенно самостоятельная фирма. К вам завтра должны прибыть директора нашей фирмы, хотелось бы зарезервировать номер. У вас есть номера «Люкс»? Мы хотели бы зарезервировать два номера.

– Есть, только у нас один люксовый номер.

– Нет, этот вариант нам не подходит, а другие гостиницы в вашем городе есть?

– Есть, только там тем более нет ни одного люкса, – обиженно отозвалась администраторша.

– Нам нужно два номера, у нас два директора. Не может же один жить в люксе, а второй ютиться черт-те где? Что делать? – размышлял вслух главный менеджер.

– Послушайте, мужчина, а у нас там две спальни. Номер просторный, закажите им один номер на двоих, а мы за неудобство скидочку вам организуем. А вид, у нас там такой вид потрясающий. У нас в гостинице, между прочим, прекрасная кухня и развлечения есть и… – администраторша расхваливала свое заведение, словно мамаша, перезрелую девицу, засидевшуюся в невестах, перед сватами.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное