Коллектив Авторов.

«Оранжевая революция». Украинская версия

(страница 6 из 37)

скачать книгу бесплатно

   Их организаторы использовали также опыт проведения трех массовых акций. Во-первых, акции «Украина без Кучмы!», которая несколько лет назад волнами прокатилась по стране; во-вторых, революции против Милошевича, где выдающуюся роль сыграла студенческая организация «Отпор»; в-третьих, «революции роз» в Грузии, в которой выдающуюся роль в массовых акциях сыграла тоже студенческая организация «Кмара». По их прототипу в Украине была создана студенческая организация «Пора», выступившая зачинщиком массовых акций протеста на Майдане.
   Но кроме собственно «Поры» в осуществлении «оранжевой революции» огромную роль сыграла сеть других неправительственных организаций. Можно сказать, что революции в Украине и Грузии открыли новую страницу в теории и практике революций. Это теперь не революции – военные перевороты, как было в Х!Х веке. Это не революции профессиональных партий, как это было в ХХ веке. Это революции неправительственных организаций (НПО). Они осуществляются не тайной организацией офицеров, не группой переворотчиков – партийных лидеров, управляющих революцией из ее штаба (примером такого штаба стал Смольный в России). Эти новые НПО-революции готовятся на виду у всех и проводятся не из единого центра, а сетью не управляющихся из единого центра, но единых в идеологии НПО.
   Такая сеть во многих странах готовится и развивается с иностранной финансовой и политтехнологической помощью. Можно сказать, что «оранжевая революция» была реализована украинскими филиалами международных сетей НПО. Так делается политика ХХ1 века. Революция НПО – это революция в век глобализации и информационного общества. Протестовать против этого бессмысленно. Но каждый, кто хочет принимать активное участие в политике ХХ1 века, должен создавать свои сети НПО, обеспечивать их идеологически, кадрово, финансово и политтехнологически.
   Когда мы говорим о финансировании описываемых событий из-за рубежа, это совершенно не значит, что демонстранты, стоявшие на Майдане, получали за это деньги. Нет, люди вышли на Майдан бороться за свою свободу, достоинство, за свой политический выбор. И подвоз питания и теплых вещей демонстрантам осуществлялся не на деньги Вашингтона, а на деньги местного бизнеса. Но организаторы массовых акций были членами тех украинских НПО, которые выросли на грантах не украинских, а американских и европейских фондов и центров. Эти люди вели активную работу по формированию идеологии революции (тогда – «каштановой революции»), по распространению этой идеологии, ее политических идей в массах, по подготовке самих массовых выступлений. Активисты активно пользовались офисами, оргтехникой, коммуникационными ресурсами этих НПО. Члены этих НПО получали постоянные доходы и имели возможность, по сути дела, посвятить свое время деятельности профессиональных политических активистов, профессиональных революционеров. Работа в НПО позволяла им значительно повысить свой социальный статус путем участия в многочисленных международных конференциях и других мероприятиях.
Часть СМИ, в том числе такие, как «Украинская правда», тоже смогли стать влиятельными только потому, что они получали массированную помощь по линии поддержки свободы слова.
   Этот геополитический проект имел ярко выраженную антироссийскую направленность. Из политиков первой категории эту линию наиболее прямо озвучил президент Польши Александр Квасьневский: «Для каждой великой страны Россия без Украины является лучшим решением, чем Россия с Украиной», дальше следует характерный диалог. Корр: Польский тезис? Квасьневский: Нет, американский. [15 - См.: Polityka (Польша), 21 декабря 2004, цитировано по ІпіСМИ. RU./stories.]
   После победы в Украине польский и американский президенты не скрывали своей роли в ней. Квасьневский: «Ничего этого не получилось бы без участия США. Без той роли, которую сыграли США, было бы невозможно завершить кризис на Украине… Это успех Украины и украинского народа, но это также наш общий успех». «На меня произвело большое впечатление лидерство господина Квасьневского в том, что касается Украины. Он продемонстрировал замечательное лидерство». [16 - Революция чести ради своих противников/Коммерсантъ. – 2005. – 11 февраля).]
   В решающий момент политический класс США и стран ЕС объединился в идее отказать в доверии правительству Кучмы-Януковича и оказать поддержку революции, поддержку политическую, дипломатическую и информационную. Причин активности геополитических противников России в Украине несколько. Во-первых, это традиция «холодной войны», традиция рассматривать отношения с Россией с точки зрения «игры с нулевой суммой»: все, что хорошо для России, плохо для Запада. Во-вторых, это опасение имперского могущества России, которое живет в элитах многих европейских стран уже столетия. В-третьих, это опасение, что Россия может возродиться как недемократическая сверхдержава, альтернативная западной цивилизации.
   Этот геополитический проект можно назвать и антироссийским, и польско-американским не только по составу организаторов, но и по геополитическим целям. Польский политический класс очень амбициозен и стремится занять ведущие позиции в ЕС. Но для повышения своего статуса нужна большая общеевропейская задача. Такой задачей польские политики выбрали демократизацию восточноевропейских стран – Украины, Белоруссии, Молдовы – и, таким образом, блокирование влияния России. В этом состоит «доктрина Квасьневского», которую он кратко изложил по итогам разрешения украинского кризиса и под знаменем которой он намерен баллотироваться на ключевую роль в ЕС или НАТО после окончания своего президентского срока. Польша мечтает вернуть Украину под свое влияние. Без Украины и проекта ее европеизации Польша – просто средняя европейская страна, а с Украиной и с большой общеевропейской задачей Польша становится великой европейской державой, равной Франции, Германии и Великобритании.
   В этом состоит и американский план – помочь Польше стать страной, чей неформальный авторитет равен авторитету Франции и Германии. Цель – блокировать формирование единой внешней и оборонной политики ЕС, мотором которой являются именно Франция и Германия. Борьба вокруг Ирака показала, что единая внешняя политика ЕС может очень сильно отличаться от американской. А без нее ЕС останется экономическим и гуманитарным объединением, но так и не сможет сформироваться в субъект мировой политики, что оставляет НАТО главным западным институтом, а его лидера США – главным создателем таковой. Поэтому можно сказать, что польско-американский «проект Ющенко» – это троянский конь у ворот ЕС.
   «Оранжевая революция» стала и фестивалем для нового поколения. До нее десять лет молодежь была пассивна, но в ноябре 2004 года студенты отвергли существовавший олигархический режим и ворвались в политику. Это поколение сохранит в себе идеалы революции. Скучному, почти советскому стилю постсоветской бюрократии Кучмы и Януковича новое поколение противопоставило новую эстетику европейского типа. Эти события несут в себе отблески студенческой революции в Париже 1968 года и одновременно мотивы современного антиглобалистского движения. «Оранжевое против серого. Веселое против скучного. Искренность против лжи. Живое против мертвого. Будущее против прошлого. Молодежь против солидных. Европейское против советского», – вот эстетическое кредо «оранжевой революции». Эта новая эстетика встретила не политическую, но эстетическую поддержку и тех, кто политически был склонен поддержать не Ющенко, а программу Януковича.
   В ноябре 2004 года произошло становление гражданского общества, политическая консолидация нации. Но не всей, а только половины. Все три тура выборов показали, что Украина разделена ровно пополам. Это ставит ряд вопросов:
   1. Сможет ли «бело-голубая» часть украинской нации, восток и юг, которые более населены и более экономически развиты, создать свой политический проект развития Украины, выдвинуть популярных лидеров, оформиться политически и организационно?
   2. Будет ли запад-центр уважать восток-юг или будет стараться игнорировать и подавлять?
   3. Возможна ли «бело-голубая» революция и при каких условиях? Марш шахтеров на Киев не состоялся, но он невозможен или отложен?
   На все эти вопросы ответит украинская политика, видимо, к концу парламентских выборов 2006 года.


   1. Люди европейской идентичности и демократических убеждений. Это прежде всего вестернизированные Киев и студенты.
   2. Радикальные националисты в духе Галиции, многие из которых лелеют сепаратистские планы и хотели бы как-то отделиться от шахтерского русского востока и культурно русского юга. Но большинство хотят сделать из русских украинцев.
   3. Умеренный национализм в духе Малороссии; часто это фольклорный сельский национализм, требующий просто уважения к культурным основам народной жизни Малороссии.
   4. Мелкий и средний бизнес, который устал от господства олигархии и бюрократии и стремится к европейским правилам игры.
   5. Протестный электорат, большей частью левый.


   «Оранжевая революция» создала новые формы политической работы:
   1. настоящим хеппенингом стало само стояние – сидение – лежание на Майдане. Сотни тысяч людей ходили на Майдан, как на спектакль. Они с интересом и сочувствием смотрели на происходящее и понемногу участвовали в нем сами;
   2. новые, простые формы активизма. Помощь участникам революции могла быть осуществлена простым человеком в очень простых формах: достаточно было принести демонстрантам на площадь горячие пирожки и чай – и ты уже участник революции. Но эта простая поддержка давала участникам моральную инициативу, создавала инерцию победного движения;
   3. демократия фронды. Стихийно сложилось так, что выразить свой протест против власти демонстративно стало очень просто: достаточно было повязать оранжевый шарфик или ленточку. Так создавался молчаливый заговор всех против власти;
   4. создание альтернативных источников политического действия. Такими формами самостоятельных действий стали кроме обычных для любой революции граффити еще и активность Интернета, захватившая молодое поколение (которое и так было склонно поддержать Ющенко вопреки командам власти), и комитеты действия в университетах;
   5. политическая организация поколения. Выше уже говорилось, что революция стала и фестивалем нового поколения в политике.


   Общее:
   1) Украина в свое время не переживала «бархатной революции», которые произошли в Польше, Чехии, Венгрии, да и в России 1991 года. Независимость досталась Украине почти случайно, в результате революции 1991 года в России и распада советской государственности. Так что традиционная повестка дня «бархатных революций» – разрыв с советским прошлым, разрыв с Россией, формирование курса на интеграцию в Европу, национальное самоопределение – все это оставалось актуальным;
   2) идейно во многом напоминает «бархатные»: демократия, свобода, достоинство личности, европейская идентичность, антирусская направленность;
   3) мирный характер революции: акции гражданского неповиновения, массовые демонстрации;
   4) часть элиты еще до революции, а многие прямо в ее ходе переметнулись на сторону революции.
   Отличия:
   1) «оранжевая революция» противостояла не диктатуре. Режим Кучмы был довольно свободным, он не использовал политических репрессий, не было политических заключенных, никакой ужасной тайной полиции, а руководство СБУ, напротив, переметнулось на сторону Ющенко. Оппозиция имела не только свои газеты, но и два телеканала, правда, не очень мощных. Но еще бы они контролировали основные телеканалы и говорили про революцию! Были полностью открыты границы, Украина имела традицию нескольких туров в общем-то свободных и конкурентных выборов, а оппозиция – крупнейшую фракцию в парламенте;
   2) в Украине не было правящей партии, против которой монополизировался бы протест;
   3) во главе оппозиции стояла не контрэлита, а группа бывших министров (и два премьер-министра), уволенных раньше, но плоть от плоти режима Леонида Кравчука – Леонида Кучмы;
   4) определенный уровень свободы СМИ: Интернет, многочисленные газеты, два телеканала;
   5) полная свобода деятельности иностранных организаций, а они, как уже говорилось выше, играют выдающуюся роль в революциях нового типа – революциях НПО;
   6) Украина не была под советской оккупацией, поэтому у революции не могло быть национально-освободительной идеологии. Уже 17 лет Украина была независимой, да и в советское время выходцы с Украины занимали ведущие позиции в советской иерархии. Национализм оппозиции носил совершенно другой характер. Национализм «оранжевой революции», мне кажется, носил уже не столько продемократический характер, сколько антидемократический;
   7) «оранжевая революция» не была бесплатной, она получала мощную финансовую поддержку: государственные деньги (парламентские фракции, политические союзники из числа областных советов и губернаторов), частные деньги сочувствующего бизнеса, огромные финансовые ресурсы иностранных организаций, которые качались в Украину на протяжении всех 15 лет, а последние три года – исключительно активно;
   8) политическая революция проходила не на фоне кризиса экономики советского типа, а на фоне впечатляющего подъема последних лет в рамках рыночной экономики, которая сформировалась после десяти лет экономических реформ;
   9) «бархатные революции» организовывались немногочисленными группами диссидентов, только в последний момент создававшими широкой фронт. «Оранжевая революция» была проведена целой сетью неправительственных организаций, многие из которых существовали к этому времени уже немало лет.
   Исходя из сказанного я бы сделал вывод, что сравнение с «бархатными революциями» конца 80-х годов в Центральной и Восточной Европе возможно, но нужно отметить, что у них немного общего. «Оранжевая революция» – революция нового типа, из числа тех, которые стали называть «цветными»; с моей точки зрения, – это революции НПО.


 //-- Общий интерес Москвы прост – максимальное сотрудничество с Украиной --// 
   Украина – это главный непосредственный сосед России на западе, огромная страна с населением 48 млн. человек, лежащая между Россией и ЕС. Осознание важности отношений с Украиной становится все более ясным для российской элиты в последние годы, вслед за тем, как Россия стала постепенно восстанавливать свою субъектность после хаоса 90-х годов при Борисе Ельцине. Владимир Путин встречался с президентом Украины больше, чем с лидером какого-либо другого государства. От отношений с Украиной во многом зависит будущее России, поэтому главный интерес России в отношении Украины очень прост: обеспечить максимальное сотрудничество в экономике, политике – во всех сферах, жизненно важных для развития страны. Чтобы создать благоприятные условия для этого сотрудничества, российское руководство сделало несколько больших подарков Украине: согласилось на переход к взиманию НДС для энергоносителей по стране получения (это ежегодный подарок от российского бюджета украинскому бюджету почти в миллиард долларов), по сути дела, простило часть газового долга Украины, проявило максимально возможную сдержанность, почти проигнорировало то, что украинские военные сбили российский самолет с пассажирами, промолчало, когда Украина послала войска в Ирак. Сложение ресурсов России и Украины для совместного быстрого развития – вот цель российской внешней политики.
   Организационная форма этого объединения ресурсов для быстрого экономического роста – та, какую захочет Украина. А она, как разборчивая невеста, приглядывается к подаркам, которые ей могут предложить Россия и ЕС. ЕврАзЭС Украина отвергла, а на ЕЭП – Единое экономическое пространство – первоначально в форме зоны свободной торговли Украина, кажется, готова согласиться. Для московских политиков стало аксиомой, что ни одно объединение стран на пространстве бывшего СССР нельзя считать перспективным, если в нем не участвует Украина. Московские политики, может быть, в подсознании и мечтают об империи, но Москва не в состоянии нести бремя империи, и поэтому курс Кремля – не гегемония на постсоветском пространстве, а экономическое сотрудничество для ускорения экономического роста.


   Эта заинтересованность в тесном экономическом, политическом сотрудничестве предопределила и жгучий интерес Москвы к президентским выборам в Украине. Москва поддержала Януковича. Это произошло не потому, что Янукович хорош для Москвы. Москва просто сделала ставку на стабильность и статус-кво. Януковича выбрал не Кремль, а Кучма, назначив своим премьер-министром, Януковича выбрали три основные финансово-политические группы Украины: донецкая (Янукович – непосредственно ее выдвиженец); днепропетровская (ее представляют сам Кучма, его зять Виктор Пинчук и председатель Национального банка Украины Сергей Тигипко, возглавивший избирательный штаб Януковича); и киевская (ее лидер, глава администрации президента Виктор Медведчук, бросивший всю силу главных украинских телеканалов, которые он контролировал, в битву на стороне Януковича). Янукович – ставленник не Кремля и чекистов, а украинской элиты и украинской экономики.
   Но если при Януковиче были бы тяжелые переговоры по бизнес-проектам, то при Ющенко, есть опасения, переговоров не будет вообще. Выбор Москвы в президентской гонке – не столько «Янукович», сколько «не Ющенко». Победа Виктора Ющенко рассматривалась как угроза, а попытки ряда западных политиков помочь ему стать президентом – почти как агрессия против России.
   Почему? Чем плох Ющенко? Дело не столько в возможной геополитической ориентации Украины в случае победы Ющенко, не в возможном вступлении в НАТО – не так оно страшно, это НАТО, как бесполезно. В Москве считают, что за спиной Ющенко стоят не западные страны, а группа западных политиков типа Збигнева Бжезинского, Мадлен Олбрайт, связанных с восточноевропейскими диаспорами, которые, может быть, и любят демократию, но любят ее меньше, чем не любят Россию. Ющенко, как слабому лидеру, зависимому от окружения, будет навязана политика конфликта с Россией.
   В Москве опасаются, что при Ющенко в украинский военно-промышленный комплекс придут представители американских спецслужб, и в результате Россия будет сама вынуждена отказаться от военно-технического сотрудничества с Украиной. Цена вопроса – до 10 миллиардов долларов непосредственно, а возможно, и разрушение части российского ВПК, который с советских времен технологически составляет единое целое с украинским. Это будет и при вступлении Украины в НАТО, что означает ее переход к стандартам.
   В Москве опасаются, что при Ющенко начнется выдавливание российского Черноморского флота из Севастополя. Цену вопроса, то есть цену построения новой базы российского Черноморского флота, даже трудно точно подсчитать, но речь идет о десятках миллиардов долларов и о падении влияния Москвы на важном с геополитической точки зрения юго-западном направлении: Ближний и Средний Восток, Средиземноморье.
   В Москве опасаются, что при Ющенко-президенте русский язык, который считают своим родным 50 % граждан Украины, не только не получит официального статуса, но и подвергнется интенсивному вытеснению. Об этом свидетельствует и позиция Ющенко в бытность его премьер-министром, и то, что на его плечах в парламентскую фракцию «Наша Украина» вошли все украинские политики, которые в предыдущие годы прославились стремлением к вытеснению русского языка, – такие, как Иван Драч и Николай Жулинский.
   Украина – страна, где религиозная жизнь является политически ярко окрашенной. Виктора Ющенко поддерживает Украинская греко-католическая церковь и Украинская православная церковь Киевского патриархата – так называемый филаретовский раскол, – которая выделилась из канонической УПЦ Московского патриархата в результате революционных событий в середине 90-х, когда в Украине разыгрались драматические бои прихожан за храмы. Москва боится, что Ющенко и церковные политики в его команде выдавят украинскую православную церковь Московского патриархата из Украины и тем самым конфессионально разделят Украину и Россию.
   Российский бизнес очень активен в Украине и имеет там многочисленные интересы, и Москва боится, что он будет выдавливаться из страны по идеологическим причинам, как это уже неоднократно было в Латвии, Литве, Эстонии, Польше. Москва также опасается, что при Ющенко транзит российских энергоносителей на запад через Украину будет натыкаться на идеологические, а не только на экономические барьеры.
   Все эти озабоченности были доведены до Виктора Ющенко еще два года назад. Несмотря на его уверения в хороших отношениях с Россией, он не предпринял никаких политических действий для того, чтобы снять эту озабоченность Москвы. Более того, его окружение прямо заявляет о том, что Черноморский флот должен быть выброшен из Севастополя, Украина в церковном отношении не должна быть связана с Москвой, русский язык – это просто язык одного из этнических меньшинств, а русский бизнес – это проводник враждебного Украине московского влияния. Кстати, команда Виктора Ющенко – это тоже повод для головной боли. Кажется, он собрал туда всех тех, кто отметился в своей нелюбви к России, включая откровенных антисемитов, религиозных радикалов и других экзотических деятелей, которые, как Иван Заяц, готовы жечь российские флаги в парламенте Украины или поехать с делегацией к Джохару Дудаеву, провозгласившему себя президентом Ичкерии. Это все действия команды Ющенко. Именно эти угрозы реальны, а вовсе не американское гражданство жены Виктора Ющенко, что может активно использоваться для пропаганды, но, конечно, не имеет серьезного значения.


   Дискуссия по этому поводу уже развернулась. Мне кажется, возможна, но она еще далека, для этого российская политика еще должна пройти ряд важных этапов.
   Общее российской и украинской политики:
   1) высокая роль олигархических кланов в экономике и политике. В России частные кланы потерпели поражение в схватке с государством, но постепенно под крылом Путина вызревают новые олигархические кланы, которые шли не из бизнеса в политику, а из государства в бизнес;
   2) высокая степень использования административного ресурса на выборах, что приводит к искажению волеизъявления граждан и к падению их доверия к выборам и политическим институтам вообще;
   3) продолжающийся уже много лет социальный кризис. Он выражается в нескольких формах. Огромен разрыв в уровне жизни между богатыми и бедными; миллионы живут не просто хуже, чем богатые, но хуже, чем жили несколько лет назад, так как уровень жизни пока еще не вышел на тот, который был в последние годы власти коммунистов. Бедность является демонстративной и оскорбительной на фоне потребительской истерики богатых и на фоне благополучия соседних европейских стран;
   4) открытость общества: свобода передвижения, включенность в глобальные процессы, информационная открытость, которая ограничивается не политически, а экономически;
   5) активность западных фондов и центров, которые на протяжении многих лет открыто осуществляют свои политические программы в стране;
   6) интегрированность местной элиты в западные структуры, ее зависимость от позиций Запада, так как именно на Западе эта элита хранит свои деньги, учит своих детей и предпочитает отдыхать;
   7) готовность Запада оказывать политическое давление и уверенность политических элит западных стран, что именно они являются той инстанцией, которая выдает мандат легитимности правящему режиму и в России, и в Украине;
   8) слабость институтов, отсутствие эффективного государственного управления.
   Различия России и Украины с точки зрения возможности осуществления «оранжевой революции»:


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное