Коллектив Авторов.

«Оранжевая революция». Украинская версия

(страница 5 из 37)

скачать книгу бесплатно

   Во-первых, ударение, сделанное на проблеме свободы слова, невольно отвлекало внимание украинских граждан от важнейших сегодня (по данным практически всех социологических опросов) экономических и социальных проблем. Позитивы, которые, несомненно, были достигнуты государством в этой области, уходили в тень, что существенно ослабляло эффект предвыборных действий премьер-министра Януковича. Объективной информации о социально-экономических успехах правительства оппозиционные СМИ не давали, и Запад закрывал на это глаза. Даже повышение Януковичем минимальной пенсии – шаг очевидно положительный, поскольку существенно улучшал материальное положение миллионов людей, – оппозиция восприняла в штыки, а Запад поддержал такую линию оппозиции.
   Во-вторых, обыгрывая тему коррупции в Украине, западные политики и журналисты пытались создать впечатление, что в коррупции замешана только власть, откровенно игнорируя тот факт, что немало подозреваемых в коррупции людей есть и в стане оппозиции (та же Юлия Тимошенко, например).
   В-третьих, формально поддерживая идею свободы слова и равных возможностей для всех, Запад оказывал максимальную поддержку (прежде всего материальную) главным образом правой оппозиции, гораздо в меньшей степени – социалистической оппозиции Александра Мороза и совсем не помогал компартии. Что явно не соответствовало публичным декларациям о равенстве возможностей всех кандидатов.
   Наконец, поддерживая на словах демократизацию Украины, Запад реально всегда был на стороне Ющенко, несмотря на откровенный национализм и антидемократизм влиятельной части его окружения. Западные политики никогда не высказывались в поддержку политической реформы, которая могла бы ограничить в будущем полномочия нужного им кандидата, и при любом удобном случае выступали против нее.
   Особенно активной в своем противодействии политической реформе была г-жа Северинсен, контролирующая выполнение Украиной своих обязательств перед Советом Европы (СЕ). Она, например, никогда не обсуждала с представителями организаций русской культуры и других национальных организаций вопрос о ратификации Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств, хотя такая ратификация была обязательным требованием СЕ к Украине. Она совершенно не реагировала на тот факт, что хартия была ратифицирована еще в мае 2003 года, а документ о ратификации не передавали в ПАСЕ до конца 2004 года (не знаю, передан ли он сейчас). И это не удивительно, потому что против ратификации хартии выступали как раз те, кого Северинсен всегда поддерживала, – Ющенко и его окружение. Избегая обсуждения вопроса о ратификации хартии, который она обязана была обсуждать, представительница ПАСЕ одновременно, явно превышая свои полномочия и вмешиваясь в наши внутренние дела, настаивала на том, чтобы Украина не проводила политическую реформу в год президентских выборов. Поддержка со стороны Северинсен и СЕ существенно влияла на позицию Ющенко и «Нашей Украины», которая постоянно самым грубым образом срывала процесс голосования по политреформе.
Хотелось бы заметить, что поведение г-жи Северинсен – выразительный, но далеко не единственный пример политики двойных стандартов, постоянно используемых Западом в своих отношениях с Украиной.
   США оказывали Ющенко значительно более активную поддержку, чем Европа. Более того, есть основания предполагать, что именно в Америке разрабатывались конкретные планы приведения Ющенко к власти в Украине. Это была непростая задача – свержение политического режима, при котором страна вышла из экономического кризиса и ежегодно рекордными темпами наращивала производство ВВП. Успех можно было обеспечить, только представляя общую картину исключительно в черно-белых цветах, хотя на самом деле она была достаточно разноцветной. Понятно, что в черный цвет нужно было выкрасить Кучму и его команду. Леонид Кучма, несомненно, был далеко не идеальным политиком, но он все же сдал страну своему преемнику в гораздо лучшем состоянии, чем получил ее десять лет назад.
   Массивная дискредитация Кучмы и его окружения началась с опубликования фрагментов так называемых пленок Мельниченко и обвинения президента в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе. Свои первые интервью Мельниченко давал исключительно украинской редакции американского радио «Свобода», которой руководил тогда Роман Купчинский, влиятельный американский украинец, имеющий тесные связи в высших эшелонах прежде всего Демократической партии США, в кругах, связанных со Збигневом Бжезинским. Не без его, вероятно, помощи экс-майор Мельниченко и вдова Гонгадзе получили политическое убежище в Америке.
   Разумеется, это только одна из версий, но на основании своего эмигрантского опыта могу предположить, что план содействия правой оппозиции и объединения ее с соцпартией Мороза разрабатывался и поддерживался в Америке. Не правительством США, а влиятельными людьми, включенных в такую примерно цепочку: «ястребы» в руководстве Демократической партии, в целом довольно либеральной, – влиятельная часть украинской и польской диаспор в Америке – лобби демократов в Госдепартаменте и спецслужбах – обычно поддерживающий эту же партию крупнейший профсоюз АФТ-КПП – тесно связанный с этим профсоюзом «Дом свободы», организация, которая спонсирует проекты в поддержку демократии по всему миру.
   Хочу обратить внимание на то, что руководит «Домом свободы» Адриан Каратницкий, в прошлом близкий друг и младший партнер упомянутого выше Романа Купчинского, а также на то, что первую попытку привлечь на сторону США и оторвать от России Леонида Кучму сделал еще в 1994 году именно «Дом свободы». А почетную награду «Дома свободы» Кучме вручал не кто иной, как все тот же Збигнев Бжезинский. И еще напомню: совсем недавно предложила наградить Виктора Ющенко Нобелевской премией мира Хиллари Клинтон, член руководства как раз Демократической партии США. Повторяю: это только версия, но в 80-е годы цепочка, о которой идет речь, работала достаточно эффективно. Другое дело, что тогда ее деятельность могла быть оправдана тем, что тоталитарный режим в СССР не позволял надеяться на его легальную трансформацию, тогда как сегодня демократизировать Украину при помощи легитимной политической реформы можно гораздо проще, чем при помощи всякого рода революций. Но это уже вопрос моральной ответственности действующих лиц этой драмы.
   А теперь не версия – факты. «Дом свободы» и ряд других американских и европейских фондов поддержки демократии и открытого общества финансировали в Украине главным образом те политологические, социологические и медийные проекты, которые преимущественно работали на Ющенко. Достаточно сказать, что директор Института политики, спонсируемого этими фондами, Мыкола Томенко был главным организатором «оранжевых акций» на Майдане (теперь он вице-премьер по гуманитарным вопросам), а президент Украинского центра экономических и политических исследований, также получающего серьезные подпитки из-за рубежа, Анатолий Гриценко руководил аналитическим штабом в команде Ющенко (теперь он министр обороны). Именно Институт Гриценко был одним из двух центров, проводивших так называемый национальный экзит-полл. Гриценко первым, сразу после завершения второго тура, объявил, что Ющенко победил с перевесом в 11 %. Эта цифра никогда потом не была подтверждена (как не подтвердились и 15 % преимущества Ющенко в третьем туре, объявленные тем же Гриценко). Но именно эти 11 % появились в качестве важнейшего лозунга на Майдане уже вечером 21 ноября, когда реальные результаты еще никому не могли быть известны. С этой цифры все и началось. Мы, мол, победили с большим перевесом, а у нас хотят украсть победу. Не позволим!
   Вряд ли все происходящее в те дни на Майдане было спонтанным, вряд ли идея разыграть действие как большую «оранжевую» PR-кампанию (очень удачная, надо сказать, идея) возникла сама по себе. Думаю, все это было частью единого плана, разрабатываемого в течение довольно продолжительного времени (скорее всего, в течение нескольких лет). И не так уж важно, разрабатывался этот план политтехнологами где-то в США или же его готовили (при активной американской и европейской поддержке) наши отечественные специалисты. В любом случае план этот был успешно реализован – с точки зрения его авторов, разумеется.


   Наиболее активный период «оранжевой революции». Виктор Ющенко провозглашен президентом Украины. По жалобам сторон вынесены решения Верховным судом и, хотя объективность рассмотрения дел вызывает сомнения, эти решения как решения высшей судебной инстанции Украины нельзя не признать. Но независимо от судебных решений поражение партий власти можно считать вполне обоснованным. Правящая до сих пор политическая элита себя полностью дискредитировала. Выразительным финалом ее поражения служит капитулянтское поведение депутатов вчерашних «партий власти», которые тут же побросали свои фракции и дружно побежали занимать тепленькие места в парламентском «болоте», поближе к своим недавним оппонентам. Видно, очень глубоко «мазепинский» дух проник в сознание нашей политической верхушки (элитой ее назвать – язык не поворачивается): за кандидатуру Юлии Тимошенко, одного из наиболее радикальных и одиозных лидеров «оранжевых», парламент проголосовал почти полным составом (исключение – коммунисты).
   В каком же направлении могут развиваться события в Украине в ближайшее время?
   Очевидно, возможны различные варианты развития политических событий в Украине. Наиболее благоприятный из них, на мой взгляд, следующий. Радикальных (или революционных) изменений не будет. Вчерашний админресурс приказал долго жить, а новый до парламентских выборов в марте 2006 года создать, возможно, и не успеют. Не потому, что времени не хватит (быстро строиться в ряды и шеренги у нас умеют, приучены), а потому, что Виктору Ющенко, по крайней мере в начале его президентства, нужно будет демонстрировать своим сторонникам в Украине и на Западе новый, более либеральный стиль руководства страной. Если не будет жесткой цензуры, люстраций, масштабного перераспределения собственности и т. п., март 2006 года определит совсем новую расстановку политических сил в стране. Вероятней всего, в этом случае в парламент пройдут около 10 партий и блоков, но ни один этих блоков не сможет получить более 50 % депутатских мест. И тогда несколько партий создадут лево– или правоцентристское коалиционное правительство, которое без особой демагогии и популизма и будет заниматься решением насущных проблем общества и дальнейшим продвижением реформ. Этот вариант был бы вполне возможен, если бы вчерашние центристские партии вдруг не капитулировали. Но поскольку это все же произошло и они мгновенно сдали свои позиции, на общественное доверие старым партиям так называемого центра рассчитывать не приходится. Создать же совсем новые и в то же время сильные партии за столь короткий период (несколько месяцев) будет очень трудно.
   Второй вариант – допускаю, что не менее реальный. Капитуляция вчерашних противников не только ослабляет партии центра, но и придает уверенности «оранжевым» победителям, которые будут вести себя довольно жестко, цензурируя мало-мальски критически настроенные массмедиа и постоянно угрожая компроматом левобережному крупному капиталу, с тем чтобы не допустить формирования сильной оппозиции против новой власти. Если эта власть к тому же получит финансовую поддержку Запада и ей удастся реализовать в ближайшие полгода – год несколько популярных социальных программ, то она в следующем марте сможет получить более 50 % всех парламентских мандатов. Тогда в Украине будет «оранжевый» президент и «оранжевое» правительство. Это, несмотря на реализацию политической реформы, создаст ситуацию, подобную той, что уже есть в России. И Ющенко станет украинским Путиным. Его лично такой вариант наверняка устроит, но вряд ли он полезен Украине.
   Третий сценарий. Создававшаяся в экстремальных условиях, когда необходима была консолидация всех, даже самых разнородных оппозиционных сил, «оранжевая» коалиция обязательно начнет давать трещины (это уже происходит). Не исключено, что чем ближе к парламентским выборам, тем глубже будут эти трещины, и в конце концов коалиция распадется. На выборы все будут идти отдельными колоннами, и тогда ситуация на выборах в 2006 году будет приблизительно такой же, как и при реализации первого варианта.
   Есть и четвертый вариант. Юлия Тимошенко проявляет чрезмерную активность, постоянно занимается популистской демагогией и каждый раз в случае критики в свой адрес обращается непосредственно к массам. В том, что касается воздействия на публику, Юлия Владимировна даст сто очков вперед Виктору Андреевичу, а потому, вполне вероятно, она скоро сумеет оттеснить президента Ющенко на второй план. Встав во главе партийного (или блокового) списка в марте 2006 года, именно она станет победительницей на выборах и опять возглавит правительство, но уже с гораздо более широкими, чем сегодня, полномочиями. В этом случае реформа, в принципе нацеленная на демократизацию страны, может сыграть с нами злую шутку. Премьер-министр Юлия Тимошенко, дама с неограниченными амбициями, захватив важнейшие рычаги власти, может попробовать установить в стране украинский вариант «хустициализма» – системы, которую в 50-е годы прошлого века утвердили в Аргентине Хуан Перон и его жена Эвита, столь похожая на «газовую принцессу», «королеву Майдана», а теперь премьер-министра Украины. Не дай Бог, конечно. Хочу верить, что этот вариант все же не пройдет, и надеюсь при этом не столько на возможную новую политическую оппозицию (да и будет ли такая?), сколько на трезвомыслящих людей в «Нашей Украине». А они там есть.
   И еще надеюсь на то, что граждане Украины, пробудившиеся к политической активности (как на западе, так и на востоке страны), в эти несколько месяцев «оранжевой революции», почувствовав вкус общественной жизни, уже не замкнутся в одиночестве своих квартир, а начнут самостоятельно, то есть по инициативе снизу, формировать гражданское общество.




   Сергей МАРКОВ,
   директор Института политических исследований (Москва)


   Идеология сыграла важнейшую роль в «оранжевой революции». Эта идеология вывела на заснеженные ветреные улицы сотни тысяч людей и бросила их на блокаду основных правительственных зданий. Что же это за идеология? Я бы реконструировал ее примерно так.
   Главная причина, почему населению Украины живется так трудно, – преступная власть режима Кучмы. Эта преступность выражается в нескольких фактах: власть принадлежит олигархам; криминалитет сросся с властью; власть контролирует СМИ и расправляется с неугодными журналистами. Власть непопулярна, она может удержаться только путем фальсификаций. Она готовится к массовым фальсификациям на выборах.
   Виктор Ющенко – моральный и политический лидер нации, он, безусловно, победит на честных выборах. Если избирательная комиссия опубликует другие результаты, это означает, что выборы сфальсифицированы. Тогда народ имеет право выйти на улицы и свергнуть преступную власть мирными средствами, путем давления.
   Украина нуждается в обновлении. Целью и камертоном этого обновления должно стать вступление в Европу по модели Польши и других восточноевропейских стран. Зависимость от России мешает Украине развиваться, поэтому эта зависимость должна быть уменьшена. Национальная идея – вступление в ЕС и, как шаг к этому, – в НАТО. Во внутренней политике главное – честность государственных деятелей, то есть борьба с коррупцией. Необходимы решительные реформы, проводимые в тесном сотрудничестве со стратегическими союзниками – США и ЕС.
   Лидер нации – Виктор Ющенко – народный президент, в отличие от Леонида Кучмы, который был президентом «власти против народа»; он не разделяет народ, а объединяет всю Украину. Украина не разделена на Восток и Запад, этот тезис – происки врагов Украины, которые хотят расколоть ее; никаких проблем с русским языком не существует; федералистские идеи – это просто сепаратизм и преступление против Украины.


   События конца 2004 года стали важнейшими событиями 2004 года в мировой политике. «Оранжевая революция», как и другие крупные события, – результат не одного политического процесса, она включает в себя несколько элементов. Сложение нескольких важных политических процессов и создает ее масштабность. Можно выделить в ней несколько важнейших и относительно самостоятельных событий. Я говорю об относительной самостоятельности в том смысле, что эти события могли развиваться не вместе, а отдельно. Каждое из них представляет собой как бы отдельный кубик, из таких кубиков, как в детской игре, история составляет свои оригинальные конструкции. История не предопределена, она создается, она может быть разной. «Оранжевая революция» – конгломерат нескольких важных событий, которые сложились так, как сложились. Могли и по-другому. Так что это было? В рамках революции одновременно произошли пять политических процессов:
   1) массовый протест против криминально-олигархического режима;
   2) политтехнологический проект современной революции – революции НПО;
   3) геополитический проект;
   4) молодежная революция, «оранжевый фестиваль», самоопределение нового поколения;
   5) политическая консолидация половины украинской нации.
   Массовый антиолигархический протест был вызван несколькими факторами: несправедливостью приватизации, захватом крупных кусков собственности коррумпированными бизнесменами и чиновниками. Символами таких олигархических групп стали и президент Леонид Кучма, чей гражданский зять Виктор Пинчук является одним из самых богатых людей страны; и глава администрации президента Виктор Медведчук, также один из богатейших людей страны, контролирующий при этом основные телеканалы, и, как многие считали, главный создатель политтехнологического проекта «Анти-Ющенко»; и сам Виктор Янукович, один из лидеров донбасской финансово-промышленной и политической группировки, возможно, самой богатой в стране.
   Кроме того, Виктор Янукович стал и символом криминализации Украины. Он представляет донецкую группировку, которая в сознании многих прямо ассоциируется с криминалитетом – и в лице ее бизнес-лидера Рината Ахметова, и ввиду криминальных методов, включая убийства людей, которые, как считается, активно использовались донецкой группировкой для захвата собственности и власти. Слово «донецкие» в Украине стало почти синонимом слова «бандитские». Сам Янукович к тому же в своей биографии имел две судимости. И при этом он не похож на раскаявшегося грешника, которому можно было бы простить ошибки в прошлом ввиду неподкупности в настоящем. Нет, в настоящем Виктор Янукович – один из лидеров той донецкой группировки, которая использовала сомнительные методы в борьбе с конкурентами, а после того как Янукович стал премьер-министром, она с огромной энергией и напором стала осуществлять бизнес-агрессию в другие регионы Украины.
   Миллионы граждан не хотели даже читать программу Януковича, они были оскорблены самим фактом, что правящая элита предлагает им голосовать за человека с двумя судимостями как за будущего президента их страны. Поэтому одним из главных лозунгов революции стало требование «зек не будет президентом Украины!». Рядом стоял лозунг о преступности власти, тесно связанный с лозунгом о преступном режиме Кучмы, которого обвиняли не только во всеобщей коррупции, разгуле преступности, но и в участии в убийстве журналиста Гонгадзе, а также подозревали в подготовке ликвидации лидера оппозиции Виктора Ющенко. Эти обвинения очень хорошо сочетались с внезапной болезнью Ющенко, наступившей, по уверению его самого и его сторонников, в результате отравления, организованного властью.
   Моральный протест против криминально-олигархического режима был обращен и против ТВ, основные каналы которого строго контролировались властью. Подконтрольное ТВ вело жесткую пропаганду в советском стиле. В результате эффект этой пропаганды оказался скорее обратным: люди перестали доверять провластному ТВ, их неприятие власти усилилось и ввиду сформировавшегося мнения о ее лживости.
   Если добавить к этому повсеместную уверенность и активное обсуждение использования властью так называемого административного ресурса на выборах (то есть различных форм фальсификаций и административного давления на кандидатов, их сторонников, финансовые источники и СМИ), то результатом стала убежденность огромного большинства людей в том, что лживая власть, представители правящего режима, символами которого стали действующий президент Кучма и кандидат Янукович, обязательно будет фальсифицировать выборы. В частности, это подтверждает социология. Убежденность в том, что власти готовят массированную фальсификацию, создала предпосылки не только для массового протеста, но и сформировала идеологию будущей революции.
   Массовое участие в акциях протеста было неожиданным для самих организаторов «оранжевой революции», тем более оно было неожиданным для правящих кругов. Сами организаторы признавались, что не ожидали такого количества протестующих демонстрантов. Оценки количества демонстрантов в Киеве разные, но, видимо, в кульминационные моменты их, безусловно, было более 150 тысяч – они заняли весь огромный Майдан и большую часть Крещатика. Власть готовилась к разгону демонстрантов как силами милиции, так и силами шахтеров из восточных областей, но – не таких больших демонстраций. Президент Польши Александр Квасьневский утверждает, [14 - См.: Polityka (Польша), 21 декабря 2004, цитировано по IniCMИ.RU./stories…] что руководитель избирательного штаба Януковича Сергей Тигипко говорил ему, что на Киев были готовы двинуться 15 тысяч шахтеров. Стало быть, средние по численности митинги были бы разогнаны милицией или шахтерами, но массового протеста власть не ожидала. Таким образом, именно массовость демонстраций предопределила поражение властей. Главными лозунгами (в вариациях) демонстрантов были: «Ющенко – в президенты!», «Нет фальсификациям выборов!», «Когда мы вместе – мы непобедимы!», «Заключенный не будет президентом Украины!».
   Это был и массовый протест против господства олигархии – в Украине высочайший разрыв в уровнях доходов между бедными и богатыми. Это был и моральный протест против проворовавшейся власти – а Виктор Ющенко стал не столько политическим лидером, сколько моральным, смело выступившим против власти, погрязшей в коррупции и неправде. Виктор Янукович с его двумя судимостями и связями с донецкой финансово-промышленной группировкой, в которой, по общему убеждению, очень велика роль организованной преступности, стал в глазах населения символом криминально-олигархического режима, вызывающего ненависть большинства населения.
   Идея протеста против криминально-олигархического режима оказалась тесно переплетена с идеей европеизации страны. Эта идея включает в себя и курс на вхождение Украины в Европу в виде членства в ЕС и внутреннюю европеизацию страны: Украина должна избавиться от криминального несправедливого режима, стать нормальной европейской страной, а ее граждане должны, как и граждане других европейских государств, пользоваться всеми благами, которые традиционно связаны с понятием «Европа».


   «Оранжевая революция» никогда бы не стала успешной, если бы до этого в течение двух лет не готовилась «каштановая революция». В качестве образца были взяты революция против Слободана Милошевича в Сербии и «революция роз» в Грузии. То есть это был не только спонтанный протест масс, но и хорошо организованный политтехнологический проект. Свое начало он берет в революции против Милошевича, когда на деньги международных НПО типа Фонда Сороса были подготовлены активисты для массовых акций, которые и привели к смене режима в Югославии. Этот положительный опыт сербские и американские политтехнологи активно передавали своим коллегам из стран Восточной Европы на многочисленных семинарах. Молодые активисты из Грузии, Украины и Белоруссии были среди них. Этот опыт и был использован во время событий конца 2004 года.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное