Коллектив авторов.

Латвия под игом нацизма. Сборник архивных документов

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

   В среднем умирало от голода 30–35 человек в день, от тифа 20–30 чел. и десятки людей после истязаний при допросах. Таким образом, за период оккупации г Риги немецко-фашистскими захватчиками уничтожено 20–30 тыс. человек.
   Так, за период с июня мес. по август мес.1943 г. немецко-фашистскими палачами только по одной камере забито до смерти при допросах 50 человек.
   Допрошенные б. заключенные и служащие Центральной Рижской показывают:

   «Зимой 1942 г. в тюрьме был тиф. Умирало по 20–30 чел. в день».
   «В тюрьме при допросах следователи немцы и латыши очень избивали заключенных. От этих побоев многие возвращались в камеры и умирали, а многих убивали на месте допроса».
 /Показания Лаукса Р.Я. от 20/X-44 г. л. д. № 11 об.-12/


   «Избиение заключенных при допросах было зверское. В той камере, где я находился, т. е. из 100 чел. за период моего нахождения в тюрьме, за 2 месяца с половиной с допросов не вернулось более 50. Все они погибли на допросах».
 /Показания Зарайкина С.Е. от 22/X-44 г. л. д. № 15 об./


   «От голода ежедневно умирало в среднем 35 чел. Это продолжалось до апреля мес. 1942 г. Кроме того, от тифа также очень много умирало».
 /Показания Трифонова Я.Я. от 16/XI-44 г. л. д. № 129/


   «Примерно в декабре мес. 1941 г. распространился тиф и дизентерия. В камере нас было 48 чел., из которых здоровых только двое. Фельдшер Янковский ежедневно был пьян. К врачу не направлял. Если спрашивали лекарства, отвечал, что не нужно было связываться с коммунистами. Во время болезни нас кормили гнилой капустой, где мы находили гвозди, спички, окурки, песок. Ежедневно умирало 25–30 чел. В декабре и январе 1941/42 г. умерло примерно 4500 чел.»

 //-- МЕСТА ЗАХОРОНЕНИЯ --// 
   Захоронены расстрелянные заключенные советские граждане из Рижской Центральной тюрьмы по месту расстрела, т. е. тех, которых вывозили на расстрел в Бикиернекский лес, Румбульский, Саласпилский лес /около концлагеря/ и др. местах.
   Там же захоронены, а затем летом 1944 г. были сожжены. Расстрелянных же на территории Рижской Центральной тюрьмы и умерших от голода, эпидемий и истязаний хоронили на Матвеевском кладбище около тюрьмы, где имеются могилы площадью 500 м дл. 100 м ширины.
 //-- УГОН В НЕМЕЦКОЕ РАБСТВО --// 
   Наиболее физически здоровых из числа заключенных немецко-фашистские захватчики отправляли на каторгу в Германию. Какое количество заключенных угнано из рижских тюрьм, не установлено. Известно, что в начале мая
   1942 г. из Центральной тюрьмы было отправлено 400 чел. на каторгу в Германию.
   По делу опрошено 44 человека свидетелей.
   УПОЛНОМОЧЕННЫЙ НКВД ЛССР и ЧРК
   (подпись)
   16 декабря 1944 г.
   Нач.
Отд. НКГБ ЛССР капитан г/б
   /подпись/
   ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 93. Д.17. Л. 244–248. Подлинник. Машинопись.


   Споргис Жанис Августович арестован 16 июля 1941 года за то, что был милиционером 8 уч. с 5.X.1940 года.
   Осужден 11 мая 1942 года за коммунистическую деятельность к тюремному заключению в рижской центральной тюрьме и включен в распоряжение политической полиции.
   Переведен в лагерь 10.XI.1942 года.
   Копия:
   Рижский концентрационный лагерь врач
   15 июня 1942 г.
   № 90
   Руководителю Рижской Временной тюрьмы
   Сообщаю, что 14.VI. сего года заключенный СПОРГИС Жанис рожд. 3/X.1913 года умер от прорыва водяного гноения в желудке.
   (А. КАКИС) Врач
   Копия верна (подпись)
   г Андерсон делопроизводитель

   Рижская временная тюрьма Надзиратель КРЕБИС Карлис 15 июня 1942 года
   Начальнику Рижской временной тюрьмы
   СООБЩЕНИЕ
   13-14 июня 1942 г. умерли:
   Заключ. латышск. Отдела – СПОРГИС Жанис, род. 3.Х.1913, умер 14.6.42 – русского -
   – ВИНОГРАДОВ Антон род.16.8.1895 – 13.6.42 в 15-00
   – ДЬЯКОНОВ Аркадий, 1906 г. р. умер 13.6.42 в 15-30
   – СПИРИДОНОВ Владимир 17.6.1915 г. р. умер 14.6.1942 г. в 01-00
   – ГОРИНКОВ Никандер р. 22.9.1917 г. умер 13.6.42 г. в 17-20
   – КИСЕЛЕВ Владимир р. 23.8.1922 г. умер 14.6.1942 г. в 12-00
   – ПОТОСОВ Петр р.18.Х.1915 умер 14.6.1942 в 11–30.
   Дежурный надзиратель К. КРЕБЕС
   /подпись есть/
   Перевел А.А. АБРАМОВИЧ
   29.12.45 года
   Верно: Начальник архивного отд. НКВД ЛССР
   ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 93. Д. 3695. Л. 29. Копия. Машинопись.


   10/IX[1944]
 //-- ЗАЯВЛЕНИЕ --// 
   Я, Моисей Львович Раге, род. в Риге в 1903 году 5/VI, по образов. инж. технолог, имею доложить комиссии следующее:
   В 1940/41 году я работал техническим руководителем на текстильной фабрике «Большевичка» в Риге. Еще 24 или 25 июня 1941 г. на запрос директора фабрики Люции Аболтынь о возможности уехать, ввиду угрожающего положения, мы получили ответ из Ц.К. партии, а также из наркомата легкой промышленности, что директор и главный инженер должны остаться на фабрике последними.
   27 июня мы выплатили жалованье рабочим и служащим и сели в машину – всего около 15 человек. Отправились мы в сторону [г. ] Валка.
   К несчастью, по дороге, еще в городе, на расстоянии 1/2 километра от воздушного моста наша машина опрокинулась. Мы, не имея шансов поднять машину, бросили наши вещи и отправились пешком. Однако же, подойдя к мосту, вблизи электротехнической фабрики В.Е.Ф. [ВЭФ], со всех сторон стреляли из винтовок и пулеметов. Жертвы 5-й колонны лежали в довольно большом количестве. Наша группа разбре-
   лась кто куда. Будучи вместе с женой – больной женщиной; я видел, что не сможем пройти расстояние в 200 км до границы; и я с братом, женой и еще двумя товарищами решили пойти обратно в город. В тот же день жена слегла в кровать, и я уже не мог подумать о том, чтобы уйти из Риги. Таким образом, я остался в Риге.
   1 июля, когда немцы вошли в Ригу, латвийский радиофон призывал латышей, как айзсаргов, членов Латв[ийского] нац[ионального] клуба и соколов собраться в латышский клуб, дабы помочь немецким властям удержать порядок в городе, находить коммунистов и проучить евреев.
   Словом, в первую же ночь латыши, как полицейские, так и частные, вооруженные врывались в еврейские и русские квартиры, грабили, избивали; иногда расстреливали на месте.
   Обыкновенно же забирали с собою мужчин и женщин в тюрьму или префектуру. Там их избивали до полусмерти; издевались самым рафинированным образом, заставляли мужчин и женщин раздеваться догола и совокупляться, и после этого убивали, так что из тюрьмы, а чаще всего и из префектуры никто живым не возвращался; их увозили в Бикернский [Бикерниекский] лес и убивали.
   Таким образом, в течение 2–3 недель было уничтожено около 12 000 евреев и примерно столько же главным образом русских.
   В первые же дни был дан приказ всем евреям явиться в участки, дабы их могли определить на работы. Определяли нас в различные воинские части, в склады, на общественные работы и различные другие места. В середине июля 1941 г. все евреи должны были регистрироваться в указанных для этой цели местах. Нам выдали записки (регистрационная карточка), на которых кроме имени и фамилии было отмечено, что все евреи должны носить на левой стороне груди отличительный знак – щит Давида [диаметром] в 10 [см]. Впоследствии надо было одеть еще одну такую же звезду на спину, и запретили ходить по тротуару.
   В этот же период сжигали синагоги, в кот[орые], как правило, перед поджогом насильно вводили евреев; они сжигались живьем. Евреи были сожжены и в двух синагогах на еврейских кладбищах. Они надругались над памятниками и могильными плитами кладбища, где сняли все памятники и увезли, говорят, в Германию.
   Трупы на кладбищах были сожжены, и вся территория была затем использована под семейные садики-огороды.
   Я попал на работу при уборке разрушенной части города Риги. Условия работы были тяжелые. Работали вначале 12 часов в день, а затем только 10 [часов]. Латышские надсмотрщики были безжалостны: били, не разрешали пить воду. Мне посчастливилось попасть в одну группу русского техника (все работники рижской городской управы), к сожалению, не могу вспомнить его фамилии. Он всячески помогал и даже добился того, что мы начали получать суп к обеду. Между прочим, его впоследствии сменили за его хорошее отношение к нам. Xочу отметить, что к той же работе были приставлены советские военнопленные. Пленных было около 300 человек, и они имели вид, не поддающийся описанию. Они с трудом передвигались и тут же на работе, изможденные и голодные, от побоев латышских надзирателей умирали. Я никогда не забуду той картины, как все 300 человек военнопленных буквально бросились к мусорной яме, извлекали сгнившую капусту и вместе с червями ее съели. Еврейские рабочие втихомолку (когда большинство надсмотрщиков уходили на обед) распределяли свой суп среди пленных; причем больные получали двойную порцию. Мы обходились без супа до тех пор, пока мы жили в городе и нам за деньги удавалось покупать кое-что съедобное. К сожалению, я, после всего пережитого, совершенно не помню фамилий главных руководителей наших работ, от которых нам больше всего приходилось страдать и принимать побои. В сентябре было приступлено к постройке гетто на Московском форштадте, где жили главным образом русские, кот[орых], конечно, можно было легко побеспокоить, выселив из квартир. Нам дали жилплощадь около 3 м2 на человека, и в начале октября 1941 года мы жили в окаймленной колючей проволокой части города. У ворот стояла немецкая и латышская стража, которая нас после возвращения с работы ежевечерне избивала. Уходили и приходили мы с работы колоннами в сопровождении одного ответственного человека с места работы. Казалось вначале, что нам дадут возможность, хоть и впроголодь и с побоями и издевательствами, жить в гетто. Мы приводили в порядок дома, проводили электричество, организовывали медпункты и даже привели в более или менее хороший порядок больницу (прежде еврейскую гинекологическую больницу). Но это продолжалось недолго. В конце ноября был дан приказ в 6 часов утра всем работоспособным мужчинам собраться в определенном месте, дабы их сортировать и оставить в небольшом рабочем лагере, огражденном внутри гетто, а женщин и детей и неработоспособных мужчин якобы отправят в Люблин. Отобранные на работу – около 5000 мужчин – загнали в рабочий лагерь внутри гетто.
   В ночь на 1 декабря латышские полицейские шли из квартиры в квартиру и выгоняли всех оставшихся в гетто на улицу и выстраивали их в колонны. Несмотря на то что предварительно известили о том, что каждый человек может взять с собою пакет в, кажется, 20 кг, у всех отобрали сумки и пакеты, кот[орые] на улице или в квартирах валялись на полу.
   В темноте, в лютый мороз около 12 000 евреев погнали к месту расстрела. Мужчины, кот[орые] еще последнюю ночь хотели провести со своими семьями, также были включены в колонны. Ночью были слышны выстрелы и ругань. Колонны сопровождали главным образом латышские полицейские, кот[орые] почти все были пьяны. Командовали бывшие латышские офицеры, как летчик Цукурс, Данскоп и еще несколько фамилий, которых я сейчас не могу вспомнить. Несколько десятков евреев были расстреляны по дороге; кроме того, застрелили всех больных в больнице и престарелых в приюте, всего около 300 человек.
   Колонны направлялись в Бикернский [Бикерниекский] лес, приблизительно 3 км от Риги. Когда колонны прибыли туда, могилы были уже вырыты военнопленными. Продолжение расстрелов состоялось 7 и 8 декабря того же года – расстреляли 13–14 000 человек.
   Но тогда уже вся главная улица гетто – Лудзас была обильно залита кровью евреев, кот[орые] были убиты тут же. На улицах валялись пакеты и чемоданчики с одеждой и продуктами и т. д. Немецкие SS и латышские полицейские ходили по оставленным еврейским квартирам, их грабили и разоряли. Евреям, находившимся в рабочем лагере гетто, был дан приказ очистить в течение дня улицы и подобрать трупы. Я целый день занимался отправкой трупов на старое еврейское кладбище, где между старыми могилами рыли ямы и хоронили убитых (на этом кладбище уже 2 года не хоронили). Таких убитых за 7 и 8 декабря было около 500.
   На кладбище мужья узнавали среди трупов своих жен и детей и сами их тут же хоронили. Я сам был свидетелем того, как латышский полицейский застрелил жену и двоих детей еврейского доктора Фрейдмана в его же присутствии. Этот же доктор был через 1 1/2 года арестован и посажен в тюрьму за попытку бежать в Швецию. В тюрьме ему удалось покончить самоубийством. Несмотря на то что в самом гетто было убито около 700 человек, немцы скрывали от нас судьбу увезенных ~25 000 евреев. Они передавали нам записки от прибывших в Двинск, Саласпилс и другие места; бывали и устные приветы. Так, например, было письмо от известной скрипачки Сары Рашиной, в кот[ором] она пишет, что прибыла в Двинск. Очевидно, один или несколько эшелонов с рижскими евреями были действительно отправлены в Двинск и другие места, но там они были также расстреляны.
   Только через 1/2 года мы узнали кошмарные подробности расстрела евреев 1, 7 и 8 декабря.
   Латышские полицейские сами потом рассказывали своим знакомым подробности расстрелов. Нам также рассказывали работницы фабрики Кузнецова. По этим сведениям, расстрелы происходили в различных участках по-разному.
   1 прием
   Яма с одной стороны была с пологим отлогом. В яме с автоматом разгуливал немец SS, а по краям – латышские полицейские.
   Недалеко от ямы стояли столики. Люди подходили к столикам. У первого надо было отдавать ценные предметы и деньги, у второго пальто и ботинки, у третьего – одежду, а иногда также белье. И так полуголыми их направляли в яму, где по распоряжению немца-палача проходили до того места, где было меньшее скопление трупов. Там он расстреливал людей маленькими группами, а сверху приканчивали автоматом тех, кто, будучи легкоранеными, подавали признаки жизни. Все же часть была закопана еще живыми.
   2 прием
   Подвозили группы в пару тысяч человек вблизи ямы, раздевали и с деревьев их косили из пулеметов, а русским пленным было приказано бросать трупы в ямы и закапывать. После этого полицейские уничтожали сов[етских] военнопленных и уже сами их закапывали в те же ямы.
   3 прием
   Евреев ставили на колени около ямы, на них сзади стреляли и они падали в ямы. Лес, конечно, в это время был оцеплен латышской стражей, кот[орая] долгое время охраняла это место днем и ночью.
   Всеми массовыми расстрелами руководил генерал Екелн [Еккельн] – немец из гестапо. Впоследствии же главным распорядителем по делам евреев был Ланге – нем[ец]. Его ближайшими помощниками были Краузе – немец – первый комендант рабочего лагеря. Вторым и последним комендантом лагеря был Гимлих – немец.
   Так началась наша беспросветная жизнь в рабочем лагере, в котором осталось около 5000 евреев, из них около 300 женщин и несколько детей.
   Приносить в лагерь ничего нельзя было; но ввиду того, что на паек жить нельзя было, люди, невзирая на опасность, вносили кое-что съедобное; кто для отца, кто для брата или товарища, кот[орый] работал на месте, где кушать не давали. За то, что приносили с собой продукты, многие были расстреляны или повешены.
   Затем были частичные расстрелы. Жертвы выбирались наугад. Брали по 100–200 человек и их увозили на машинах на расстрел.
   Ввиду кошмарного положения среди еврейской молодежи созрела мысль бежать из лагеря и, если нужно будет, применить для этого оружие. Те еврейские юноши, которые работали на военных мастерских, стали тайком приносить с собою в лагерь гетто оружие и снаряжение. В самом лагере был устроен тайный склад оружия. Об этом знали лишь еврейские полицейские гетто, в обязанности кот[орых] входило следить за внутренним порядком в гетто. Таких полицейских, конечно, невооруженных, было 42. Как передавали, группа еврейской молодежи наладила связь с партизанами, и был разработан план бегства первой группы в 10 человек. Бегство состоялось весной 1942 года. Организатором побега был тов[арищ] Вульфович – по общему утверждению, член компартии. Эта группа на машине выехала из Риги. По дороге машина была настигнута гестаповцами. Произошла перестрелка, во время которой было убито 8 гестаповцев и 9 человек из этой группы. Спастись, как сообщали, удалось одному лишь Вульфовичу, который будто бы теперь скрывается в Риге.
   Скоро после этого в рабочем лагере гетто была произведена расправа; и за смерть 8 гестаповцев были расстреляны 120 евреев, среди них 41 евр[ейский] полицейский, 42-й, некий Израилевич, который бежал во время расстрела, долгое время скрывался. Впоследствии его поймали и, по-видимому, заставили сообщить, где спрятано в гетто оружие и кто является соучастниками заговора. Израилевич был убит, но он выдал имена около 30 человек, кот[орые] имели отношение к доставке и хранению оружия, среди них инж[енер]-хим[ик] Г. Полонский, д-р Гинзбург, пом[ощник] прис[яжного] пов[еренного] М. Лат и другие. Вскоре после этого был обнаружен и склад оружия, и тогда решили ликвидировать гетто (лагерь). В самом же гетто жило около 10 000 евреев, присланных сюда из различных городов Германии еще в начале 1942 года.
   Впоследствии в Ригу стали прибывать серии эшелонов с евреями из Польши, Германии, Бельгии, Дании, Голландии и других стран, которых снимали с поездов и на машинах отправляли на расстрел, их вещи отправлялись в гестапо. Общее число заграничных евреев, убитых в Риге и других местах Латвии, по общему утверждению, превышает 200 000.
   Нас оставшихся в живых около 4500 евреев распределили среди нескольких концлагерей в разных частях города.
   Был также один центральный конц[ентрационный] лагерь в Риге в Межапарке. В этом лагере я прожил 4 недели. К тому же времени также было ликвидировано гетто с примерно 9000 нем[ецкими] евреями, кот[орые] также были разгруппированы среди рижских евреев в концентрационных] лагерях, проходя по большей части, предварительно, центральный конц[ентрационный] лагерь, в кот[ором] часть оставалась там жить.
   Около 1000 евреев – старых, больных и детей – увезли на расстрел. Режим в центральном конц[ентрационном] лагере был кошмарный.
   Высшее начальство лагерей состояло из немцев-гестапников.
   Комендантом был Зауерер – немец-гестапник.
   Охраняли нас на работе и в лагере люди различных национальностей, как немцы, латыши, эстонцы, хорваты и другие; причем охрана была вооруженная.
   В самом лагере и на работе бесчинствовали бывшие каторжане из немцев и поляков.
   Многие из нас умирали от побоев, недоедания или тяжелой работы. После 4-недельного пребывания в центральном конц[ентрационном] лагере я был казармирован в Балластдамбу, где находились склады материалов, как то железа, кирпича, электроматериалы и т. п. Нас было 100 человек – 50 мужч[ин] и 50 женщин. Там же работал мой хороший знакомый д-р Шмульян. Он до того работал в одном складе, где на службе был некий Жан Липке. Этот самый гражданин уже тогда говорил, что надо сбежать.
   При содействии Ж. Л., который оказался настоящим советским патриотом, я, д-р Шмульян и Л. Гордон сбежали.
   21 декабря 1943 года Жан Липке приехал за нами, выломал несколько досок забора, и мы забрались к нему на машину. Двоих он оставил в Риге, а со мной поехал в деревню, в 5 км (впоследствии и они перебрались ко мне) от Добеле, где к моему приезду у одного крестьянина Фрица Розенталя уже прятались 7 евреев, кот[орые] также были спасены Ж. Липке.
   Там я прожил 3 недели в специальном, для этой цели построенном погребе. А потом я с одним товарищем отправились 11 км оттуда в другой хутор, чтобы начать строить убежище для последующих освобожденных Ж. Липке. Словом, в этом доме «Межамаки», благодаря человеколюбию, главным образом одной из хозяек Лидии Рейтиньш, ур[ожденной] Миллер (хозяйство принадлежало 2 сестрам и 1 брату), там удалось пристроиться 14 Жаном Липке спасенным евреям. Третье место было в арендованном специально для этого хозяйстве самим Ж. Липке – «Решни», в 3 км от Добеле. Все это удалось устроить благодаря волостному старшине В. Биненфельду, кот[орый] впоследствии должен был бежать и спрятаться у нас же. Ему был дан приказ выдать всех симпатизирующих большевикам, на что он ответил, что этого не сделает, и сам скрылся вместе с сыном. Когда вошла Красная армия, он уехал к себе, взяв с собою Доктора.
   Жан Липке же застрял в Риге, куда он уехал в надежде спасти еще других евреев. Всего нас было 26 человек в 3 местах. К сожалению, из группы в 14 человек мы потеряли 4 человек уже после освобождения этой волости Красной армией. Нас 4 человека было на дворе – помогали хозяину. Проходила банда легионеров, оторвавшихся от немецких частей по лесу; и их было около 20 человек, среди них 4 немца, остальные латыши. Среди 4 был и я. В моем присутствии застрелили 3 товарищей: И. Ютера, А. Гиршмана и Б. Шнейдера. Хозяев не застрелили, потому что они сказали, что эти люди не живут у них, а лишь пришли за хлебом. Остальные остались в живых благодаря тому, что успели спрятаться в погребе.
   Я же спасся благодаря тому, что хорошо владею латышским языком и не похож на еврея.
   Причем Лида Рейтиньш заявила, что я ее муж, поняв, что меня еще спасти можно, а хозяин – Жан Миллер удостоверил это.
   Эта же банда обнаружила у волостного старшины д-ра Шмульяна и застрелила его.
   Затем я с товарищами перебрались в Добеле, где я встретил своих товарищей из Наркомата, кот[орые] меня тут приютили, а затем доставили в Двинск, где теперь работаю в качестве ст[аршего] инженера при [неразборчиво] тресте Наркомата легк[ой] промышл[енности]. Историю с бегством группы 10 евреев к партизанам знает спасшийся в числе 24 евреев т. М. Дризгин, прожив[ающий] в Двинске. Мои показания могут подтвердить другие спасшиеся товарищи: д-р Ноим, архит[ектор] Эпштейн Д., юрист Ицигсон, прожив[ающий] в Краславе, д-р Дризин И., прожив[ающий] в Двинске.
   Двинск 10/IX 1944 г.
   /подпись/
   ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 93. Д. 50. Л. 219–221 с оборотом. Подлинник. Рукопись.






   Список составил: нач. ОТД-2 НКГБ ЛССР капитан Гос. Безопасности 12/XII-1944 г.
   ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 93. Д. 17. Л. 256, 257. Подлинник. Машинопись.


   ЛАУГАЛАЙТИС Казимир Александрович, 1906 года рождения, уроженец им. Вилкю, Вилькинской вол., Рижского уезда, ЛССР, литовец, беспартийный, образование 4 класса сельской школы, крестьянин, женат.
   Предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний по статье 95 УК РСФСР (подпись).

   Вопрос: Где вы находились и что делали во время немецко-фашистской оккупации гор. Рига и окрестностей?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное