Коллектив авторов.

600 школьных сочинений

(страница 17 из 107)

скачать книгу бесплатно

   Об этом стихотворении восторженно говорили В. Г. Белинский и Н. А. Добролюбов. Существует предположение, что поводом к созданию «Родины» послужило стихотворение Хомякова «Отчизна» – в одной из редакций стихотворение М. Ю. Лермонтова имело такое же название.
   Можно сказать, что «Родина» – отнюдь не первое произведение поэта, посвященное теме отечества, эта тема всегда была близка ему, так, например, первое напечатанное по воле автора и с его ведома стихотворение, «Бородино», посвящено той же теме.
   Главная мысль стихотворения уместилась в одной строчке: «Люблю отчизну я, но странною любовью!» Любовь к отечеству для русского поэта не новость; однако необычным является определение этого чувства. Все стихотворение представляет собой объяснение того, что Лермонтов называет «странною любовью».
   Мотив «странной любви» разворачивается в двух взаимосвязанных и вместе с тем контрастирующих пластах. Необъяснимой холодности к тому, что составляет общепризнанно высокий предмет патриотического воодушевления, к «славе, купленной кровью», противостоит столь же «непобедимая рассудком» привязанность к иному «лику» родины – простым картинам родной природы, русской деревни. Заявляя о своей любви к этому миру, поэт рисует его образ без романтических преувеличений. Перед читателем возникает живой поэтический образ России, основное содержание которого – русская природа и народная жизнь.
   Критика не раз отмечала, что лермонтовские пейзажи отличались от пушкинских большей красочностью, употреблением цветовых эпитетов. Тем удивительнее сдержанность и экономия художественных средств в этом программном стихотворении поэта, где всего два цветовых определения: «желтая нива» и «белеющие березы». «Родина» свидетельствовала о том, что на смену романтическому пейзажу ранней лирики приходит обобщенный реалистический пейзаж.
   Столь же далек от романтических образов раннего Лермонтова характер изображения русской деревни. Для поэта родина – в жизни народа, в его простом быту, разнообразные детали которого он как бы перебирает в памяти «с отрадой» и любовью:

     С отрадой, многим незнакомой,
     Я вижу полное гумно,
     Избу, покрытую соломой,
     С резными ставнями окно…

   Антитезность решения темы в стихотворении «Родина» подчеркнута повтором отрицательных частиц в каждой строке первой части и полным отсутствием их во второй. Связь второй части с темой «странной любви» выражена через повторы глаголов, обозначающих это отношение: «…но я люблю», «…люблю скакать в телеге», «…люблю дымок спаленной жнивы», «…с отрадой …смотреть до полночи готов…»
   Если учесть, что стихи такого рода для М. Ю. Лермонтова являются итоговыми, то «Родина» соотносится со многими стихами позднего периода, среди которых можно выделить «Первое января», «Прощай, немытая Россия…», «Выхожу один я на дорогу».
Лермонтовская «Родина» будет отзываться в творчестве поэтов последующих лет, вплоть до лексических совпадений, почти открытого цитирования в поэзии Александра Блока, Сергея Есенина, Николая Рубцова.


   В романтическом образе Мцыри поэт воплотил свою мечту об «огненной душе», «исполинской натуре», свой идеал героя, видевшего смысл жизни в борьбе. Характерная для романтических произведений композиция поэмы ограничила рассказ о всей жизни героя одной небольшой главой. Внешние обстоятельства жизни Мцыри лишь слегка приоткрывают его душу и только намечают характер. Рассказ о «мучительном недуге» пленного ребенка, его физической слабости заставляет обратить внимание на его недетскую выносливость, гордость и одиночество среди монахов. Полностью характер героя раскрывается в его исповеди чернецу, которая составляет почти всю поэму.
   Взволнованный монолог умирающего юноши вводит читателя в мир его сокровенных дум, тайных чувств и стремлений, объясняет причину его побега. Она проста.
   Мцыри воспринимает жизнь в монастыре, как плен. Это размеренное, тусклое существование не может дать герою счастья, так как первым его условием является воля. Значит, монастырская жизнь не смогла убить в Мцыри его стремлений и порывов, наоборот, она разожгла в нем «пламенную страсть», которая звала его «в тот чудный мир тревог и битв, где в тучах прячутся скалы, где люди вольны, как орлы». Эта страсть не кажется преувеличенной, ненатуральной, потому что юноша, попав в ненормальные жизненные условия, был лишен всего самого дорогого, без чего человек не может быть счастливым.
   Главная причина побега Мцыри – стремление обрести утраченную родину – не является единственной. Он хочет узнать, что такое настоящая жизнь, «прекрасна ли земля», «для воли иль тюрьмы на этот свет родимся мы», то есть задается философскими вопросами бытия. Кроме того, Мцыри стремится познать самого себя, ибо спокойное и безопасное течение жизни среди монастырских стен не может дать ему ответа на этот вопрос. И только дни, проведенные на воле, несмотря на подстерегающие героя опасности, дали ему полноту ощущения и понимания жизни.
   Трехдневные скитания Мцыри уверили его в том, что мир прекрасен, что человек рожден свободным, что он «быть бы мог в краю отцов не из последних удальцов». Исключительность, сила духа, неистовость чувств Мцыри заставляют его смело идти навстречу своей мечте через трудности и соблазны.
   Открывшийся мир ошеломил героя яркостью красок, многообразием звуков, наполнил его душу ощущением слияния с природой. Но этот восхитительный мир таит в себе много опасностей. За три дня Мцыри пришлось испытать и страх «грозящей бездны на краю», и жажду, и «страданье голода», и смертельную схватку с барсом.
   Жизнь, окружающая Мцыри, постоянно ставит его перед выбором, предлагая возможные пути. Встреча с грузинкой сулит ему радости любви;, спокойное и безмятежное человеческое счастье. Но у героя другая цель, более высокая и прекрасная. Ради ее достижения он находит в себе силы преодолеть «сладкую тоску».
   Каким же страшным ударом стало для Мцыри его последнее открытие, когда он понял, что, заблудившись, вновь вернулся, теперь уже навсегда, к своей прежней тюрьме. Здесь им впервые овладевает отчаяние, так как он осознал безнадежность своего положения, когда «на родину следа не проложить уж никогда».
   На первый взгляд, кажется, что Мцыри потерпел поражение под ударом судьбы. Но уже одно то, что он не побоялся бросить вызов року, обрекшему его на монастырское существование, и сумел прожить несколько дней именно так, как хотел – в боренье, поиске, в стремлении к свободе и счастью, – говорит о том, что в поединке с судьбой он одержал нравственную победу. Значит, смысл жизни и подвига Мцыри – в преодолении духовной тюрьмы, в том, что через всю свою короткую жизнь он сумел пронести могучую страсть к борьбе и свободе.
   Романтический герой Мцыри стал не только «любимым идеалом» Лермонтова – он заставлял его современников отказаться от пассивности, апатии и безразличия, утверждал смысл жизни в борьбе за достижение высоких и гуманных целей. Подвиг Мцыри внушает читателю мысль о необходимости изменить жизнь к лучшему, отважиться на «решительный шаг», попытаться стать хозяином, а не рабом своей судьбы.


   Я думаю, что М. Ю. Лермонтов, создавая роман «Герой нашего времени», задал головоломку не только своим современникам, но и будущим поколением читателей. В его романе каждый новый рассказ углубляет один-единственный вопрос, заданный еще в начале произведения, – кто он, «герой своего времени».
   Однако параллельно возникает еще один вопрос: какие люди были «не-героями своего времени», как они относились к Печорину. Именно через призму их восприятия характер главного героя раскрывается полнее и глубже.
   Это знакомство следует начать с Максима Максимыча. Лермонтов так характеризует бывалого штабс-капитана: «Сознайтесь, однако ж, что Максим Максимыч – человек, достойный уважения?..» Автор рассказывает нам о том, что Максим Максимыч дослужился до чина штабс-капитана и продолжал верно нести свою службу на Кавказе.
   Несмотря на опытность и суровую службу, Максим Максимыч оставался добродушным, мягким человеком, который не переставал верить в светлые чувства и добрые отношения людей. Пожалуй, это качество можно объяснить с помощью следующего факта: Максим Максимыч был «человеком из народа» и не имел титулов, какого-либо особого, знатного происхождения. Искренняя наблюдательность, «не испорченное светом», а естественное восприятие людей и жизни делали его существование более гармоничным.
   Максим Максимыч общался с Печориным, следуя особому внутреннему правилу: замечая все недостатки, но все-таки прощая их или искренне восхищаясь достоинствами. Следует заметить, что добродушный штабс-капитан сразу уловил в своем новом знакомом очень важную черту, которая отражает, но еще пока не объясняет сложность и противоречивость характера Печорина: «Ведь есть, право, этакие люди, у которых на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные вещи!»
   Максим Максимыч чувствует, что поведение Печорина неискусственно и нелегкомысленно, это действительно личная беда человека, которому никто не может помочь, кроме него самого. Поэтому штабс-капитан по-отечески разделяет всю горечь происходящего с его «нерадивым сыном» – искренне радуется за отношения Печорина и Бэлы, затем успокаивает бедную девушку, когда у нее появляются первые тревожные мысли, и наконец, все два дня наравне с Печориным не отходит от умирающей Бэлы.
   События, свидетелем которых становится Максим Максимыч, заставили его о многом задуматься. Например, в беседе со странствующим офицером о Печорине Максим Максимыч живо интересуется: «Что за диво! Скажите-ка, пожалуйста… вы вот, кажется, бывали в столице, и недавно: неужто тамошняя молодежь вся такова?» Всей тонкости ответа попутчика на свой вопрос Максим Максимыч, конечно, не понял. О том, что разочарование в жизни – это последняя мода в высших слоях общества, но те, кто все же не относятся к нему, как к моде, «стараются скрыть это несчастие, как порок».
   В конечном счете Максиму Максимычу было суждено сделать не очень «лицеприятные» выводы о своем старом друге. Вторая их встреча оказалась холодной и сдержанной, совсем не как у добрых приятелей: Максим Максимыч, который, по словам повествователя, быть может, «в первый раз от роду бросил дела службы для собственной надобности», был вознагражден довольно небрежным вниманием Печорина. Это обидело старого штабс-капитана, и он с досадой заметил: «Да я всегда знал, что он ветреный человек, на которого нельзя надеяться… А, право, жаль, что он дурно кончит… да и нельзя иначе!.. Уж я всегда говорил, что нет проку в том, кто старых друзей забывает!»
   Интересно заметить, что Максим Максимыч больше на интуитивном уровне чувствует характер и даже судьбу Печорина, в отличие от странствующего офицера, который сумел объяснить причину такого поведения Печорина: «Грустно видеть, когда юноша теряет лучшие свои надежды и мечты… хотя есть надежда, что он заменит старые заблуждения новыми… Но чем их заменить в лета Максима Максимыча?»
   Так, в душе состарившегося штабс-капитана осталось больше досады на Печорина, чем радостных воспоминаний, которые в последнее время часто заменяли Максиму Максимычу жизнь. И одиночество этого человека не только продлилось, но и усилилось.


   О взаимоотношениях Печорина и Грушницкого мы узнаем из главы романа «Герой нашего времени» «Княжна Мери», который, по замыслу автора, является частью дневника Печорина. Поэтому все участники этой истории предстают перед нами именно такими, какими видел их главный герой. И это не случайно.
   Печорин – это именно тот персонаж, который стал героем, зараженным «болезнью» своего времени. А настоящим двойником Печорина можно считать другого героя романа – Грушницкого, молодого человека, только начинающего свой жизненный путь.
   Более того, Лермонтов намеренно сталкивает в своем романе двух героев, у которых есть много общего, и в то же время они являются антиподами, и вот первое, главное доказательство этого.
   Все поступки и внутренние переживания Печорина показались внимательному офицеру искренними и естественными, «без тщеславного желания возбудить участие или удивление» к себе. О Грушницком же мы встречаем прямо противоположную характеристику, только теперь из уст другого наблюдательного человека – самого Печорина: «Его цель – сделаться героем романа. Он так часто старался уверить других в том, что он существо, не созданное для мира… что он сам почти в этом уверился».
   С самого первого знакомства от взгляда Печорина не ускользнули некоторые мелкие, но очень важные детали о характере Грушницкого. Например, при том, что молодой юнкер слыл в полку отважным храбрецом, он, как заметил Печорин, в бой бросался, зажмуря глаза. «Это что-то не русская храбрость!» – восклицает он в своих заметках.
   Также Печорину несложно было разглядеть под напыщенно-трагической и романтической маской Грушницкого обыкновенного, посредственного человека, который свои низкие желания прикрывает красивыми словами.
   Печорин почему-то всегда интуитивно чувствовал, что когда-нибудь ему придется еще столкнуться с Грушницким «на узкой дороге». Действительно, встреча героев на водах Пятигорска оказалась роковой. Зная о слабостях Грушницкого, главный герой постоянно нарушает планы молодого юнкера.
   Одной из главных причин этого было собственное самолюбие: ведь Мери сначала выделила Грушницкого, а не его. Но была и вторая причина, без которой Печорин не был бы Печориным. «У меня врожденная страсть противоречить», – рассуждал он наедине с собой. Наблюдая за человеческими страстями, Печорин часто желал уничтожить «сладкие заблуждения ближнего», чтобы показать другому, как непросты и неоднозначны чувства и устремления людей на земле.
   Интересно поведение героев на дуэли и в событиях, предшествующих ей. Когда Печорин случайно узнал о тайном сговоре против него, то поначалу готов был обрушить «холодную злость» на своего противника. Однако до последнего ждал от Грушницкого благородного поступка, который мог отказаться от дуэли или хотя бы вести честную игру. Но Грушницкий проявил малодушие, и тогда Печорин решил наказать его за это.
   Печорин разыгрывает события так, чтобы максимально проверить чувства всех участников дуэли. Ему доставляет удовольствие быть актером и одновременно наблюдать за действием. Во время дуэли Печорин все-таки надеется на то, что Грушницкий проявит свои лучшие качества и тем самым изменит трагический финал. Однако Печорин замечает лишь следующее: «Грушницкий стоял передо мною, опустив глаза, в сильном волнении. Но борьба совести с самолюбием была непродолжительна».
   Этот психологический, поединок Грушницкий проигрывает Печорину, хотя в финале он все понимает.
   Конечно, в жизни оба типа таких героев давно сосуществуют вместе: иногда дороги их расходятся, а иногда они конфликтуют друг с другом. Но, может быть, этот выбор автора – оставить жизнь именно Печорину, а не его двойнику – говорит нам о том, что пусть еще несовершенные, но самокритичные, свободные и волевые люди имеют больше шансов называться героями, а значит, представлять и строить будущее человечества.


   Много ли друзей было в жизни у Печорина, хотя точнее будет спросить, приятелей или знакомых? Ведь для человека, который имел печальный недостаток – быстро разочаровываться в жизни и в людях, мысль о верной и чистой дружбе казалась несбыточной.
   Испытав когда-то на себе несправедливость окружающего мира, Печорин разочаровался, перестал надеяться и верить в искреннюю любовь: «Я был готов любить весь мир – меня никто не понял; и я выучился ненавидеть… И тогда в груди моей родилось отчаяние – не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние…» В отместку Печорин выбирает для себя в жизни роль хладнокровного судьи, который выносит строгий приговор себе и другим. Вот поэтому у него было так мало друзей, способных разгадать намеренную суровость и цинизм характера Печорина. Однако автор решил испытать своего героя на глубину и честность собственных убеждений, столкнув его в жизни с достойным и таким же сильным человеком – доктором Вернером. И, надо сказать, Печорин выдержал этот экзамен.
   При первом же знакомстве оба героя отличили друг друга среди многочисленного и шумного общества молодежи. Печорину пришлись по душе остроумие и непростой характер Вернера, позже в своем журнале он сделает следующую запись: «Вернер человек замечательный по многим причинам. Он скептик и матерьялист, как все почти медики, а вместе с этим поэт, и не на шутку – поэт на деле всегда и часто на словах, хотя в жизнь свою не написал двух стихов».
   В Вернере все было необыкновенно, начиная даже с его внешности, впрочем, как и у самого Печорина. Наружность доктора с первого взгляда «поражала неприятно»: Вернер был маленького роста, худощав и слаб, кроме того, одна нога у него была короче другой, как у Байрона. Это авторское сравнение, безусловно, приведено в романе не случайно. В свое время Лермонтов серьезно увлекался творчеством Байрона. Он находил в его поэзии мотивы, близкие своим сокровенным устремлениям и идеалам.
   Независимое поведение Вернера, иногда даже ироничное отношение к другим, в том числе и к себе, вызывало в светском обществе раздражение. Поэтому у доктора, как и у Печорина, находилось очень много недоброжелателей и завистников. И только Печорин знал и не раз наблюдал, какие чувства скрываются под маской строгого скептика, в своем журнале он записал: «Обыкновенно Вернер исподтишка насмехался над своими больными; но я раз видел, как он плакал над умирающим солдатом».
   Однако чем же эти персонажи отличались друг от друга? Основное различие определил сам Печорин в журнале, куда герой любил записывать личные наблюдения и мысли. Также любопытным и поучительным занятием он всегда считал наблюдение за людьми, за их поведением в необычных или типичных ситуациях. По словам Максима Максимыча, Печорин был тем человеком, который рожден для того, чтобы с ним что-нибудь случалось. Действительно, главный герой не один раз попадал в авантюрные истории, перипетии. За это время у него собрался богатый опыт и знания, которые он охотно применял в жизни, в общении с людьми. А Вернер, в ком без труда можно было разглядеть «отпечаток души испытанной и высокой», оставался в стороне.
   Все дело в том, что оба персонажа – жертвы своего времени, и эту горькую чащу скептицизма и разочарования им суждено испить до дна. Печорин, например, отчаялся и выбрал, по его же словам, дорогу ненависти и зла. Вернер честно работал доктором, но тоже остро чувствовал несправедливость и несовершенство окружающего мира. Во всяком случае автор не раскрывает нам все противоречия и духовные искания Вернера. Но многое читателям объясняет следующая фраза Печорина: «Печальное нам смешно, смешное грустно, а вообще, по правде, мы ко всему довольно равнодушны, кроме самих себя».
   Эта цитата также позволяет ответить и на вопрос, почему же между этими героями не могла состояться дружба. Возможно, Печорину и Вернеру не хватило любви к своим идеалам, упорного преследования чистых и высоких желаний. Оба героя углубились лишь в собственные недостатки, разочарования и личные страсти и за этим не заметили истинной дружбы.


   Одним из интереснейших героев романа М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени” является Максим Максимыч. Как и другие герои, он позволяет нам глубже понять образ главного героя романа – Печорина. Служба и жизнь на Кавказе повлияли на его душу и восприятие жизни. Он многое повидал, за спиной у него большой опыт. Много времени Максим Максимыч провел в далеких неприступных крепостях.
   Максим Максимыч – армейский офицер. Жизнь среди солдат, несомненно, сказалась на его характере. Мы видим, что у него довольно узкий кругозор. Но это не следствие его натуры, а следствие того, что многие годы весь круг его общения состоял из черкесов и солдат.
   Вся жизнь Максима Максимыча прошла среди простых людей. Он не испытал настоящей любви. Ему некого было даже полюбить. Все свое нерастраченное чувство любви он отдает Бэле и Печорину. Будучи очень преданным Печорину, он все же не может простить ему гибель девушки.
   Забывая о себе, он служит людям, не требуя в ответ благодарности. Служение людям – смысл его жизни. Даже маленькие проявления привязанности к себе он очень ценит. Тем более нам становится понятно его огорчение тем, что перед смертью Бэла не вспомнила о нем. Хотя тут же оговаривается, что не такой уж он человек, чтобы думать о нем перед смертью.
   Армейская жизнь приучила его к дисциплине. Служебный долг для него превыше всего. Ожидая Печорина на станции, он “в первый раз от роду, может быть, бросил дела службы для собственной надобности…” Максим Максимыч типичный лучший представитель своей среды. Несмотря на тяготы жизни, он сохранил прекрасную душу. Он добр, отзывчив, у него “золотое сердце”.
   Максим Максимыч позволяет нам понять Печорина, так и Печорин высвечивает лучшие качества “человека из народа”. Этот человек верит в дружбу. Сравнивая этих героев, мы видим, насколько простой офицер морально выше пресыщенного жизнью аристократа Печорина. Особенно ярко это показано в эпизоде встречи Максима Максимыча и Печорина.
   “Ведь сейчас прибежит!” – гордо заявляет он, узнав от лакея, что в городе Печорин. Максим Максимыч терпеливо ожидает того, кто когда-то принес ему немало тревог и огорчений. Но Печорин забыл бы о нем, и не прибеги штабс-капитан вовремя, он уехал бы, не вспомнив о Максиме Максимыче. При встрече с Печориным Максим Максимыч не может сдержать слез, так он рад увидеть друга. Он смешон в своей сентиментальности, но его слабость стоит намного дороже холодного эгоизма Печорина.
   Человек, который через многие годы разлуки пронес любовь к своему случайному товарищу, способен на многое ради дружбы. Такие люди освещают жизнь мягким, добрым, сердечным светом, помогают понять, что хорошо и что плохо, осознать и исправить свои ошибки. Мало таких людей. Они почти никогда не бывают известны, знатны, богаты, редко занимают высокие посты. Они все отдают друзьям, все, что имеют сами, и даже самих себя.
   И еще: такие люди редко обижаются. Это может показаться противоречивым, но здесь все именно так. Обидевший чувствует обиду больше обиженного.
   Это слабые люди. Слабые в отношении со своими друзьями. Люди, все прощающие. Они могут ругать своих друзей в глаза, но за глаза они всегда будут говорить о них хорошо. Да и когда будут ругать в глаза, будут переживать это гораздо больше тех, кого они ругают.
   Это сильные люди. Они не прощают себе своих слабостей. Даже когда Максим Максимыч говорит о том, что заплакал, глядя на Печорина с Бэлой, он поправляется: «Не то чтоб заплакал, а так – глупость!»
   Такие люди редко рассказывают о себе. Да это бывает и не нужно. Видно, что это за человек, – с первых его слов.
   Это те «первые встречные», посланные судьбой, которым обычно так легко высказывать свои тревоги и которые притчей, рассказом или просто словом могут тебе помочь!
   Мне кажется, что по таким людям можно сверять свои поступки. Только надо думать не о том, что бы они сказали тебе на это, а о том, как бы они поступили в подобной ситуации.Таких людей не может и не должно быть много.


скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное