Владимир Колычев.

Все мы грешные

(страница 6 из 33)

скачать книгу бесплатно

Чего хочет богатый отдыхающий? Перво-наперво девочку. Красивую, податливую, а если еще и в постели хороша... И Стас тут как тут. Нате вам, получите красоточку! И без расписки. Пользуйтесь на здоровье... Клиент доволен – деньги в кармане!

А если курортнику некуда девать свои сбережения? Если ему, этому денежному мешку, хочется перекинуться в картишки?

И снова на выручку приходит вездесущий Стас. Нет, он не подсовывает богатенькому Буратино Алису и Базилио, не пытается «кинуть» его. Он просто организует ему компанию таких же скучающих толстосумов. Играйте, пожалуйста!.. Но не забудьте про комиссионные. А что, разве я не заслужил?

Находятся и такие, кому в охотку побаловаться травкой, а может, и чем покруче. И тут без Стаса не обойтись. Есть у него всегда запас наркоты на все вкусы. Почему бы и не поделиться?.. Ах да, извините, что не бесплатно!..

Поначалу он работал один. Но одному всего не объять. Это он понял почти сразу. Тогда и собрал вокруг себя толковых ребят, научил их кое-чему.

Дело завертелось. Прибыль росла. Правда, и расходы увеличились. С Горбатым, местным авторитетом, поделись, чтобы не забывал, чтобы помог, если вдруг какая беда. А менты? Как не закрыть им глаза хрустящими купюрами?.. И берут, и смотрят на его «творчество» сквозь пальцы. А что, разве они не люди? Разве им не хочется жрать?

Стриптиз-шоу – новая идея Стаса.

Нашел подходящее помещение, подобрал зрителей – таких хватало, даже с избытком. Главное же в этом деле – хорошая женщина. Желающие нашлись. Но желание – это одно, а вот умение – совсем другое. Если бы он не встретил случайно Настю, сейчас бы на сцене извивалась какая-нибудь посредственность. Только бы клиентов отваживала...

Все, дело сделано. Строптивица у него в руках. Посмотрим, на что она способна.

На пробах все получалось просто превосходно. Теперь посмотрим, как все будет на публике, не засмущается ли?

Он любил делать все по высшему разряду. Выше класс – больше денег. Простейшая арифметика!..

Перед выходом на сцену Настя вдохнула маленькую щепотку порошка. Это для нее спасение. В голове просветлело, на душе полегчало. Хотелось летать! А танцевать еще больше...

Она будет танцевать долго, до самозабвения. Придется сбросить с себя одежду. Но стоит ли придавать этому значение! Так только легче двигаться по сцене. Ничто не будет сковывать движения.

Стас смотрел на Настю и довольно улыбался.

Прежде всего он восхищался самим собой. Молодец, нашел настоящий алмаз, не стекло. Отшлифовал, заставил сиять. Не жаль потраченного труда, героина и времени.

Глядя, как тащатся от голой Насти зрители, он невольно притронулся к своему карману. Да, скоро сюда ляжет новая пачка «хрустов».

Эта наркоманка стала для него золотой жилой!

* * *

Успех у Насти был небывалый. Публика сходила с ума. От желающих попасть на ее стриптиз-шоу еще и еще раз не было отбоя. Плата за вход в первый месяц увеличилась вдвое, затем втрое, а к концу лета – в пять раз.

Но жила она по-прежнему в бедности.

Стас нещадно эксплуатировал ее, заставлял выходить на сцену по нескольку раз за ночь. И при этом ничего не платил. Койка в каморке рядом с его домом, немного еды да героин. Все, больше за свой каторжный труд она ничего не получала... Зато получала самое теперь для нее главное – наркотик. А без него жизнь для нее – это уже не жизнь.

Хорошо хоть Стас не подпускает к ней мужиков. А многие зверели от вида ее обнаженной плоти. Находились такие, кто предлагал ему за ночь с ней пятьсот и более рублей. Большие деньги. Но он упрямо мотал головой.

За ту же ночь на сцене Настя приносила ему больший, да и к тому же регулярный доход. А днем он трогать ее не мог. Она должна выспаться в дурмане наркотического сна, чтобы ночью на сцене не валиться с ног от усталости.

Но он и сам не прикасался к ней. А ведь она, готовая ради дополнительной дозы наркоты на все, с легкостью отдалась бы ему.

Да только он ее не хотел. Почему?.. Вскоре она узнала ответ. Он был «голубым». Она нечаянно застала его в пикантной позиции с неким Артуром...

* * *

Артур Кантаров, осетин по матери и русский по отцу, считал себя бисексуалом. Он был неравнодушен и к мужчинам, и к женщинам.

А к Стасу, к своему старому знакомому, приехал не только из-за него самого. Собирался перенять кое-какой опыт в бизнесе.

Вот, например, стриптиз-бар. На «загнивающем Западе» такой штукой не удивишь никого. Они там на каждом углу. И полиция не гоняет. А здесь, в Союзе, это пока еще в диковинку. Многие мужики только слышали о таком чуде. Но лучше один раз увидеть... Вот и валит народ в такой бар толпами.

Он, Артур, наверное, тоже в следующем сезоне устроит подобное шоу. Сейчас уже поздно – осень на дворе. И бар у него подходящий есть, и девок грудастых подыщет. Одна беда – менты не хотят смотреть на это дело сквозь пальцы. Но с ними всегда можно договориться. Стас тому пример. Только отстегивать не забывай...

Он сидел за маленьким столиком совсем близко от сцены. Посреди нее, входя в потолок, торчал металлический шест.

На сцене, размахивая, как флагами, обнаженными сиськами, крутилась длинноногая, коротко стриженная девица.

В искусстве танца она явно не преуспела. Да и сексуальная энергия не очень высокого напряжения. Фигура вроде бы ничего, и попка – высший класс!.. Ага, вот она, виляя задом, стягивает с себя трусики.

Это, конечно, интересно. Но почему в штанах от этого не становится тесно?

Но вот на сцене появляется она, та самая Настя, краса и гордость стриптиз-шоу. Как лихо она вытанцовывает, какая пластика движений!

Вот она скидывает с себя серебристую курточку, а под ней лифчик, такой же серебристый, и трусики. Какая фигура! Просто блеск! А как красива! Ну, настоящая царица!

Она прямо-таки лучится волнами сексуального магнетизма. Они усиливаются, когда она начинает виться вокруг шеста, прижиматься к нему зазывно выпирающим лобком и тугими полными грудями.

– Так, говоришь, она крепко сидит на игле? – уточнил Артур у Стаса.

– Крепко, месяца три уже... На героине, – кивнул он.

– А выглядит свежо. Ни морщинки на лице, ни пятнышка под глазами.

– Главное, правильная дозировка. И отдыхать я ей даю. На износ она у меня не работает.

– Что думаешь делать с ней дальше? Сезон ведь заканчивается. Некому будет скоро ходить в твой бар...

– А-а, законсервирую до следующего сезона... Она у меня ручная. Кроме меня, у нее никого нет.

– Будешь продолжать держать ее на игле, да еще на героине, она у тебя к следующему лету может потерять товарный вид. Кто-то на героине, сам знаешь, годами сидит, и хоть бы что. А кто и за месяцы рухлядью становится...

В это время Настя скинула с себя лифчик. Ее длинные изящные пальчики запорхали, легко касаясь набухших сосков.

Артур тяжело перевел дух.

– А держать ее придется. – Стас задумался.

– А как она в постели?

– Не знаю, не пробовал.

– А кто пробовал?

– Никто.

– Да неужто никто?

– А на кой хрен мне под мужика ее бросать? Доход урезать?

– Ну да ладно, если трахаться не умеет – научим... Короче, есть предложение...

Настя повернулась к Артуру спиной, выгнулась кошкой и выставила на обозрение свои аппетитные ягодицы. Руки потянулись к бедрам, привычным движением нащупали тесемки на трусиках.

Вот она развернулась к нему спиной, сверкнула затуманенным взглядом и медленно стала приседать. Кусочек серебристой ткани, закрывающий то самое место, отлетает в сторону.

В штанах у него стало невыносимо тесно.

– Что за предложение? – нетерпеливо спросил Стас.

– Есть задумка снять порнофильм. Можно несколько...

– А как со сбытом?.. Видики, они еще пока вроде как в диковинку.

– С этим все в порядке. Клиенты есть. По две сотни за кассету готовы отвалить. А это, мой друг, хорошие деньги!

– Да, совсем неплохо...

– А если подключишься еще ты, клиентов будет больше. И бабок соответственно...

– А на главную роль ты, конечно, хочешь Настю?

Стас задумался. В его глазах появились огоньки алчности.

– Да, хочу сделать ее звездой, – похабно улыбнулся Артур. – Порнозвездой!

– Сколько я буду с этого иметь?..

* * *

Бархатный сезон заканчивался. Все реже выпадали солнечные деньки. Все холоднее становились воздух и море. Пляжи опустели. И вот настал день, когда в стриптиз-баре не стало клиентов. Настя потеряла работу.

– Как мне быть дальше? – спросила она Стаса. Ее руки тряслись от страха. – Ты не бросишь меня?

Кто наполнит жизнью шприц?.. Как она будет без этого жить?

– Не бойся. Без героина не останешься. Только работать придется.

– Ты же знаешь, я согласна на любую работу.

– Это хорошо. Только вот работать будешь не у меня. У моего приятеля. Он позаботится о тебе. И героин у него есть...

Настя согласно кивнула.

Какая разница, у кого работать? Она за любое дело возьмется. Только бы всегда был полон шприц.

И все же когда она узнала, на какое дело ее толкают, то в очередной раз ужаснулась.

Сниматься в порно? Трахаться черт знает с кем, да еще перед камерой? И как? С двумя, тремя мужиками сразу?

Но в машину, увозящую ее в соседний город, она села послушно. Страх остаться без дозы оказался сильнее стыда.

Всю дорогу она плакала. Тяжело сознавать свое полное бессилие перед подлецом Стасом и его дружком-педиком.

Она ненавидела их. Один сломал ей жизнь – посадил на иглу, заставил исполнять стриптиз. Другой собирается окончательно втоптать ее в грязь.

Порнуха! Он хочет, чтобы ее трахали для зрителя. Да последняя проститутка по сравнению с ней будет выглядеть образцом благочестия.

Но куда деваться?.. А некуда! Придется терпеть.

К вечеру последнего октябрьского дня она уже была в доме своего нового хозяина.

Артур встретил ее, как господин встречает новую рабыню. Он не видел в ней человека, видел только новое приобретение.

Она его ненавидела!

И все же безропотно прошла с ним в его комнату.

Артур жил в двухэтажном особняке, неприглядном снаружи и богато обставленном внутри. Роскошь, изобилие – неизменные атрибуты благополучия таких людей, как он.

Его жена, несчастное существо без права голоса, терпеливо сносила измены мужа, даже если он делал это у нее на глазах.

Так было и сейчас. Хорошо еще, он привел в дом не мужика, а девушку, да еще писаной красоты.

– Раздевайся, – по-хозяйски спокойным голосом велел Насте Артур, когда она оказалась в его просторной спальне.

– Еще чего, – она упрямо замотала головой. – Сначала ширнуться...

А вдруг у него нет наркотика?

– Возьми пока это.

Артур достал из ящика стола бумажный пакетик и протянул ей. Настя с жадностью схватила подачку, развернула, бережно взяла на пальцы белоснежный порошок и с упоением вдохнула в себя. Кокаин высшего качества!

Такого она не пробовала даже у Стаса.

Настя сразу почувствовала облегчение. В голове прояснилось, тело сделалось легким, воздушным. Ах, это волнующее состояние вечной эйфории!.. Как все-таки прекрасна жизнь!

Только кайф этот ненадолго. Нужно потом добавить, уколоться. Она посмотрела на своего нового хозяина другими глазами. А он ничего. И не такой уж толстый. Просто живот некуда девать. Выпирает. Ну, так это солидно. И совсем он не урод, даже симпатичный. И, видно, не жадный. Он всегда будет щедрым, не лишит ее радости жизни... Как в это хочется верить.

– Раздевайся! – Его голос донесся откуда-то издалека.

Раздеться? Раз надо, значит, надо. Посмотрим, как он реагирует на женщину, на голую женщину!

Настя послушно скинула одежду. Глаза Артура заполыхали огнем.

– Ты уже знаешь, чем ты будешь заниматься? – задыхаясь от подступившего к горлу желания, спросил он. Его взгляд жадно гладил ее белоснежную кожу.

– Знаю.

– Ты когда-нибудь спала с мужчинами?

– Было дело...

– И много их у тебя было?

– Двое, – созналась она.

– Этого мало, чтобы научиться искусству любви. А это искуство тебе понадобится. Ведь ты хочешь стать кинозвездой?

– Ой, не смешите меня, дядечка! – Она прыснула от смеха.

Ей хотелось сейчас веселиться. Ей было хорошо. Да здравствует кокаин!

– Короче, крошка моя, твоим учителем буду я!

Он подошел к ней, положил руки на плечи и стал пригибать книзу. Настя послушно встала на колени...

«А он даст мне после этого уколоться?» Она думала только об этом.

* * *

...Настя занималась любовным блудом с троими. Это не доставляло ей удовольствия. Но и не вызывало отвращения. Рабыня наркотика, вечно под кайфом, она все реже ощущала себя человеком.

– Быстрее, быстрее! – торопил «актеров» Артур.

Он сам и за оператора, и за режиссера. С видеокамерой в руках он бабочкой порхал вокруг обширного ложа.

– Стоп! – как гром среди ясного неба раздался громкий незнакомый голос. – Съемки закончены! Дубля не будет!

Не слезая с нижнего партнера, Настя обернулась на этот страшный голос.

В комнату входили люди в милицейской форме.

Ее сердце тоскливо сжалось.

А как же героин? Ведь ей необходимо уколоться.

Ни стыда, ни раскаяния она не чувствовала. Не думала и об ответственности. Она боялась лишь одного – лишиться наркоты.

4

Настя никогда еще не испытывала «ломки» во всех ее проявлениях. Бывало, она чувствовала ее приближение. Но через какое-то время она всегда получала дозу. Боль проходила. Жизнь возвращалась.

Но сегодня дать ей дозу некому. Уколоться или нюхнуть. Да и ароматным гашишем затянуться неплохо бы... Но ничего этого нет. И не будет!

В разговоре с ней следователь пытался поначалу взывать к ее совести, к разуму, спрашивал, как она докатилась до жизни такой.

Но что она могла ему ответить?

Ее трясло, лихорадило. Тело скручивала боль. Хотелось лезть на стенку.

Язык не слушался. Она протянула ему свои руки. На них ведь живого места нет от уколов. Неужели он не понимает, как ей тяжело?

Он все понимал.

Да, перед ним наркоманка, притом конченая. Ради наркотика она готова на все. Подумаешь, съемки в порнухе! Да для нее это счастье. Ведь за это ей платили героином.

– Сволочи! – тихо выругался следователь. – Какую девчонку загубили!

Настя все еще оставалась красивой. Хотя пристрастие к такому страшному наркотику, как героин, уже давало о себе знать.

Она лишилась своей совсем недавней девичьей свежести.

– Дай... Дай... Закурить дай! – потребовала она.

Тело скрючено от боли, взгляд затуманен страданием. Как трудно дались ей эти слова!

– Да, да, конечно...

Он бросил перед ней пачку «Примы». Настя с жадностью набросилась на нее. Руки трясутся – даже сигарету не может достать.

Следователь проявил участие. Сам достал, прикурил и подал ей сигарету.

Но что для нее табачный дым? Пустяк! Никакого облегчения... Но она курила жадно. Одну сигарету за другой. И следователь не запрещал.

– Достань кольнуться... Достань, умоляю!.. Я все для тебя сделаю!

Ее взгляд на миг озарился надеждой. Рука сама потянулась к пуговицам на шелковой блузке, начала их расстегивать.

– Не надо! – остановил ее он.

В его глазах нет осуждения, только жалость.

– Тебе не наркотик нужен, а принудительное лечение.

Он искренне хотел вернуть ее к жизни. И сделал все, чтобы не привлекать к ответственности.

Но Насте от этого не было легче.

* * *

...Жизнь превратилась в кромешный ад.

В адских муках она корчилась на железной койке с продавленным матрацем. Ремни стягивают ей руки и грудь, не дают вырваться.

Если бы не привязь, она давно бы наложила на себя руки. Могла бы, например, подойти к грубо оштукатуренной стене и со всей силы биться об нее головой...

Жить не хотелось. Что за жизнь без наркотика? Ну хотя бы травкой затянуться... Но ничего нет.

Ее лишили всего. Даже есть не давали. Только пить. Много пить. Пить, пить и пить! И она пила. Пила так, будто в этой воде с привкусом ржавчины растворен героин.

И странно, боль пусть на какие-то жалкие мгновения, но все же отступала.

Прошел месяц.

Он показался ей вечностью. Вечностью в преисподней. Она отощала, кожа да кости, лицо потемнело, спина согнулась. Всклокоченные волосы давно не мыты. Будто с того света вернулась.

Ей было плохо, постоянно тошнило, по-прежнему не хотелось жить. Но тяга к наркотику поубавилась. «Ломка» прошла. Апатия же осталась. Все на свете стало ей безразлично.

В глазах пустота, ни проблеска жизни. Лечащий врач, наверное, считает ее сумасшедшей.

Но жизнь продолжается. Она берет свое. Мало-помалу Настя стала возвращаться из своего небытия. Ее уже не тянуло к наркотикам. Но любое упоминание о них, тем более прикосновение к ним, могло снова вызвать былую жажду.

Поэтому о полном выздоровлении говорить еще рано.

Но к людям ее вернули. Пусть и к таким же бывшим наркоманам, но все же к людям. И пусть в их среде властвуют жестокие, порой дикие законы, но это жизнь.

И вот настало утро, когда Настя встала свеженькая как огурчик. Она будто пробудилась от кошмара, на целый год вырвавшего ее из жизни, ввергнувшего в пучину тяжкого порока. Но все теперь в прошлом, она возвращается в мир.

«С возвращением в жизнь, Настя!»

И пусть она не чиста телом, но никогда больше не возвратится в мир порока. И никогда не прикоснется к наркотику.

«Гори он синим пламенем... Пусть все останется в прошлом, Настя!»

Жаль, что ей не быть уже никогда той, прежней наивной девочкой, романтичной, неискушенной. Но ее душа жаждет очищения.

Она будет сильной и духом, и телом. Научится отличать добро от зла. Будет сильной. Круто изменит свою жизнь. В этом ей поможет память о прошлом. О чистом, безоблачном прошлом. И только этот последний год она навсегда вычеркнет из памяти. Будто его и не было... Но ее прошлое, недоброе прошлое, не хотело уходить просто так.

* * *

Однажды – курс лечения уже подходил к концу – ее вызвали к следователю.

И она сразу поняла зачем. Она же убийца! Она убила своего отчима! Вот оно, возмездие! Она уже совершеннолетняя. Значит, получит на полную катушку.

Перед глазами замаячила стена из колючей проволоки...

Зона – это вам не воспитательное учреждение для оступившихся девочек. Зона – это страшное место...

А вдруг ее приговорят к высшей мере? Ведь как-никак отчим-то ее мент.

До чего же она ненавидит этих ментов!..

Следователь оказался тем самым приятным молодым человеком, отправившим ее на принудительное лечение.

Тридцатилетний капитан. Симпатичный. Светлый взгляд. Улыбчив. Такие обычно пользуются успехом у женщин.

Но тогда, год назад, Настя его не разглядела. Зато сделала это сейчас. Хоть и на душе скребли кошки, и ее мутило от страха.

– Закуривайте, Настя!

Он предупредительно положил перед ней пачку сигарет. На этот раз не «Приму», а американскую «Магну».

– Не курю, – отказалась она.

– Ну и молодец! – искренне похвалил он. – А теперь к делу... Вы, наверное, знаете, зачем я к вам приехал?

– Нет, – похолодела она.

– Из-за вашего отчима...

Ее могли вызвать к следователю по делу о порнобизнесе, на это она и надеялась. Но надежда лопнула как мыльный пузырь.

Насте стало очень страшно.

– Я должна была его убить, – будто это кто-то другой говорил за нее чужим голосом.

– Убить? – удивился капитан. – А ну-ка, Настя, выкладывайте все начистоту.

И ее как прорвало.

Она заплакала, и вместе со слезами из нее потоком полилась правда о прошлой жизни.

Она рассказала, как отчим надругался над ней. Поведала, отчего умерла мама. Вот почему она подняла на него руку. И заодно выложила историю своей тепломорской жизни. Об этих подонках Стасе и Артуре.

– Я ненавижу их всех! Что они со мной сделали!.. – всхлипнула она, завершая свою исповедь.

– Да-а, дела... – протянул капитан. – Знаешь, на твоем месте любой, наверное, поступил бы точно так же. Ну и тварь же он, этот твой отчим. Я, кажется, сам его убил бы.

– Убил бы... – эхом отозвалась Настя. И тут же ее глаза стали огромными от внезапной догадки. – А что, разве я его не убила?

– Не убила... Живой он... Если, конечно, еще жив... Видно, дрогнула твоя рука, нож только скользнул по ребру. Ну, да ты не расстраивайся, – усмехнулся он. – Из-за такого дерьма еще и срок схлопотать...

– Так что, меня ни в чем не обвиняют?

– Ни в чем... Разве что только в сокрытии фактов...

– Каких фактов?

– А вот таких... Видишь ли, в чем дело. Год назад я начал наводить о вас справки, связался с вашим отчимом, Александром Макаровичем... Кстати, он тогда уже не работал в милиции. За пьянку выгнали... Сейчас он под следствием. Изнасиловал малолетнюю. Срок, скажу я вам, светит ему солидный. Зоны, это точно, ему не миновать. А там ему жизнь медом не покажется. Насильник как-никак. Вернется не Александром Макаровичем, а Сашенькой, «петухом»... Вы понимаете, о чем я?

– Понимаю, – скованно улыбнулась Настя.

Чего только она теперь не знала об этой жизни!

– А ведь я догадывался, Настя, что с пути тебя сбил именно Костоглодов Александр Макарович. – Капитан окончательно перешел на «ты». Доверительный тон, задушевный, теплый. – А от тебя я хотел получить лишь подтверждение. И получил... Знаешь, Настя, хорошо, что ты сейчас мне все рассказала. Ведь я как узнал, что ты снималась в этой... ну ты поняла меня... так и захотел основательно тебя наказать. Но теперь мне жаль тебя. Я попробовал мысленно влезть в твою шкуру. И, кажется, понял тебя... Ты просто заблудшая овца... А этих подонков, Стаса и Артура, мы наказали. Врезали по полной.

– И Стаса, значит, достали...

И поделом ему...

– Достали. Они ведь работали вместе. Следствие ухватилось за эту ниточку, и такой клубок размотали... В общем, каждый отхватил по шесть лет. Уже отбывают срок... Кстати, я не стал привлекать тебя в качестве свидетеля.

– Почему? – тихо спросила Настя.

– Не хотел снова погружать тебя в прошлое. – Он отвел взгляд. – И вообще, хватит с тебя этой грязи. Пора начинать новую жизнь.

– А я уже начала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное