Владимир Колычев.

Все мы грешные

(страница 5 из 33)

скачать книгу бесплатно

Она женщина. И как ей быть, если иной раз ее одолевает тайное желание, хочется еще раз взлететь на вершину сладострастного блаженства?

Но такой полет с первым встречным опасен. Если она не возьмет под контроль свои чувства и желания, то может незаметно перейти в разряд легкодоступных девиц. Сегодня она переспит с Павлом, завтра – с его приятелем, послезавтра – еще неизвестно с кем. И тогда не остановишься... Нет, эти игры не для нее. Она убрала со своей коленки мужскую руку.

– Если хочешь, можем потанцевать, – чтобы сгладить неловкость, предложила она.

Что-что, а танцевать Настя умела. Семь лет занятий в балетной студии не пропали даром. Ее гибкое, пластичное тело было послушно ритмам современной музыки. Так подчиняются струны смычку талантливого скрипача.

Когда она выходила на танцплощадку, все смотрели только на нее. Так было и сейчас.

Она полностью отдалась музыкальной стихии. Как она танцевала!

Краем глаза из толпы танцующих она выхватила молодого человека, ей незнакомого. Среднего роста брюнет со смуглой кожей, лицо широкоскулое. Он показался ей красавцем. А как он смотрит на нее! Прямо ест ее глазами!

Настя подумала так и тут же забыла о нем. Не до этого ей сейчас!

Не интересовал ее и Павел. А тот дрыгал руками, ногами, мотал головой. И самодовольно посматривал на нее. Будто она его собственность...

Бар закрывался, пора и честь знать.

– Может, прогуляемся по пляжу? Здесь рядом, – предложил он. – Ничего нет красивее ночного моря.

Они сидели на дощатых лежаках, в двух шагах от моря. Рука Павла обвила ее за талию. Его губы подобрались к уху, захватили сережку.

Она ощутила сладкую истому. Но тут же справилась с собой.

– Мне пора – поздно уже. – Она отстранилась от Павла, скинула с себя его руку, поднялась на ноги. – Ты меня проводишь?

– Угу, – недовольно буркнул отвергнутый кавалер.

Он не настойчив, и это хорошо.

Утром Настя проснулась рано. Спать не хотелось. Но она заставила себя закрыть глаза. Хороший сон заменяет еду. Где-то она слышала эту не столь затейливую мудрость. А есть от этих мыслей захотелось еще больше. Однако она должна быть экономной.

В столовую Настя пошла только в обеденное время.

Возвращаясь, в дверях хозяйского дома она увидела того самого брюнета из бара. Как и вчера, он жадно смотрел на нее.

Настя скользнула по нему равнодушным взглядом и скрылась в своей каморке.

Вечером зашел Павел. Снова повел ее в тот самый бар. Принес коктейль, но угощать пирожными не стал.

На предложение погулять у моря она ответила отказом. Опять ведь приставать начнет. И на этот раз ему пришлось довольствоваться лишь прощальным поцелуем в щеку.

По такому же примерно сценарию прошли еще три вечера. В конце концов терпение Павла лопнуло.

Дорога, по которой он провожал Настю домой, пролегала вдоль небольшой реки. Где-то на середине пути река эта проходила по безлюдным местам, среди густых зарослей кустарника.

Именно в этом месте Павел остановился, грубо развернул ее лицом к себе.

Его сотрясала злоба. Глаза лихорадочно блестели.

– Ты чего? – испугалась она.

– А ты чего? – в бешенстве закричал он. – Какого хрена ты делаешь из меня идиота?.. Я тебе что, мальчик?.. Ты же прекрасно знаешь, что мне от тебя надо... Думаешь, я просто так плачу за тебя? Пьешь, жрешь за мой счет, сука, а взамен ничего!

– Много же я выпила? – Насте стало противно.

– Молчи, тварь!

И он со всей силы хлестнул ее ладонью по лицу. Потом грубо схватил за волосы и потянул в кусты.

Она вырывалась, но новые удары по лицу охладили ее. Он грубо швырнул ее на траву. Она упала, но сразу начала подниматься.

Еще один удар снова опрокинул ее наземь.

И тут же послышался хруст разрываемой ткани. Это распалось надвое шелковое платье. Она осталась в одних трусиках.

Настя лежала на земле и с ужасом смотрела, как в лихорадочной спешке Павел расстегивает ремень, чтобы снять брюки.

– Раздвигай ноги, шлюха!

Он навалился на нее всей тяжестью своего тела. А Настю будто прорвало. От ярости она почувствовала в себе такую силу, что сейчас могла гору свернуть.

Она с силой оттолкнула от себя насильника. Еще одно усилие, и она отбросит его подальше.

Павел тоже в бешенстве замахнулся для нового удара. Настя приготовилась перехватить его руку, но это сделал кто-то другой. Послышался звук удара, и негодяй откатился в сторону.

– Поднимайся! – Из темноты кто-то протянул ей руку.

Затем она увидела лицо. Знакомое лицо. Перед ней стоял тот самый брюнет из бара, сын ее хозяйки. Настя доверчиво приняла его помощь и поднялась с земли. Взгляд его восхищенно скользил по ее обнаженному телу.

Он подобрал с травы ее разорванное платье и протянул ей.

Она послушно взяла платье, набросила на грудь.

– Что ты с ним сделал? – спросила она, равнодушно посмотрев на распростертое тело Павла.

– Не бойся, с ним ничего не случится. Скоро очнется. Пойдем, я тебя провожу.

Он проводил ее до самых дверей комнатки, где она жила. На прощание не сказал ни слова. Только поцеловал руку.

Вот это благородство!

2

Настя опять проснулась рано. И, как ни старалась заставить себя заснуть, это не получалось. Воспоминания о вчерашнем вечере не давали покоя.

Недавно из такой же беды ее выручил Антон, наказал «ломщиков». И она привязалась к нему, полюбила. И нисколько о том не жалеет. И черноглазый брюнет так же вовремя пришел ей на помощь. Наверное, и он такой же добрый и благородный, как Антон. Скорее всего это именно так.

Интересно, как его все-таки зовут?

Глупо, что она не узнала это вчера... Но ничего, еще узнает. Она поднялась с постели с одним лишь желанием – снова встретиться со вчерашним героем.

Перед зеркалом она прихорашивалась внимательнее и дольше обычного. Уж очень хотелось предстать перед новым знакомым во всей красе.

И она опять ошеломила его, появившись во дворе дома в коротком сарафане. Глубокий вырез сзади, открытые ноги, распущенные волосы, легкий налет косметики на красивом лице. Полные упругие груди заманчиво бугрятся под почти что прозрачной тканью. Красавица!

Он стоял на пороге своего дома и смотрел на нее во все глаза. Когда она подошла к калитке, он направился вслед за ней.

– Можно я вас провожу?

Она сразу отметила, что он говорит ей «вы».

– Но вы не знаете, куда я иду, – приветливо улыбнулась она.

– Вот и узнаю... Или нет?

– Узнаешь. – Насте надоел возвышенный тон их разговора. – В столовую иду. Ничего романтичного, правда?

– Святая правда... А если мы заглянем в другое место? Я, например, знаю одно кафе. На завтрак там подают цыпленка табака.

– Но...

– Все за мой счет.

– Один уже платил за меня. Только после этого требовал благодарности. Сами знаете – какой...

– Не бойся, я не потребую...

На лице у него ни тени улыбки – говорит серьезно.

Его звали Стасом. Распространенное имя в среде обрусевших греков – а он грек.

Ему уже двадцать. На столько он и выглядит. Но глаза... По глазам ему можно дать и больше. Даже когда он улыбается, глаза остаются серьезными. Они будто видят насквозь.

– Я хочу знать о тебе все.

Настя и Стас сидели за столиком в кафе. Он смотрел ей в глаза. Гипнотизирует ее, что ли?

– Кто ты? Почему оказалась здесь?

Он не просил ответа – он требовал.

– Ну что за вопрос. Отдыхать приехала... – Она искусно удивилась его вопросу.

– Что-то тут не так... Я хочу знать всю правду...

Проницательный взгляд. Настойчивость. Ей становилось не по себе... И зачем она с ним связалась?

– Убежала от родителей...

Правду из нее вытащить не так-то просто.

– И от милиции... – добавил он.

Настя попыталась сохранить самообладание. Но не смогла. Она испугалась. И это не осталось незамеченным.

– При чем здесь милиция? – вызывающе спросила она.

– Что ты натворила? Почему тебя ищут?

От его взгляда некуда деться. Он и в самом деле видит насквозь... Да кто он такой? С какой это стати будет она его бояться!

– Плевать я на тебя хотела...

Настя сама не ожидала от себя такого грубого выпада. Защитная реакция?.. У нее есть выход, он прост. Нужно просто подняться и уйти... Ну и тип!

Она поднялась из-за столика. Небрежно вытащила из сумочки пятерку и положила ее в стакан с салфетками.

– За себя плачу сама!

И смело посмотрела ему в глаза.

«На-ка, выкуси!»

Но Стас на нее не смотрел. Его взгляд устремлен куда-то в сторону. Он что, уже не обращает на нее внимания?

Задетая его равнодушием, Настя поджала губы, повернулась к нему спиной и вышла. Он же этого будто и не заметил.

Каково же было ее удивление, когда она увидела его в своей каморке.

Он скромно сидел на единственном стуле и спокойно вертел в руках ключ от входной двери.

– Извини, если что не так. Я просто хотел тебе помочь.

– Помочь?.. Чем?

– Ты скрываешься. Тебе наверняка нужны деньги. А как устроиться на работу?.. Так, чтобы не засветиться?

Настя посмотрела на него уже с интересом.

– Короче, я могу помочь тебе с работой. С нелегальной, конечно.

– Да что ты... – скептически улыбнулась она.

Но присела на краешек кровати, приготовилась слушать.

Интересно, что он предложит?

– Ты слышала когда-нибудь о стриптизе?.. Это медленное раздевание под музыку, на глазах у публики.

«Ну, конечно же, ничего путного предложить он не может...» Насте стало страшно. Что будет, если она откажется?

– Ты хочешь, чтобы я этим занималась?

– А что?.. – Глаза Стаса смотрели на нее, как всегда, серьезно. – Танцуешь ты отлично. Видел тебя в деле. С раздеванием, думаю, проблем не будет...

– Вот с этим-то как раз проблемы и будут... Дело в том, что я не собираюсь раздеваться... И потом, ты же сам сказал, что меня ищет милиция. А ты предлагаешь мне раздеваться на глазах у публики. На глазах! Меня же могут узнать...

Настя старалась говорить спокойно. Не хотелось обострять с ним отношения. Она уже чувствовала свою от него зависимость... Только она все равно не собирается сдаваться.

– Тебя узнают, когда я натравлю на тебя ментов!

Ну вот, так она и знала. Шантаж!

– Ладно, не бойся...

Ну почему он разговаривает с ней так, будто уверен в своей над ней власти?

– В обиду я тебя не дам... А насчет того, что узнают, это тебе не грозит. Не та публика, чтобы кого-то закладывать. И, чтобы ты знала, здесь, в Тепломорске, все в моих руках. Все!.. Выступать будешь в таком месте, о каком менты и слыхом не слыхивали. А клиентура сплошь из отдыхающих. Богатых отдыхающих! Такие все чаще заглядывают к нам в Тепломорск. Времена меняются... Ты соглашайся, не пожалеешь. Платить буду долларами. Ты, наверное, о них только слышала. Или уже видела?

– Ты что, издеваешься?.. Не хочу я на тебя работать. Не хочу и не буду. Что я, шлюха какая-то?.. И вообще, с чего ты взял, что мне нужна работа? И разве я говорила тебе, что от кого-то скрываюсь? Я убежала от родителей. И возвращаюсь к ним!.. Все, привет!

Настя снова потянулась за сумкой, бросила ее на кровать. Не обращая на Стаса внимания, принялась собирать вещи.

С какой стати ей бояться этого проходимца с пронзительным взглядом! Подумаешь, милицией напугал. Да у него самого, конечно же, рыльце в пуху... Да пошел он к черту!

И тут она догадалась – он ее гипнотизирует. Но она не поддалась чарам черных глаз.

Понял это и сам Стас.

Да, эта красотка может оказаться ему не по зубам. Устойчивая психика! А на первый взгляд такая хрупкая... Такие гнутся, но не ломаются... Она рождена для стриптиза. От клиентов не будет отбоя...Надо менять тактику...

– А хочешь, я покажу тебе свои работы? – спросил он как ни в чем не бывало, когда девушка уже окончательно собиралась уходить.

Его голос стал каким-то задушевным. Настя остановилась как завороженная. Обернулась.

Стас обаятельно улыбался. Улыбались даже его глаза, эти, как ей только что казалось, бесчувственные ледышки. А как он красив! И сейчас просто воплощение любезности и обходительности... Может, зря она с ним так груба?

– Ты только не думай, что о стриптизе я всерьез. Я просто хотел тебя проверить...

– Ах так! И что у тебя за работы?

– Видишь ли, я художник. Живописец. И с натурой работаю... Словом, сейчас я ищу натурщицу. Но мне не нужна шлюха, пусть даже и красивая. Для моей новой картины нужна девушка целомудренная. Вот я и хотел проверить тебя. Ты очень подходящая натура. Я хочу тебя рисовать, буду за это хорошо платить... Так ты хочешь посмотреть мои работы?

Стас не лгал. Он и в самом деле был художником. Под студию приспособил свою комнату, светлую, просторную. На стенах висели картины.

Высокий мускулистый мужчина в узких плавках готовится к заплыву на дальнюю дистанцию. Пловец. Другой мужчина, не столь крепкий, но стройный, подтянутый, держит по ветру парус. Яхтсмен. Мужчина-курортник. Мужчина-спасатель. Мужчина-аквалангист. Почему одни только мужчины? И все в одних только плавках, почти голые. Не странно ли это?

– Хочу выразить в своих картинах и физическую силу, и волю к победе. А все это, считаю, есть только в мужчине.

Он, похоже, уловил ход ее мыслей.

Настя могла бы поспорить с ним насчет силы и воли, но не стала. А картины ей нравились.

– Тебе нравится обнаженная натура?

– Совершенно верно, – улыбнулся он. – Но совсем голыми их рисовать не стремлюсь. Могут не так понять... Но мужчины – это пройденный этап. Пора уже браться за женщин. За таких милых и прелестных девушек, как ты. За невинных и целомудренных.

– Я буду в купальнике?

– Вообще-то я хотел бы рисовать тебя полностью обнаженной. Обнаженная женщина – это совсем не то, что обнаженный мужчина. Люди умеют ценить женскую красоту... Но ты, конечно, откажешься работать совсем без одежды...

И Стас посмотрел на нее так застенчиво, так трогательно. На какое-то мгновение ей даже стало жаль его, как малыша, у которого отобрали любимую игрушку. И ей захотелось сделать ему что-нибудь приятное. Почему бы не раздеться совсем?.. Ну что здесь особенного? Ведь натурщицы раздеваются и позируют художникам.

– А если не откажусь?

Она согласилась «работать» в обнаженном виде. За это он обещал платить ей по десять рублей в день. Большие деньги!

* * *

Настя позировала Стасу уже три дня.

Она сидела, лежала, стояла перед ним, и все время без одежды. И при этом испытывала тайное удовольствие.

Но он, похоже, не испытывал ничего.

Хоть бы раз взглянул на нее как на женщину, красивую, сексуальную. Да, он постоянно восхищается ее красотой, совершенством ее линий. Но смотрит при этом на нее как на статую. Как будто перед ним бесплотный, неодушевленный предмет.

Он смотрит на нее глазами художника. А она хочет, чтобы он посмотрел на нее как мужчина.

Нет, она не шлюха, не падшая женщина. У нее есть понятия о женской чести и гордости. Пусть она уже и не девственница, но в ее мыслях нет греха. Она не собирается путаться с каждым встречным...

Но Стас не каждый встречный. Она его знает. Он нравится ей. Даже очень... И если бы он хорошо попросил, она бы, наверное, ему уступила.

Только он не просит. Ни по-плохому, ни по-хорошему. Никак!.. Интересно, почему?

Она на него не в обиде, но в ее душе борются противоречивые чувства.

И все-таки Стас молодец! Не пытается затащить ее в свою постель. Если бы все мужчины были такими!

Сегодня она позирует уже четыре часа. Устала, пора бы и отдохнуть.

– На сегодня хватит, – сказал он, складывая кисти.

Да он читает ее мысли!

Все-таки с ним легко. Он понимает ее сразу. Настя быстро оделась и собралась к себе.

Как она благодарна ему!..

– Расслабиться не хочешь? – как бы между прочим спросил он, при этом даже не взглянув на нее.

– Как?

– Травка у меня одна появилась...

– Какая еще травка?

– Конопелька... Анаша. Ты что, не слышала о такой?

– Ты что, меня совсем за дуру принимаешь? Это ведь наркотик!

– Да что-то в этом роде. Но травка слабенькая. Это скорее баловство, чем наркотик. Но вроде бы расслабляет... Да ты меня не слушай. Это я просто так сказал. Знаю, что откажешься.

– А вдруг не откажусь?

Да почему она должна воротить нос? Почему бы не побаловаться? Ведь, как гласит народная мудрость, в жизни нужно попробовать все. Или она не права?.. Тем более анаша – это баловство, не больше. Так сказал Стас, а ему верить можно.

Но баловство на деле обернулось неприятностью. Сначала ей стало весело. Прямо-таки распирало от дурацкого смеха. Затем ей стало плохо, до тошноты. Ее вырвало прямо в комнате. Комнате Стаса.

– Ничего, такое случается в самом начале. Потом привыкаешь и получаешь только удовольствие, – сказал ей Стас на другой день. – Но тебе привыкать ни к чему. Это баловство не для тебя...

Он даже не оторвал глаз от мольберта.

– А это затягивает?

– Если честно, то нет. Затягивает марихуана, опий. Это уже серьезные наркотики. А остальное все так, для расслабления, для настроения.

Настя ему верила.

– А можно я попробую еще раз?

Это гордость заговорила в ней. Нет, больше ее не стошнит... Да и дома вечерами хочется забыться, ни о чем не думать.

И точно, на этот раз, как и обещал Стас, Настя получила от «безобидной» травки куда больший кайф.

Ей было хорошо, очень хорошо. Мир предстал перед ней в радужном свете. Все беды ее и горести ушли куда-то далеко-далеко в прошлое. Казалось, их и не было никогда. Как хорошо и легко жить на свете!

А какие ей снились сны! Хоть не просыпайся. Никогда она не чувствовала себя такой счастливой, как в этих снах.

Больше Стас травки ей не предлагал. Она просила сама. И всегда получала. Бери, если есть. А травка у него есть всегда...

Она восхищалась его щедростью. Какой он добрый, заботливый. Как она благодарна ему!

– Ты еще не устала от кайфа? – как-то спросил он. – Может, хватит?

– А что, думаешь, затянет? Думаешь, не смогу обходиться без травки? – забеспокоилась она.

– Да нет, что ты. Я вот уже много лет курю, и не затягивает. И тебя не затянет... Только вот ты по утрам слишком сонная. Это мешает работе.

– Ну если только это... Обещаю тебе, сонной больше выглядеть не буду... Скажи, а есть что-нибудь круче анаши, но тоже безобидное?

Ее прямо-таки распирало любопытство.

– Есть. Героин, например.

– Так к нему же вроде как привыкают...

– А-а, сказки, детей пугать. Я же не привык. А ведь нет-нет да кольнусь... А что, хочешь попробовать?

– Ну, если это не затягивает...

– А ты сомневаешься?

Нет, Настя не сомневалась. Она привыкла ему верить. Даже самой себе так не верила...

По сравнению с героином анаша показалась детской забавой.

Вот это кайф так кайф! Благодаря этому чудесному порошку она легко взбиралась на самую вершину райского блаженства. Нигде и никогда не будет так хорошо, как там, в этом открывшемся перед ней мире.

И как она раньше жила без этого чуда с таким замечательным названием – ГЕ-РО-ИН!

Как она жила без Стаса?

Во всех ее радужных снах он являлся ей в образе ангела с большими белыми крыльями... Ну разве он не ангел? Разве он когда-нибудь отвернется от нее? Откажет в нескольких каплях драгоценной жидкости, которую готовит сам своими заботливыми руками?

Нет, ей он не откажет никогда!

3

– Я хочу ширнуться! Ты слышишь меня, хочу! – Она стояла перед своим кумиром, этим «ангелом-хранителем», и смотрела на него умоляюще-преданными глазами.

Этим взглядом, наверное, можно размягчить даже камень.

– Ничем помочь тебе не могу. – Стас оставался тверд. В его глазах застыл ледяной холод.

– Но я хочу!

Настя была близка к истерике.

Как же она сможет дожить до конца этого дня без волшебного укола? Стас лишает ее того, чего она желает больше жизни!.. Нет, в это просто нельзя поверить... Неужели Стас на такое способен?

Нет, ну, конечно же, нет! Он просто шутит...

Но ему, кажется, не до шуток.

Он наконец-то добился того, чего хотел. Эта строптивая красотка стала рабыней наркотика. А значит, его рабыней.

Где ей достать героин, как не у него? Где еще она сможет найти сбытчика столь редкого и ценного товара? Без связей в этом деле не обойтись. А у него есть связи, большие связи...

Для нее он царь и бог, разве не так? Она целиком принадлежит ему, молится на него!

– За товар нужно платить, – безжалостно изрек он, растаптывая бедняжку тяжелым взглядом.

– Сколько?.. Сколько нужно? – Настя потянулась к сумочке.

– Не ищи, у тебя таких денег нет, – остановил он.

– Но, может, ты поможешь мне заработать... – Она лихорадочно соображала, пытаясь что-нибудь придумать. Нужно торопиться – в любой момент Стас может уйти. Уйти по своим делам. Как он это делает каждый вечер. И тогда она останется ни с чем. У нее исчезнет тогда даже надежда на спасительный укол.

– О'кей! Я дам тебе такую возможность. – Он посмотрел на нее как на ничтожество. – Ты помнишь, я предлагал тебе стриптиз...

«О нет, только не это!» Настя похолодела. Но тут же судорожно ухватилась за его предложение.

А почему бы и не заняться стриптизом? Почему бы не выставить свою наготу на обозрение? Ее тело, говорят, очень красиво. Так пусть же восхищаются им. Пусть восхищаются!.. Ведь ее не будут лапать руками...

Ей будут платить деньги, хорошие деньги! А это значит, что можно уколоться, когда захочешь.

– Ты говоришь, стриптиз...

– Он самый...

– Ну ладно, я согласна... Только под твоих клиентов я ложиться не собираюсь...

– Конечно же, нет, милашка!

Стас по-хозяйски потрепал ее по щеке.

* * *

Вот и настал час, когда Настя вышла на маленькую, в форме круга, сцену какого-то непонятного заведения на дальней окраине Тепломорска.

«Стриптиз-бар» – так называл его Стас.

Он любил деньги. У него был просто культ денег. Мало того, он всегда знал, где их взять, и умело брал.

Сейчас время расцвета так называемого кооперативного бизнеса. Все законные сферы обслуживания курортников распределены между конкурирующими фирмами. Но существует и теневой бизнес, очень прибыльный.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное