Владимир Колычев.

Все мы грешные

(страница 4 из 33)

скачать книгу бесплатно

То ли дело старлей Лобанов. Тот еще жук. Проходу ему, Антону, не дает. Ты смотри у меня, мол, смотри... А глаза такие колючие. Вот это опер как опер. Таких боятся, таких уважают.

А Костоглод... Так себе... ни рыба ни мясо.

– Утомила ты меня, Киска... – отмахнулся Антон.

Ну не боится он Настиного отца, хоть убей, не боится.

– А вдруг подстава?

Ну, какой же отец будет рисковать ради дела своей дочерью, пусть и не родной. А «мусора», они ведь не моральные уроды.

– Чушь.

– Я тоже так думаю, – согласилась Киска.

– Ладно, потопал я. – Антон встал.

– К ней лыжи навострил?

– Ну.

– Завидую ей. Такого парня отхватила... А знаешь, ее нет...

– Не понял...

– Нету, пропала, сгинула... Мать у нее померла... Я, кстати, на похоронах была.

– Зачем?

– У нас же свойские отношения с Настеной. Вместе в ресторане шиковали... Да и вообще... Короче, с Костоглодом у нее что-то неладно. Почему я так думаю? Смотрела она на него с ненавистью, когда мать хоронили... А что, может, он ей какую пакость подкинул? А вдруг это он ее мать в могилу отправил? Всякое может быть. Менты, они ведь всякие бывают... Вот я как-то слышала...

– Стоп, вяжи базар... Где Настя?

– Как в воду канула. Ни слуху ни духу... В городе ее нет, это точно. Зуб даю!

В душе все сильнее разрасталась тревога. Куда пропала Настя? Что могло с ней случиться? Ведь сейчас самая пора сдавать экзамены. Какие уж тут отъезды?.. Разве что в случае из ряда вон выходящем.

Короче, ее надо найти. И немедленно!

Антон оставил друзей и направился к ней домой. Дверь открыл ее отец. Красные воспаленные глаза, блуждающий взгляд, разит перегаром. Под майкой бинты.

– Чего тебе? – спросил он настороженно. Через порог, естественно, не пустил.

– Настя мне нужна, – не очень вежливо ответил Антон.

– А больше тебе ничего не нужно? – как от зубной боли скривился Костоглод.

– Я хочу знать, где Настя.

– Слушай, где-то я тебя видел... Да ты же из блатарей... Ты че, охренел? К кому пришел, урка?.. Да я тебя!..

Мент набычился, глаза налились яростью.

– Не пугай – пуганый...

Антон сунул руки в брюки, развернулся на сто восемьдесят и неторопливо стал спускаться по лестнице.

Чхать он хотел на этого «мусора»!

Сзади шумно захлопнулась дверь.

А ведь не тронул, сука легавая!

Куда же все-таки запропастилась Настя? Где ее искать?

Если она дома, рано или поздно выйдет во двор, хотя бы ненадолго. Или в окно выглянет. Словом, даст о себе знать. А что, если этот ублюдок на цепь ее посадил? А может, и грохнул втихую? Ведь верно говорит Киска, среди ментов такие выродки встречаются.

Живую или мертвую, он ее найдет!

Во дворе, куда вышел Антон, на детской площадке под раскидистым тополем собралась веселая компания. Пятеро подвыпивших недорослей в джинсовых куртках, недавние школьники. Хорохорятся перед тремя размалеванными девицами, хихикающими от любой сказанной ими глупости.

Ни он их, ни они его не знали.

– Эй, ты! – крикнул один из них Антону. – Дай закурить!

«Не просит, сука, требует...»

– Не курю.

– А если проверить?

– Заткни хавальник!

Антон сплюнул в его сторону, демонстративно достал сигарету, поднес к губам, чиркнул зажигалкой, закурил и пошел дальше.

Плевать он хотел на этих недоносков.

Бояться таких – себя не уважать.

Но и они, видно, не очень-то его боятся.

– Эй, постой! – окликнул его все тот же «джинсовый».

Но Антон даже слушать его не стал.

– Стой! Кому я сказал?.. Стой, козел!

«Козел?!»

Он что, не соображает, что говорит?

Антон остановился, развернулся в его сторону. Его распирал страшный гнев.

– Ты что-то сказал? – зловеще спросил он.

Но «джинсовый» был не робкого десятка. Да и перед девицами нельзя ударить в грязь лицом.

– Козел... Я сказал, что ты козел!

Антон медленно подошел к нему, остановился. Сигарета переместилась из одного уголка рта в другой.

– За базар ответишь. – Он обвел двор взглядом.

Увидел дорогу, ведущую за гаражи.

– Пойдем пройдемся, если не бздишь.

За гаражами он оказался лицом к лицу со всеми пятерыми. Уверенные в своей силе, парни нагло усмехались и потирали кулаки.

– Ну что, козел, побазарим? – продолжая работать на публику, спросил самый прыткий.

– Побазарим, падла!

Антон резко выбросил кулак, ударил обидчика в нос, смял хрящ. Затем ухватил его за волосы, подтянул к себе и приставил к шее рукоять ножа. Послышался щелчок. Это выскочило из «лисички» остро отточенное лезвие.

– Мля, уроды! – обращаясь к остальным, сплюнул он. – Отваливайте отсюда. Или вашему корешку бздец.

«Джинсовые» явно не ожидали такого поворота событий. Переглянулись и стали пятиться назад. Их шаг становился все шире. Наконец они не выдержали, побежали.

«Летите, соколы, летите...»

* * *

«Джинсовых» остановил шедший им навстречу Александр Макарович. Он был в форме, и это успокоило их.

– Что случилось? – глядя куда-то за их спины, спросил он.

– Ваньку убить хотят!

– Кто?

– Да бандюга там какой-то. У него нож!

Когда непрошеный гость ушел, Костоглодова заколотила дрожь. Чутье подсказало ему, что этот урка – друг Насти.

Нашла, сука, с кем связаться. Потаскуха хренова!

И этот Хмурый – так, кажется, его кличут – будет разыскивать девчонку. Вдруг найдет? Докопается до истины?.. Нет, допустить этого нельзя.

Надо избавиться от проходимца.

Сам не зная почему, он оделся, вышел из дому, как будто медом ему намазали по следу этого блатаря.

Во дворе он Хмурого не увидел. Зато заметил спины скрывшихся за гаражами парней. Двинулся за ними.

Чутье не подвело его. Кто ищет, тот всегда найдет!

Урка в ярости избивал несчастного. Ножа в руке у него уже не было.

Отлично!.. Теперь Александр Макарович знал, как ему избавиться от приятеля своей дочурки.

– Стой! – Он ускорил шаг.

* * *

Антон отпустил свою жертву и поднял глаза на Костоглодова.

«Черт, легаша тут как раз и не хватало!»

– Отдай нож! – на ходу потребовал мент.

Антон огляделся по сторонам. Пути к отступлению нет. С трех сторон гаражи, стоят вплотную один к одному. С четвертой проходу не дает «мусор»... Эх, блин, не зря же ментов так называют...

Он достал из кармана «перо», обтер рукоять о рубаху, размахнулся и забросил его как можно дальше за гаражи.

Пусть полазят, поищут!

– Я готов. – Он ядовито усмехнулся и протянул Костоглодову сомкнутые руки.

Как будто у того при себе наручники.

Нож он выбросил. Но допускал, что его пусть не сразу, но найдут. И факт избиения налицо. Вон, сидит на земле этот козляра, морщится от боли. Нос ему, кажется, разбил, а это уже увечье. Да еще угроза ножом... Это тоже кое-что значит. Свидетелей куча. Похоже, будет нелегко отвертеться от этого дела... Скорее всего намотают срок.

Но это мы еще посмотрим!..

Да, Антон не ошибся, в райотделе ему тут же стали шить дело. Под расписку не отпустили, бросили в камеру. Через пару дней отправили «париться» в следственный изолятор, в Катайск.

Камера, куда его определили, рассчитана человек на пять, не больше. Но сидели в ней восемь. Теснота, духота, назойливые мухи, вонь от параши... Но бывает и хуже.

Антон назвался, все как положено. И только после этого направился к свободному месту на нарах.

– Ну вот, будут тут всякие мешать, – недовольно буркнул его сосед, неохотно отодвигаясь в сторону.

Антон промолчал. На него навалилось какое-то равнодушие ко всему происходящему с ним.

– Эй, браток, – поблескивая фиксами, обратился к нему верзила с колодой самодельных карт в руке, – давай перекинемся!

– Я пустой. – Ему не на что было играть.

– А на просто так!

– Моя «просто так» на кон не ставится.

«Просто так» – называют задницу, для дураков. Антон же не дурак и задницей своей рисковать не собирается.

– А ты че, в натуре, до хрена знаешь? – начал вдруг заводиться фиксатый.

Антон недобро прищурился и окатил его ледяным взглядом с головы до ног.

На плечах две наколки. Если верить знакам, уже не раз гостевал у «хозяина». И статьи серьезные. Крепкий, в руках чувствуется большая сила. И не придурок вроде бы... Так почему же выкобенивается?

Ведь видит: перед ним не фраер. И, главное, наехал ни с того ни с сего.

– Я вор, – сказал, как отрезал, Антон. – Две ходки. Так что к нарам не привыкать.

– Спускай штанишки и пузом на нары, если привык. Уж очень мне твоя «просто так» в кайф, – фиксатый все больше наглел.

Пургу несет, явно не зря. И его поддерживают пока что одним лишь молчанием. Слова в защиту вора не скажут. Ждут, когда его опустят, «опетушат»... Нет, что-то тут не так. Наезд не случайный.

Наверняка Костоглод, хрен ему в ухо, подсуетился. К сукам подсунул... А ведь опустят, если он правильно догадался.

Один раз не педераст – «петухом» он, может, и не станет, но уважение потеряет навсегда.

– Не гони... – Голос Антона прозвучал на удивление мягко.

– Скидавай портки, киса!

– Эй, братки, может, кто заступится за честного вора? Может, кто отзовется... Но нет, все молчат. Всей кодлой продались, суки.

– Заткнись! – толкнул его в грудь верзила. Антон пошатнулся, но на ногах устоял.

«Долбаный Костоглод!»

– Все, уже молчу. – Антон покорно расстегнул верхнюю пуговицу на брюках.

Он стоял вполоборота к фиксатому.

Но «молнию» расстегивать не стал. Резким внезапным движением повернулся к верзиле грудью, сжатый до хруста в суставах кулак врезался ему в переносицу.

Враг дернулся, отступил на шаг. И тут же получил коленкой в пах. Согнутого в три погибели Антон схватил одной рукой за ворот рубахи, другой – за штанину. И с силой врезал головой о шершавую стену.

Тот рухнул без сознания.

– Продолжим?.. Суки!..

И понеслось...

Одного Антон вырубил точным ударом в солнечное сплетение, второму перебил кадык. Третий получил страшный удар в «самое не хочу».

На этом все и закончилось. Ударом в висок его самого отбросили в угол камеры. Перед глазами закружилась карусель, все куда-то поплыло. Он потерял сознание.

Но перед этим успел услышать, как лязгнул замок в железной двери.

Очнулся на нарах. Вокруг шум. Голова раскалывается на части. Но больше ничего не болит. Задницу вроде не тронули. Значит, ударили, повалили на пол, и все, оставили в покое. Не опустили.

Он приподнялся на локте и увидел фиксатого. Тот лежал на параше, весь мокрый. Как потом узнал Антон, на него помочился каждый из сокамерников.

– Очнулся, Хмурый... – услышал он голос откуда-то со стороны.

Повернул голову и увидел Глыбу, вора в законе. Было дело, сиживали они как-то за одним столом. Серьезный дядя, весь Катайск в кулаке держит.

– Глыба, так это ты вписался за меня? – Антон скупо улыбнулся.

– Я, а то кто же... Попкарь чегой-то напутал, вот и зачалил меня сюда. А тута смута, вора колотят. Да кто? Шныри вонючие! В хавло их всех... – Он злым взглядом обвел камеру. Воцарилась гробовая тишина. – Короче, впрягся я. Знает шушера, кто такой Глыба... У-у, суки! На кума пашут, но меня боятся... А их пидера главного я под струю пустил. Пусть остынет... Надо бы шершавого ему в туза. Ну да ладно, в другой раз... Нет, это ж надо, вора обижать. Сучье вымя!

– Я твой должник.

– Это само собой... Я вот говорю, попкарь с панталыку сбился, к сучарам кинул. А с тобой промашки нет. Кому-то из ментов ты на мозоль наступил. Есть такое?

– Есть...

– Ну ничего, ни одна тварь тебя здесь не тронет. Даже если меня отселят. А это будет скоро...

Как в воду глядел старый пахан. Точно, открылась дверь, и его увели.

Надзиратель будто бы что-то напутал. Может, и так. А скорее всего Глыба сам сюда напросился. Узнал, куда загнали его, Антона. Хмурый он хоть и молодой, но вор, из уважаемых. Ничем себя не запятнал. А таких Глыба в обиду не дает. И те перед ним в долгу не остаются...

Когда-нибудь и Антон окажет ему услугу.

Глыба теперь в другой камере. Но пока он в Катайске, неважно где – на воле или в сизо, – Антону бояться нечего. Вор в законе – это великая сила!

Через месяц был суд.

Злостное хулиганство, нанесение увечий, угроза оружием. Хорошо, хоть до его «подвигов» с квартирами и магазинами не докопались... Словом, загремел он на три года.

И повез его «столыпинский» в дальнюю дорогу, за синие холмы, за высокие горы. Но ничего, зона – еще не конец света. Звонок, он когда-нибудь да прозвенит.

На душе у Антона было неспокойно. Он уезжал из родных краев, а о Насте так ничего и не узнал. Он думал о ней с тревогой. Чувствовал, любить будет ее до гробовой доски.

Глава 4
Настя. 1987—1989 годы
1

Настя сидела в жестком узком кресле и смотрела в окно. Ее взгляд равнодушно скользил по водной глади Черного моря, раскинувшегося внизу, под серпантином горной автострады.

Длинный красно-синий автобус класса «турист» бодро вез ее из весны в лето, к берегам теплого моря. Ей бы радоваться, она же тосковала. Ведь там, куда обычно едут отдыхать и веселиться, она хотела скрыться, раствориться в толпе.

Она вспоминала, как выбежала из дома и быстрым шагом по затемненной улице двинулась на окраину города.

В ушах живо стоял предсмертный, как ей казалось, крик отчима. И она нисколько не жалела о содеянном. Это справедливое возмездие. Она отомстила за мать.

Но что же дальше? Как быть? Куда податься?

Настя понимала: скоро, очень скоро начнут искать убийцу отчима. Все подозрения падут на нее. Объявят розыск. Неужели она может оказаться за решеткой?.. Об этом не хотелось и думать.

Она выбралась из города, зашагала по проселочной дороге. Путь освещала только луна. К утру добралась до какого-то поселка, увидела фанерную будку автокассы посреди пыльной стоянки, видавший виды автобус рядом с ней. Рейсовый автобус готовился выехать в Катайск.

Настя подготовилась к бегству заранее, до своего отчаянного поступка. Предусмотрительно упаковала сумку – сложила в нее белье, платья, туфли... Прихватила и сто двадцать рублей: собственные сбережения из копилки и тайно позаимствованные из кармана отчима. Ведь ему деньги больше не понадобятся, а ей еще как пригодятся.

Она купила билет и, осторожно оглядевшись по сторонам – нет ли погони? – забралась в автобус.

Через час она уже бродила по автовокзалу Катайска. Куда ехать дальше, она не знала. Поэтому села в первый же автобус, готовый к отправлению. И поехала в Тепломорск, небольшой курортный городок на берегу Черного моря.

Все идет как надо. Среди курортников легче затеряться.

За билет она отдала целых пятнадцать рублей. Ощутимый удар по кошельку. Но ничего не поделаешь...

Ехали весь день. К вечеру добрались до моря. Еще два часа, и она в самом Тепломорске.

Солнце уже село за горизонт, но еще не темно. Настя вышла из автобуса, остановилась в нерешительности – куда податься? Что ждет ее в незнакомом городе?

Легкое короткое платье плотно облегает ее стройное тело, подчеркивает плавный изгиб бедра. Туфли на высоких каблуках. Красивая и грациозная. Она просто не может не привлекать к себе внимание мужчин. Особенно курортников, жаждущих пикантных приключений.

– Девушка, вы кого-то ждете? – любезно спросил ее молодой человек в тесных джинсах и коттоновой рубахе.

Его глаза скрывались за темными стеклами солнцезащитных очков. В руках он держал большой, туго набитый чемодан да еще спортивную сумку. Курортник, никаких сомнений.

– Нет, никого, – застенчиво улыбнулась Настя. – Думаю вот, как добраться до города.

Сам Тепломорск от автовокзала отделяло некоторое расстояние.

– О, тогда вам нужен я... Вы здесь впервые?

– Вообще-то да.

– Отдыхать?

– Если получится... В общем, да, отдыхать.

– Так давайте отдыхать вместе?.. Меня зовут Павел...

Кажется, на его рубаху потекут сейчас слюни. Так жадно, с таким аппетитом смотрел он на девушку. Даже непроницаемые очки не могли скрыть его восхищенного взгляда.

– А меня Настя... Но отдыхать я буду одна. Мне, извините, так больше нравится.

– А что, если я возьму вас под свою опеку?

Так совсем недавно говорил ей Антон.

– А именно?..

– Ну, отвезу вас в город для начала.

– Я хочу на такси.

А почему она должна трястись в автобусе, когда ее могут подвезти на машине? Долой ложную скромность! Иначе пропадешь. Наглость – второе счастье, особенно в ее-то положении... Настя начинала новую жизнь.

– Ну конечно! Только на такси!

Павел рад угодить. Не пошел – побежал ловить машину...

Она красива и знает это. Красота – ее оружие. И она им воспользуется. Почему бы и нет?

«Я не пропаду!»

Павел оставил при ней свой багаж. Настя невольно взглянула на его чемодан и сумку. Была бы воровкой, ушла бы сейчас с его вещами... Но она не воровка и никуда не уйдет.

А вот и желтая «Волга» – Павел постарался...

Путь до города не занял много времени – всего несколько минут.

– Настя, вам куда? – осведомился молодой человек.

Он, конечно же, взял на себя роль ее сопровождающего.

– Не знаю. Мне куда-нибудь в частный сектор. Хочу снять комнату...

– Могу подсказать, – вмешался таксист, грузный мужчина средних лет. – Есть у меня знакомая. Сдает на лето комнату. Берет недорого... Едем?

– Едем, если недорого...

Знакомой водителя оказалась маленького роста упитанная женщина-гречанка с добрым лицом. На вид ей лет сорок, может, чуть больше.

Жила она в большом, в два этажа, доме из белого кирпича. Первый этаж целиком сдавала квартирантам. Но за комнаты в доме брала дорого. Гораздо дешевле койка в длинном дощатом строении, похожем на сарай, во дворе, в нескольких шагах от дома. Разбитое на комнатушки, оно стояло в ожидании курортников.

Отдыхающих в конце мая не так много, как в самый разгар лета, но половина сараеподобного строения все же занята.

– Вот, пожалуйста, – хозяйка открыла дверь и показала Насте комнатку.

Тесновато здесь. Метра два на три, не больше. Железная койка, тумбочка и вешалка для одежды. Все, больше ничего. Не люкс!

Но ей подходит. Все равно где жить, лишь бы без соседей.

– Два рубля в день.

И это устраивает. Два рубля в день – это, конечно, немало. Но для курорта в самый раз.

– Я остаюсь.

– Тогда вот вам ключ.

Сумку она оставила в машине, поэтому сначала пошла за вещами.

– Может, прогуляемся? – предложил Павел.

Он уже начинает прибирать ее к рукам, будто какую-то собственность. А всего-то подвез на такси. Кто платит, тот и заказывает музыку?.. Нет уж, дудки!

– Ты же еще сам, как я вижу, не устроился.

– Да я в пансионат приехал, на все готовое. Раз-два, и все дела. Никаких проблем. Через час могу быть здесь...

– Можно, я сегодня побуду одна? Если хочешь, встретимся завтра...

– Завтра так завтра. Только обязательно. Когда встретимся?.. Может, прямо с утра? Пойдем на пляж, на песке поваляемся, пепси попьем...

– Нет, встретимся вечером, не раньше. У меня дела. Так что извини...

Хозяйка могла завести с ней разговор. Кто такая? Откуда? Почему одна? Покажи паспорт... Ну и все такое прочее. И Настя этого боялась.

Но опасения были напрасными. Гречанке, похоже, эти вопросы совершенно не приходили в голову. Плати и отдыхай на здоровье.

Тело ломило от усталости. Глаза слипались – хотелось спать. Но сон не шел. Мешали мысли. Тяжелые, гнетущие. Как жить дальше? Что делать, когда закончатся деньги? Что с Денисом? Как он будет жить без нее?..

Странно, она почему-то не боялась милиции. Ну не могут ее арестовать. Не могут, и все! Разве она преступница какая... Убила отчима? Так это только во благо всем... Хотя она, конечно, преступница. Перед законом ведь все равны. Но ее не найдут – она уверена в этом, внутренний голос подсказывает...

Уснула Настя только под утро.

Глаза открыла только к обеду. Пора позаботиться о своем желудке.

Конец мая. Курортный сезон, можно сказать, еще в самом начале. Но очередь в общепитовской столовой длинная. Обед ей обошелся в полтора рубля. Снова удар по кошельку. А если еще завтракать, ужинать... Из экономии она решила только обедать, и все.

А после обеда новая трата. Она купила купальник. Жаль, не взяла из дому. А без этого пустякового атрибута курортной жизни кто поверит, что она приехала в Тепломорск отдыхать? Надо вести себя так, чтобы не обратить на себя внимание «доброжелателей».

Вечером появился Павел. Все в тех же джинсах, но уже в белой шелковой рубашке, гладко прилизанные волосы, довольно симпатичное лицо. Улыбка галантного кавалера. Посмотрим, как он справится с этой ролью.

– Настя, а что, если нам пойти с тобой в бар? Ты не против?

Ага, сегодня он с ней уже на «ты», вчера говорил «вы». Но так, пожалуй, лучше.

– Это далеко?

– Да нет, не очень... Посидим, послушаем музыку, выпьем по чуть-чуть. Расслабимся, короче.

– Я не против.

А почему она должна быть против? Разве она монашка какая?

В баре «У моря» шумно, весело. Громко звучит музыка. Они выбрали сектор под открытым небом – в зале душно и накурено.

Павел посадил ее за стол-пень на стул-пенек. Сам направился к стойке бара за коктейлем. Вернулся скоро с двумя полными стаканами. Принес также бумажную тарелочку с двумя пирожными, для нее.

Как кстати! Ведь она сегодня без ужина.

– Сладкое тебе, спиртное нам обоим.

Усаживаясь рядом с ней, он обворожительно улыбнулся.

«А он, кажется, неплохой...»

Коктейль из шампанского Насте понравился. Сладкий, пьется легко. Но не слабый. После нескольких глотков голова приятно закружилась. На душе полегчало. Беды и горести жизни куда-то отодвинулись.

– Ну как, нравится? – подмигнул ей Павел.

Она кивнула.

– Если уж отдыхать, то по полной программе...

Примерно то же самое говорил ей и Антон. Но тот водил ее в солидный ресторан, не в какую-то дешевую забегаловку курортного типа. Впрочем, и здесь неплохо...

Рука Павла легла на ее коленку.

Она почувствовала волнующее тепло. Так же когда-то к ней прикасался Антон.

Как хорошо было ей с Антоном! Какое это чудо – его ласки! Нежный, любящий... Неужели она больше никогда не увидится с ним, никогда его не встретит? Никогда не ощутит на себе его жаркое прикосновение?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное