Владимир Колычев.

Утомленное солнце

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Так боекомплекта не было.

– Без боекомплекта, без парашюта. Ты хоть понимаешь, что тебя сбить могли?

– Волков бояться – в лес не ходить.

– На вынужденную почему сел?

Артем объяснил. Нужна была скорость, пришлось включить форсаж, прилизать заслонки радиатора. Другого выхода у него не было. И командир с ним согласился.

– И то, что под мост ушел, тоже правильно, – кивнул он. – Финн тоже вот хотел твой маневр повторить. А кишка тонка оказалось... Сколько тебе до выпуска, говоришь, оставалось?

– Последний госэкзамен сдавал. Не сдал. Отчислили.

– Экзамен по летному мастерству?

– Да.

– Будем считать, что ты сейчас его сдал. В боевых условиях. И одну одержанную победу запишем на твой счет... Летать хочешь?

– Спрашиваете! – просветлел лицом Артем.

Артема перевели в летный состав эскадрильи, зачислили в отряд, где служил его друг Вася Зверев. И начались тяжелые летные будни.

Первое время Артем кружил над аэродромом в учебных полетах. Стрелял по макетам учебных целей, гонялся за конусом, имитирующим вражеский самолет. Командир отряда по достоинству оценил его летное мастерство, принял все зачеты по матчасти. И только затем допустил к боевым вылетам.

В войне с белофиннами советское командование активно применяло дальнюю и среднюю бомбардировочную авиацию. Но, как это ни странно, бомбовозы шли на задание без прикрытия истребителей. Видимо, им хватало собственного бортового вооружения, чтобы отбиваться от финских перехватчиков. Может, виной всему плохое взаимодействие между истребительной и бомбардировочной авиацией. Так или иначе, эскадрилья, в которой довелось служить Артему, в основном выполняла задачи по уничтожению наземных целей и прикрытию своих войск на поле боя.

Летать приходилось в тяжелых климатических условиях. Зима сорокового года в Финляндии была отмечена рекордно низкой температурой. Случалось, что столбик термометра опускался до сорока градусов ниже нуля. А ведь кабина у «чайки» открытая. А в конце января полк перебазировался на новые позиции. Взлетать приходилось со льда Ладожского озера. Истребители были переставлены на лыжи. Все хорошо, но убирать лыжи после взлета приходилось вручную. Артем каждый раз выбивался из сил, накручивая трос на механическую лебедку. После такой процедуры тяжелый меховой комбинезон становился мокрым изнутри. А со всех сторон в открытую кабину ледяными струями хлестал морозный воздух. Ощущение не из приятных. Бывало, что на цель он выходил в полуобморочном состоянии. А надо было еще отбомбиться или отбить атаку вражеских самолетов...

Не легче было и на земле. Войска, действовавшие на Карельском перешейке, отчаянно штурмовали самый укрепленный узел линии Маннергейма. Потери были огромны. Лютые морозы обрекали на верную смерть даже легкораненого бойца. Артему приходилось висеть над позициями белофиннов. И он как никто другой понимал, что у врага не вся укрепленная линия представляет собой цельный огнеупорный монолит.

Самый мощный опорный узел Тайпале можно было просто-напросто обойти, но отцы-командиры упорно бросали своих солдат на штурм неприступных позиций. Кто-то зарабатывал себе ордена, а кто-то умирал, выполняя честолюбивый приказ...

Финны провели всеобщую мобилизацию. С вооружением у них было очень плохо. Случалось, что их солдаты шли в бой без патронов к своим винтовкам, а зачастую и без оружия. Но к ним шла помощь из Европы. Только из Швеции прибыло около восьми тысяч добровольцев. Шли поставки вооружения и техники. Истребители, зенитные орудия. Больше всех помогала Англия – новыми истребителями, бомбардировщиками. Америка и Италия помогли истребителями, в том числе с закрытой кабиной.

Все чаще в воздухе вспыхивали ожесточенные воздушные сражения. К концу января Артем имел на своем счету три победы – один истребитель и два бомбардировщика «Фоккер». А в середине февраля ему было присвоено воинское звание «лейтенант»...

Это был его первый боевой вылет в офицерском звании. Ведущим был капитан Сергеев, ведомые – он и лейтенант Хоботов. Для Генки это был всего лишь второй боевой вылет после того случая, когда он загубил самолет. Задача предельно ясна. Прикрытие наступающих войск от вероятных бомбовых ударов со стороны противника.

День, небо безоблачное. Внизу что-то гудит, грохочет. Но этих звуков Артему не слыхать. Только шум мотора и завывание воздушных потоков. Командир звена капитан Сергеев идет в атаку, он же прикрывает его. В свою очередь второй ведомый Хоботов прикрывает его самого...

Сергеев пошел на снижение. Артем нырнул вслед за ним. Три советских истребителя прошли над танками «Т-26», которые тащили за собой тяжелые бронированные сани с пехотой. Помахали крыльями. Снова набор высоты. Все выше и выше. И с борта ведущего самолета взлетела белая ракета. Предупреждение об опасности.

Так и есть, высоко в небе появились финские бомбардировщики, шесть единиц. Сергеев принял правильное решение. Он зашел на атаку со стороны солнца.

Финские штурманы уже готовились к бомбометанию, когда на них обрушились три «чайки». Артем взял в прицел выбранный на растерзание «Бленхейм» английского производства. Сергеев взял правильный угол атаки. Истребители падали на бомбардировщики спереди по их курсу, за счет чего не попадали в сектор обстрела с верхнего пулемета. Но и попасть в самолет с такого положения очень трудно. Каких-то три-четыре секунды, и цель выйдет из зоны обстрела. Артем примерился к правому мотору бомбардировщика и, когда настал момент, нажал на гашетку. Он видел, что огненные трассеры чиркнули по крылу. Но результат стрельбы он смог оценить только после того, как прошел над целью.

Два бомбардировщика шли к земле, оставляя за собой жирный черный след. Лейтенант Хоботов со своей задачей не справился. Хорошо, что он вообще не сбился с курса. И сейчас продолжал идти за ведомым. Сергеев повторил атаку. Но, видимо, финские летчики посчитали, что имеют дело с опытными пилотами. Попутно избавляясь от бомб, «Бленхеймы» легли на обратный курс. Но «чайкам» хватило скорости, чтобы догнать их. Артем снова отличился. Сбил второй в этой бою бомбардировщик. И Сергеев тоже не промазал. Хоботову снова не повезло. Ничего, хоть опыт воздушного боя приобретет...

Осталось еще два бомбардировщика. Легкая добыча. Капитан Сергеев отвернул от цели, стал набирать высоту. Артем шел за ним как приклеенный. Позади болтался Генка. Все нормально. Сейчас они снова зайдут на атаку. Но что это такое?

Английские «Спитфайры» упали на «чайки» со стороны солнца. Ошеломляющий эффект внезапности. Первой вспыхнула машина Сергеева. Артем тоже был атакован, но каким-то чудом английский истребитель не причинил ему никакого вреда. Видимо, за штурвалом этой машины находился пилот не лучше Хоботова. Зато ведущий финской двойки не лыком шит. Уровень его мастерства Артем оценил по тому, как тот уходил на разворот для повторной атаки. Четко, уверенно, с набором высоты.

«Чайка» Сергеева покрутилась в воздухе под шлейфом черного дыма. А затем взорвалась. Все произошло очень быстро, за это время пилот не успел бы выпрыгнуть с парашютом. Значит, капитана Сергеева больше нет. Жаль. Но сейчас не до жалости: бой еще не закончен. Артем остался за ведущего. Лишь бы только Генка не подвел...

Английский «Спитфайр» – машина скоростная, с мощным вооружением. «Чайка» уступала ему по этим показателям, но имела лучший маневр на виражах. И Артем должен был этим воспользоваться.

Пока он разворачивал самолет, вражеские истребители разделились. И он смог зацепиться взглядом только за одну машину. Была возможность зайти «Спитфайру» в хвост. Но англичанин вовремя совершил маневр и выскочил из зоны обстрела еще до того, как Артем готов был открыть стрельбу. Враг ушел от него, но залез под прицел Хоботова. И тот выпустил в него длинную истерическую очередь. В это трудно было поверить, но мазила и неумеха Генка попал. «Спитфайр» вспыхнул, как просмоленный пучок соломы, и, закручиваясь по спирали, понесся к земле.

Вслед за ним загорелся и сам Генка. Это второй англичанин спикировал на него и пушечным снарядом разворотил мотор. Теперь Артем оставался с ним один на один. У него уже не оставалось сомнений, что против него действовал опытный летчик.

Артем заложил крутой вираж, но англичанин не позволил ему зайти в хвост. Он развернул свою машину и пошел в лобовую. Преимущество в высоте и вооружении за ним. Но Артем не испугался и смело пошел навстречу врагу. Уверенности добавляют четыре скорострельных пулемета. Но все равно страшновато. Неприятель стремительно приближается, сейчас он начнет стрелять. Не очень вдохновляющее зрелище – смотреть, как трассирующие пули летят тебе в лицо...

Но рука его не дрогнула. Он уверенно навел самолет на цель. И начал стрелять одновременно с вражеским летчиком. Одна пуля ударила в козырек, пробила его насквозь, но Артема, к счастью, не задела. Вторая отщипнула кусок обшивки фюзеляжа. Враг пронесся мимо. Не было заметно, что Артем нанес ему существенные повреждения.

Артем развернулся. И англичанин тоже должен совершить тот же маневр. Но его самолет летит по какой-то невероятной траектории. И к тому же клонится к земле. Артем догнал его. Но стрелять не пришлось. Самолет сам рухнул на землю и взорвался. Видимо, еще на лобовой атаке он смог подстрелить летчика...

Артем оставался в воздухе один. Но был еще один самолет. Машина Генки Хоботова. Тот не стал выбрасываться с парашютом, а ухитрился посадить горящую машину.

Его истребитель горел, но не взрывался. Возможно, Генка Хоботов где-то неподалеку. А вокруг враги... Артем снижался, чтобы на бреющем осмотреть место посадки. Может, Хоботова увидит, а может, прикроет его огнем.

Снижаясь, он заметил подозрительно движение в полосе редкого леса, откуда можно было прямиком выйти к месту вынужденной посадки. Неужто финская пехота?.. На бреющем он прошел над самолетом. Генка находился в кабине. Может, он ранен и у него сил нет выбраться из машины?

Артем сделал второй круг. Пошел на снижение, погасил скорость, выпустил лыжи. Судя по всему, снежный покров позволял сесть на шасси.

Сел удачно. Выбрался из кабины, бросился к Хоботову.

Генка был в сознании. Но, как говорится, ни бэ, ни мэ. Может, ему мозги отшибло... Впрочем, некогда было гадать, что да как. Артем через силу вытащил его из кабины, вместе с ним упал на снег, кое-как дотащил его до своего самолета. Генка уже стал кое-что соображать. Взобрались на крыло. Что делать дальше, Артем не знал. Кабина слишком маленькая, чтобы вместить двоих. Может, привязать Генку к крылу? Машина сильная, потянет двоих. А с неизбежным в таких случаях креном он как-нибудь справится...

– Там... Смотри... – пробормотал Генка.

Артем бросил взгляд в сторону, куда он смотрел, и увидел цепочку одетых в гражданское, но вооруженных людей. Финские егеря или добровольцы. Но кто бы это ни был, добра от этих людей ждать не приходилось. Тем более что уже послышались первые выстрелы.

– Генка, мать твою, держись! – крикнул Артем.

Хоботов лег на нижнее крыло, изо всех сил вцепился в опорную стойку. Артем прыгнул в кабину, взял стартовый разгон. Взлетать или не взлетать? Если взлетит, то у Хоботова будет очень мало шансов удержаться на крыле... А пока что он просто гнал машину по заснеженному полю, чтобы уйти от преследователей.

А впереди тоже какое-то движение... Артем не сразу понял, что ему навстречу шли те самые танки с бронированными санями, которые они спасли от бомбового удара. Теперь эти танки должны были спасти летчиков...

Генку отправили в тыл по земле. Артем вернулся на аэродром по воздуху. А война продолжалась.

Советские войска прорвали оборону противника и продвигались в глубь страны. Финны отчаянно сопротивлялись. Странное дело, но финский пролетариат почему-то не повернул оружие против своих поработителей-капиталистов...

В марте 1940 года правительство Финляндии подписало мирный договор на предложенных Советским Союзом условиях. Война закончилась. И полк вернулся на свою базу под Ленинградом.

Глава третья
Август 1940 года. Тушино.
Московская область.

За последний год Влада изменилась. Стала еще красивей. Более женственной. Но Артем смотрел на нее с плохо скрытой злостью. Еще бы! Ведь она шла под ручку с каким-то майором автобронетанковых войск. Важная, гордая, но в глазах лукавые, если не сказать блудные, искорки. Яркая, загорелая. Чертовки красивая, дьявольски желанная. И с другим...

Она только что вышла из своего подъезда, присоединилась к ожидавшему ее кавалеру. Артем вышел из сумрака подворотни, шагнул ей навстречу. Новенькая военная форма младшего офицерского состава. Темно-синяя пилотка, гимнастерка, отутюженные брюки бриджи, начищенные до блеска хромовые сапоги, командирский ремень, кожаная портупея через правое плечо. На рукаве знак летного состава ВВС. В голубых петлицах три кубаря. На правой стороне груди сияет орден Боевого Красного Знамени. Старший лейтенант Гудимов, герой-орденоносец, командир звена истребителей. Он так ждал этого момента, чтобы предстать перед Владой верхом на белом коне. А она с другим...

– Ну здравствуй, Владислава! – В его голосе звучала нескрываемая обида, в глазах стоял упрек.

Влада узнала его, остановилась.

– Артем?! Ты...

Ее взгляд скользнул сначала на петлицы, затем на орден.

– А-а... М-да...

Ей нечего было сказать. И она просто улыбнулась ему. Так обаятельно улыбаться могла только она.

– Может, вы позволите нам пройти, товарищ старший лейтенант? – нахмурился майор.

У него не было ни ордена, ни медали. Это, конечно, не умаляло его воинского достоинства. Не всем же повезло участвовать в боевых действиях. Но на Артема он смотрел с плохо скрытой завистью.

– Ну, если Влада скажет, я отойду, – скользнул по нему мрачным взглядом пилот.

– Мне кажется, что я старше вас по званию, – не очень решительно напомнил майор.

– Это сейчас не играет роли, – покачал головой Артем. – В этой ситуации самая старшая по званию – она.

– Максим, вы, наверное, идите, – сказала Влада.

– Без вас? – обескураженно спросил тот.

– Максим, право, я сегодня не могу!.. В другой раз, хорошо?

Она выразительно посмотрела на Артема, как бы говоря, что никакого другого раза не будет.

– Ну как знаете!

Майор понял, что ему дают отставку. Но у него хватило выдержки, чтобы выйти из ситуации с честью. Отстранился от Влады и ушел.

– И что это значит? – кивком головы показал в его сторону Артем.

– А ничего не значит...

Влада весело смотрела на него и мило улыбалась. Как будто в самом деле ничего не произошло.

– Так, знакомый. В кино меня пригласил. Я отказывалась, а он настаивал. Пришлось согласиться, чтобы он отвязался... А ты чего так нежданно-негаданно, как снег на голову? Хоть бы написал, что приедешь.

– Так вышло...

Отпуск был обещан Артему в ноябре. Но ему повезло: один из офицеров решил поменяться с ним местами в графике отпусков. Артем не отказался, потому что тот должен был гулять в августе. Зимой и водка холодная, и бабы не потные, но все равно в отпуск лучше отправляться летом. Вот он и отправился. Еще вчера он был в Ленинграде, а сегодня уже в Москве. Заскочил домой, сполоснулся после дороги, нагладился, перекусил и бегом к Владе.

– Красивый ты. – Она откровенно любовалась им. – Орден, три кубика в петлицах...

– Разве это новость для тебя? Я же писал, что награжден, что звание досрочно дали...

Орден он получил за свои сбитые шесть самолетов. Очередное воинское звание досрочно ему присвоили за спасение Генки Хоботова. В должности повысили за летное и тактическое мастерство. Всего лишь один год, а сколько перемен. Глядишь, лет через десять-пятнадцать комбригом станет.

– Ну, ты-то писал... – непонятно почему замялась Влада. – Ты писал, что училище закончил. А тебя из училища отчислили...

– Ты откуда знаешь? – обескураженно спросил Артем.

– Да так, знаю... – ушла от прямого ответа она.

А он не стал допытываться. Ну, знает и знает...

– Отчислили из училища, – подтвердил Артем. – А за что, знаешь?

– Знаю. За то, что под мостом пролетел... – весело и многообещающе улыбнулась она.

– Я слева направо под мост влетел. За это, считай, разжаловали. А потом справа налево пролетел. За это мне «лейтенанта» вернули. И первая личная победа...

Не вдаваясь в подробности, он рассказал, как обхитрил финского летчика.

– Да ты у меня герой! Ты писал мне про орден, про звание. Я думала, врешь... А это все правда... Два раза под мостом пролетел. Целых два раза... А хватило бы и одного. Я же тебе не какая-то там, я держу свои обещания... Артем, а пошли ко мне. Домой!

– А как же родители? – опешил он.

– Родители сейчас в Крыму отдыхают. Море, магнолии. Я, кстати, только позавчера оттуда приехала. Лето заканчивается, к учебному году нужно готовиться...

И товарищ майор ей в этом помогает, недовольно подумал Артем. И тут же решил, что ничего такого в этом нет. Ведь майор ждал ее возле дома, чтобы пойти с ней гулять. А ведь он мог подняться к ней. Но Влада и не думала приглашать его к себе. А вот Артема пригласила...

Квартира большая. Три комнаты, кухня, просторный холл. Резная лакированная мебель, кожаный диван с высокой спинкой, в горнице хрустальная с позолотой люстра под потолком, ковер на полу. И большой круглый стол под тарелкой ретранслятора. На стене портрет товарища Сталина.

– Отец у меня на заводе важная персона, – сказала Влада. – Раньше мы в бараке жили, а в позапрошлом году квартиру вот дали. Нам домработница полагается. А отец и слышать об этом не хочет. Говорит, что это пережитки старого. Не должен, говорит, один советский человек прислуживать другому советскому человеку. Хорошо хоть от машины не отказался... Знаешь, машина сейчас в гараже, но, если понадобится, всегда можно позвонить. Эх, съездить бы куда-нибудь, а! – мечтательно протянула Влада.

– Куда?

– Да куда-нибудь, где людей много. Представляешь, выходим мы с тобой из машины. Ты в форме, с орденом, я вся белая, нарядная... Еще бы три шпалы тебе в петлицы вместо кубиков...

– Всему свое время, – сдержанно улыбнулся Артем.

– Три шпалы – это полковник?

– Нет, уже не полковник. Это раньше можно было с майора сразу полковником стать. Но этим летом дополнительное звание «подполковник» введено. Так что полковник – это уже четыре шпалы...

– И долго надо служить, чтобы полковником стать?

– А это смотря как служить. Если война будет, то можно за два-три года дослужиться...

– С кем война? – насторожилась Влада.

– Или с японцами, или с немцами. А может, и с теми, и с другими.

– Ты это серьезно?

– Ну, пока других вариантов нет... А тебе что, страшно стало?

– Еще чего! Если немцы нападут, мы их в два счета...

– А на третий прихлопнем! – улыбнулся Артем.

Как кандидат в члены партии он обязан был поддерживать оптимистические настроения в массах. Да им и самим на политзанятиях не уставали твердить, что Советские вооруженные силы самые сильные в мире. Но Артем-то уже побывал на войне. Видел, как воюет самая «боеспособная» армия. Если малочисленную и плохо вооруженную финскую армию с трудом одолели, то что уж тогда про Германию говорить. Немцы пол-Европы, считай, завоевали. У них огромная армия, передовое оружие. И самолеты у них уже не те, на которых они в Испании воевали. Превосходные у них самолеты. Все летчики с боевым опытом. Страшно подумать, что будет, если фашистская армия навалится на Советский Союз. Даже при всем своем уважении к «ишакам» и «чайкам» Артем не мог сравнить их с немецкими истребителями. Наши машины уже морально устарели, а новых самолетов, в которых нуждаются войска, все нет и нет. Да что там новые самолеты. Эскадрилья, в которой он сейчас служил, летала на «И-16» старого типа. На этих машинах еще в Испании воевали. Сейчас в ходу «И-16» новых типов – изменяемый шаг винта и более мощный мотор. Но и они уже устарели. И даже этих машин нет... Но Владе не нужно знать о его сомнениях.

– Ты, наверное, голоден, а я тебя разговорами мучаю...

Артем стал отказываться. Но Влада и слушать его не стала. Принесла половину яблочного пирога собственного приготовления, согрела чай. И еще поставила на стол бутылку марочного вина, достала бокалы.

– Из Ялты привезла! – весело сообщила она. – Ты привезла, а я с пустыми руками... – смутился Артем. – Я схожу...

У него есть деньги, и, раз уж запахло вином, он сам должен поставить бутылку. Надо всего лишь сходить в магазин. А это рядом. Но Влада его удержала. Уперлась руками в плечи, жарко заглянула в глаза.

– Я тебя никуда не пущу! – прошептала она.

Ее губы были совсем близко, он ощущал тепло ее дыхания, вдыхал волнующий запах ее волос. Она пьянила похлеще всякого вина. У Артема пошла кругом голова. Не в силах сдерживаться, он приблизил к ней свое лицо, губами коснулся ее губ.

Влада не отстранилась. Их губы слились в долгом страстном поцелуе. Артему казалось, будто он летит с огромной высоты. Затяжной прыжок. Уже пора раскрывать парашют, а он не торопится дергать за кольцо...

За кольцо дернула Влада. Она первой оторвалась от него, перевела дух.

– Как это у вас, у летчиков, называется? – задорно спросила она. – Крутое пике?

– Что-то в этом роде.

– И часто ты так пикируешь?

– С чего ты взяла?

– Целуешься по-настоящему. Кто научил?

Разумеется, у Артема были девушки. Одна на втором курсе, другая на третьем. Но ни одна из них не шла ни в какое сравнение с Владой. Небо и земля...

– Да была подруга. Но это уже давно пройденный этап, – поспешил заверить он.

– Красивая? – спросила Влада.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное