Владимир Колычев.

Твое место на зоне

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Нет у меня таких денег, – пролепетал он. – И про какую икру вы говорите, тоже не знаю...

– А это что? – Рыбец швырнул на стол покрытый изморозью целлофановый пакет с икрой килограмма на два.

Из холодильника улики достал. Чем возмутил терпилу до глубины души.

– А у вас и постановление на обыск есть? – пискнул он.

– Есть! – Матвей поднял кулак. И без размаха треснул им Торопова по лбу.

– Это чтобы ты не возникал, спекулянт паршивый! – прокомментировал он свои действия. И строго посмотрел на Мишу. – Товарищ лейтенант, вызывайте старшину!

Рыбец открыл окно, высунул из него руку с полотенцем, махнул им. Через пару минут в квартиру входил Буйвол. Рост метр восемьдесят, мощная борцовская шея, рука толщиной с ногу обычного человека. Низкий узкий лоб не наводил на мысль о его высоких умственных способностях. Буйвол и в самом деле был туповат, но Матвею и не нужен был его ум. Этот «бык» использовался в качестве грубой физической силы.

Торопов как глянул на этого монстра, так зубами и застучал. Буйвол знал, что делать. Он спокойно подошел к газовой плите, зажег духовку, подождал, пока она прогреется. Затем схватил Торопова за шею. Тот и дернуться не успел, как его башка оказалась в духовке. Но Буйвол тут же вытащил голову из пекла, вернул терпилу на место. Он всего лишь показал, что ждет Торопова, если он будет упираться рогом. Да и взгляд Матвея не обещал ему легкой жизни.

– Хорошо, я дам вам двадцать тысяч! – взвизгнул он. – Но только с одним условием! Вы поможете мне разобраться с одним кретином! Рубайло Валерий Михайлович...

– Что, проблемы? – с интересом посмотрел на жертву Матвей.

– Да, он занимается тем же, что и я. У нас конкуренция, он отбивает у меня клиентуру. Я... Я знаю, как взять его с поличным. Завтра или послезавтра он повезет икру в ресторан «Юбилейный». Там его можно взять.

– Так ты нам своего конкурента с потрохами сдаешь?

– Да. Если он сядет, у меня будет больше клиентов.

– Ну что ж, логично. Давай его адресок, чудила!

Торопов продиктовал адрес с чувством злорадного удовлетворения. Но в тайник за деньгами полез без особого желания. Отодвинул диван в комнате, разобрал паркет, вытащил оттуда пакет с деньгами, из него достал четыре «котлетки» по пять «кусков» в каждой. Остальное хотел спрятать обратно. Но Буйвол его опередил. Вырвал у него пакет из рук, передал Матвею. Беглого взгляда было достаточно, чтобы определить примерную сумму. Тысяч тридцать-сорок, никак не меньше...

– А-а, как можно! – заскулил терпила. – Мы же так не договаривались.

– А это в счет нашего долговременного сотрудничества! – ухмыльнулся Матвей и перебросил пакет с деньгами Рыбцу.

Дело сделано, «капуста» срублена, пора линять. Он спиной почувствовал раскаленный от ненависти взгляд Торопова. Но это его ничуть не разозлило. У порога он обернулся к нему и в насмешку сказал:

– Если какие проблемы, звони в ОБХСС, всегда поможем!

Окрыленный успехом, он прямым ходом хотел отправиться к Рубайло, чтобы закрепить достигнутый успех на поприще борьбы с незаконным оборотом черной икры.

Но передумал. Жизнь, она покруче игры в карты. В игре можно два раза подряд сорвать банк, а в жизни так бывает далеко не всегда. Если тебе сегодня подфартило, лучше остановиться, чтобы не искушать фортуну. Все равно Рубайло никуда от него не денется...

Только черная икра принесла Матвею пятьдесят пять тысяч рублей. И это при том, что инженер в Стране Советов получал чуть более ста рэ в месяц... Ну мужики, они на то и мужики, чтобы задарма горбатиться, а настоящий вор должен лавэ лопатой грести.

Половина суммы ушла в «общак», остальные Матвей раскидал на бригаду. Пятнадцать штук ему с Рыбцом напополам, десять – на пацанов. Позвонил Соньке, забил ей стрелочку в кабаке. Там и передал ей два с половиной «куска». Положил конверт на блюдечко, передал ей. Ничего такого в том не было. Она же проститутка, даже менты это знают. Он мог хоть пять штук заплатить ей за ночь, хоть десять, это его право. Только вот объясняться придется, где он взял такие деньги. А где? Шел да нашел. Ментов он опасался, но не боялся. И допросов не боялся, он же не лох какой-то, чтобы его на пушку можно было взять.

– Это твоя доля, – пояснил он. – Пятая часть, как договорились.

Две с половиной штуки – это всего лишь крохи с барского стола. Но Сонька не своя, не воровская, ей можно заправлять арапа без всякого опасения попасть под косяк.

Путана изящно подцепила пальчиками конверт, длинными коготками ковырнула начинку.

– Ну спасибо...

Конверт плавно перекочевал в ее сумочку.

Сонька взяла деньги. Теперь она полностью повязана в деле. И в ментовку ей хода нет. Матвей не боялся тюрьмы. Но на воле такая лафа, что неохота с ней расставаться.

– Ты сегодня занята? – приличия ради спросил он.

По его взгляду Сонька должна была понять, что сегодня она будет обслуживать его одного.

– Да был тут один вариант... – натянуто улыбнулась она. – Но если ты хочешь...

– Хочу, – кивнул Матвей.

Они слегка оттянулись в кабаке, затем отправились к нему домой в Карповку – он по-прежнему жил там в одной хате с Рыбцом. Ну и пацаны иногда наведывались. Сейчас братва гуляла в поселковом кабачке, поэтому дома не было никого. Матвей вообще был против того, чтобы в доме цвела «малина». Шумные кутежи ни к чему хорошему не приводят. Сначала участковый заявится, затем и опера из местной уголовки. Если шуметь, то лишь в городе.

Лавья они с Рыбцом намыли немало. Можно было и ремонт в хате капитальный состряпать, и мебелью румынской обставиться. Но вбухать бабки в хату – это значило в какой-то мере привязать себя к ней. А настоящий вор должен оставаться свободным во всех отношениях. Ни дома, ни жены, про детей и говорить нечего. Дом – тюрьма, семья – братва, сберкнижка – воровская касса.

Матвей обосновался в небольшой комнатушке – местами полопавшиеся обои, старомодные комод и шкаф с потрескавшимся лаком, широкая деревенская кровать с железной сеткой, плетенка на затертом полу. Но его здесь устраивало все. Тепло, сухо, мягкая перина и вертухаи где-то далеко-далеко. А то, что Сонька нос морщит, так ему все равно. Он на ней жениться не собирается и в свой шалаш зовет лишь для того, чтобы справить нужду. Сунул-плюнул и разошлись, как в море корабли...

Глава третья
1

Даша смотрела на него вроде бы одобрительно, но без особого восторга. А ведь Сергей так старался. Мешковатый китель подогнал строго по своему размеру, отгладил его – ни единой складочки. И на брюках стрелки – острые, хоть масло режь. На погонах одна широкая лычка, на груди орденские колодки вместо комсомольского значка. Да, форма не военная, а милицейская, но что с того? Разве милиционеры не люди?..

– Да ты не думай, я же не всю жизнь в сержантах буду ходить, – словно в оправдание сказал Сергей. – До лета в патрульном экипаже буду кататься, а потом в Высшую школу милиции поступлю. Между прочим, диплом юриста, высшее образование. И погоны лейтенантские...

Уговорил его генерал Демин – поступил Сергей на службу в милицию, форму вот получил, завтра уже приступает к исполнению служебных обязанностей. За новичка его вряд ли держать будут, как-никак у него Красная Звезда, а в милицейской среде кавалеры боевых орденов на особом счету. И люди там хорошие служат, честные, порядочные. Взять того же Демина. Мог бы посадить Сергея, так нет, он еще и на службу его взял.

– Ну, если погоны лейтенантские, тогда ничего, – улыбнулась Даша. – А то у меня один родственничек есть. Так он тоже в милиции служит. Ему уже за сорок, а он все еще сержант. Толстый, штаны и рубашка по швам трещат. Глазки жиром заплыли, нос красный. Ходит, пыхтит как паровоз. И еще луком и борщом от него всегда пахнет. Я как представила, что ты таким будешь, так страшно стало...

– Я в сорок лет полковником буду, – ничуть не сомневаясь в том, заверил ее Сергей.

– На черной «Волге» будешь ездить, – мечтательно улыбнулась Даша.

– Ну это само собой. Квартира у нас будет. Ты будешь печь мне пирожки и ждать со службы. Отставить пирожки! А то я точно стану таким же толстым, как твой родственничек...

– Не станешь. Я больно-то баловать тебя не буду.

– И не надо больно. Надо нежно баловать...

Сергей мягко обнял девушку за талию, привлек к себе, с замиранием сердца коснулся губами ушка. Внутри все вмиг закипело. Пришлось делать над собой усилие, чтобы унять опасный порыв. Даше всего шестнадцать, она еще школу не окончила. Рано ей женщиной становиться. Да она еще и не позволит ему залезть к ней под юбку. Дружба в рамках «жених-невеста» – пожалуйста, целоваться тоже не возбраняется, а постель только в первую брачную ночь. Да Сергей и не настаивал. Он все понимал...

В прихожей зазвонил телефон. Сергей взял трубку.

– Привет! – услышал он знакомый голос.

– Олег?! Ты?!

– Ну а кто ж еще!

– Где ты?!

– Дома уже. Вчера приехал.

– И только сейчас позвонил, эх ты!

– Как лучше, мне к тебе подъехать или ты ко мне?

– Я подъеду. Сейчас же возьму такси и приеду.

– Ну жду!

Сергей положил трубку.

– Кто звонил? – спросила Даша.

– Олег звонил. Мой командир. Воевали вместе. Я тебе рассказывал про него.

Олег получил пулю в область позвоночника, «трехсотым» грузом был отправлен в госпиталь. Врачи разводили руками – нижняя часть тела отнялась, жить парень будет, а ходить – никогда. Из Ташкента его отправили в московский госпиталь, там он перенес несколько операций. И надо же, отнявшиеся было ноги снова обрели подвижность. Полгода в госпиталях, затем санаторно-курортное лечение. И вот в мае, почти что через год после ранения, он возвратился домой. Разумеется, Сергей обязан был увидеться с ним.

– Да, повезло парню, на всю жизнь инвалидом мог остаться, – покачала головой Даша. – Ты же знаешь, я в медицинский поступать собираюсь. И знаю, что такое ранение в позвоночник.

– Значит, Олег в бронежилете на свет народился, – улыбнулся Сергей. – Я сейчас к нему еду.

– И я с тобой!

– Ты-то чего?

– А интересно на твоего командира посмотреть. Да и скучно без тебя... Время-то – половина пятого, а с тобой мне и до одиннадцати можно гулять.

Дашина мама всецело доверяла Сергею. Даже к нему в гости дочери ходить разрешала, хотя его мать и отец с утра до вечера находились на работе.

– Ну поехали... Только учти, мы с Олегом немного выпьем.

– И мне можно чуть-чуть. Если шампанского.

– Намек понял.

До троллейбусной остановки рукой подать, а там можно было взять такси – если повезет. По пути зашли в универмаг, купили шампанского и коньяка. Неудобно с пустыми руками в гости приходить.

Олег жил в центре города, в большой квартире еще довоенной постройки. Отец его занимал какую-то высокую должность в горисполкоме, поэтому дом полная чаша. Свежий ремонт, новая дорогая мебель. Запах роскоши Сергей уловил еще с порога.

Олег похудел, осунулся, но держался бодро. Даже палочку в сторону отставил.

– А это у нас кто? – восхищенно посмотрел он на Дашу.

– Моя невеста!

– Ух, ты! Ну повезло же тебе, братишка! Настоящая красавица!

Сергей мельком глянул на Дашу. Она делала вид, будто ей совершенно не интересно, что про нее говорят. Но видно, что девчонка смущена.

– Ну проходите, проходите! Я сейчас один. Родители вот-вот будут, а сестра на музыке. Но они-то нам не помешают. Посидим, поговорим... А там и Оксана придет, они с твоей Дарьей примерно одного возраста, пообщаются...

– Смотри-ка, раскомандовался! – весело попенял Олегу Сергей.

Втроем они прошли на кухню. Олег быстро собрал на стол.

– Как жив-здоров? – спросил Сергей.

– Да как видишь, все в порядке... Думал, хана мне, ан нет, вытащили меня. Там в Москве такие врачи, чудеса творят.

– Я тоже врачом буду, – встряла в разговор Даша.

– Ух, ты! – с восторгом отозвался Олег. – Кстати, меня женщина лечила...

– Молодая, красивая? – с подначкой спросил Сергей.

– Да я бы не сказал. А что?

– Да так, вспомнил, что ты говорил, когда тебя зацепило. До свадьбы, сказал, все заживет.

– Ну как видишь, зажило раньше. Ничего, времени у меня теперь полно. Найду невесту.

Олег замолчал, схватился за сигарету. Но вспомнил про Дашу и сломал ее в пепельнице.

– Ты чего это занервничал? – удивленно глянул на него Сергей.

– Да комиссуют меня, вот чего. К службе в Вооруженных силах не пригоден... Воевать пригоден был, а как пулю получил, так никому уже и не нужен.

– Радуйся, что вообще жив остался. Да и руки-ноги на месте.

– Да я понимаю, что могло быть и хуже. А все равно обидно. Я же военным мечтал быть...

– А ты есть и будешь военным. Ты герой-афганец, а это навсегда. А на гражданке тоже жизнь есть.

– Как и на Марсе... – усмехнулся Олег. – А вообще, чего это мы о грустном? Давайте выпьем за встречу. Хорошо же все. Ты, Серега, вернулся, я вернулся. Даша вот – луч света в темном царстве...

– Да я бы не сказала, что у вас здесь темное царство. А выпить можно. Только чуть-чуть.

Сергею показалось, что на Олега она смотрит с более чем допустимым интересом. В душе шевельнулся червячок ревности. Но он тут же заморил его здоровым оптимизмом. Олег – симпатичный парень, но таких много, а Сергей у Даши один. Она может смотреть на кого угодно, но нужен-то ей только он. Сергей снова глянул на Дашу. Нет, она уже не смотрит на Олега. Сидит, куда-то в окно глядит, скучно ей. Не нравится ей Олег. Это ревность-злодейка галлюцинации напускает.

Сначала появились родители Олега. Сергея они приняли как родного. И к Даше отнеслись тепло. Затем из музыкального училища вернулась Оксана. Она вообще забрала Дашу в свою комнату. О чем они там болтали, Сергея совершенно не интересовало.

Олег вышел проводить их до остановки.

– Как насчет того, чтобы в ресторан сходить? Ну через недельку, через две, – спросил он у Сергея. – С родителями неинтересно, с тобой бы, братишка, посидеть...

– И со мной тоже! – заявила Даша. – Я Сергея одного не отпущу!

– Ну как же без тебя! В рестораны ходят не только светлые, но и темные личности. Бандиты там всякие... Кто ж нас с Олегом защитит, как не ты!

– Ну почему же, – улыбнулся Олег. – Даша в самом деле может нас защитить. От представительниц прекрасного пола. Если вдруг какая дама захочет с кем-нибудь из нас познакомиться, она тут же повернет назад, как только увидит Дашу.

– Это еще почему? – кокетливо повела она взглядом.

– Потому что рядом с тобой и ловить нечего. Ты же самая красивая.

– Не могу же я быть одна на двоих! И откуда ж та дама узнает, с кем я, с тобой или с кем?

– Узнает, – недовольно буркнул Сергей и привлек Дашу к себе.

Ему не нравился этот разговор. Ему не нравилось то, как Олег смотрит на его невесту.

– Ты будешь с Сергеем, – решил Соломин. – А я возьму Оксану.

Да, уж лучше что-то, чем ничего. Раз нет у Олега невесты, пусть возьмет с собой сестру. Пусть ухаживает за ней, а не за Дашей.

А может, ну его к черту, этот ресторан? Или лучше отправиться туда вместе с Олегом, но без Даши. Нужно думать, нужно решать.

2

Экспроприация экспроприаторов шла полным ходом. Матвей пожинал такие плоды, что Ленин с Дзержинским позавидовали бы.

Самый большой куш он сорвал с мебельного цеховика. В магазины его фабрика гнала обычную дешевку из ДСП, а на теневой рынок задвигала отличные гарнитуры из цельного дерева. «Деловой» греб деньги лопатой, а хранил их, судя по всему, в кубышке.

Взяли его на даче. Особо не мудрствовали. Сунули паяльник в дупло. Правда, так нагрелась, что пеной полезла из «хлеборезки»... Деньги мужик хранил в банках. В стеклянных. Хруль с Чириком умаялись огород лопатами вспахивать. Урожай впечатлял. Без малого двести «кусков» да плюс трехлитровая банка «рыжья».

А где-то через неделю после этой делюги к Матвею наведался какой-то фраер блатованный. Вместе с Рыбцом они торчали на завалинке возле своей хаты, смолили косяк. И тут на тебе, какое-то мурло нарисовалось. Кепка на глазах, руки в клетчатых брюках. К губам приклеена презрительная ухмылка.

– Ты, что ли, Холод? – нагло спросил фанфарон.

Матвей не ответил. Он молча обрабатывал гостя тяжелым, пронизывающим взглядом. Пацана проняло – ухмылка сползла с его тонких змеиных губ.

– Ты чо, черт чудной попутал? – наехал на него Рыбец. – Те чо надо?

– Холод мне нужен.

– А ты ваще кто такой?

– Я Водяной.

– Да мне до фени, водяной ты или газированный. Кто тебя подослал?

Матвей и сам догадывался, что чудила этот нарисовался не по своей воле.

Пацан посмотрел на него и кивнул головой в сторону парка.

– Там тебя Воронец ждет.

Про Воронца Матвей слышал. Вор в законе, но не из самых уважаемых. Поговаривали, что корону он получил за деньги. Так это или нет, но короновали его «пиковые», а они не всегда соблюдали законы «от» и «до».

Воронец считался вором из «новых», из тех, кто признавал постанову знаменитого кисловодского сходняка семьдесят девятого года. Тогда воры и «деловые» поделили страну на зоны влияния. У каждого воровского клана свои подопечные дельцы, с которых они снимали десять-двадцать процентов слама. Но дело в том, что эта постанова не вписывалась в рамки «нэпмановского» воровского закона. Поэтому правильные воры старой формации клали на кисловодский сходняк с прибором. Оттого-то и сталкивались лбами «старые» воры с «новыми». Разборка за разборкой по всей стране, и до крови дело доходило...

– Что ему нужно? – забеспокоился Матвей.

Встреча с Воронцом не сулила ничего хорошего.

– А он тебе все скажет.

– Он один?

– Один. С глазу на глаз хочет с тобой перетереть.

– Я счас...

Матвей зашел в дом, переоделся, «подковался» и уверенной походкой двинулся в парк на «стрелку».

Воронец сидел на скамейке и с важным видом кормил голубей. Рядом с ним никого. И в самом парке ни души. Только ветер шумит в молодой листве деревьев и кустарников.

Но, стоило Матвею подойти к вору, как, откуда ни возьмись, появились два бойца – крупные парни с каменными лицами и чугунными кулаками.

– А мне говорили, что ты один будешь, – осклабился Матвей.

Воронец пропустил его слова мимо ушей. И это еще больше разозлило Матвея. Вроде бы расклад «раз на раз» шел, а вор вдруг «торпедами» себя окружил. Подляна это. А честный вор подляны не кидает. А если кидает, то он не совсем вор.

Воронец поднялся, в сопровождении своих «гладиаторов» подошел к нему, вперил в него пронзительный взгляд. Но насквозь просветить его не смог: Матвей просто-напросто заморозил этот взгляд и разрушил его как ледяную сосульку.

Вор не выдержал – отвел глаза в сторону. Он еще и говорить не начал, а его позиции уже подорваны. Но это не значит, что он проиграл. У него еще есть шансы.

– Лебедев на больничке, – издалека начал Воронец.

Голос густой, с хрипотцой, стальные нотки в нем. Но Матвея этим не проймешь.

– А тебе-то какое дело до какого-то дешевого фраера? – презрительно усмехнулся он.

Не мог охладить его пыл и высокий воровской сан собеседника.

Лебедев был тем самым цеховиком-мебельщиком, с которого Матвей сорвал свой самый крупный в жизни куш.

– А то, что я помогаю Лебедю решать его проблемы, – зло зыркнул глазами вор.

– Ну так решай. Ему счас после паяльника дупло нужно вазелином мазать...

Это была более чем дерзость с его стороны. Но Матвей-то уже понял суть проблемы. Воронец хотел спросить с него за подшефного «делового». Уступать Матвей не собирался, поэтому и грубил. Он не боялся ни Воронца, ни его «гладиаторов». Был у него козырь в рукаве.

– Смотри, как бы тебя самого вазелином не смазали! – запузырился вор.

– Не в тему базар! – грозно оскалился Матвей.

Воронец растерян. Ладно, если бы ему нагрубил коронованный вор, а Холод ведь даже не положенец. Он-то думал, что влегкую поставит Матвея на понятия. А нет, нарвался на грубость. И сам сорвался. Угрожать стал... А ведь в таком тоне только бакланы угрожают, уважающие себя воры ответку на крови дают. Но не решается Воронец бросить на Матвея своих «торпед». Если его загасят, то кто ж двести штук вернет. Да Матвей еще и не даст себя загасить. Он давно на стреме.

– Это ты не в тему на Лебедя наехал, – вскипел Воронец. – Он мой человек, мне отстегивает. Ты сначала должен был узнать, кто за ним стоит, а потом наезжать.

– Ты за ним стоишь? Ну и стой, твое право. А я блатной и могу снимать слам с любого фраера. Давай к Босому подъедем, он тебе скажет, что я был прав.

Босой был вором старой закалки. И, в отличие от того же Воронца, имел безупречную репутацию честного бродяги.

– А меня Босой не парит. Я сам вор. И сам решаю, кто прав, а кто нет. И тебе говорю, что ты не прав. И ты должен вернуть мне двести штук плюс пятьдесят косарей отступного.

– Тебя Босой не парит. А меня твоя постанова не парит. Ничего ты не получишь. Это мое слово! – жестко отрезал Матвей.

– Ты вообще кто такой, чтобы права качать? Ты откуда взялся? – скривился вор. – Не вор, не жулик, а понтов на большой сход. Короче, два дня тебе сроку. Сбиваешь слам в кучу, выходишь на меня, и проблема решена.

Воронец морозил какую-то чушь. Матвей сказал ему свое слово. И тот не должен больше сотрясать воздух. Он должен действовать, а не порожняки гонять. Место безлюдное, трава высокая. Ножом по горлу, и весь базар. Был Матвей Холод, и нет его. Менты ничего не знают, зато братва в курсах, что Воронец своего врага завалил. Может, он и не прав был, но победителей не судят. Воронец решает проблему и прибавляет в авторитете. Все очень просто. Но ничего не происходит. Матвей жив-здоров, а вор все икру мечет.

– Ты пойми, нам здесь в городе беспредел не нужен...

Уже и тон у Воронца увещевательный. Тьфу!..

– Да пошел ты на...! – не выдержал Матвей.

Напросился, что называется. Такого оскорбления Воронец простить не мог. Вот уже и отмашку дает.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное