Владимир Колычев.

Судьбы вершитель, спусковой крючок

(страница 3 из 23)

скачать книгу бесплатно

– Я тебя сейчас застрелю, – устрашающе спокойным голосом сказала она. – И мне за это ничего не будет.

– Э-э, не надо, – шарахнулся он.

– Кого она нашла? Тебя?

– Да нет, нет…

– Раздевайся.

– Что?

– Я сказала, раздевайся.

Она заставила его снять куртку, отбросить ее в сторону; рядом с ней на землю одно за другим легли свитер, батник и джинсы. Ерш остался в одних плавках. И Роза смотрела на выпуклость в них, но вовсе не для того, чтобы получить эстетическое удовольствие. Она искала оружие, которое могло быть у него. Но ничего не было. Поэтому она позволила ему войти в дом.

Просторный холл, белоснежный кожаный диван, широкая лестница из красного дерева, огромная хрустальная люстра под потолком; словом, сплошное великолепие. Роза села в кресло, а его заставила стоять в дверях. Пистолет направлен на него, в глазах у нее пугающая решимость. Ерш боялся пошевелиться.

– Странная вы какая-то, – дрожащим голосом сказал он.

В доме было тепло, но его знобило как в лихорадке.

– А если сейчас ваш муж зайдет, увидит меня, что он подумает?

– Во-первых, я не замужем. А во-вторых, тебе слова не давали. Говорить будешь, когда я скажу… Итак, что задумала Рита?

– Она хочет вас убить.

– Зачем?

– Чтобы забрать у вас этот дом… Ну, еще она говорила, что квартира в Москве есть.

– И ты ей поверил?

– Да мне все равно. Есть, нет – какая разница, если она хочет вас убить?

– Ты прав, не важно какой мотив, оправданный или нет, главное – действие… Значит, она хочет меня убить.

– Очень хочет.

– И кого она нашла, чтобы это сделать?

– Хахаль у нее появился. Взрослый мужик. Сам крутой, и джип у него навороченный. Она с ним уехала.

– Куда?

– Не знаю. Любовь у них там или что, но ее уже две недели нет…

Ерш много потерял, оставшись без Марго. Клевая девчонка на внешность – хороший доход приносила, больше, чем Ленка и Тонька, вместе взятые. А сколько уламывать ее пришлось! Ничего, справился, за полгода навариться успел, а потом появился какой-то черт, мало того что забрал девчонку, так еще и Ершу навалил. Опухлость вокруг носа только-только сошла.

Обида душила Ерша. Потому и подался он к ее тетке. Она судья, она будет искать Марго с пристрастием. И хахаля ее заодно прижучит. Он, конечно, не киллер, но если менты возьмутся за него с пристрастием, то и на убийство Кеннеди раскрутят…

– Откуда он ее забрал? Из детдома?

– Да.

– Какой детдом, номер?

– А вы не знаете?

– Нет.

– Она же ваша племянница. Могли бы хоть раз ее навестить…

– Какая она мне племянница? – презрительно скривилась Роза. – Юлька ее нагуляла. Не от Никиты она… Короче, это не твое дело, понял?

– Ну, может, и не племянница. По факту. Но по закону дом этот ей принадлежит.

– Много ты знаешь, – нервно огрызнулась женщина.

И угрожающе приподняла руку, в которой был пистолет. Ерш понял, что ему без спросу лучше не возникать.

– Да мне все равно, как там у вас, – с видимым равнодушием пожал он плечами. – Мое дело предупредить.

– Зачем тебе это?

– Ну, мало ли что.

Вдруг она вас пиф-паф. Меня потом совесть мучить будет.

– Не похож ты на совестливого.

– Да я сама совесть, если хотите знать.

– Ну да, ну да… Не нравишься ты мне. Ох как не нравишься… Ты уверен, что Рита всерьез это замышляет?

– Гадом буду.

– Сам ты кто, чем занимаешься?

– Так это, в детдоме работаю. Ну, завхозом там…

Ерш действительно работал завхозом, правда, хватило его всего на два месяца. Выперли за домогательство к воспитанницам. Но по-любому он своего добился. Трех девчонок из детдома увел, заставил на себя работать…

– Я же сам детдомовский. Армию отслужил, ну и обратно в детдом…

Ерш врал, но только наполовину. Он действительно вырос в детдоме, но в армии не служил. Вместо этого без дела по жизни шатался, пока не понял, что на девочках зарабатывать можно. Неплохо поднялся, даже машину купил, старую, правда, но по-любому круто.

– Ты еще заплачь, – усмехнулась Роза. – Ты меня на жалость не бери, не надо. Я в этом плане морально устойчивая.

– И трусливая, – негромко добавил Ерш.

– Что? – возмутилась женщина.

– Долго на мушке держать будете? Я, между прочим, не стриптизер…

– Сама вижу, что нет, – усмехнулась она.

– В принципе, я могу… – надулся Ерш.

Он считал, что фигура у него вполне удавшаяся, ну и все остальное тоже. А тут такое пренебрежение.

– В принципе, не надо… Хотя…

Ерш заинтригованно повел ухом. Сейчас она скажет, что он – супер… Ждал, но не дождался.

– Риту ищут? – спросила Роза.

– Да нет… Но вы бы могли ее найти. Вы же судья, у вас связи в органах.

– Да, пожалуй… А ты уверен, что она хочет меня убить?

– На все сто. Я больше скажу, она меня подговаривала. Ну, чтобы я вас… Но я же не идиот, чтобы на представителя закона, да и вообще… Я законопослушный гражданин, а вы держите меня на прицеле, да еще и голышом…

– Что поделаешь, рожа… э-э, личность у тебя подозрительная…

– Да что подозрительная! – возмутился Ерш. – Я, между прочим, совершенно положительная ро… то есть личность. У меня и характеристики все положительные, из армии, с места работы, ну и когда из детдома…

– А работаешь ты в детдоме.

– Ну да.

– И Рита может туда вернуться.

– В принципе, да.

– И ты можешь мне сказать, если это случится?

– Могу… Я много чего могу. Но если вы не уберете пушку, я вас знать не знаю…

– Ну хорошо.

Роза позволила ему одеться, провела на кухню, сварила кофе, угостила его чашечкой – такой маленькой, что он даже вкуса не почувствовал.

– Риту нужно найти, – сказала она.

– Это не мои заботы… А зачем?

– Затем…

Ерш решил, что пора переходить на «ты».

– Дом у тебя классный. Я бы за такой дом насмерть бился…

– Насмерть?.. – заинтригованно и с хитрецой повела бровью Роза. – Что ты имеешь в виду?

– Ну, то и имею… От Ритки избавляться надо. В психушку там, например. Или еще что-нибудь, ну, более кардинальное…

– Что кардинальное?

– Ну, несчастный случай там…

– Тебя самого в психушку надо, – скорее с одобрением, нежели с осуждением сказала Роза.

– Да нет, я нормальный. А Ритка нет. У нее с психикой проблемы. Бешенство матки…

– Что?

– Ну, это когда на мужиков со всей силы тянет…

– Повышенное сексуальное влечение?

– Ага, высоченное.

– И это в пятнадцать лет?

– Ну да… Она же проституцией занимается. Ну, есть которые за деньги, это в основном, а она за удовольствие…

– Ты откуда знаешь?

– Ну, как тебе сказать…

– Ты был с ней?

– Ну, нет! – снова, в который уже раз соврал Ерш. – Ей же восемнадцати нет…

– Сейчас уже с четырнадцати можно. Если сама…

– Да? Учту. Как она появится, так сразу и учту… Если судья сказала, что можно…

– Ты говори, да не заговаривайся.

Но Ерш уже вошел в раж. Роза без оружия, бояться ему нечего. К тому же он уже почувствовал пока что еще тонкую нить, протянувшуюся между ними. Женщина была не прочь избавиться от Риты кардинально, но пока что боялась озвучить свою мысль… Но даже если она не решится заказать смерть племянницы, Ерш все равно будет ей нужен. Проблему с Ритой нельзя оставлять открытой, и она это понимала.

– А с судьей можно?

Роза вплотную подошла к нему; пристально, с лисьей хищнинкой во взгляде улыбнулась. И вдруг, раздвинув ноги, оседлала его колени. Но рано было праздновать победу. Сначала она обвила руками его шею, а потом вдруг со всей силы схватила за уши, да так больно, что слезы брызнули из глаз.

– С судьей можно, – ядовито усмехнулась она. – На скамье подсудимых. Через решетку… Хочешь попробовать?

– А что я такого сделал? – спросил он, когда женщина поднялась и отошла к окну.

– Говоришь много.

Легким привычным движением она смахнула с подоконника пачку тонких французских сигарет, одну сунула в рот и выжидательно посмотрела на него. И он догадался, как можно заслужить ее благоволение. Поднялся, не разгибая ног в коленях, подошел к ней, угодливо щелкнул зажигалкой… Да, эта женщина умела подчинять людей. Не зря она стала судьей…

– Так что, ты говоришь, у Риты за проблемы? – до половины выкурив сигарету, спросила она.

– Ну это, влечение…

– Ты прав, это расстройство психики.

– Еще какое!.. Я ей говорил, не надо, у тебя вся жизнь впереди…

– Девочка нуждается в комплексном лечении.

– Ну да, в психушке ей самое место, – кивнул Ерш.

Он уже понял, что Роза не станет заказывать свою племянницу. Но все же она воспользовалась его подсказкой. А уж ей-то при ее должности не составит большого труда отправить Риту в дурдом. Заколют девчонку аминазином, превратят ее в «овощ», и проведет она остаток своих дней на «грядке».

– С этим мы разберемся…

Роза снова подошла к нему, облизнула затуманенным взглядом.

– Ее вылечат… И меня вылечат…

Она снова оказалась у него на коленях. И в этот раз схватила его за язык. Но не руками, а зубками – жадно и в то же время нежно… Оказалось, что Роза сама страдала повышенным сексуальным влечением. И Ерш был горд тем, что вызвал у этой кошки приступ мартовского бешенства; и был рад, что смог оказать ей первую медицинскую помощь на дому…

* * *

Отец плавно, без рывка оторвал Риту от земли, вознес к небу и нежно поцеловал в щечку. Поставил на место, вслед за мамой сел в машину.

«Мы скоро приедем, – сказал он, взявшись за внутреннюю ручку дверцы. – Но если вдруг что-то случится, помни, у тебя есть бабушка и тетя Роза. Они всегда помогут…»

Отец и мама уехали. Рита уже знала, что они больше никогда не вернутся. И от осознания одного этого проснулась в холодном поту… Раннее осеннее утро, темень, в окна стучится ледяной дождь вперемешку с мокрым снегом. А внутренние часы подсказывают время. Скоро подъем. На дворе холодина, но Артем задаст ей жару…

Пять лет провела она в детдоме, полгода из них – на панели. И только сейчас в ее жизни появился человек, который взял ее на воспитание. Артем – псих, одержимый идеей сделать из нее солдата. Но при этом он заботится о ней как отец. Безумствует, но в постель лезть к ней и не пытается. Тяжело ей в учении, зато физические нагрузки заставляют забыть о том, что совсем недавно она была проституткой…

Чужой человек заботится о ней. А родные люди выбросили на обочину жизни. Бабушка, тетя Роза. «Они всегда помогут». Знал бы отец, как заблуждался в своих суждениях… Но бабушке еще повезло. Ее Рита убивать не собирается. А тетя Роза пусть молится…

Дверь открылась почти бесшумно, в комнату хлынул свет.

– Подъем! – негромко, но при этом оглушительно скомандовал Артем.

Он уже в теплом и шуршащем спортивном костюме, на ногах непромокаемые кроссовки. Фирма, дорогое удовольствие. Рита таким комплектом похвастать не может, у нее всего лишь ушитая под размер армейская форма да тяжелые боты с высоким берцем. И в это неудовольствие нужно еще втянуть свое тощее тельце. Артем неумолим. Не уложился в минуту – за каждую лишнюю секунду насчитает дополнительные двести метров.

Он не подгоняет, не понукает. Рита и без того торопится как на пожар. Оделась, обулась, бегом вниз, в мокрую ледяную мглу. Маршрут движения известен – дорожка через огород, препятствие в виде забора и по тропинке в лесную гущу. Три километра в одну сторону, столько же в другую. Это называется – утренняя пробежка. Тете Розе такого не пожелаешь…

– Как из ведра хлещет, – плаксиво сказала Рита.

Но легче землю по экватору обежать, чем разжалобить Артема.

– Вперед!

Он бежал впереди. Темп высокий, но Рита знала, что он способен и на большее. Бегает она неплохо, но едва поспевает за ним. Со временем она сможет увеличить скорость, но тогда и Артем добавит… Жутко тяжело. Но все же лучше бегом по холоду и дождю, чем в тепле камазовской кабины. Не хотела Рита возвращаться к Ершу, поэтому и старалась изо всех сил; боялась, что Артем отправит обратно…

После утренней пробежки – душ в шаткой дощатой кабинке. Но Рита уже начинала к нему привыкать. И даже обрадовалась, когда на нее обрушились ледяные струи. Сильнейшая встряска, но взамен – дополнительный заряд бодрости. Но главное, Артем позволит ей после этого десять минут поваляться в теплой постели.

Завтрак он приготовил сам. Каша с мясом, здоровая, как он говорит, пища. Две морковины, яблоко – витамины на весь день. Крепкий кофе, с сахаром, но без булочки… Словом, жить можно. Плохо, что после завтрака начинаются занятия. И это невыносимо, ведь Артем обучает ее приемам рукопашного боя. Полезная наука, но к обеду Рита совершенно выбивается из сил. К счастью, после простой, но сытной еды – тихий час, ну а потом курс школьной программы в порядке самообразования. Артем не поленился, съездил в город, раздобыл учебники за седьмой и восьмой класс. Он не станет помогать ей решать задачи, но спрашивать будет жестко. Если что не так, вечером снова будет бег по пересеченной местности…

Но до вечера еще далеко. Учебный день только начинается. И на маленький, посыпанный песком пятачок за домом Рита плелась как на каторгу. Вторую неделю она занимается, но пока что научилась только правильно падать. Может, без этого нельзя постичь азы рукопашного боя, но не самое это приятное занятие – приземляться на землю после броска через бедро. Артем ее не щадит, так что пара-тройка лишних синяков на сегодня гарантирована.

Он снова, в который раз объяснил ей, как правильно группироваться при падении, на какие точки опускаться. И началось… Правда, сегодня обошлось без синяков. Оказывается, Рита научилась правильно падать. Хоть какое-то достижение. И Артем это заметил.

– Завтра будем ставить удар, – сказал он.

– Смертельный? – сорвалось у нее с языка.

– Почему именно смертельный? – внимательно посмотрел на нее Артем.

– Ну, есть же такие удары, когда раз – и нет человека.

– И кого ты хочешь убить?

– Да так…

– Тетя Роза не дает покоя?

– Она предала не только меня. Она предала моего отца. Он так на нее надеялся… Мне сон сегодня снился. Он уезжал с мамой. Он уже знал, что не вернется. Но не знал, что тетя Роза такая сука!

– Ну-ну, не надо так, – слегка осадил ее Артем.

– А разве не сука?

– Сука. Но не надо эмоций. Если ты собираешься убить человека, ты должна быть свободной от эмоций. То есть, пока ты собираешься, ты должна подогревать себя. Но как только палец ляжет на спусковой крючок, все чувства прочь…

– Ты откуда это знаешь? – озадаченно посмотрела на него Рита.

– Знаю. Мне приходилось убивать.

– Ну да, Чечня…

– Чечня, – кивнул он. – И поверь, смертельные удары там совсем неэффективны. Там врага можно остановить только пулей…

– Так научи меня стрелять.

– Всему свое время.

– Значит, научишь… И тетю Розу разрешишь убить?

– Не думай об этом.

– Не могу не думать… Может быть, ты это сделаешь? Ты же разведчик, ты умеешь убивать…

– Я и тебя этому научу.

– Когда это будет… Уже зима на носу. И дом у нас не самый теплый…

– Ты хочешь переехать в свой дом?

– Да. Вместе с тобой. Поверь, тебе там понравится.

– Не будем спешить…

– А я бы поспешила.

– Поспеши. Обед сегодня за тобой. Вперед!

На суп с тушенкой ушло немного времени. А большего Артем от нее не требовал. По большому счету ему было все равно, умеет она вкусно готовить или нет. Рита уже поняла, что в системе его домашнего обучения это было не главное.

* * *

Зима, холода, снег по пояс, но это куда лучше, чем дождь и слякоть. И сил у Риты куда больше, чем прежде. Она легко скользит на лыжах по скрипучему снегу. Она уже заслужила право на теплый лыжный костюм и сегодня похожа на спортсменку, но никак не на дуру в армейском камуфляже. Еще бы винтовку за спину, тогда ее можно было бы принять за биатлонистку… А винтовка есть, но не за плечами, а в тайнике на лесной поляне, куда она сейчас шла в сопровождении Артема. Они уже у цели, сейчас он снова будет учить ее стрелять…

– Стоп мотор! – улыбнулся Артем, утапливая в снег лыжные палки.

У него сегодня прекрасное настроение. Вчера он вернулся из командировки, привез деньги и тот самый лыжный костюм, в котором она сейчас… Куда он ездил, зачем, об этом она не спрашивала. Артем давно уже отучил ее задавать глупые вопросы. Если он сочтет нужным, то скажет все сам. Или подождет, пока она сама догадается.

– Ложись! – неожиданно скомандовал он.

Рита вместе с лыжами мгновенно упала в снег.

– Знаешь, почему женщин стараются не брать в армию? – балагурно спросил он. – Потому что они неправильно выполняют команду «Ложись». Ложатся на спину… Ты выполняешь команду правильно. Поэтому продолжим обучение. Но в положении стоя. Встать!

Он вскрыл тщательно замаскированный тайник, достал оттуда винтовку «СВД» с оптическим прицелом… Он не призывал Риту браться за оружие и идти убивать тетю Розу. Но и не отговаривал ее от этой идеи. Более того, раздобыл где-то боевую винтовку и уже второй месяц натаскивает ее в снайперской стрельбе. Она уже знает, что такое правильное дыхание, поправки на дальность, ветер и даже влажность воздуха. И стрелять умеет. Один раз даже удалось положить пулю в «десятку» со ста метров. А «восьмерки» и «семерки», так это уже стабильно…

И мишень он поставил, вернее, прибил к истерзанному дереву фанерный щит с прямоугольным человеческим силуэтом. Вернулся к Рите, обозначил позицию для стрельбы возле толстой сосны на краю поляны, сам показал, как надо целиться из положения стоя. И для пущей убедительности послал пулю точно в цель. Он – настоящий профи, и сто метров для него не расстояние…

Рита стреляла из-за сосны. Дыхание ровное, все поправки учтены, в перекрестье прицела видна цель. Выстрел; сильный, болезненный тычок в плечо. Пуля в шестом секторе мишени. Для начала неплохо. Палец снова утапливает спусковой крючок. Руки должны крепко держать оружие, но мышцы тела при этом расслаблены. И нельзя ждать выстрела, он должен прозвучать неожиданно. «Яблочко» в перекрестье прицела. Ба-бах!.. Но снова «шестерка».

– Для начала неплохо, – похвалил Артем. – Но ты должна думать о конечном результате.

Она должна была стремиться к «десятке», но только на восемнадцатом выстреле она смогла поразить «девятку».

– Попробуй выстрелить в центр головы, – не отрывая глаз от окуляров бинокля, сказал Артем.

– Хорошо.

Глаза уже устали, в ушах звон, а в голове тяжелая вязкая вата. Но Рита придумала способ, как взбодрить себя и выполнить задание. Ей даже не пришлось напрягать воображение, оно само превратило квадратную голову силуэта в лицо тети Розы. Сейчас, сейчас… Она уняла дрожь в руках, справилась с дыханием, тщательно прицелилась. Выстрел… Пуля должна была точно поразить цель. Но нет, она ушла высоко вверх и даже не задела «молоко».

Наверное, все-таки прав был Артем. Нельзя поддаваться эмоциям, если хочешь поразить цель… Что ж, она будет убивать тетю Розу на холодную голову.

Глава 4

Доктор долго и внимательно смотрел в глаза. Наконец спросил:

– Точно ничего не помните?

– Ничего.

– Что ж, неудивительно…

И все же он сомневался в том, что Егор потерял память. Хотя, казалось бы, амнезия при его ранении не могла никого удивить. Пуля попала в лоб, выбила кусок черепной кости, серьезно задела мозг. И только чудом Егор остался жив. Более того, он даже сумел сообразить, как обмануть подлого Артема.

После выстрела он потерял сознание и упал в болотную жижу под ногами. Очнулся, когда ноги коснулись дна. Топь оказалась неглубокой, но ему хватило ума уйти в нее с головой. Он едва не потерял сознание, сдерживая дыхание. Это могло стоить ему жизни. Но все же он сумел протянуть время и вынырнул, когда Артем ушел.

Сознание он потерял потом, когда выбрался из болота. И умер бы, если бы на второй день его не подобрали егеря. Отвезли в больницу подмосковного города, оставили там. Два месяца Егор провел в коме, потом был долгий курс реабилитации. Он и сейчас не совсем здоров. В голове титановая пластина, в правом полушарии незаполненная пустота. Ему до сих пор досаждают головокружения и тошнота, и на ногах он держится не совсем уверенно. Но у него нет средств, чтобы оплачивать дальнейшее лечение, для больницы он балласт, от которого нужно избавиться. Поэтому его и выписывают…

Видимо, врач увидел что-то в его глазах, если усомнился в амнезии. Значит, он очень грамотный специалист. Впрочем, и без того было ясно, что Валерий Сидорович – врач от бога. И не его вина, что ему приходилось лечить пациента от дьявола… Егор все помнил и знал, чем он занимался в прошлой своей жизни. Он был киллером, убивал людей за деньги. Он продал душу сатане, принявшему личину Артема Скорикова… И его прошлое осталось в настоящем. Грехи не отпущены, они по-прежнему мозолят душу. И не заслужить ему прощения, пока жив Артем…

Не потерял он память. Но хотел, чтобы память о нем потеряла его самого. Егор не исключал возможности, что его ищут. Муж убитой им женщины – раз. Скориков мог заподозрить неладное, вернуться на болото в поисках его тела. Это два. Маловероятно, что за ним идет охота. Но на всякий случай Егор, что называется, включил дурака. И не изменял выбранной тактике все полгода, что провел в больнице с тех пор, как вышел из комы. Следователь прокуратуры сначала пытался выяснить обстоятельства его ранения, но когда Егор нагнал туману, он взял у него отпечатки пальцев. Его дактилоскопические данные хранились только в одной картотеке, куда обычному прокурорскому следователю путь заказан. Так никто ничего про него и не узнал. Может быть, потому Непомню Незнаевич Непонятнов до сих пор жив. Жил, жив и будет жить дальше. Вопрос: как?

Из больницы он выходил в тот самом спортивном костюме, в котором тонул в болоте. И брезентовка из тайника-схрона при нем. Но на дворе июль месяц, в куртке жарко, пришлось скинуть ее на руку. Никаких других вещей нет. Ни паспорта, ни денег… Но Егор не унывал. Деньги есть в тайнике, который он оборудовал на съемной квартире. И на заграничном банковском счете. А документы он оформит. Явится в паспортный стол, предъявит выписку из истории болезни, придумает там себе новое имя и фамилию. Ну а когда отомстит Артему, заживет новой жизнью, где нет убийств и прочего насилия… Уехать бы куда-нибудь в деревенскую глушь, отстроить избу, завести хозяйство. Но сначала Артем…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное