Владимир Колычев.

Эх, Люба, Любонька!

(страница 4 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Ты коней не гони, а то за тобой не угнаться. Что за работа? На плантациях, что ли?

– Да какие плантации, о чем ты! Официантками в рестораны! Сейчас бум на русских девчонок...

– Да, слышала. Русские проститутки сейчас в цене...

– Я тебе что-нибудь про проституток говорила? Нет... Этого добра за границей валом. А официантками работать никто не хочет. Вот потому и делают набор... Я когда с менеджером разговаривала, так он прямо мне сказал, чтобы никакой проституции! А то как бывает, нанимаешь бабу, думаешь, она официанткой работать будет, а она раз – и на панель! Там заработки выше... Да ты не переживай! Можно и официанткой работать, и проституткой подрабатывать. Это ж просто – вечером клиента обслуживаешь за столом, а ночью – под столом. И чаевые получаешь, и двести баксов за час...

– А кто тебе сказал, что я подрабатывать хочу? Я путанить не буду...

– Так никто тебя и не заставляет. Наоборот, отговаривать будут... Сама понимаешь, двести баксов за час – такие деньги на дороге не валяются, так что проституток за бугром валом. А официантов не хватает... Ну так что, поедешь со мной?

– Подумать надо.

– А что думать? Тебя что-то в этой дыре держит?

– Да нет в общем-то...

– А там заграница! Франция! Лазурный берег! Знаешь, сколько там богатеев! Девчонка ты смазливая, может, какого-нибудь француза не бедного подцепишь...

– Лишь бы триппер не подцепить! – развеселилась Люба.

Действительно, а почему бы не попытать счастья за границей. Работы она не боится. Тем более, если вкалывать за свободно конвертируемую валюту. Не важно, доллары это будут или франки. Лишь бы не дешевые рубли...

– А это как ты предохраняться будешь!.. Или ты и там невинность будешь блюсти?

– Ускакала моя невинность. Обратно вернуться не обещала...

Может, в самом деле повезет с миллионером. С Рэмом не вышло. Но так раз на раз не приходится...

2

До вылета оставалось всего два дня. Паспорта, визы, билеты – все это уже на руках у менеджера по авиаперевозкам. Люба уже прошла все собеседования, подписала кучу договоров. Уже и место работы определено. Ресторан «Сегеста» в Сен-Тропе. Там ее уже ждут французские работодатели итальянского происхождения. Впрочем, ей все равно, на кого работать, хоть на негров, лишь бы деньги хорошие платили. А там оклад достаточно высокий – сто двадцать долларов в день плюс чаевые...

Вот так вот, Рэм обещал взять ее с собой на берег Черного моря, а она едет на побережье Средиземного. И работать будет, и отдыхать. А проституцией заниматься не станет. Желания нет. Да и договор она подписала, где черным по белому написано, что за каждый выявленный факт подобного рода она будет выплачивать фирме штраф в размере двух тысяч франков. Все правильно, а то дай таким, как Леська, волю, от проституток во Франции отбоя не будет. А Леська, кстати, собирается заниматься этимвтихаря. Но это уже ее проблемы...

Послезавтра Люба должна была отправиться в Москву, а уже оттуда вылететь в Ниццу.

И прощай, Россия!.. Вернее, до новых встреч. Рано или поздно она сюда вернется. Или сама – навсегда, или с заграничным мужем – на побывку. Она почему-то была уверенна, что ей повезет.

Мысленно она уже была на Лазурном Берегу. Солнце, море, яхты, богатые мужчинки в белом... Но пока что она оставалась дома. Тоска вокруг. Но уже нет чувства безнадежности. Ведь впереди ее ждет блестящее будущее. И чем скорее она в нем окажется, тем лучше... Но время тянулось так медленно. День все никак не хотел заканчиваться. А ведь впереди целая ночь, и день завтра надо будет как-то убить...

Но ничего, ничего. Совсем скоро минуты и часы понесутся, как сумасшедшие. Лет через пять Люба вернется домой на белом коне, вернее на белом «Мерседесе» она будет проезжать мимо детского садика и обязательно встретится взглядом со злючкой заведующей. «Фа-фа! Татьяна Васильевна! Что, не ожидали? А я вот вся такая белая и пушистая. А вы как были дурой, так дурой и остались!»...

От мыслей о белом «Мерседесе» Любу оторвал телефонный звонок.

– Могу я поговорить с Любой Лавровой? – осведомился приятный мужской голос.

Люба сразу же узнала его. Сам топ-менеджер фирмы ей позвонил.

– Да это я, Игорь Алексеевич!

– О-о! Вы запомнили мое имя?

– Ну как же! У меня хорошая память. Да и вы такой мужчина, что вас нельзя не запомнить!

– Похвально, похвально! Думаю, что вас ждет блестящая карьера. Но... Люба, так получилось, что рейс переносится.

Любу как водой ледяной окатили. И без того сутки растянулись на годы. А тут еще дополнительно два-три дня ждать, а может, и неделю.

– И когда вылет?

– Сегодня, в двадцать два ноль-ноль.

– Сегодня?! Так это здорово!

– Тогда собирайтесь. Сбор возле офиса в девятнадцать тридцать! Не опаздывайте!

– Ну что вы!

Люба быстро собрала вещи, наскоро попрощалась с родителями. И отправилась в путь.

На электричке до Москвы ехать часа четыре. Да еще час можно на станции простоять. Так и опоздать недолго. Поэтому она отправилась на автостанцию. Автобусом быстрей. А еще лучше поймать попутку. Это несложно, вышел на трассу и лови...

Она стояла на обочине шоссе. Мимо проносились машины, но пока что ни одна не остановилась... Вот если бы сейчас Рэм ей попался на своем джипе. Пусть он проедет мимо. Но зато увидит, какой у нее счастливый вид. Пусть ему станет хоть чуточку обидно, что Люба может быть счастливой и без него...

Но Рэм мимо не проезжал. Зато остановилась «девятка» с безбашенным водилой за рулем. К Любе он приставать не пытался. Но гнал, как сумасшедший. Левее отметки ста километров в час стрелка спидометра не уходила... Но напрасно Люба боялась, что до Москвы она не доедет. Доехала. Прямиком до места назначения. Расплатилась с водителем и направилась к офису фирмы «Work&Travel».

Контора занимала три комнатки в каком-то научно-исследовательском институте на дальних окраинах рабочего промышленного квартала. Помещения неказистые, но с отдельным входом. Нужно было обойти все здание, пересечь технический двор, чтобы попасть в офис. Место довольно мрачное. Но Люба ничего не боялась.

Она ожидала увидеть в офисе кучу народу. Но, кроме охранника, никого не было. Но так и время еще раннее – только-только шесть часов пробило. Еще подтянутся люди.

Зато Игорь Алексеевич был на месте и ждал ее в своем кабинете. И охранник направил ее к нему.

Топ-менеджер внушал доверие. Приятной наружности, хорошо одетый мужчина лет тридцати. Худощавый, подтянутый. Когда Люба была у него на собеседовании, в голову закралась мысль, что в такого мужчину не грех и влюбиться.

– Здравствуйте, я Лаврова... Мне сказали, что вы хотите со мной поговорить...

Люба не отказалась бы сейчас от дольки лимона на язык. В предчувствии грядущего счастья губы сами расползались в дурацкой улыбке, и она ничего не могла с этим поделать. Может, Игорь Алексеевич угостит ее чаем с лимоном? Она бы сама приготовила...

– Ну, здравствуй, Лаврова... – Он показал ей на стул у стены.

Взгляд холодный, брови нахмурены... Люба вдруг поняла, что ничего хорошего ее здесь не ждет.

– Ты хорошо знаешь Олесю Негласову? – спросил топ-менеджер, и брови его опустились еще ниже.

Его интересовала Леська. Что эта дура натворила?

– Да, она моя подруга... А она еще не подъехала?

– А она никуда не едет, – мрачно усмехнулся Игорь Алексеевич.

– Что-то случилось? – похолодела Люба.

– Случилось... Разведка донесла, что твоя подруга втянута в заговор...

Взгляд том-менеджера заледенел. Люба испуганно вжала голову в плечи. Ей уже не нужен был кислый лимон...

– В какой заговор?

– Ну, не заговор. Скорее, сговор. Но тем не менее... Я знаю, что ты едешь на Лазурный Берег, чтобы заниматься проституцией...

– Даже в мыслях не было! – возмутилась Люба.

– Давай без этого, – поморщился Игорь Алексеевич. – Я же тебя насквозь вижу... Девочка ты симпатичная, спросом пользоваться будешь...

– Мне это не нужно...

– Я понимаю. Но без этого хороших денег не заработаешь. А деньги тебе нужны. Только не отпирайся, что нужны!

– Нужны... Но я хочу их честно зарабатывать...

– Честно. На панели... Ты уже пробовала когда-нибудь этим заниматься?

– Нет. И не хочу...

– А надо попробовать. Чтобы ты знала, что это такое. Чтобы дурные мысли в голову больше не лезли... Проституток во Франции и без тебя много. И тебя туда еще несет. А я хочу, чтобы ты работала официанткой...

– Так я и буду работать официанткой!

– Да, но ты едешь во Францию не для этого. Ты хочешь быть проституткой... Придется выбить блажь из твоей головы. Клин, как известно, клином выбивают. Так что придется преподать тебе урок, чтобы панель медом не казалась... С родителями ты попрощалась?

– Да.

– Что ж, это хорошо. Пусть думают, что ты за границей. А ты пока побудешь здесь. Ума-разума наберешься...

Люба услышала за спиной скрип открываемой двери. Обернулась и увидела квадратную рожу охранника, который направил ее в кабинет к Игорю Алексеевичу. В руке он держал готовый к применению шприц. А на Любу смотрел, как гестаповский садист-экспериментатор на подопытную жертву...

– Да ты не бойся, все будет пучком! – зловеще оскалился он.

Люба уже и без того поняла, что угодила в грязную ловушку. А с появлением этого мордоворота западня захлопнулась. Выхода нет... Но все же она бросилась на громилу. Нужно сбить его с ног, вырваться из кабинета и бежать, бежать...

Но сбить с ног охранника она не смогла. Свободной рукой он схватил ее за горло, как цыпленка. И тут же воткнул ей в плечо через одежду шприц... Снотворное подействовало почти мгновенно...

3

Встреча с Игорем Алексеевичем обернулась самым настоящим ужасом. Она не помнила, как оказалась в этой страшной убогой комнате. Зато помнила, что с ней происходило потом...

Серые стены, пыльная циновка на грязном дощатом полу, расшатанная скрипучая кровать. Железная дверь, зарешеченное окно... Самая настоящая тюрьма. Но обыкновенным заключенным и в страшном сне не могло привидеться то, что происходило с Любой наяву. По пять-шесть раз на дню, когда с одним, когда сразу с тремя, русские и чурки... За отказ жестоко били тонкими стальными прутами по пяткам. Люба и ходить уже не могла – так болели ноги...

Снова открылась дверь. Новый клиент. Или клиенты... Люба закрыла глаза, чтобы не видеть их мерзких рож.

– Ты что, в слепую работаешь? – услышала она до отвращения знакомый голос.

Она открыла глаза и увидела того самого охранника, по злой воле которого она оказалась в этом подпольном притоне.

– Ну как нравится? – осклабился он.

Люба промолчала. Сказать пару ласковых слов страх не позволял. За каждое неосторожное слово здесь следовала жестокая расправа. А она и без того достаточно настрадалась.

– А ты думала, что жизнь у проститутки лафа...

– Не думала.

– Это ты сейчас не думаешь... Ну что, усвоила урок?

Не хотела она быть проституткой. И в уроке не нуждалась. Но уж лучше не ерепениться...

– Усвоила.

– То-то же... Официанткой работать хочешь?

– Да.

– Что ж, тогда, считай, тебе повезло. Игорь Алексеевич разрешил тебе ехать в Сен-Тропе...

– Я домой хочу.

– Нет, домой нельзя. Или во Францию, или здесь останешься. Так что выбирай.

– Во Францию...

– Молодец... Рейс через три дня. Отвезем тебя в аэропорт, посадим на самолет...

– Я ходить не могу, – всхлипнула Люба.

– Да в курсе... Норов не надо было свой показывать... Три дня здесь жить будешь. И не дергайся, чтобы не получать. Если за три дня на ноги встанешь, будет тебе Франция. Нет, здесь до смерти зашибут... И в аэропорту не дергайся. С ментами там все схвачено. Дернешься, снова здесь окажешься, поняла?

– Да.

– Тогда живи. И людей радуй...

Мордоворот ушел. Люба осталась одна в ожидании очередной партии клиентов... Надо будет отработать номер так, чтобы не было никаких жалоб. Она должна улететь во Францию...

Гости не заставили себя долго ждать. Дверь открылась с наступлением темноты. В комнату зашли сразу три неруся.

– Какой дэвочк, да, Асхат? – ощерился омерзительный тип с шакальми глазками.

– Раздэвайсь, Натаща! Вэртолот дэлат будэм! – добавил его не менее омерзительный дружок.

Люба затравленно кивнула и стащила с себя футболку – единственное, что на ней было.

– Загыбайс, да!

Она собиралась выполнить это требование, когда дверь с грохотом распахнулась, и в комнату заполнили люди в черном. Маски, автоматы...

Клиентам даже рта не дали раскрыть. Одного ударили в лицо прикладом. Второго размазали по стене. Третьего за ноги вытащили в коридор.

Любу не трогали. Она лихорадочно потянулась к своей футболке, трясущимися руками натянула ее себя.

Дошла очередь и до нее. Спецназовцы очистили комнату от грязи, а вместо них появился крепкого сложения мужчина в серой ветровке.

– Фамилия? – спросил он, не сводя с нее пристального взгляда.

– Лаврова.

– Как сюда попала?

– Силой... Я хочу домой! – забилась она в истерике.

– Успокойся. Кошмар твой уже позади. Отвезем тебя домой. Все хорошо будет...

Но сначала ее отправили в больницу. Оказалось, что от страшных ударов у нее загноились обе пятки. Врачам пришлось делать самую настоящую операцию.

Из операционной ее доставили в отдельную палату. А утром к ней пожаловал Рэм. Люба еще не совсем отошла от наркоза, поэтому решила, что это галлюцинация. И только когда он взял ее за руку, она поняла, что никакое это не видение.

Она отвернула голову. Ей стыдно было смотреть ему в глаза. Хотя и не чувствовала за собой никакой вины перед ним. Она ж не сама в подпольный бордель напросилась... На глаза навернулись горькие слезы. Никогда не забыть ей тех ужасов, которые она пережила по злой воле отмороженных ублюдков...

– Ну что ты, все уже позади, – попытался утешить ее Рэм.

Но ей стало еще горше.

– Это навсегда, – всхлипнула она.

– Ты же не хочешь тудавернуться? – озадаченно спросил он.

– С какой это радости?..

– Почему же навсегда?

– Потому что никогда не отмыться... Я грязная и мерзкая после всего этого... Да ты и сам это знаешь... Не знаю, зачем ты пришел... И вообще, как ты узнал, что я здесь?

– Ты лучше спроси, как я узнал, что ты в притоне... Я же тебя искал. Ну, не сразу искать начал. Предки мне мозги пудрили. В Майами увезли, ну, в Америку. Они там виллу... Э-э, в общем неважно... Короче, я когда в Москву вернулся, сразу к тебе. А тебя нет. Сказали, что ты во Францию улетела, работать... А я-то знаю, на какие работы наших русских девчонок вывозят. Дай, думаю, узнаю, в какую такую Францию ты улетела. И узнал. В списках пассажиров тебя не было... В общем, понял, что ты попала. На твоих предков насел, что да как. Сказали, что ты с Леськой должна была лететь... А Леську я дома нашел. Про тебя спрашиваю, а она волком на меня смотрит. Не знаю, говорит, ничего. А я-то чувствую, что знает... Короче, друг у меня один хороший есть, у него батя в МВД большой чин. Вот он мне и помог. Его подчиненные и Леську раскололи, и на фирму вышли. Чем дальше в лес, тем больше дров... Там у них целая сеть подпольных борделей. Крупные торговые рынки обслуживают. Сначала там девчонок ломают, а потом за кордон вывозят. Нет, не во Францию. В Турцию, Эмираты... Считай, что тебе повезло. Не накрыли бы эту лавочку, ты бы сейчас дальше...

Рэм не договорил. И без того ясно, чем бы сейчас занималась Люба... Он искал ее, ради нее поставил на уши ментов... Он добился своего. Люба спасена. Но нужна ли Рэму теперь грязная шлюха?.. Конечно же, не нужна... А то, что он пришел к ней, так это всего лишь визит вежливости. И еще ему хочется предстать перед ней в образе ангела-спасителя. Чтобы затем тут же улететь на крыльях своего благородства. Сделал дело – гуляй смело. И с любой девчонкой. Сколько их в Москве, красивых и неопоганенных...

– Спасибо тебе, – совсем невесело улыбнулась Люба. На душе такая тоска, что хоть в петлю лезь.

– Да ладно. Ты же мне не чужая...

– Но и не родная...

Возникла тягостная пауза. Люба сама поставила Рэма в неловкое положение. Озадачила его. Он не хотел вслух отрицать, что держит ее за родную. Как не мог и подтвердить это... Но выход из положения он нашел. Просто-напросто свернул с темы:

– Я с врачами говорил. Сказали, что ничего серьезного. Операция прошла успешно. Гангрены не будет... Да, досталось тебе. За что тебя так?

– Стелиться не хотела... По пяткам били, чтобы товарный вид не портить... Ненавижу!!!

Люба чувствовала, что близка к истерике. И чтобы не сорваться, до боли закусила губу.

– Поверь, они свое получат... Я с ребятами говорил, ну с операми. Они сказали, что всех этих скотов к блатным сунут, ну в камеру, в тюрьме. Там их самих пользовать будут...

Люба на миг представила, что с Игорем Алексеевичем будут делать в тюрьме, и волна злорадства смыла с души самый верхний и самый тонкий слой горечи. Но это слабое и недолгое облегчение...

– А ты выздоравливай... И знай, что все плохое уже позади...

– Все позади, – горько усмехнулась она. – Все, все позади...

– Ну да ладно тебе. Я-то вот впереди... Ты вот выздоровеешь, и мы с тобой...

– Что, мы с тобой?.. Нужна я тебе такая...

– Ты мне всякая нужна...

Рэм говорил бодро, но в голосе ощущался дефицит уверенности.

– Ты думаешь, зачем я тебя искал? Понял, что ты самая лучшая... – Зато сейчас он говорил искренне и очень уверенно.

Потому что она была для него самой лучшей. Была.

– Пойми, красивых девчонок много, но все это мишура. Ты другое дело. Ты конфетка, а они всего лишь красивые фантики... Я с тобой в унисон попал...

– Попал... – эхом отозвалась Люба. – Конкретно попал... Рэм, спасибо тебе за все. Ты можешь гордиться собой, и вообще... Может, ты и в самом деле на меня запал, но я не про твою честь. Так что не мучай ни себя, ни меня...

Рэм задумчиво провел ладонью по лбу.

– Ладно, сегодня мучить не буду. Ты сегодня отдыхай – от меня и вообще... Знаешь, хандра тебе ни к лицу. Тебе развеяться надо... Слушай, а может, тебе музыку организовать...

– Радио есть – и ладно.

– Какое радио, «Маяк», что ли? «Валенки, валенки» по заявкам трудящихся?.. Я тебе музыкальный центр поставлю... И телевизор с видиком... А еще лучше с караоке... А что, сама петь будешь. Знаешь, как это тоску снимает?

– А ты знаешь?

– Я знаю, что ты без меня пропадешь... Да, если вдруг появится Леська, гони ее в три шеи. Не помню, говорил я тебе это или нет. В общем, это она тебя под фирмачей подставила. Знала она, какая Франция тебе светит...

Леська и сама могла стать жертвой Игоря Алексеевича и его компании. Но ведь ее в бордель не отправили. Дома ее Рэм нашел. Значит, она была с этой сволочью заодно... Говорила же она, что Люба поплатится за свой роман с Рэмом. Вот и подставила...

– Возможно, она в штате «Work&Travel» cостоит, – продолжал Рэм. – Легковерных девчонок ищет. И находит...

– Тогда почему ее не арестуют?

– Доказательств пока нет. А может, и вообще не будет... Леська на свободе. Напакостить она тебе уже не сможет, но держись от нее подальше... Ненавидит она тебя. Я когда с ней разговаривал, это понял...

– Из-за тебя все. Она с тобой хотела, а ты захотел со мной... Простить не может...

– А она не дура. Поняла, что у меня серьезные виды на тебя. Так оно и есть... Ну все, я пошел. Вечером жди. С музыкой...

Рэм ушел. И Люба почувствовала себя так, как будто ей перекрыли кислород... Не нравился ей этот парень. Не вдохновлял он ее на сильные чувства. Но без него так плохо...

4

Рэм выполнил свое обещание. Вечером она снова приехал к ней. Вместе с другом, который помог ему доставить в палату телевизор и музыкальный центр.

– Знакомься, это Валера, – представил его Рэм.

Не в пример ему парень был настоящим красавчиком. Загорелый блондин с аристократическими чертами лица. Стройный, подтянутый. Одет вроде бы просто, но дорого. Эксклюзивные джинсы, туфли на загляденье, часы – уж точно не дешевая штамповка. На лице улыбка, но в глазах пустота. Люба поняла, что не произвела на него впечатления. Что, впрочем, не очень ее и расстроило. Ей сейчас нужен был Рэм, а Валера – дело десятое. Да, он красавчик, с этим не поспоришь. Но Люба была далека от того, чтобы влюбляться в него. Он мог вызывать только симпатию. И то лишь потому, что был другом Рэма. И еще можно было испытывать к нему чувство благодарности, ведь это его отец со своими подчиненными вытащил ее из помойной ямы...

Жаль, что после этого никто не в силах отмыть ее от той мерзости, которая, казалось, намертво прилипла к ней. Валера знал, в каком дерьме побывала Люба. И хотя он старался быть обходительным с ней, в глазах нет-нет да проскальзывала тень отвращения... Да и Рэм больше не заводил разговора о том, что Люба самая лучшая. Может, друга стеснялся. А скорее всего, он сам уже не верит в это...

Ребята установили телевизор, настроили музыкальный центр, объяснили, как пользоваться караоке. Пожелали Любе всех благ. И ушли... Может, в ночной клуб закатятся. Может, прямиком в какой-нибудь массажный салон к проституткам. Родители позаботились о том, чтобы им по жизни светил зеленый свет. Но Люба их не осуждала. Ни в коем случае. Парни хоть и «золотые», но совести у них не меньше, чем зеленых купюр в кармане. А то, что сегодня Рэм будет отрываться с отвязными девочками, так это его право. Нет у него никаких обязательств перед ней... И не будет...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное