Владимир Колычев.

Пуля для солиста

(страница 4 из 34)

скачать книгу бесплатно

– А Костик спонсора нашел.

– Спонсора? Какого на фиг спонсора?

– Спонсор – это сейчас такое модное слово. Спонсор – это человек, который финансирует тот или иной проект. В случае с вашей группой, спонсор вложил свои деньги в запись вашего концерта.

– Да? Интересно...

Леха прилагал все усилия, чтобы его обида и злость не вылезли наружу. А самого аж распирало.

Спонсора какого-то Костик нашел, на его денежки концерт записывает. А Леху побоку. На фига он нужен?..

– Вадим Анатольевич не только спонсор, – объясняла Юля. – Он еще и администратор вашей группы... Он организовал запись вашего альбома, дальше он обнародует его, выведет вас в люди. Концерты, гастроли по стране будет организовывать...

– А кто его об этом просил?

– Он сам напросился... Вообще-то, скользкий типчик. Не нравится он мне, – призналась Юля. – Какой-то не такой...

– Ладно, разберемся... Значит, Костик сейчас на студии...

– Вообще-то, они должны скоро подъехать.

– Кто они?

– Костик и Вадим Анатольевич. Он его на своей машине подвозит.

– Ладно, разберемся, – повторил Леха.

Попрощался с Юлей и был таков.

* * *

Вадим был доволен своей группой. Пока всего четыре песни записано. Но все такие заводные, такие душещипательные. Просто чудо, а не музыка...

Они посидели в кафе, отметили первый, пока еще только призрачный совместный успех. А сейчас Вадим вез своих мальчиков в Комарово, где они жили.

Его мальчики... Да, теперь он по праву мог так называть этих наивных парнишек. Костя и Миша – типичные маменькины сынки. С такими сладить легче простого. Макар – этот иногда зубы показывает. Но и с ним особых проблем не будет.

Группа «Голубая мечта». Красивое название. Романтическое.

«Модерн Токин», «Блю систем», Сиси Кэч, Сандра – это монстры современной зарубежной эстрады. Фанаты рока ненавидят эту музыку, гадят на нее. Презрительно называют «голубизной». Но музыка звучит. И собирает полные стадионы по всему миру.

Прав Серега, у группы «Голубая мечта» то же самое «голубое» направление. Их музыку тоже будут называть «голубизной». Пай-мальчики с милыми личиками и медовыми голосами. Вроде бы незатейливая мелодия. Сладкая до невозможности. Серегу от такой воротит. Но даже он признает, что эта музыка будет действовать на толпу похлеще слезоточивого газа. Потому как она способна глубоко проникнуть в глубь человеческой души, затронуть самые потаенные струны.

Уже сейчас Вадим уверенно мог заявить, что под музыку этих мальчиков будут балдеть миллионы. Группа «Голубая мечта» произведет фурор по всей стране. Он мог голову дать на отсечение, что будет именно так.

Серега прозевал момент. Надо было ему самому хвататься за эту группу. Но Серега упустил инициативу, передал Вадиму. А он за нее схватился обеими руками. Это шанс. Его последний шанс выбиться в люди. И он использует его с полной отдачей.

Тридцать пять лет ему. Преклонный возраст для начинающего артиста.

Уже много лет начинающего. Вадим считал себя бардом. И его друзья так считали. Только почему-то никто всерьез не относился к его творчеству. Стихи так себе, голос гнусавый. Так за спиной у него говорили злопыхатели.

Злопыхатели на то и злопыхатели, чтобы им не верить. И Вадим не верил. Но тем не менее серьезного успеха у публики добиться не смог. Само собой, он постоянно участвовал во всевозможных самодеятельных конкурсах авторской музыки. Только всегда кто-то опережал его. Всегда славили кого-то другого, не его.

Долго он бился головой о стену. И наконец понял, что авторская музыка не приведет его к славе. Только от этого вывода ему не стало легче. Напротив, его душило отчаяние... Но вдруг появились эти мальчики. С убийственными попсовыми песнями.

Вадим понял – это тот поезд, который вывезет его в светлое будущее. Он станет представителем, администратором «Голубой мечты». Эта группа станет для него золотой жилой. Эта группа начертает его имя в списке знаменитостей...

От Москвы до Комарово недалеко. Не прошло и часу, как они были на месте. Сначала Вадим завез домой Макара, затем расстался с Мишей. И последним подвез к дому Костю. Хороший мальчик, послушный. Правда, немного дерганный. Все за своего друга Лешу переживает. Винит себя, что Вадим кинул его.

А не нравится Вадиму Леша. Заочно не нравится – ведь он ни разу не видел его. Ему одной информации об этом парне достаточно. Уличный пацан, охламон, оболтус. Поет он вроде бы ничего. Голос у него действительно немного лучше, чем у Кости. Но Вадим побаивался, что пацан этот не захочет идти в общей упряжке. Заупрямиться может. А ему строптивцы не нужны. Ведь он собирается вить из своих мальчиков веревки...

– О, Леша! – испуганно вдруг протянул Костя.

Вадим увидел, как с лавочки перед подъездом поднимается паренек с длинными смоляными волосами. Синие, невероятной красоты глаза. Лицо античного бога. Смугловатая кожа. Ладная фигурка. Джинсы, футболка – все в обтяжку. Что-то в штанах сильно оттопыривается... Красавчик. Гроза женщин. И не только...

Вадим с открытым ртом наблюдал, как этот парнишка подходит к его машине, бесцеремонно открывает заднюю дверцу, с презрительной ухмылкой усаживается на сиденье.

Нахальный симпатяга. На сцене, с гитарой он будет смотреться сногсшибательно. Девчонки будут от него без ума. Он станет бесспорным секс-символом для них. Он будет собирать полные стадионы.

Нет, такими красавчиками разбрасываться нельзя.

– Ну давай, Костик, рассказывай! – развязным тоном потребовал Леша.

– О чем? – Костя имел жалкий вид.

– О том, как друзей своих кидаешь...

– Это не я.

– А кто?

– Вадим Анатольевич.

Вадим понял, теперь его очередь говорить. Но ему пришлось приложить усилие, чтобы стряхнуть с себя оцепенение.

– Понимаешь, Леша... Так тебя зовут, правильно?

– Ну... – едва удостоил его взглядом красавчик.

– Понимаешь, Леша, мы тебя долго искали, но ты куда-то пропал...

– Это мое дело, где мне быть, а где не быть.

– Но мы не могли тебя ждать. У нас график.

– Какой, в задницу, график? – скривился парень.

– Если бы мы не стали записываться сейчас, то ждали бы своей очереди три или даже четыре месяца...

Вадим вдруг поймал себя на том, что отчитывается перед этим наглым юнцом. Мало того, еще и заискивает перед ним. Такого с ним не бывало...

– Слушай, а кто ты вообще такой?

Ну и манеры у этого парнишки!..

– Я, между прочим, вдвое старше тебя...

– Ну и что?

– И прошу обращаться ко мне на «вы».

– Да ну! – презрительно скривился Леша. – Слушай, откуда ты взялся такой? Кто тебя сюда звал?

– Константин и Михаил.

Вадиму вовсе не хотелось оправдываться перед этим юным грубияном. Но и послать его на три буквы язык не поворачивался. Нельзя гнать этого парнишку. Нельзя терять такого солиста.

– А у меня кто-нибудь что-нибудь спрашивал? Я вам что, хрен с бугра, да?..

– Может быть...

– Закрой рот!.. Короче, я знаю, что на твои гребанные бабки записаны песни, сколько, я не знаю...

– Четыре.

– Ага, четыре. По триста восемьдесят рублей за штуку...

Да, именно такую цену назвал мальчикам Серега. Но для Вадима он сделал скидку. Так что ему каждая песня обошлась вдвое дешевле.

– Допустим...

– Костик, а ну посчитай, сколько этот...хм... администратор бабок отвалил...

– А нечего считать... За все я заплатил две тысячи рублей.

Цифру эту Вадим взял от фонаря. Знал, что для этого юнца сумма непосильная...

Но Леша вдруг вытащил из кармана брюк пачку денег. Вот, значит, что у него оттопыривалось...

С деловым видом паренек отсчитал двадцать бумажек, сунул их обратно в карман. Остальное небрежно протянул Вадиму.

– Короче, тут две «штуки». Забирай и отваливай, понял?..

Но Вадим даже не шелохнулся.

– Откуда деньги? – спросил он.

– От верблюда... Украл, понял?

– Я серьезно.

– А если серьезно, то не твоего ума дело...

– Почему ты такой?

– Какой?

– Ершистый. Я тебе что-то плохое сделал?

– Он еще спрашивает... Короче, ты бабки берешь?

– Нет! – отрезал Вадим.

Он не собирался из-за этого задиристого юнца терять свою «Голубую мечту».

– Тогда проваливай без бабок!..

Вадиму было не по себе. Этот юнец прогонял его. И в сущности, он имел на это право. Если, конечно, его поддерживают Костик и другие мальчики. Ведь Вадим ни с кем не заключил письменного договора. А деньги за песни ему возвращают, да еще с большими процентами...

И вдруг ему в голову пришла умная мысль. Он интуитивно сделал правильный ход.

– Знаешь, Леша, я вот что думаю...

– Да мне по фигу, что ты там себе думаешь!

– Может быть... А может, и нет... В общем, у меня есть знакомые в вашем отделение милиции...

– Эй, ты чо, при чем здесь милиция? – помрачнел Леша.

– Мне почему-то кажется, что ты украл эти деньги.

– А болт тебе в задницу, не хочешь!..

Вадим разозлился.

– Слушай ты, недоносок! Еще раз откроешь свою поганую пасть, я тебе ее до ушей разорву. Понял?..

Какое-то время Леша переваривал услышанное. Он не ожидал такого отпора. И явно был растерян. Только виду не показывал. Но на грубость новой грубостью отвечать не стал.

– Дядя обиделся, да? – хмыкнул он. – Ладно, больше не будем его обижать... А что там дядя насчет милиции говорил?

– Если очень захотеть, можно проверить происхождение этих денег.

– Попробуй!..

Вадиму показалось, что за этой бравадой скрывается страх. Может, и в самом деле этот паренек украл деньги. И теперь боится разоблачения. Если так, то он станет сговорчивей. А Вадиму нужно было с ним договориться.

– Да нет, Леша, не буду я обращаться в милицию. Ни к чему это. Ведь мы с тобой и без того договоримся.

– О чем?

– О совместной деятельности.

– Зачем?

– Так будет лучше для нас обоих... Ты будешь петь песни. Я буду заботиться о продвижении вашей группы на большую сцену. Поверь, у меня большой опыт. Я знаю, как и что делать...

– Да, Леша, да, – подал голос Костя. – У Вадима Анатольевича большой опыт, он знающий человек.

– Вот видишь, Костя это подтверждает. Мало того, он согласен, чтобы остальные пять песен альбома спел ты.

– Да я согласен, – кивнул Костя.

Мальчик-одуванчик. Или, лучше сказать, лопух. Если он так легко уступает пальму первенства.

– Только не пять, а шесть, – неожиданно поправился он. – Пока мы ехали, у меня родилась еще одна мелодия...

Лопух. И гений. Даже если он не будет петь, все равно останется самым ценным кадром в группе. Только Вадим будет больше ценить Лешу. Он ведь будет не только вокалистом. Он станет секс-символом для миллионов девчонок. И не только для них...

– Ладно, заметано, – кивнул Леша. – Пусть все остается как есть. Только петь буду я...

– Вот видишь, как все хорошо, – заулыбался Вадим.

– Ты уж извиняй, что буром на тебя пер, – сказал Леша.

– Да я уже об этом забыл...

– Бабки возьмешь?

Он снова протянул свои деньги.

Вадим хотел ответить отказом. А вдруг и в самом деле не все чисто с этими деньгами. Но жадность взяла верх. Уж больно любил он деньги.

Глава вторая
1988 год
1

– Группа «Голубая мечта»!.. Приветствуйте!..

Возглас профессионального конферансье, восторженный визг многотысячной толпы. Под эти звуки Алексей Белов выскочил на импровизированную сцену. Вокруг бурлили трибуны стадиона...

А ведь не так давно он пел на какой-то задрипанной танцплощадке. Для горстки танцующих. А сейчас он поет для всей страны...

– Красные розы, красные розы, грезы нашей любви...

Дурацкая песня. Дурацкие слова. Лехе стыдно было озвучивать такую туфту.

Но эта туфта гремела по всей стране. Миллионы пацанов и девчонок сходили от нее с ума. Имя Алексея Белова у всех на устах...

Концерты их группы с дебильным названием «Голубая мечта» собирают полные стадионы. Свершилось то, о чем они так мечтали. Он, Костик, Макар и Мишка... И еще Вадим, их администратор.

Они записали свой первый самодеятельный концерт. Одиннадцать песен легли на одну кассету. И этот альбом Вадим начал проталкивать по всем инстанциям – фирма «Мелодия», «Союз», музыкальные редакции радио и телевидения. Но у него ничего не получалось. Везде он получал от ворот поворот. Песни дерьмо, певцы – дилетанты. Одним словом, чушь на постном масле. Мол, от этих песенок стошнит любого нормального человека...

Но случилось невероятное. Магнитоальбом никому не известной группы «Голубая мечта» сам по себе стал гулять по стране. Музыка переписывалась с одного магнитофона на другой, пошла цепная реакция. Стихия захлестнула всю страну. В конце концов песни «Голубой мечты» понеслись из каждой подворотни. Их слушали все от мала до велика. Страна, казалось, сошла с ума...

Только радио и телевидение и не думали «крутить» дико популярные песни. Напротив, был состряпан целый ряд передач. По группе «Голубая мечта» проехались вдоль и поперек. Однако, как ни странно, общественная травля только умножала число поклонников группы.

И высочайшие чиновники от идеологии и культуры трубили во все трубы. Пора, мол, положить конец безобразию, на корню задавить пошлятину и безвкусицу на нашей эстраде. Но популярность группы росла как на дрожжах...

Всю осень и всю зиму через областную филармонию Вадим пытался пробить гастрольные туры. Но напуганные чиновники побоялись взять группу под свое крылышко. К весне шумиха вокруг его детища поутихла. И «Голубой мечте» дали зеленый свет.

Начались гастроли. Благо предложения сыпались со всей страны...

Но пока была только Москва и города в пределах «Золотого кольца». Даже до Ленинграда очередь не дошла.

Везде «Голубую мечту» встречали толпы поклонников. На самих концертах вокруг сцены выстраивались менты с дубинками – чтобы сдержать натиск сумасшедших фанатов. А после выступлений артистам приходилось спасаться бегством. Леха однажды попробовал выйти к своим поклонникам. Так едва ноги унес. А всю его одежду изорвали на сувениры...

Словом, жизнь била ключом. Но при этом самая популярная в стране группа ни разу не засветилась на телевидении и в прессе. Чинуши от культуры сняли свое категорическое «не пущать!». Но телевизионные и газетные редакции по-прежнему, на всякий случай, не принимали «Голубую мечту»... Ну и хрен с ними! Жаль, конечно, что в лицо Леху знали только те, кто побывал на его концертах.

Ничего, придет время, и его фейс будет мелькать и на экранах телевизоров, и на обложках самых популярных изданий.

* * *

– Я, конечно, понимаю, что вы у нас чрезвычайно занятой молодой человек. Что у вас нет времени учить уроки. Но, извините, ничем не могу помочь...

Елизавета Андреевна твердой рукой вывела цифру «два» в классном журнале. В графе напротив его фамилии. Безжалостно. Но и без всякого злорадства. Холодная, неприступная... И самая лучшая...

Костик вздохнул и медленно направился к своему столу. Сел. Сложил руки под подбородком. И печальными глазами посмотрел на математичку.

– И нечего на меня так смотреть, Перевалов! – строго глянула на него учительница.

– Да плюнь ты на это стерву! – посоветовала ему Аллочка.

В недавнем прошлом она только и делала, что издевалась над Костиком. Такой сякой, слюнтяй, тюха-матюха и тому подобное.

А сейчас не устает ему в любви признаваться. И не только она. Вся школа свихнулась. По коридору спокойно пройти невозможно. Сразу же вокруг тебя толпа девчонок собирается. И всем автограф дай... Но если бы этим дело ограничивалось. Записками его забрасывают. Умоляют о свидании. В любви признаются. А недавно одна дурочка чуть вены при нем не вскрыла.

Такая вот дикая у Костика популярность. Дикая. В прямом смысле этого слова. Не нравится ему все это...

– Она не стерва, – тихо сказал он.

Елизавета Андреевна самая лучшая. Стройная, красивая, мечта любого мужчины. Она с девятого класса у них. Недавно институт закончила. Совсем молодая – двадцать три года ей. Строгая, неприступная... Пацаны ее тихо ненавидят. А для Костика она самая лучшая...

Он влюбился в тот день, когда она впервые переступила порог их класса. Тогда он еще и не думал, что когда-нибудь станет знаменитым. Самый обыкновенный школьник. А она самая необыкновенная учительница. Он любил ее и называл за глаза Снежной королевой. Кстати, очень удачное сравнение.

Только Елизавета Андреевна не обращала на него никакого внимания. И даже после того, как на него обрушилась всесоюзная слава, она не выделяла его из числа остальных учеников.

Девчонки из класса чуть ли не дрались между собой за право сидеть с ним за одной партой. Всем он был нужен. Но только не ей...

Очень жаль. Елизавета Андреевна – его первая и, наверное, единственная любовь. Костик из-за нее страдал. Ночей не спал, все думал, как ее завоевать. Из-за нее отшивал от себя всех поклонниц, ни с одной не переспал – хотя возможностей было хоть отбавляй. Вон Леха, тот не зевает, пользуется моментом. В его «блатхате» все стены исписаны именами девчонок, с которыми он спал.

А вот у Костика на счету ни одной победы. Потому что ему нужна одна-единственная победа. Над Елизаветой Андреевной. Только она по-прежнему неприступная крепость.

Он робел перед ней. Он терял дар речи от одной мысли, что надо раскрыться перед ней.

Костик представил, как он будет счастлив, если Елизавета Андреевна ответит ему взаимностью. Он будет носить ее на руках, охапками дарить ей цветы. Они будут жить вместе, долго и счастливо. У них будут дети. Он будет любить их. Это не жизнь, а мечта. И вовсе даже не голубая...

– Перевалов! – вернула его к действительности Елизавета Андреевна. – О чем задумался?..

– Ни о чем, – робея, ответил Костик.

– А я решила ты об экзаменах думаешь...

– Да нет...

– А зря. Ты знаешь, что тебе грозит «двойка»?

Без злорадства спросила. Без ехидства. Но в глазах ледяная пустыня.

– Я подтянусь...

– Буду очень рада.

Она повернулась к нему спиной. Подошла к доске, взяла мел. Все, она и думать забыла о каком-то Костике Перевалове. Для нее он абсолютный ноль. И ей совершенно все равно, что в него влюблены миллионы девчонок по всей стране...

* * *

С Костиком они друзья. Только тот не слушается Леху. Ну на фига он ходит в эту чертову школу. Май месяц, погода смак, девчонки в коротких юбочках ляжками светят. Красота. А он, полудурок, над учебниками корпит, до обеда на уроках пропадает. Конечно, выпускной класс. Меньше чем через месяц экзамены. Да будто его выпустят из школы без аттестата зрелости. Его, суперзвезду отечественной эстрады...

Хотя, может, Лехе хорошо рассуждать. Потому как он закончил школу в прошлом году.

Но ведь в прошлом году осенью ему восемнадцать исполнилось. Могли бы в армию забрить. Но не забрили. И этой весной военкомат не дергается. Потому как Леха кучу бабок кое-кому отвалил, справкой липовой обзавелся. Энурез у него.

И Костик может учителям на лапу сунуть, чтобы на экзаменах его не терроризировали. Да только отказывается дурачок. Говорит, непорядочно так делать.

Впрочем, Леха и сам порядочный парень. У него девчонки по порядку идут. Сегодня одна, завтра другая. А еще он застенчивым бывает. Как вот сейчас. Согнул свою новую подружку, пыхтит над ней, как паровоз. А одной рукой держится за стенку.

Девчонка хорошенькая. Блондиночка с пышным задом. Позавчера еще целочкой была. А сегодня такие коленца в постели выказывает. Вот что значит его, Лехина, школа. Два дня и две ночи он не слезает с нее, на практике «Кама сутру» преподает. Занятная, кстати, вещица...

Приближался кульминационный момент. Леха напрягся всем телом, сковал мышцы. Вспышка оргазма, орудийный залп. Высший кайф!..

Леха подмял под себя блондинку, в изнеможении рухнул вместе с ней на кровать. Тело расслабилось. Но вместе с этим появилась боль. В животе. Она нарастала комом. Казалось, она заполнила каждую клеточку его тела...

– М-мм... – промычал он.

Было так больно, что он никак не мог вспомнить, как зовут блондинку. Так и не вспомнил. Но она и без того вызвала «Скорую помощь».

Боль отпустила его уже в больнице. После того как он сдал анализы, после того как его поместили в отдельную палату. Ему стало легче в процедурной, куда его повели с приговором – «острый аппендицит, срочная операция».

В процедурной играл магнитофон. Старенькая «Весна». И песни «весенние». В исполнении группы «Голубая мечта». А ничего другого люди в этой стране, похоже, и не слушали...

Появилась медсестра. Молоденькая, симпатичная. Леха присмотрелся к ней повнимательней. Ба! Да это же та самая...

– Привет! – Он подмигнул ей.

– Привет, – обескураженно протянула она.

Застыла посреди комнаты, как изваяние, и смотрит, смотрит. Будто вспомнить пытается.

– Ну что, узнала?

– Узнала, – кивнула она.

– На концерте была?

– На каком концерте?

– На моем...

– Да, я понимаю, больной, у вас приступ, температура...

– Эй, я серьезно.

– Я тоже.

– Ты же музыку слушаешь, – показал он на магнитофон.

– Ну и что?

– Нравится?

– Очень.

– И не знаешь, кто это поет?

– «Голубая мечта».

– А кто в составе группы?

– Мне какая разница? Поют хорошо, и ладно. А выяснять, кто да как, не до этого мне.

– А до чего?

– До таких вот, как ты... А ну снимай штаны!..

– Чего?

– Сейчас узнаешь...

Она взяла со столика допотопную безопасную бритву, вставила в нее лезвие.

– Операция?

– По удалению волосяных покровов...

Леха, конечно, любил, когда заботливая женская рука порхает над этим местом. Но чтобы так...

Ловкими быстрыми движениями сестра начала соскабливать бритвой волосы в паху. Насухо. И больно. Но как бы в качестве компенсации она иногда прикасалась пальчиками к его стеблю...

Леха чувствовал себя жуть как неуютно. Он на кушетке со спущенными штанами, сестра, бритье. Никакой романтики, никакого интима. Поэтому он даже удивился, когда почувствовал мощный прилив крови в пах.

– Ой! – вскрикнула сестра.

И будто даже брезгливо оттолкнула от себя его чудо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное