Владимир Колычев.

Победитель забирает все

(страница 5 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Харэ харю щемить! – рыкнул Бутон.

Одна девка подорвалась с дивана сразу. Видно, не так давно трендюлей отгребала, потому и в тонусе. Вторая тормознула. Пока глаза разодрала, пока потянулась. Но с постели соскочила, как подстреленная. Башмак-то у Бутона тяжелый...

– За дело, курвы!

Бутон знал, кого брать в сауну. Самых лучших телок взял – из массажного салона. Специалистки по эротическому массажу. Под их нежными и в то же время крепкими, настойчивыми пальчиками его могучий организм возвращался к жизни. Бутылка пива под глубокий минет как нельзя лучше закрепила достигнутый оздоровительный эффект...

Ширяна и Ромула он нашел в трапезной. На столе остатки ночного пиршества – буженина, сыр. Все холодное, заветренное. Зато бутылка водки запотевшая – только что из холодильника.

– О! Братан! А мы тебя будить собирались! – оживился Ширян. – Щас пожрать из кабака привезут.

Но вместо обещанного обеда появился Нияз.

– Какого хрена? – скривился Бутон.

Он имел проституток не только как баб, но и как источник финансирования. Через сутенеров снимал с них слам – все шло в «общак», но кое-что оставалось и на кармане. Сутенеры же выделяли девок на «субботники». Но при всем при том Бутон терпеть не мог сутиков. Презирал их.

– Да это, я узнать, как у тебя тут, порядок? – расплылся в угодливой улыбке Нияз.

Чурка хитрая. Перед боссами стелется, а баб в ежовых рукавицах держит. Чисто садист.

– А что, свежак есть?

– Да нет, все те же.

– И Симка?

– Так это, про нее хотел сказать...

– Зачем про нее рассказывать. Давай сюда тащи!

Проститутка Сима была одной из лучших в обойме Нияза. Качественный товар, а он ее до сих пор на улице держит. Бутон уже два массажных салона открыл. Сам лично обещал Симе оформить ее в штат фирмы. Обещал да забыл. Но вот вспомнил.

– Где она?

– В машине.

– Ну и какого хрена ты стоишь, давай за ней!

– Так это, с ночи она.

– Нияз, ты чо, в натуре? С каких это пор ты телок жалеть стал? Может, влюбился, а?

– Ну, может, и влюбился. А она-то другого любит...

– Меня, что ли? – осклабился Бутон.

– Ну, может, и тебя. А может, в мента влюбилась.

– В какого это мента?

– Да есть такой. Майор Комиссаров.

– Оба-на! Ничего себе заносы! – встрепенулся Бутон.

Из-за этого мента он остался без салона красоты и, можно сказать, попал на бабки. Да это ладно. Обиден сам факт, что мент может отбить у братвы коммерсанта и ему за это ничего не будет.

– И что там у них за любовь такая?

– Да обычная любовь. Снял за пятьдесят баксов и вылюбил.

– Так, погоди, ты хочешь сказать, что мент снял Симку?

– Ага, вчера ночью, – кивнул Нияз. – Я у «Нефтяника» стоял. Симка только освободилась, джигитов обслуживала, да. Ну, смотрю, «девятка» тормознула. Думал, что лох – ну, и Зойку ему подсуетил. А он Зойку не захотел. На Симку показывает. Ну, я его грузить стал, да.

А он грубить... Короче, я ему Симку отдал, а сам Летехе маякнул. Ну, он же с таких лохов кормится. Да только то не лох был. Мне Летеха сказал, кто такой Комиссаров. Крутой, говорит, мент. Он мне яйца обещал открутить...

– На месте яйца? – ухмыльнулся Бутон.

– Да на месте. Симка сказала, что мент хотел вернуться, ну, за мной. Так она его отговорила...

– Ага, и он ее послушался. С каких это пор, Нияз, ты проституткам стал верить?

– Но так яйца-то на месте.

– Нужны менту твои вонючие яйца. Он тебя просто грохнет за подставу, и все дела...

– Как это «грохнет»? – купился Нияз.

– Да так... Знаешь, он сколько пацанов положил!..

Бутон знал, потому как не первый год в деле. Раньше, когда братва безраздельно владела городом, Комиссаров жил по беспределу. Одного авторитета замочит, второго... А в перестрелках сколько пацанов положил! Меткий, гад, да быстрый.

– Короче, харэ метлой махать. Давай Симку сюда тащи. С ней побазлаю.

Пока Нияз ходил за проституткой, подвезли горячий обед из ресторана. На похмелье Бутон терпеть не мог всякие там кулинарные заморочки. Поэтому вместо супа из омаров был самый обыкновенный, но чертовски вкусный борщ. Вместо оленьего стейка под соусом из диких каштанов – самые обыкновенные пельмени. Вместо королевских креветок в сливочном соусе – жирная селедка. И под водочку, под водочку... А где водочка, там и бабы...

Симка умела подать себя. Может быть, она в самом деле кувыркалась всю ночь, но по ней не скажешь. Вид бодрый, глазки блестят, щечки розовеют. Видно, что девка следит за собой – на ресницах тушь, на губах яркая помада, лицо в меру «оштукатурено». Кофточка с глубоким вырезом и наполовину открытой спиной, короткая юбочка – блядский наряд был ей к лицу. Бутон только глянул на нее, и в штанах сразу стало тесно.

– Жрать хочешь? – грубо, но с великодушной улыбкой спросил он.

– Хочу! – обрадовалась Симка.

Было бы глупо ждать от проститутки отказа. Она ж не целка, чтобы ломаться. Дают – бери, бьют – беги, по такому принципу они и живут. Пока не прибьют.

Ниязу же Бутон ничего не предлагал. Выгнал из трапезной, как паршивую собаку. Уж он точно на обед не заработал.

Симка с жадностью набросилась на еду. И водки накатить не отказалась.

– А чо, Комиссаров тебя не кормил? – спросил Бутон.

– Да какой там! Он же меня во втором часу взял. Сразу домой повез. А там шаром покати. Холостяцкая квартира. Да и не предлагал он мне завтрак. Дал денег и за дверь.

– Адрес запомнила?

– Ну да. Двенадцатый микрорайон, улица Фадеева.

– Квартира, говоришь, холостяцкая. Он что, один живет?

– Ну, выходит, что да.

– У него же баба вроде бы есть.

– Может быть, я не знаю. Он какой-то расстроенный был. И при параде. Как будто из ресторана ехал.

– А в ресторане он с кем был?

– Не знаю. Но мне кажется, с женщиной. Похоже, у него с ней облом вышел. Я так думаю, он меня со злости к себе взял. Так бывает, у мужика с бабой не заладилось, так он к проститутке бежит. Пар сбросит и обратно к своей ненаглядной...

– Значит, у него с бабой облом вышел, – задумался Бутон.

– Ну, мне так показалось. А утверждать не могу, – мотнула головой шлюха.

– Ладно, разберемся.

От умственного напряжения заболела голова. Бутон решил больше не напрягаться. Сегодня у него пьянка-гулянка. Сегодня он баб ломает, а голову будет ломать завтра.

– Ты чо, еще в одежде? – глядя на Симку, удивленно спросил он.

Проститутка молча кивнула. И так же молча вышла из трапезной. Вернулась в чем мать родила. И с ходу бухнулась к Бутону на колени. А ведь точно угадала, чего он от нее ждет...

Симки хватило ненадолго. Уже к вечеру она едва на ногах стояла. Сказывалась вчерашняя бурная ночь. Глядя на нее, Бутон решил, что и с него хватит. Домой надо ехать, в чувство приходить. Проститутку он забрал с собой. Эта девка все больше нравилась ему. И все меньше хотелось, чтобы ею пользовались другие.

Симка продолжала угадывать его желания. И угождать ему. Сама спать хочет, но бодрится. Дома сделала ему горячую ванную, уложила его туда, выключила свет – зажгла ароматные свечи. Он лежит, балдеет, а она его ласкает. Распарила, уложила в постель. И снова мягкие спокойные ласки, до тех пор, пока он не уснул...

Утром Бутона вызвал к себе Маркел.

– Оп ля! Ты сегодня какой-то не такой, – насмешливо посмотрел на него босс.

– Какой не такой? – озадачился Бутон.

– Да не опухший. Понедельник для тебя день тяжелый, да. А сегодня ты как огурчик.

– Так это, меня телка одна лечила. С вечера начала. Сегодня проснулся, ну как заново родился. Я ее к себе в массажный салон возьму. Может, директором сделаю, а чо? Баба она толковая. И вообще...

– Это ты про кого?

– Да есть одна. У «Нефтяника» стояла. Позавчера ночью стояла, так знаешь, кто к ней подъехал? Мент Комиссаров.

– Да? Не хилый расклад, – удивленно повел бровью Маркел. – Он же вроде бы раньше шалав не употреблял... Что это с ним?

– Да я думаю, он с бабой своей разосрался. Ну, и Симку цепанул.

– Она СПИДом случайно не болеет? Ну, или хотя бы сифилисом.

– Тупун тебе на язык! – шарахнулся Бутон.

В натуре, он же впаривал Симке без резинки. А что, если?..

– Да нет, быть такого не может!

– А зря, – усмехнулся Маркел. – А то бы мента заразила. Глядишь, лет через пять копыта бы отбросил.

– А надо, ну, чтобы отбросил?

– Знаешь, что завещал великий Ленин?

– Нет.

– И я не знаю. Потому как класть я на него хотел. Зато знаю, что завещал Сухан, царствие ему небесное. А Сухан завещал, что с Комиссаром разобраться надо. И с этой Кристиной тоже... А я на Сухана никогда не забью, понял?

– Так чо, может, замутим с Комиссаром, а? Сифилисом его не возьмешь, однозначно. Зараза к заразе не пристает, проверено.

Хотел бы сейчас Бутон быть заразой. Чтобы Симкины «подарки» к нему не пристали...

– А чем его можно взять? – без особого вдохновения спросил Маркел.

– Думать надо.

– Может, бабу эту, ну, с которой он куролесил, может, ее напрячь? Ну, пусть заяву на него катнет. Типа, изнасиловал...

– Не прокатит!

– Почему?

– Симка говорила, что у него дома скрытая камера есть. Он сам ей об этом сказал. Типа камера записывает, как он с ней был. Ну, что никакого насилия не было.

– Да гонит, мент! – оскалился Маркел. – Никакой у него камеры нет. На пушку бабу взял.

– Ну, не знаю... Мастака помнишь?

– Помню, конечно. А при чем здесь он?

Два года назад тогда еще капитан Комиссаров был на ножах с одним крутым авторитетом. Мастак был спец по подставам. И Комиссара решил развести. Кента своего взял, в хату к менту пробрался. И прямо на хате завалил своего кента. Типа, это мент его замочил. А мент фишку еще раньше просек. В хате спрятался, и в тот момент, когда Мастак зажмурил пацана, взял его с поличным. А в тюрьме его опустили. Петушится сейчас Мастак где-то на зоне, если не убили...

– Да при том! А если еще один такой Мастак объявится? Залезет в хату, оставит там жмурика... Потому и поставил мент видекамеру.

– Соображаешь, – одобрительно кивнул Маркел. – Комиссаров – воробей стреляный. Не, подстава не годится. Тогда и Глебова подставлять надо.

С этим Бутон не мог не согласиться. Если посадить одного Комисарова, то Глебов такую волну поднимет, что мало не покажется. Вот если обоих ментов задвинуть, и Комиссарова, и Глебова... Но нет смельчаков, которые могли бы бросить вызов РУОПу. Были, но перевелись. РУОП их всех и перевел. Кого в расход, кого на Колыму...

– Может, ну их на хрен, а? Пусть живут...

Да, РУОП серьезно осложнил жизнь братве. Но, если разобраться, у этой медали была и оборотная сторона. С одной стороны, да, дышать тяжеловато. То нельзя, это нельзя. Зато беспредела стало меньше. Город держат всего четыре бригады, чуть ли не официально признанные Глебовым. Братва четко знает свои границы, никто ни с кем за территорию не воюет.

– Что, с ними спокойней? – усмехнулся Маркел.

– Ну, в общем-то да.

– А Сухана завалили?

– Так это, ты же сам говорил, что это из Москвы?

– Из Москвы. Все дерьмо оттуда. Да, ты прав, не надо нам Комиссарова дергать. Пусть живет. С московскими сначала разобраться надо.

– Как?

– Никак. В Москву сейчас лучше не соваться. Дела там стремные. Сухана вот убили. Меня могут убить. А когда московские здесь нарисуются, мы им устроим кузькину мать...

В этом Бутон очень сомневался. По тому, как сработали Сухана, можно было понять, что на московский банк работают конкретные спецы. Они не просто возьмут «Ишимнефть» – они возьмут ее в кольцо обороны. Хрен тогда к нефти подступишься...

Можно на удобрениях бизнес делать. Завод «Минерал» – предприятие мощное, сырьевая база лучшая в стране. Директорское начальство Сухан крепко за яйца держал. И не только силой, а еще и акциями. Там что-то около двадцати процентов было... Короче, Сухан деньгу на удобрениях сшибал, теперь вот Маркел этим занимается. Но поговаривают, что все тот же московский банк собирается и «Минерал» к рукам прибрать. Пока это только слухи, но братва уже на стреме...

– Я тоже думаю, пусть Комиссаров живет. А вот что с бабой делать? Ну, с этой, с Кристиной? Если она с Комиссаром разосралась, надо ей нашу «крышу» ставить. Или нет?

– Или да. Но если разосралась.

– Тогда я займусь.

– Давай. Только это, аккуратно. Хвост ей приделай, пусть пацаны ее поводят чуток. Ну, не мне тебе объяснять, сам все понимаешь.

Через три дня после этого разговора Бутон направил к салону двух толковых пацанов с тачкой. Они должны были проследить за Кристиной Покровских и выяснить, где она живет и с кем. Так, на всякий случай.

2

Сергей уже открыл дверь и переступил через порог, когда зазвонил телефон. Время было позднее – половина одиннадцатого ночи. Заработался он, устал. Домой уже ехать давно пора. А тут звонок, который мог вызвать не самые желательные в этот час последствия. Вдруг что-то случилось, вдруг ехать куда-то придется... Можно было сделать себе внушение – дескать, и не было никакого звонка. Так Сергей, возможно бы, и поступил, если бы дома его ждала жена, дети. Но не было никого. Один он, как перст, в этой жизни...

Он снял трубку и услышал мужской голос.

– Майор Комиссаров?.. Это я, Константин Лепехин... Ну да, Костя, который с Кристиной... Ну, в общем, вы меня поняли...

Язык у собеседника заплетался, слова расплывались.

– Понял, что ты под мухой, – сделал вывод Сергей.

– Ну выпил чуток... А может, я волнуюсь!

– С чего бы это?

– Ну, а вдруг вы меня убьете! Вы же думаете, что я у вас Кристину увел...

– А может, это я пытался увести у тебя Кристину?

– А что, может быть... Короче, есть разговор. На сто миллионов.

– И кто кому должен сто миллионов? – усмехнулся Сергей.

– Да есть человек, который мне должен. Но это не вы. В общем, надо встретиться.

– Прямо сейчас?

– Да можно и сейчас.

– Ты откуда звонишь? Из дома?

– Да.

– Не поздно ли куда-то идти? Давай лучше завтра.

– Давайте завтра... Знаете что, а давайте я к управлению вашему подъеду. Я вам позвоню, и вы меня встретите. В районе одиннадцати, ну, может, в двенадцать, в час, самый край...

Вторая неделя пошла с тех пор, как Сергей расстался с Кристиной возле ее дома. Она ушла к себе с Константином в обнимку, он – в центр города за проституткой... За все это время он ни разу не виделся с ней. И звонить не позволяла гордость. Хотя тянуло к ней. И она ему не звонила. Как будто умерла.

Но вдруг объявился Константин. Сергей был не прочь встретиться с ним. Но парень был выпивший, да и поздно уже. Так что лучше перенести встречу на завтра. А если Константин даст задний ход, он сам найдет его. Телефон у него с определителем номера, так что парень никуда не денется.

Сергей отправился домой. Попил чаю и завалился спать. А утром снова был на службе. Хлопот полон рот. В городе четыре штатных – если так можно сказать – банды. Эти хоть как-то контролируются, хотя и с ними частенько возникают проблемы. Но куда опасней небольшие и совершенно непредсказуемые банды отморозков. Неизвестно, откуда они берутся, в каких дебрях водятся, кто в них состоит, кто лидер. Это со «штатными» бандами все ясно. А «неочевидные» группировки играют втемную, их выявлять и обезвреживать крайне сложно. Но руоповцы не зря едят свой скудный хлеб. В прошлом месяце разгромили одну банду, на подходе другая. Идет работа, движется.

Но в суматохе рабочего дня Сергей не забыл о том, что к нему должен пожаловать Константин. Он ждал его. Ждал, но не дождался. Решил сам позвонить ему. Не дозвонился – домашний телефон не отвечал. Тогда он пробил по номеру адрес Константина и вечером отправился к нему домой.

Константин жил в «хрущобах» на Пролетарской улице. Мрачные и загазованные рабочие кварталы, потемневшая от старости пятиэтажка, захламленный двор... Возле первого подъезда милицейская машина, под козырьком курят два знакомых оперативника из Зареченского РОВД. Увидели Сергея, удивились.

– А РУОП что здесь делает? – спросил капитан Белов. – Вас что, уже на такие убийства бросают?

– Даже не понял, о чем это ты, Валера, – в свою очередь удивился Сергей.

– Так ты что, случайно здесь?

– Выходит, что да. С человеком нужно встретиться... А у вас что здесь стряслось?

– Да бытовуха. Жена мужа пристукнула, а сама в петлю полезла... Сам знаешь, народ у нас весело живет.

– Да уж, не соскучишься.

– А тебе какая квартира нужна?

– Десятая.

– Не шутишь? – удивился Белов.

– Разве я похож на шутника? – недовольно посмотрел на него Сергей.

И тут до него дошло.

– Так что, в десятой квартире мокрое?

– В десятой... Кем они тебе приходятся?

– Да так... Константин был нужен, по делу... Он мне вчера звонил...

– Во сколько?

– Вечером. В половине одиннадцатого... Должны были встретиться. В обед, у меня. Ждал, ждал, сам вот пришел.

– Не мог он к тебе прийти. По уважительной причине.

– Когда это случилось?

– Ночью. Предположительно, с часу ночи до трех... А тела только днем обнаружили. Мать пришла, а дочурка под потолком вместо люстры качается. Такая вот картинка...

– Глянуть можно?

– Можно. Только тела уже в морге. Но если не лень на третий этаж подниматься, пошли...

Белов провел Сергея в квартиру. Тесная двушка-распашонка. Ремонт здесь делали при царе Горохе, а мебель завозили еще раньше. В кухне меловой силуэт, пятна крови. На столе тарелки с засохшей закуской, ополовиненная бутылка водки.

– Под столом еще пузырек, пустой, – пояснил Валера. – Так что выпили ребята не мало.

– Сколько их было?

– Ну, судя по посуде, двое. Может, еще кто-то был... Но вряд ли. Следов постороннего присутствия не обнаружено. Да и посуды на две персоны.

– Посуду можно вымыть и в шкаф поставить.

– Хочешь сказать, что Лепехина кто-то другой ударил, а не жена?

– Может, и хочу, но не могу. Я не видел трупы, не видел, как они лежат. Что судмеды говорят, тоже не знаю.

– Да ничего такого они не говорят. Константин Лепехин убит кухонным ножом.

– Сколько было ударов?

– Да одного хватило. Жена родимая в глаз его ножом ткнула.

– Профессионально.

– Да, просто пьяная была. А когда баба пьяная, она страшней всякого профессионала... В общем, обычная бытовая ссора.

– Что они не поделили?

– Так это тайна, покрытая мраком суицида... Кстати, эксперты говорят, что покойная сама повесилась. Никто ей не помогал. Взяла веревку, сделала петлю, один конец к потолку, другой вокруг шеи. Повесилась безграмотно. Надо было с табуретки прыгнуть, ну чтобы сразу, не мучиться. А она как в кино, тихонечко так с нее соскользнула. Короче, прежде чем умереть, она минут десять, а то и все пятнадцать в петле бултыхалась. Обмочилась, обделалась...

– Значит, смерть наступила от асфиксии?

– Да, от удушения. Шейные позвонки целые... В общем, убийство и самоубийство. Дело закрывать будем... А ты что, кого-то подозреваешь?

– Я только самого себя подозревать могу.

– Не понял! – изменился в лице Белов.

– История тут такая. Женщина одна есть. Ну, нравится она мне. А она с Лепехиным крутила... Кстати, алиби у меня нет. Я один живу.

– Занятное дело. Только тебя никто ни в чем не обвиняет. Дело закрывать будем, в связи со смертью обвиняемого. А ты молчи, что в контрах с покойным был. А то знаешь, сколько желающих тебя уесть... Ну, не тебя конкретно, а ваш РУОП.

Сергей это знал. Руководство ГУВД изо всех сил стремилось доказать, что лишь благодаря ему удалось обуздать разгул организованной преступности, а РУОП к этому отношения не имел. Вроде бы и детские дрязги, но страсти вокруг этого глупого, казалось бы, спора кипят нешуточные, во всяком случае, по линии ГУВД. Да и самому Сергею не очень-то нравятся некоторые милицейские начальнички, возомнившие себя героями-освободителями. От таких индюков чего угодно можно ожидать. В самом деле, возьмут да обвинят Сергея в убийстве Лепехина. Мотив у него есть, алиби как таковое отсутствует. Доказать ничего не докажут, но пару-тройку месяцев в СИЗО промариновать могут...

– Ну, спасибо тебе, Валера.

– Да чего спасибо? Ясно же, что Лепехина-жена Лепехина-мужа ударила... Кстати, ее мать говорила, что у Лепехина любовница была. Он ее вроде бы из Москвы привез. В каком-то салоне красоты работает.

– Если точней, заведует этим салоном. Красивая женщина. И состоятельная. Константина любила. Хотела, чтобы он от жены ушел.

Сама Кристина утверждала, что именно этого она и не хотела. Но она же утверждала, что и Константин ей не нужен. Только вот почему-то в момент истины предпочла его Сергею...

– А он хотел от жены уйти?

– Вот этого я точно сказать не могу. Но похоже на то.

– Ну, тогда все предельно ясно. Убийство на почве ревности. Жена не захотела отпускать мужа к другой и... Кстати, соседи характеризуют Екатерину Лепехину как особу вспыльчивую и неуравновешенную. И выпить баба не дура. В общем, красивая, но непутевая. Избытком совести, говорят, не страдала.

– Тогда в петлю зачем полезла?

– Отвечать за убийство не хотела. Да и мужа очень любила... Сергей Андреевич, нам уже ехать пора. Да и тебе, наверное, тоже.

Сергея вежливо выставили за порог. Сам же капитан Белов со своим напарником остались в квартире. Может, уже шушукаются меж собой – не сдать ли майора Комисарова начальству? Валера – свой парень. Но дружба дружбой, а начальство, как говорится, врозь.

Домой Сергей ехал с тяжелым осадком в душе. Как бы не попасть в ощип. А все к этому шло. Вчера ему звонил Константин Лепехин, а через пару-тройку часов погиб. Звонок с домашнего телефона на его служебный зафиксирован на узле связи, так что невозможно будет от него откреститься. И будет здорово, если Зареченская прокуратура признает убийцей Лепехина его жену...

А кто на самом деле убил Константина? Зачем он звонил Сергею, что хотел ему сказать? Может быть, он заранее предчувствовал свою смерть?.. Вопросы, вопросы. Но где правильные ответы? Может, Лепехин в самом деле пал от руки свой жены. Все может быть...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное