Владимир Колычев.

А теперь Горбатый!

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

Машина выехала за город, свернула в лес, остановилась на безлюдной поляне. Красота вокруг, хоть картины пиши... Впрочем, красоты природы Марину сейчас совсем, совсем не волновали.

– На колени, тварь! – заорал Плюй. – У горбуна своего сосала. Теперь у меня отсосешь!.. Ну, падла, начинай!

Сильные руки поставили ее на колени, задрали голову. И тут же в рот ей ткнулась мерзкая сарделька. В нос ударил омерзительный запах. И все же Марина нашла в себе силы раскрыть рот. Но только для того, чтобы со всех сил стиснуть зубы.

Плюй заорал так громко, что его должны были услышать в Рыжевске.

– Ах ты, мразь! – катаясь по земле, верещал он.

Вместе с ним по земле каталась и Марина. Вернее, ее катали. Плюевские дружки. Таскали за волосы, били по лицу. Вошли в раж. И начали молотить кулаками и ногами...

Белый свет стал в овчинку. Марина ползала по земле, молила своих обидчиков пощадить. Но все было тщетно. Лицо разбито в кровь, грудь отбита...

Она чувствовала, что теряет сознание. Радовалась этому. Пусть ее хоть до смерти забьют, лишь бы только ничего не чувствовать, не корчиться от боли и унижения... В конце концов изверги остановились. Только это вовсе не значило, что ее мучения закончились.

Марина чувствовала, как с нее срывают блузку, юбку, рвут на части трусики.

Над ней склонилось чье-то лицо. Она не знала, кто это – Витя Плюй или кто-то из его дружков. Да ей было все равно. Пусть делают что хотят. Лишь бы только все поскорее закончилось...

Между ног ткнулось что-то твердое. И тут же низ живота скрутила тупая разрывающая боль. Она понимала, что происходит. Но ничего не могла поделать... Когда же это все кончится?

А все только начиналось... Снова боль, снова унижения. С ней обращались, как с куклой. Переворачивали на бок, клали на живот, ставили на четвереньки. И продолжали рвать на части ее тело... Марина хотела только одного – умереть...

Но смерть не приходила... Зато появился Витя. Уложил ее на спину, задрал вверх и развел в сторону ее онемевшие ноги.

– Ты думала, твой горбун тебя спасет?

Он был совсем близко. Но голос его доносился откуда-то издалека.

– Нет, твой горбун – полное чмо! И срать я на него хотел!..

Он старался вовсю. В предчувствии вспышки облегчения его лицо исказила гадкая гримаса, глаза полезли из орбит. Рот раскрылся... Во лбу вдруг образовалась маленькая дырочка... Одновременно с этим ухо уловило звук отдаленного выстрела...

Глаза насильника омертвели, тело конвульсивно напряглось. Он стал расслабленно наваливаться на Марину. Зато к ней вдруг вернулись силы.

Она еще не знала, кто застрелил этого выродка. Подонку воздалось по заслугам. Бешеная радость вернула ее к жизни. Она даже забыла про боль. Столкнула с себя мертвое тело. Вскочила на ноги, выхватила взглядом одного из уцелевших ублюдков, злорадно ткнула в него пальцем.

– Ты следующий! – истерично взвизгнула она.

И шагнула к нему.

Амбал смертельно побледнел, в ужасе отступил назад, начал пятиться к машине.

– Трусы! Ублюдки! Твари! – как полоумная орала Марина.

А может, она и в самом деле сошла с ума.

Не всякий рассудок мог выдержать такое потрясение.

Насильники сели в «Мерседес» и на всех парах убрались прочь с этого проклятого места. И силы тут же оставили Марину. С трудом она добралась до того места, где валялась ее одежда. В изнеможении опустилась на траву. Неподалеку от нее валялся труп Плюева. Но она даже не смотрела в его сторону. Ей нисколько не было жаль этого мерзавца.

Какое-то время она сидела на земле, обхватив голову руками. Затем собралась с силами, кое-как оделась. Снова опустилась на траву... Неизвестно, сколько бы она так сидела, если бы сознание вдруг не прояснилось. Она представила, как насильники сообщают Плюеву-старшему о гибели его единственного сына. Возможно, тот уже сейчас мчится сюда...

В гибели Плюя, конечно же, обвинят ее. И, конечно же, ее убьют.

Она плохо соображала, как долго и куда шла. И даже была немного удивлена, когда вдруг оказалась на какой-то проселочной дороге. Со стороны дачного кооператива ей навстречу ехал оранжевый «Москвич»...

Ах вот оно что! Теперь она знала, кто убил Плюева. Конечно же, это был горбун Роберт. Вот он, едет за ней на своей машине... И тут же Марина мысленно одернула себя.

Горбун здесь ни при чем. Во-первых, он просто не мог убить Плюя. А во-вторых, если б он это сделал, то тут же забрал бы Марину с собой. Во всяком случае, он не стал бы дожидаться, когда она сама выйдет на эту дорогу...

Если не Роберт, кто же тогда убил насильника?.. Марина вспомнила своего отчима с ружьем. Нет, это не он стрелял. Это какой-то другой охотник случайно набрел на злополучную поляну. И одним выстрелом восстановил справедливость. Не все же на этом свете такие гады, как Плюй и его дружки...

Да, это был какой-то охотник. Только почему ей навстречу несется знакомый «Москвич»? Откуда здесь взялся горбун Роберт?.. Неужели стрелял все-таки он?..

Марина даже не стала поднимать руки. Машина остановилась сама. Конечно же, если за рулем Роберт, он не мог проехать мимо...

Но за рулем оказался совсем другой человек. «Москвичом» управлял молодой парень, который показался Марине знакомым.

Он выбрался из машины, подошел к ней, какое-то время просто озадаченно смотрел на нее, затем спросил:

– Проблемы?

Марина кивнула.

– Да уж вижу, досталось, – покачал он головой и в растерянности почесал затылок.

Его взгляд спустился к ее широко расставленным окровавленным ногам.

– Да, дела... Ну чего стоишь, давай в машину!

Марина забралась в салон, свернулась калачиком на заднем сиденье.

Машина мчалась по ухабистой дороге.

– Марин, может, расскажешь, что с тобой случилось? – спросил парень. – Или секрет?

– Ты знаешь, как меня зовут? – удивилась она.

– Здрасти-мордасти! Я же Олег, мы с тобой в одной школе учились. Только я в позапрошлом году школу закончил... Олег Арсеньев. Ну что, вспомнила?

Ну точно, это же Олег. Олег Шут, или Олег Клоун. Говорят, он в свое время такие номера на уроках откалывал, что сами учителя со смеху укатывались... Марина даже могла припомнить какой-нибудь случай. Но сейчас ей было не до того. Все тело болело – как будто по нему протоптался слон. Или, вернее, стадо козлов. Между ног, казалось, торчит большая горячая тыква. Лицо саднило, ныли зубы, болели разбитые губы...

– Ты это, память не напрягай! – сказал он. – Помнишь не помнишь – какая в пень разница... Ты это, про себя-то помнишь? Что с тобой случилось? Изнасиловали?

– А ты не видишь? – пробормотала она.

– В лесу?

– Где же еще...

– Ты как себя чувствуешь?

– Ужасно, – призналась она.

– Тошнит?

– Есть немного...

– Побили тебя сильно... Нос вроде не сломали. Глаза целые. Губы заживут. Ничего, скоро будешь как новенькая... Ребра не сломаны?

– Да вроде нет.

– Это хорошо... Так, и еще один вопрос. Я, между прочим, не так давно освоил смежную специальность. Теперь я слесарь тире акушер. Так что можешь смело мне отвечать... Кровотечения тамнет?

– Уже нет...

– Тогда тебе очень повезло. В такихслучаях может кровотечение открыться. И если вовремя не помочь...

– А ты что, специалист в этих делах?

– Говорю же, акушер-водопроводчик... А если серьезно, то у моего друга сестру изнасиловали. Недавно. Есть такой ублюдок. Ты его, наверное, знаешь...

– Витя Плюй?

– Ну вот, видишь, знаешь... Я ведь даже гадать не стал, кто с тобой так. И без того ясно, что без этого козла здесь не обошлось... Угадал?

– Угадал.

– И не сдохнет ведь гад!.. А давно бы уже грохнуть пора...

– Уже.

– Что уже?

– Грохнули Витю. Прямо на мне грохнули...

– Кто?! – потрясенно спросил Олег.

– Не знаю... Может, охотник какой. Выстрелил, а потом исчез...

– Витя один был?

– Нет, с дружками...

– Где они?

– Удрали!..

– А Витя труп, да?

– Труп...

– И куда ж ты теперь такая красивая собираешься?

– Не знаю... Домой надо ехать...

– А ты знаешь, кто у Вити пахан?

– Знаю.

– Значит, должна понимать, что с тобой теперь будет.

– Догадываюсь...

Тут и гадать нечего. Плюев-старший всех собак на нее навешает. Сначала ее будут пытать – требовать, чтобы она признала свою вину. Затем ее снова жестоко изнасилуют. И убьют...

– Тогда в Рыжевске тебе ловить нечего.

– Уезжать мне надо... Я же завтра в Москву должна была ехать. За билетом шла... А тут Плюй...

Один день ей всего оставался. Один день. И тогда бы никакой Плюй не был ей страшен. Обидно, что она не смогла пережить этот день...

И все из-за горбуна Роберта. Он, конечно, молодец. Сумел дать отпор Плюю. Но из-за него Марина уверовала в собственную безопасность... Ладно, нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Сама во всем виновата. Надо было раньше уезжать из этого проклятого города, не тянуть до последнего момента...

– Билет купила?

– Не успела...

– Документы на месте?

Марина пожала плечами и полезла в сумочку. Вроде все на месте – паспорт, аттестат зрелости, деньги на билет.

– На месте...

– Ну тогда какие проблемы? Едем в Москву. Прямо сейчас...

– Снова шутишь?

– Да нет, какие шутки! – взбудораженно засуетился Олег. – Тут это, такие дела. Я ведь сейчас в Москву еду. Представляешь, какое совпадение!

– Везет мне на совпадения, – усмехнулась она.

Сначала горбуна встретила, затем подонок Витя появился. Теперь вот Олег – как по заказу.

– Да нет, серьезно, совпадение... Мне в Москву надо.

– Зачем? В институт поступать?

– Да какой институт с моей ленью? Это ж учиться надо... Я ж из-за лени в армии не хочу служить... Если по секрету, то меня в армию хотят забрить. А я этого как бы и не знаю. И дальше знать ничего не собираюсь. В Москве-то до меня никакой военкомат не доберется. До двадцати семи лет как-нибудь прокантуюсь, а там и домой можно возвратиться. Если захочу... Может, я к этому времени в Москве устроюсь.

– Это ж работать надо.

– А я ленивый, да? Ты это хотела сказать?.. А мне, Марин, везет. Мне деньги сами в руки идут... Вот, смотри...

Он открыл «бардачок». А там... Марина обомлела – американские доллары в банковских упаковках.

– Тридцать шесть тысяч баксов, нормально? – Олега аж колотило от восторга.

– Тридцать шесть тысяч?! Откуда?!

– От верблюда!..

– Поняла. Тайна?

– Да в принципе тайна. Только не для тебя, Марин. Ты ж, это, ну, открылась мне. Про этого, про Плюя рассказала... И я тебе расскажу... Ну это, ну, в общем, я, это, золото нашел. – Было видно, что Олег сильно волнуется. – Это, двенадцать килограмм...

– Ого!

– Дурака свалял. Надо было мне в Москве товар толкнуть. А я тут его сбагрил. Чисто по дешевке. Здесь же золото за копейки уходит. Сама понимаешь...

Марина понимала. Город буквально трясла золотая лихорадка. Золото уходило с завода в слитках и мелкими кусками. Каждый тащил, как и сколько мог. В основном металл уходил в закрома Плюева-старшего. А кое-кто из несунов оставлял золото себе, прятал в тайниках. На один такой тайник и наткнулся Олег. Не случайно, конечно. Кто-то ему подсказал. Впрочем, подробности Марина выпытывать не стала.

– В общем, так, Марин. Ты мне открылась. Я тебе... Так что не взыщи, теперь мы с тобой в одной связке, – заключил Олег. – И цель у нас одна. Москва!.. Ты, наверное, в институт поступать собиралась?

– Да. В юридический. Документы уже там...

– Пусть себе лежат документы. Институт в пролете...

– Почему?

– Ты думаешь, Плюев тебя искать не будет? Еще как будет!.. Так что до поры до времени придется залечь на дно. Да ты не переживай, дно будет золотым. Не пожалеешь!

Пожалуй, он прав, с институтом придется повременить. Правда, в Москве много других институтов, кроме юридических. Но если Плюй-старший основательно возьмется за нее, он доберется до самого Министерства образования, перетряхнет все списки студентов... Но ведь можно поступить в институт под другим именем. Но для этого нужен поддельный паспорт. А они, как известно, на дороге не валяются.

3

Олега нельзя было назвать жадным человеком. Как раз наоборот, он был самым натуральным транжиром.

Для начала он хотел снять роскошный номер в самой дорогой гостинице. Но потом передумал. Нет, не деньги зажал. Просто о Марине позаботился. Ну какая может быть гостиница, когда у нее синяки под глазами, ссадины, распухшие губы. Возникнут вопросы, может заинтересоваться милиция – что да как. Да и ей как-то не очень хотелось светить перед людьми фингалами.

Олег нашел шикарную квартиру в центре города. Дороговато она обошлась, но цена его не смущала. Тем более это было все же дешевле, чем жить в гостинице.

Квартира Марине понравилась. Три комнаты, кондиционеры, роскошная обстановка. А какой вид из окна! Красную площадь не видно. Но зато хорошо просматривается часть Кремля со стороны Москвы-реки, в глаза бросаются звезды на башнях. Картина в высшей степени величественная. Аж дух захватывает.

Вчерашний случай лишил ее не только телесной, но и душевной невинности. Она уже просто не могла воспринимать жизнь как раньше. Розовая пелена спадала с глаз.

Возможно, когда-нибудь она будет воспринимать Кремль как сердце Страны Зла и Насилия. Во всяком случае, все к этому шло. Только в России бандиты и преступники в открытую могут править бал. Могут убивать и насиловать, а закон перед ними бессилен... Хотя, возможно, розовые цвета в сознании все же останутся. Нашелся же в этой стране человек, который отомстил за ее боль и страдания. Кто-то ж застрелил этого подонка Витю...

– Ты я, вижу, устала с дороги, – сказал Олег. – Еле на ногах держишься... Давай дуй в душ. И в постель. Я тебе уже постелил...

Да, далеко не все в этой стране подонки. Тот же Олег. Как он о ней заботится. Даже постель постелил. И вовсе не для того, чтобы залезть туда вместе с ней. Он даже и не пытается к ней приставать. Понимает, насколько ей сейчас тяжело... Нет, что ни говори, а мир не без добрых людей. Так что уж не так страшна Россия, как ее малюют...

Душ немного ее взбодрил, даже придал сил. Пока она мылась, все было хорошо. Но едва вышла из ванной, как на нее навалилась свинцовая усталость. Едва добрела до постели.

Она проспала ровно сутки. Крепкий сон оказал на нее самое благотворное влияние. На душе было уже не так горько.

Ушибы, правда, давали о себе знать. И с лицом проблемы – синяки, ссадины, царапины. Но ведь все это пройдет. Хотя грязный след на душе, конечно, останется...

На стуле рядом с ней лежал новенький махровый халат. Олег позаботился. Вот умница. А это что? На плечиках висит ее блузка и юбка. Все чистое, выглаженное... Да, Олег просто сокровище...

Марина влезла в халат. Мягко, тепло, приятно... Хотелось, чтобы так было всегда... Но в ее положении трудно что-либо прогнозировать. Вдруг Олег отвернется от нее, и она окажется на улице. Впрочем, не надо думать о плохом.

Она вышла из своей комнаты. И сразу же услышала чей-то протяжный стон. Он доносился из зала. Марина в недоумении зашла в комнату. И ошеломленно застыла на пороге.

Олег лежал прямо посреди комнаты. На белой шелковой простыне, наброшенной прямо на мягкий персидский ковер. Он был совершенно голый. Обнаженная девка азартно скакала на нем, будто на коне. Длинные волосы развевались, словно на ветру... Хотя ветер был на самом деле. Воздушная струя от кондиционера била ей прямо в лицо...

Марину не должно было волновать, с кем и как Олег проводит время. Это его право завести себе любовницу и жить с ней. И все же...

– А вас не продует? – с неожиданным для себя сарказмом спросила она.

Сейчас девка встрепенется, в панике соскочит с Олега, недоуменно и с интересом уставится на Марину... Ничуть не бывало! Даже ухом не повела. Как прыгала, так и продолжала прыгать «в седле».

Олег услышал ее голос. Но тоже нисколько не смутился. Просто весело улыбнулся ей, задорно подмигнул и помахал рукой...

– Не продует, – послышалось из-за спины. – Альбинка у нас настоящая чукча...

Марина обернулась и увидела еще одну девушку. Довольно красивую. Она тоже была голая. Но все прелести скрыты под банным полотенцем. На губах обворожительная улыбка.

– С легким паром! – не без насмешки поздравила ее Марина.

– Спасибо... – продолжала улыбаться девушка. – Так вот, Альбинка у нас натуральная чукча. Ты не поверишь, но она этим делом на Северном полюсе занималась...

– Ага, с белым медведем! – не сбавляя темпа, засмеялась «наездница». – Я не чукча! Я – амазонка! Вопросы?

– Есть вопросы. Ты, проститутка, покататься дашь?

– А я что делаю? Разве не даю?

– Жанна! Не гони волну! – засмеялся Олег. – Ты, наверное, хочешь, чтобы я на деньги попал...

– А при чем здесь это?

– Как это при чем? Я с Ленкой бесплатным сексом занимаюсь!

– Эй, ты чего? – возмутилась «наездница». И резко сбавила темп.

– Так это, я ж бесплатно в тебя вошел. А вот чтобы выйти – сто баксов!.. А я пока что не хочу платить. Так что не выйду!..

Девчонки оценили шутку, засмеялись. Всадница Ленка снова понеслась вскачь... Ее подружка уже не обращала на нее внимания. Она рассматривала Марину.

– Что с лицом? – озабоченно спросила она.

– Сама же видишь, что не просто упала.

– Да вижу... Избили? Мужики проклятые?.. Небось не только это?

– Не только...

– Целкой была?

Марина уже поняла, кем были эти две девчонки. Самые обычные проститутки, которых в Москве как грязи. Но, как это ни странно, Жанна вызывала симпатию.

– Была...

– Эй, да ты не кисни. А то еще заплачешь...

Она угадала. Марина была близка к тому, чтобы расплакаться.

– И заплачу...

– А это правильно, – понимающе кивнула Жанна.

И неожиданно обняла ее за плечи и вместе с ней прошла в ее комнату. Усадила на кровать. Снова прижала к себе.

– Поплачь, – сказала она. – Легче станет, это я тебе говорю.

Из глаз хлынули слезы. И чем больше их было, тем легче становилось на душе. И все приятней становилось от мысли, что какая-то проститутка вошла в ее положение, можно сказать, утешила.

– Меня ведь тоже когда-то изнасиловали, – глядя куда-то вдаль, сказала Жанна. – Но это было давно. И неправда... Рано или поздно и ты обо всем забудешь. Этот кошмар будет казаться неправдой. Вот увидишь... Да, кстати, тебя не сильно порвали?

Марина поняла, о чем разговор.

– Сколько их было?

– Трое...

– Немало... В больницу ты не обращалась...

– И в милицию тоже... А надо?

– Насчет ментов не знаю. Тебе решать... А в больницу надо бы... Хочешь, я могу посмотреть?

– Ты что, тоже акушер-водопроводчик?

– Я ведь медучилище закончила. Два года в роддоме работала. Только там зарплата с гулькин нос. Рыба ищет где глубже, а человек где лучше. А я, получается, человек-рыба. Искала, где лучше, а попала, где глубже. Только я ничуть ни о чем не жалею. На поверхности я кем была? А никем! Зато на дне я русалка. На дне у меня красивая жизнь... Ну все, хорош болтать. Давай на твою киску посмотрим.

Жанна провела самый настоящий гинекологический осмотр. Правда, без специального кресла. И без инструментов. Но со знанием дела.

– Ничего страшного нет. Я тебе скажу, чем лечиться. Скоро все на место встанет. Как новенькая будешь. Можно будет киску в эксплуатацию сдавать...

– Чего?!

– Да шучу я, шучу. Не нужна мне твоя киска. Своих хватает... Хотя, конечно, девчонка ты ладная. Я бы тебя к себе взяла... Но ты, я вижу, не хочешь. Ну и не надо. Я силой никого не принуждаю... Ты думаешь, я просто проститутка?

– Не думаю я ничего...

– Не надо ля-ля. Думаешь... Я, между прочим, с мужем свое дело открыла. Так что теперь я сама себе хозяйка. Правда, и самой махать приходится. Но это пока на ноги не встанем... А знаешь, как все началось? Я замуж вышла. По большой любви. Муж даже не знал, чем я занимаюсь. А я уже завязала. Только однажды он по пьяни после секса сто баксов протянул. Представляешь, за проститутку меня принял... Вот что бы ты на моем месте сделала?

– Глаза бы ему выцарапала...

– Ну и дура! Кому нужны безглазые мужики?.. А я дала ему сдачу – пятьдесят баксов. Вот это был облом! В общем, мы с мужем поняли друг друга. И теперь у нас своя фирма... Могу составить протекцию!

Похоже, Жанна всерьез вознамерилась втянуть ее в свой порочный бизнес. То с одной стороны подойдет, то с другой. И так и эдак. А вдруг провинциалка все-таки откликнется на ее пока что туманные предложения...

– Я уж как-нибудь без этого обойдусь, ладно? – начала раздражаться Марина.

– А это как тебе видней... Ты надолго в Москву?

– Надолго.

– А жить, наверное, хорошо хочешь? Тачки, шмотки, чтобы все тип-топ... Да не смотри ты на меня так. Думаешь, я тебя агитирую? Нет. Просто молодость вспоминаю. Тоже хорошо хотелось жить, а как этого добиться – не знала. Потом, конечно, узнала... Принцип простой, ты мне – я тебе. Я дарю свою любовь и получаю за это деньги. Все предельно просто. И никаких ни перед кем обязательств...

– Как это ни перед кем? А перед собой?

– А что я такого делаю? Я продаю свое тело, но не душу... Вот муж ко мне с лаской подходит. А нужна мне его ласка? Пусть лучше с норкой или с соболем подходит. А знаешь, что такое ключ к сердцу женщины? Это ключ от «Мерседеса»... Не знаю, как тебе, но мне мужская любовь не нужна. Мне деньги нужны. Ладно, заболталась я с тобой. Там Ленка вкалывает. А я тут халяву с тобой гоняю. Между прочим, клиент хорошие деньги заплатил. Он тебе, кстати, не жених?

– А как ты сама думаешь?

– Думаю, что нет. Ты, я вижу, девчонка с характером. Не дала бы ему с проститутками развлекаться... Ну все, побежала я. Некогда...

Жанна помахала ей ручкой и упорхнула.

Марина легла на постель, заложила руки за голову, уперлась взглядом в потолок. Ей скучно, ей одиноко. А Олег не хочет разделить с ней компанию. Хотя бы шампанским угостил.

Марина поймала себя на мысли, что ей хочется выпить. Напиться и забыться. К тому же казалось, что она бы вряд ли отказалась найти утешение на гребне разгульной волны, которую поднял Олег. Его жизнь била ключом. И ей тоже хотелось праздника и веселья. Так будет легче забыть недавний кошмар...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное