Владимир Колычев.

Дорога дальняя, казенный дом

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Это, парни, беспредел, – с умным видом сказал Жора. – Чтобы какой-то сапог правильных пацанов и мордой в землю... Спросить с этого козла надо. Конкретно спросить...

– Не вопрос, – пьяно мотнул головой Толик. – Вояку завалим... И со студентом, бляха, разобраться... Всех в землю... В землю! – озлобленно повторил он и со всей силы опустил кулак на стол. Зазвенела посуда.

В таком состоянии он и в самом деле мог убить. Попадись ему сейчас под руку вчерашний вояка, из волыны пальнул бы в него, не задумываясь... А волына есть. Вчера с собой на дело не взял. Но в следующий раз без ствола не пойдет...

Толик представил, как под покровом ночи со своими корешами вломится в сторожевую будку и сделает из нее могилу для студента. И для вояки тоже, если он обнаружится там... Месть его будет жестокой.

Дверь в кабинет распахнулась без предупреждения.

– Какого черта! – осатанело взвыл Толик.

Он терпеть не мог, когда к нему в кабинет входили без стука. Да еще на глазах у приятелей.

Он думал увидеть распорядителя ресторана или на худой конец официанта с очередной порцией спиртного. Эти люди зависели от него, поэтому он мог орать на них сколько угодно. Но в кабинет вошли крепкие поджарые парни в черных костюмах. Пиджаки расстегнуты, а под ними наверняка пушки. Правые руки у всех напряжены. Верный признак того, что парни в любой момент могут показать черные жерла своих стволов.

Грозного вида молодчики организованно остановились – застыли как безмолвные мумии. Вперед вышел среднего роста мужик устрашающего вида. Тот же черный костюм. Черная водолазка под горло. Глаза как у инопланетянина – ледяной холод и космическая пустота в них. Толик чувствовал, как от волнения у него немеют колени. Давно такого с ним не бывало...

– Э-э, чего надо? – дрожащим голосом спросил он.

– Моя фамилия Лукьянов, – тихо сказал мужик.

– А-а, проходите, присаживайтесь... – засуетился Толик.

Ему приходилось слышать про Лукьянова. В прошлом – гэбист, спец по проблемам организованной преступности. Сколько крови братве попортил... Правда, сам Толик с ним дел не имел. Но пацаны рассказывали. Крутой, говорили, мужик. А сейчас он стал еще круче. У самого Вани Алтынова в замах по безопасности ходит. Алтынов, тот вообще – круче не бывает. Всю металлургию в городе и во всей области подмял под себя. На Москву давно вышел. Сталь за бугор эшелонами гонит. И на «общак» за это не отстегивает. Потому что никто не просит. Всех просителей в расход пустили... Такая бойня за железо шла, люди пачками за металл гибли. Верх взял Алтынов. Сейчас он на белом коне. Но до сих пор шашкой машет. А шашка – это Лукьянов. У него в команде такие монстры, что даже думать о них страшно...

– Некогда мне, – едва заметно покачал головой Лукьянов.

– А-а, чем обязан? – запаниковал Толик.

Вроде бы он не переходил дорогу господину Алтынову. Но ведь проблема есть, иначе бы Лукьянов не пришел к нему. А Толик знал, каким образом служба безопасности концерна «Сталь-Вест» решает наболевшие вопросы.

Нет человека – нет проблемы...

Лукьянов показал фотоснимок, на котором был изображен тот самый студент-разлучник...

– Ты его знаешь? – тихо, но хлестко спросил он.

– А-а... Знаю... – в предчувствии чего-то страшного пробормотал Толик.

– Вчера ты отправил этого парня на больничную койку... – сверкнул взглядом Лукьянов.

– Э-э... Это не я... То есть я, но случайно вышло...

– Чтобы впредь никаких случайностей. Парня оставишь в покое. И думать о нем забудь. Если с ним что-то случится, ответишь по всей строгости... Вопросы?

– А-а... Он с моей девкой живет...

– Если он с ней живет, значит, это его девка. А ты, Анатолий Васильевич, в пролете... Мой тебе совет, и про девку забудь. Без нее тебе спокойней спать будет... Еще вопросы?

– Нет, ну я вообще-то думаю, если он живет с ней, то пусть живет. Я не против...

Толик убеждал Лукьянова в своей лояльности, но тот его не слушал. В сопровождении своих спецов он вышел из кабинета. А Толик продолжал говорить, обращаясь к своим дружкам.

– Не, пусть живут, мне-то что... Если любят друг друга, да, чего ж не жить, а, пацаны?

– Да не вопрос, братан, пусть живут, – легко согласился Мирон. Как будто это не он собирался своими руками открутить голову наглому студенту. – Совет им да любовь, да...

– Ага, совет да любовь, от концерна «Сталь-Вест», – болезненно скривился Жора. – Каким боком студент к этой конторе примазан?

– А где живет этот пацан, а? – вопросительным тоном протянул Мирон. – В каком доме? Среди каких людей вращается! А-а, то-то же!

– Да пусть хоть вокруг буя вращается... Ну его в пень!

Толик не хотел засорять мозги головоломками. Да и не так уж важно, откуда у студента взялась столь крутая «крыша». Гораздо важней было осознать, что связываться с крутыми заступниками – занятие неблагодарное и крайне опасное для жизни. Да и было бы из-за кого рисковать... Олимпия – супер, не вопрос. Но не одна же она такая. Найдет он ей замену. Сейчас еще плеснет себе под жабры и отправится на поиски...

4

Вадим ничего не понимал. Весь день пролежал в общей палате, ни на что не жаловался. А вечером его перевели в отдельный бокс. Евроремонт, сплит-система, мебель, совсем не похожая на больничную, телевизор...

Не успел он устроиться на новом месте, как появилась Лима. Красивая, грациозная. Солнцезащитные очки, закрывающие припудренный синяк, лишь усиливали ее шарм.

Она тоже ничего не понимала.

– Ты хоть знаешь, сколько эта палата стоит? – восхищенно спросила девушка.

Будь сейчас Анжела на ее месте, она бы сначала узнала, как он себя чувствует – хорошо или плохо. О ночном инциденте бы спросила. А у Лимы одно на уме – что и сколько стоит.

– Не знаю...

Зато он прекрасно знал, что очень любит свою красавицу со всеми ее недостатками.

– А кто знает?.. Кто тебя сюда перевел? – допытывалась Лима.

– Главврач распорядился.

– А кто его надоумил?

– Сам догадался, – пошутил Вадим. – Наверное, узнал, что ко мне должна прийти самая красивая девушка на свете, а я в общей палате – стыд и срам. Вот, чтобы не ударить перед тобой в грязь лицом, он...

– Ну хватит сочинять, – улыбнулась Лима. – Лучше молчи, если ничего не знаешь...

– А ты не спрашивай, если знаешь, что я ничего не знаю...

– И не догадываешься?

– Нет.

– Что ж, может быть, так даже интересней, когда загадка не разгадана... Да, как ты себя чувствуешь?

Наконец-то она спустилась с небес на землю... Чувствовал себя Вадим неплохо. Но недельку в больнице все же придется поваляться. С маленьким перерывом на последний в сессии экзамен. Сдаст и обратно... Хотя нет, лучше обратно не возвращаться. Хоть и комфортно в отдельной палате. Но уж лучше отлеживаться дома. Там Лима... Пока она там...

Вадим нахмурился.

– Что-то серьезное? – чуточку обеспокоенно посмотрела на него Лима. – Врач говорил, что с тобой все в порядке...

– Со мной – да, а с нами?.. Ты же знаешь, кто меня бил...

– Кто?

Вадим с удивлением посмотрел на нее.

– А ты не догадываешься?

– Твоя мама говорила, что ты с каким-то хулиганьем сцепился...

– Но ей-то знать необязательно, что да как. А ты должна была догадаться...

– Неужели Толик?! – беспокойно встрепенулась Лима. – Он же не успокоится... Почему ты мне не позвонил, не сказал, что это он был. Как же мне теперь быть? Может, он меня сейчас на улице ждет?

Действительно, Толик может узнать, в какую больницу отвезли Вадима. Может устроить засаду Лиме. Сейчас она выйдет во двор и сразу же попадет в переплет. И не будет рядом капитана Корбута, некому будет заступиться за нее...

– Останься со мной, – предложил Вадим.

Было бы здорово, если бы Лима осталась с ним на ночь. Но есть правила, которые не позволяют посетителям спать с больными... Так ведь правила на то и существуют, чтобы искать обходные пути.

– Я-то останусь. А если Толик ворвется сюда? – спросила Лима и вздрогнула, когда в дверь постучали.

Медперсонал входил в палату без стука. Значит, кто-то из посетителей. Мама? Но ей-то зачем стучаться?..

Дверь открылась, и в палату вошел мужчина в белоснежном накрахмаленном халате поверх темно-серого костюма. Вадим с изумлением узнал его. Господин Алтынов собственной персоной. Он был один, без охранников. Видимо, его церберы остались в коридоре. Но какова же цель его визита?

От волнения у Вадима пересохло в горле. И язык прилип к небу.

– Ну здравствуй, сынок!

Он заметил, что и Алтынов волнуется. Но голос его звучал уверенно и четко.

– В каком смысле сынок? – заинтригованная, спросила Лима.

Алтынов лишь скользнул по ней взглядом. Видимо, сейчас ему было не до нее. Он достал из кармана пиджака фотокарточку и протянул Вадиму.

– Узнаешь?

Вадим узнал самого себя... Только прическа какая-то странная – патлы, закрывающие уши. Старомодная приталенная рубашка, полосатые брюки – сверху тесные, а снизу расклешенные. Но место знакомое – парадный вход политехнического института. И красный плакат над головой. «XXV съезду КПСС – достойную встречу...» Какие съезды, какая КПСС? Чертовщина какая-то...

– Узнаю, – неуверенно кивнул Вадим.

– Семьдесят первый год, студент первого курса политехнического института Иван Алтынов...

Оказывается, на снимке был изображен сам господин Алтынов... Точная копия Вадима. А если точней, то Вадим сам был точной копией Ивана Алтынова в молодости. Это могло значить только одно...

Глава шестая

1

Олимпия была настоящей красавицей. И Анжела признавала это даже при всей своей нелюбви к ней. Красотка-разлучница увела у нее Вадима – любимого и единственного... Она шла с ним под ручку. Красивая пара, ничего не скажешь. Но как же хотела сейчас Анжела оказаться на месте Олимпии. Увы, чудес на свете не бывает, не появится волшебник, не взмахнет своей палочкой – не распахнет перед ней объятия любимого человека...

Вадим любит Олимпию. Идет рука об руку с ней, сияет от счастья. А ты, Анжела, задыхайся от удушающей руки обиды... А она задыхается. Ей тяжело видеть Вадима рядом с холодной, расчетливой, но дьявольски красивой стервой. Тем более что они выходят из здания, где размещался городской загс...

Анжела стояла как вкопанная, с изумлением глядя, как Вадим распахивает перед Олимпией дверцу сверкающей лаком иномарки. Она благодарит его за это. Прежде чем сесть в машину, нежно целует в щечку. И взгляд у нее на редкость теплый. Может быть, потому что у Вадима есть машина... А у него есть машина. Откуда? Вряд ли его родители стояли в очереди на бесплатную иномарку... Впрочем, неважно, откуда машина. Важно, что Вадим и Олимпия были в загсе...

Анжела дождалась, когда иномарка скроется из виду. И сама направилась в загс. Печально было осознавать, что шла она туда одна, без Вадима. Но шла... В загсе работала хорошая знакомая ее матери. Через нее Анжела узнала, зачем приходили сюда Вадим и Олимпия. Они подали заявление, они собирались пожениться...

Олимпия выходила из загса вместе с Вадимом. Красивая, нарядная и цветущая. Анжела выходила на улицу одна. В расстроенных чувствах, перед глазами серый туман. Никто не открывает ей дверцу машины, никто никуда не везет... Не везет ей в этой жизни. И жить неохота. Смысла нет, чтобы жить...

Да, Олимпия ненадежная. Возможно, когда-нибудь она бросит Вадима. Но знать бы, что после этого он вернется к Анжеле. Ведь он может найти себе другую... Какой тогда смысл ждать его вообще. Не лучше ли сразу в омут головой...

Анжела шла куда глаза глядят. Не разбирая дороги. Шла и думала о смерти. То ли в петлю, то ли в омут... Но, видно, не суждено ей было покончить жизнь самоубийством. Она переходила дорогу, думая о том, что хорошо было бы умереть. И не заметила летящего на нее грузовика. А когда заметила, даже не дернулась, чтобы отскочить в сторону. Будь что будет...

Но в самый последний момент кто-то с силой схватил ее за руку и выдернул из-под самых колес «КамАЗа».

– Что ж ты делаешь, дуреха?

Ее спасителем оказался капитан Корбут. Уж не ангел ли он хранитель? Вадима от расправы спас, теперь вот Анжеле не позволил умереть...

– Просто шла... – глядя куда-то в пустоту, сказала девушка.

Ей совсем не было страшно от той мысли, что смерть лишь чудом обошла ее стороной. Еще бы чуть-чуть... Но и на Максима она совсем не злилась. Спас так спас. Значит, так и должно быть...

– Под машину ты шла, – хмуро посмотрел на нее капитан.

– Ну и что?

Анжела даже не сразу поняла, что Максим ударил ее ладонью по щеке. Несильно ударил, но внутри все всколыхнулось. Как будто какая-то сила вытолкнула пробку из мозгового сосуда...

– Пойми, ты могла умереть! – Он двумя руками взял ее за плечи, привлек к себе и пристально заглянул ей в глаза.

– Не может быть!

Ей совсем не хотелось умирать. Она хотела жить. Пусть и без Вадима, но она должна жить. Тем более что он оставил после себя память, которая также должна жить – сначала в ней, а потом рядом... Она совсем забыла о ребенке, как же она могла...

– Что случилось? Я спрашиваю, что случилось?

– Вадим... Он в загс ходил... С Олимпией...

– Ну и бог с ним, с твоим Вадимом!

– Ты не понимаешь! Он женится на другой!

– Пусть женится. Забудь о нем. Думай о себе...

– Я люблю его!

– Ничего, переживешь...

– Не переживу!.. Я люблю его, понимаешь?

Слезы фонтаном хлынули из глаз. Но Максим как будто этому обрадовался. Обнял ее, привлек к себе и молчал, пока она не выплакалась у него на груди.

– Полегчало? – с улыбкой спросил он.

Анжела кивнула, соглашаясь. И благодарно улыбнулась ему. Ведь и в самом деле полегчало. И горе уже не мутит рассудок... Все в порядке, она справится со своими чувствами.

– Тогда поехали, домой тебя отвезу.

Максим взял ее под руку, подвел к своей машине. Он хлопотал перед ней, как Вадим перед своей Олимпией – и дверцу открыл, и сесть помог. Только вот она не отблагодарила его. Не стала, как Олимпия, целовать его в щеку. А ведь он это заслужил...

2

Лима разве что не выла от восторга.

– Вау! Вот это да!..

Они осматривали своюквартиру. Такой же самый элитный дом, только в другом конце города. И место не менее шикарное. Да и квартира побольше – трехкомнатная, сто четыре квадратных метра общей площади. Правда, ремонт был еще не закончен. Стены оштукатурены, выровнены, на полу бетонная стяжка. Удивительно, но строительного мусора было ничтожно мало.

– Черновая отделка, считай, уже закончена! – бодро сообщил прораб ремонтной бригады. – Еще недели три, и будет полный порядок...

– У нас через месяц свадьба, – сказал Вадим. – Надо успеть...

– Да-да, конечно! Мы уже в курсе! – расплылся в улыбке Юра Прокин.

Он был всего на несколько лет старше Вадима, но уже занимал достаточно ответственный пост в юридическом отделе акционерного общества «Сталь-Вест». В данном случае он выступал как полномочный представитель господина Алтынова по личным вопросам.

– Кровь из носа, все будет сделано! Через месяц квартира будет как конфетка. И мебель в ней будет... Но без вашего мудрого руководства никак нельзя!

Прокин умиленно-обожающе посмотрел на Лиму. Но Вадим готов был поклясться, что в голове у него нет ни единой похотливой мысли.

– А это само собой, – снисходительно улыбнулась она. – Все должно быть на мой вкус... Э-э, на наш с Вадимом вкус...

– Да, конечно, как скажете, так и будет! Любой каприз!.. Телефон мой у вас есть. Если вдруг что, звоните... С деньгами, я так понимаю, у вас порядок...

– Все нормально, – кивнул Вадим. – Большое спасибо Ивану Александровичу!

– Я обязательно передам ему вашу благодарность! – просиял Прокин.

Вадим надеялся на другой ответ. Он хотел, чтобы Иван Александрович лично принял от него слова благодарности. Но, видимо, господин Алтынов предпочитал держаться от него на расстоянии...

Прокин откланялся и ушел – как будто испарился. Вадим и Лима тоже не стали задерживаться. Через полчаса они были дома. Время – половина второго пополудни. Родители на работе. Наверное, это хорошо...

Вадим заметил, что Лиму раздражает его отец... Хоть и не родной, но отец. Василий Николаевич не был верхом совершенства. И выпивал частенько, и пьяный скандал мог закатить. Небрежно одетый, плохо выбритый... Таким знал Вадим своего отца. Своегоотца... Он не собирался отказываться от него. Да никто и не заставлял его так поступать...

Господин Алтынов был всего лишь его биологическим отцом... Иван Александрович уже закончил институт, был инженером на металлургическом заводе, когда познакомился с молодой Антониной Перепелкиной. Был роман, который закончился появлением на свет маленького Вадима. К этому времени гуляка-бабник Иван Алтынов уже и забыл о какой-то Антонине...

Через год после рождения ребенка Антонина Перепелкина вышла замуж за Василия и взяла его фамилию. И Вадим Перепелкин стал Вадимом Зуевым...

Шли годы – Вадим закончил школу, поступил в институт. И все это благодаря матери и отцу. А биологический отец и знать о том не знал. Он даже не подозревал о существовании Вадима... Возможно, и не узнал бы о нем никогда, если бы Вадим совершенно случайно не попался ему на пути.

Тогда, на институтской аллее, он уловил в лице Алтынова знакомые черты. Но тогда он не понял, кто Алтынов. А Иван Александрович признал Вадима, потому что хорошо помнил, как выглядел в его возрасте...

Алтынову ничего не стоило навести справки и узнать, кто у Вадима мать. И он узнал. И сделал правильные выводы...

Что стоило всемогущему господину Алтынову нажать на зависимого от него мэра? Нажал. И как результат – его бывшая любовь Антонина получила ключи от новой квартиры. Мебель для Алтынова тоже не проблема... А ведь мама догадывалась, кто сделал ей столь щедрый подарок. И отец подозревал, что квартира не с небес упала. Про мэра сказку сочинили. Неубедительную сказку, но Вадим ее принял. И очень обиделся, когда Олимпия попыталась вывести маму на чистую воду. Надумала же такое – мама была любовницей мэра... Но ведь она была не так уж и далека от истины. Мама когда-то была любовницей Алтынова, родила от него сына. Тогда Ваня Алтынов был никем, а сейчас он огромная величина, всеми уважаемый и почитаемый Иван Александрович... Сейчас ему ничего не стоило признать своего незаконнорожденного сына...

Господин Алтынов не стал разводить бразильско-мексиканские страсти. Пришел в больницу к Вадиму, показал ему свою фотографию, и все встало на свои места. Коротко объяснился, пожелал ему всех благ и удалился. Никаких родственных объятий, ни слез, ни рыданий... А потом появился человек от господина Алтынова. Дал денег и ключи от новенькой «Тойоты»... Теперь вот квартира. Алтынов купил ее для Вадима... Нет, это не подарок. Квартира является собственностью ЗАО «Сталь-Вест». Но в любом случае жить в ней будет Вадим вместе с Олимпией. За ремонт уже уплачено, и мебель тоже за счет фирмы... Лима очень довольна. Теперь Вадим в ее глазах не простой смертный. С недавних пор он стал везунчиком, который имеет право ездить по крайней левой «полосе удовольствий». Он может позволить себе то, о чем раньше даже мечтать не мог...

Дома никого не было. И отец на работе, и мать... Олимпия облегченно вздохнула. Ее раздражал не только отец Вадима. Его маму она тоже невысоко ставила, хотя и подыгрывала ей. Она видела в ней будущую свекровь...

– Почему твой отец избегает встреч с тобой? – спросила она, прихорашиваясь перед зеркалом.

На слове «отец» она сделала особое ударение... Своим свекром она хотела видеть господина Алтынова. «Сермяжный» Василий Зуев ее вовсе не устраивал...

– Почему избегает? Он же первым пришел ко мне в больницу...

– Пришел и ушел. Только его и видели...

– А деньги, машина, квартира?..

– Это как шуба с барского плеча...

– Тебя эта шуба не греет?

– В том-то и дело, что греет... Но хотелось бы с Иваном Александровичем пообщаться... Интересный мужчина, скажу тебе. Чувствуется, что вы одной с ним породы...

– Так тебе кто нужен, он или я? – насторожился Вадим.

– Как муж ты, как любовник – тоже ты... Алтынов нужен мне как отец моего мужа. Алтынов – это о-о!.. Алтынов – это у-у!.. Круто, одним словом. И он – твой отец. До сих пор поверить не могу... Похоже, он и сам в это поверить не может. Дарами тебя осыпает, но не признает. В смысле официально не признает. Должен был к себе домой пригласить, супруге своей представить... Какая она там у него по счету?..

– Не знаю, сам лично не считал, – усмехнулся Вадим.

Первым делом после того, как открылась тайна его происхождения, Олимпия подняла прессу в поисках статей о господине Алтынове. Он был известной личностью не только в региональном масштабе. О нем знали и в Москве. В одной желтой газетенке даже была пропечатана крамольная статья о нем. О том, какой он по бабам ходок... Можно было верить этой статье или нет, но согласно ей господин Алтынов был женат несколько раз. И каждая жена рожала от него. В общей сложности у него было шесть детей, и пятеро из них девочки. Был у него и сын. Законнорожденный. Мальчишке всего семь лет. Или восемь... Впрочем, это не так уж важно...

– Говорят, у него особняк за городом. Графское поместье, там такая красота!.. – мечтательно закатила глазки Олимпия. – Даже не знаю, как быть! Если Иван Александрович соизволит пригласить нас к себе, придется шить платье под старину – оборки, рюшечки... Это так мило, но так долго. И дорого, наверное... Сколько там у нас осталось, дорогой?

– Не знаю. Все деньги у тебя...

– Да?.. Там совсем немного осталось... Но у тебя же есть телефон этого, Прокина, позвонишь ему, скажешь, что не уложился в бюджет...

Увы, Олимпия была транжирой. Почти все деньги в бутиках спустила. Вадим ей не препятствовал, а она разошлась, да так, что в кошельке теперь пусто.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное