Владимир Колычев.

Дорога дальняя, казенный дом

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Не получится.

– Почему?

– А ты ребенка родишь.

– Ты против?

– Я – нет. А вот на учебе придется поставить крест.

– Академический отпуск возьму.

– Сначала в институт поступить надо...

– Что ты меня загружаешь? Ты мне скажи, женишься ты на мне или нет? – Анжела спросила – как в упор выстрелила.

– Женюсь, – пожал плечами Вадим.

Почему бы не жениться. Анжела устраивает его по всем статьям... Как ни крути, а он ее любит. Может, и не так сильно, как хотелось бы. Но для тихого семейного счастья такой любви хватит вполне...

– Может, предложение мне сделаешь?

– Прямо сейчас?

– А чего тянуть!

– Ну, в таких случаях полагается колечко дарить...

– И без колечка хорошо!

– Ну, если так... Ты выйдешь за меня замуж?

– Это и все?

– Ну, прошу твоей руки... Ну, и сердца...

– Я согласна!

Она нежно прильнула к нему, ласково обвила руками шею, покрыла лицо поцелуями. Он закрыл глаза, и невольно представил в своих объятиях Лиму. Внутри вспыхнул огонь, кровь забурлила... Но до постели дело не дошло. Анжела нехотя высвободилась из его объятий.

– До свадьбы ни-ни!

Одно только слово «свадьба» охладило его пыл. Он не хотел жениться. Мог, но не хотел...

– Как скажешь, – кивнул он.

– Ты смеешься, да? – надула она губки. – Знаешь, что я не девочка. Но ведь ты был у меня первым. Так что все по-честному...

– Никто не спорит.

– Ты можешь спорить. Ты можешь возмущаться. Ты можешь все... А я буду терпеть. Потому что я тебя люблю. Потому что, кроме тебя, мне никто не нужен...

– Мне тоже нужна только ты, – через силу выдавил он.

Вроде бы вышло убедительно. Анжела умиленно улыбнулась.

– Любимый, – нежно прошептала она.

Что и говорить, приятно было услышать это из ее уст. Но, увы, было бы лучше, если бы Лима назвала его любимым... Но Лима из числа тех женщин, с которыми гуляют. А женятся на таких, как Анжела...

– Ты тоже любимая, – улыбнулся Вадим.

Он и самому себе не смог бы ответить, вранье это или нет. Но в любом случае он сказал то, что хотел сказать.

Анжела ушла домой в половине одиннадцатого. Вадим остался в сторожке один. В расстроенных чувствах. С одной стороны, Анжела была ему нужна, а с другой – не было большого желания жениться на ней. Его тяготило данное ей обещание. И дернул его черт за язык...

В начале двенадцатого он обошел стоянку. Все машины на месте. Не хватало только одной – той, на которой ездила Лима. Но ее уже вторую неделю нет. Как уехала тогда, и с концами... С кем она сейчас, чью постель согревает...

Вадим уже заходил в будку, когда к шлагбауму подъехала машина. Яркий свет галогенных фар ударил по глазам. И какой это идиот ездит по ночному городу с «дальним» светом. И еще на постой просится. Можно было бы найти одно свободное место, но Вадим решил ответить наглецу отказом.

Водитель, казалось, уловил ход его мыслей. Фары погасли.

Остались только «габаритки». Появился и сам водитель. В свете уличного фонаря. И Вадим снова ослеп... Это была Лима. Распущенные волосы, горящий взгляд, короткое платье в облипку, туфли на высоченном каблуке. Она стояла, придерживая открытую дверцу. Или скорее наоборот, дверца поддерживала ее. Похоже, она не очень уверенно держалась на ногах. Или земля под ней ходуном ходит, или в голове штормит...

– Ну чего стоишь? Отворяй ворота! – покачнувшись, потребовала она.

Конечно же, Вадим не мог не выполнить ее требование. Поднял шлагбаум.

Лима села за руль и так резво стартовала с места, что не справилась с управлением. И краем переднего бампера задела железный столб, на который ложилась верхняя часть шлагбаума. Неужели мама не говорила ей, что нельзя ездить за рулем в нетрезвом виде... Машина проехала еще метров пять, прежде чем остановилась.

– Я, кажется, за что-то зацепилась! Или мне показалось? – растерянно спросила девушка.

– Мне тоже показалось.

Вадим подошел к машине, осмотрел повреждение. Ерунда.

– Что там? – с надеждой спросила Лима.

– Ничего особенного. Краска чуть содрана, почти незаметно. А бамперу вообще ничего. Ударопрочный пластик...

– А фары?

– И с ними полный порядок...

– Да и черт с ней, с этой машиной!.. Новую купит! – вырвалось у нее.

– Кто купит? – заинтригованно спросил Вадим.

– А тебе не все равно! – с улыбкой на губах спросила Лима.

– Все равно...

– Что, и узнать неинтересно, кто меня... э-э, кормит?

– Какое мне дело?

– Хочешь сказать, что я тебе не нравлюсь?

– Нравишься, – признался Вадим.

– А чего так несмело? Скажи во весь голос: Олимпия, ты мне очень-очень нравишься?

– Зачем?

– Ты что, глупый? Не видишь, что я хочу тебе нравиться! И я это хочу слышать!

– Ты мне нравишься...

– Смелей.

– Ты мне очень нравишься.

– Я тоже на тебя запала. И я хочу, чтобы ты знал об этом... И вообще я тебя хочу!

Лима подошла к нему. Медленно положила руки ему на плечи и резко притянула к себе. Впилась в его губы жарким поцелуем... Вадим не мог поверить своему счастью... А может, это всего лишь сон?.. Если сон, то он вправе делать все, что ему захочется. А ему очень хотелось...

Он подхватил Олимпию на руки, оторвал от земли и бережно понес в сторожку. Это было нетрудно. От переизбытка чувств его руки налились особой силой. Ему сейчас ничего не стоило горы свернуть... Лима казалась ему легкой как пушинка. Но это не сон. Ведь он не ложился спать. И в сон его не клонило... Нет, это не сон. Это сумасшедшая реальность, в которой Лима сама шла к нему в руки. Нажать на тормоза он не мог. И не хотел...

Лима позволила уложить себя на кушетку. Глаза утомленно закрыты, щеки горят, грудь высоко вздымается в такт учащенному дыханию... Вадим испугался, что в самый последний момент она передумает, вырвется из его объятий. Но нет, она шла до конца...

– Ой, не могу!.. Ты чудо!.. Давай, давай!..

Она стонала, рыдала, извивалась под ним змеей. Раз за разом она сотрясалась от удовольствия. Но ей все было мало, она не могла насытиться... В конце концов девушка утихла. Свернулась калачиком, ткнулась головой в грязную подушку. И долго-долго лежала так, приходила в себя... Вадим и сам с трудом соотносил себя с окружающей реальностью. Даже сейчас он не мог поверить своему счастью. Лима отдалась ему, она в его объятиях, в одной с ним постели... Грязная, пыльная постель, но ей все равно. Ей все равно, где быть с ним – хоть в шалаше, лишь бы только с ним...

– И что это было? – очнувшись, спросила Лима.

Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. Радостное удивление в них и невыразимый восторг. Вадим ощущал себя на вершине блаженства...

– А ты сама догадайся.

– Это было какое-то сумасшествие!

– Не хочешь же ты сказать, что с тобой это было впервые.

– Ты что, читаешь мои мысли? Именно это я и хотела сказать!.. Да, у меня были мужчины, но у меня с ними ничего не было. То есть было, но совсем не так, как с тобой. Ты случайно школу волшебников не заканчивал?

Наверняка Лима умела льстить. Но сейчас явно не тот случай. Она говорила правду. Ей действительно ни с кем не было так хорошо, как с ним... Вадим чувствовал, как за спиной распускаются крылья...

– Эту школу заканчивала ты, – польщенно улыбнулся он.

Вадиму тоже никогда и ни с кем не было так хорошо, как с ней. Даже с Анжелой.

– Да, наверное... Не зря же я к тебе приехала. Что себе напророчила, то и сбылось...

– Ты ехала ко мне?

– А ты думал, меня случайно сюда занесло?

– Ну, неслучайно. Ты же живешь где-то рядом...

– Живу. То есть жила. У родителей... В общем-то, я к ним ехала. Но хотела-то я тебя... Фу! Как у тебя здесь грязно! И запах какой-то. Носками грязными воняет, что ли?

– Это после Петровича, – совсем невесело улыбнулся Вадим. – У него радикулит, какой-то дрянью мажется...

Ему было стыдно, что Лима отдалась ему не на шелковых простынях в пентхаусе дорогого отеля, а в убогой конуре на автостоянке.

– А может, он никогда не моется?

– Может, и так, – не стал спорить Вадим.

Петрович жил бобылем – некому было за ним следить. А сам он о себе заботиться не очень-то хотел. Вместо того, чтобы мыться хотя бы раз в две недели да одежду свою стирать, мог выдумать и какую-то несуществующую мазь, чтобы хоть как-то оправдаться перед сменщиками.

– И спит он тоже на этой клоповнице? – брезгливо поморщилась Лима.

– Не знаю, я с ним ни разу не ночевал...

– Да, дела...

Она поднялась с кушетки, натянула через голову платье, обулась. Немного подумала и присела на краешек стула. Собралась с мыслями и спросила:

– А с кем ты здесь ночуешь?

– В смысле?

– Помнится, в прошлый раз ты с этой... с Анжелой был...

– Ты, кажется, тоже не одна в этой жизни, – огорченно заметил он.

– Не одна... Живу с мужчиной. Двадцать девять лет, материально обеспечен...

– А это обязательно – материально обеспечен?

– Желательно!.. А чего ты так разволновался? – усмехнулась она. Достала из сумочки тонкую дамскую сигарету, зажигалку. Закурила.

– Мне кажется, что ты мне совсем не чужая.

– Совсем как родная?.. Как говорят французы, секс – это еще не повод для знакомства...

– У меня в роду не было французов.

– А кто у тебя был в роду?

– Сначала Адам был и Ева... Дальше продолжать?

– Отец кем работает?

– «Не кочегары мы, не плотники, нет...» Это его любимая песня. Не кочегар он, а кочегаром работает. В котельной, недалеко отсюда...

– А мать?

– Мама еще ближе. На этой же стоянке. Она вчера дежурила, я – сегодня, завтра Петрович... Угадай, кем Петрович работает?

– Я с тобой серьезно, а тебе весело, – недовольно посмотрела на него Лима.

– Как можно со мной серьезно? Отец – кочегар, мать – сторож, живем в малосемейке... Вот если бы у меня папа Рокфеллером был, тогда со мной можно было бы и серьезно. А кому интересен бедный студент?

– Не надо ерничать.

– Это от обиды. Что не могу тебе машину подарить...

– Зато ты можешь другое. С тобой я улетаю...

– Могу быть твоим персональным летчиком.

– А что, это вариант, – после недолгого раздумья кивнула девушка.

– И далеко лететь?

– А как далеко ты можешь?

– Ну, на край света ты лететь не согласишься...

– А мне край света не нужен. Меня и здесь неплохо кормят, – цинично усмехнулась Лима.

– Кто кормит? Этот, который материально обеспечен? – вне себя от ревности спросил Вадим.

– Не твое дело.

– А если мое?

– Что, жениться на мне хочешь? – хмыкнула девушка.

– А если да? – выпалил он.

– Мужчина сначала должен себя обеспечить, а потом уже думать о женитьбе.

Трудно было не согласиться с ней. Но Вадим не хотел соглашаться.

– Ты себя обеспечил? – хлестко спросила она.

– Нет... Но у меня все будет...

– Вот когда будет, тогда и засылай сватов...

– Придется подождать.

– Извини, долго ждать не могу. Мне уже восемнадцать. Для кого-то мало, а для меня много... В старых девах засиживаться не собираюсь...

– А этот, который материально обеспеченный, замуж не предлагает?

– А я и не хочу за него замуж. Не самый удачный вариант... Хотя, если не будет лучших предложений, выйду замуж за него...

– Ты очень красивая. И настолько же циничная...

– Это не цинизм – это правда жизни... А правда жизни в моем случае состоит в том, что замуж я хочу за богатого, а спать хочу с тобой. Так что я никуда от тебя не денусь...

Все-таки не ошибался Вадим, когда думал о Лиме как о корыстолюбивой расчетливой красотке... Но лучше бы он ошибся. Не сказать, что ему до нервного зуда хотелось на ней жениться. Они могли бы просто встречаться, любить друг друга. И чтобы никто между ними не стоял. Он бы бросил свою Анжелу, она бы рассталась со своим сожителем. Со временем он бы закончил институт, устроился на хорошую работу, и тогда бы Лима вышла за него замуж. Чтобы все как у людей... Но нет, она рассматривает его исключительно как бесплатное приложение к своей личной жизни. Любить она его не любит, но ей чертовски здорово с ним в постели. Она рассматривает его лишь как источник наслаждения, но никак не жизненного благополучия... Вадим чувствовал себя так, как будто ему в душу нагадили. Но и прогнать Лиму он не мог. Хоть она и циничная стерва, но он очень хотел быть с ней. После того, что произошло между ними, он уже не мог думать ни о ком другом, даже об Анжеле. Только о Лиме, только о ней одной...

Глава третья

1

Высотный дом в центре города с видом на озеро в городском саду, скоростной лифт, двухкомнатная квартира на двенадцатом этаже, качественная отделка в современном стиле, паркетный пол, санузел и половина кухни в импортном кафеле, в комнатах недорогая, но со вкусом подобранная мебель. Даже телевизор с видео...

Вадим ничего не понимал. Он просто не верил в происходящее. Да, его родители стояли в городской очереди на получение квартиры, но при этом они не имели шансов получить ее в обозримом будущем... И вдруг маму вызывают в городскую администрацию и в торжественной обстановке вручают ей ордер на новое жилье. Да еще в центре города, да еще с ремонтом, да еще и с обстановкой. Такие чудеса не в каждой сказке случаются, а тут наяву. Ордер и ключи на руках, хоть прямо сейчас вселяйся. Даже мебель старую перевозить не надо. Все включено...

Отец тоже недоумевал.

– Ничего не понимаю...

– А думаешь, я понимаю, – ошеломленно пробормотала мама. – Сказали, что как инвалид второй группы я имею право на первоочередное получение жилья...

– Верится с трудом... – озадаченно почесал затылок отец.

– А мне верится? Квартира да еще с новой мебелью... Чудеса!..

– А может, этот... ну, который... Может, это он тебе удружил. Он же сейчас большой человек...

– Что ты несешь? – цыкнула на него мама. И в смятении покосилась на сына.

– Это вы о ком? – подозрительно посмотрел на нее Вадим.

– Да слушай ты его! – махнула мама рукой на отца. – Совсем из ума выжил!

– Это у меня от радости, – кивнул тот. – Радость-то какая!..

– А может, все-таки скажете, о ком вы говорите?

– Ну о ком, о ком... О мэре нашем, конечно... – как-то неуверенно сказала мама. – Мы с ним в одном классе учились... Вот, вспомнил про меня... Он же мне и ордер вручал... Живи, говорит, и радуйся. Возможность, говорит, для этого есть... Вот она, какая это возможность. Я о таких хоромах и мечтать не могла!.. Для какого-то чиновника эту квартиру держали, а он отказался. Глупый человек...

– Может, и с тобой, сынок, в одном классе учится будущий мэр, – подхватил отец. – То есть учился...

– Ну ты загнул, родимый! – фыркнула на него мама. – С нашим Вадимом, будущий мэр? Нашел, что сказать! Он у нас сам мэром станет, и губернатором будет...

– Ну, если мне повезет так же, как вам с этой квартирой, то я и президентом стану, – весело улыбнулся Вадим.

Квартира в самом деле выше всяких похвал. Сюда и Лиму не зазорно будет привести... А почему нет?

Почти месяц прошел с тех пор, как он согрешил с Лимой. Отношения между ними сохранились, но назвать их серьезными язык не поворачивался. Лима так и продолжала жить со своим благодетелем. Он ей и в самом деле новую машину купил. Иномарку. На ней она и приезжала домой к родителям. Приезжала к ним, а ночью сбегала к Вадиму. Частыми визитами его не баловала, но две ночки они провели вместе, в ее машине. Она считала, что в ней комфортней, чем в сторожке. Как считала, что ей гораздо комфортней жить с мордастым Толиком, нежели с бедным студентом...

Вадим страшно ее ревновал, но ничего поделать не мог. Не убивать же ему Толика... Да и смысла в том не было. Со своей красотой и жизненной позицией Лима быстро бы нашла ему замену в лице другого толстосума. А Вадим так и остался бы при ней в качестве бедного любовника...

Первое время он хотел признаться Анжеле в том, что полюбил другую. Но решил не делать этого. Зачем расстраивать девчонку, если Лима так и осталась для него журавлем в небе...

Но, возможно, теперь ситуация изменится. Миллионером Вадим не стал, да и не станет. Зато у него теперь есть своя комната в чудесной квартире. Какой-никакой, а показатель благополучия...

Вадим зашел в своюкомнату. Просто прелесть. Большая, просторная, светлая. Отличная мебельная стенка, рабочий стол, превосходная кровать-полуторка с тумбочкой; два кресла с обивкой из мягкого кожзама, между ними – журнальный столик. Еще бы палас на лакированный паркетный пол настелить да занавески повесить... Занавески сошьет мама, а материал он будет выбирать сам. Кое-какие деньги для этого есть... А еще лучше, если этим займется Олимпия. Пусть выберет материал на свой, женский вкус. Ведь ей понравится эта комната, она захочет здесь жить. С ним жить...

А можно озадачить Анжелу. Уж она-то будет радоваться по-настоящему... Но ведь она сразу же начнет строить планы на совместное с Вадимом будущее. Вернее, продолжит строительство... Она очень хочет замуж. Она мечтает о семейной жизни... И как это ни печально звучит, но Вадиму с ней будет лучше, чем с Олимпией.

Возможно, Лима и в самом деле захочет уйти от своего Толика, чтобы перебраться к нему. Но ведь ничего путного из этого не выйдет. Она будет жить с Вадимом и в то же время искать новую, более выгодную партию... А может, она вообще не согласится оставить своего богатого и, судя по всему, щедрого сожителя. А в эту комнату к нему она будет приходить только для того, чтобы получить новую порцию плотского удовольствия... Но ведь это не дом свиданий... Так или не так, но Вадим все же пригласит сюда Лиму. И будь что будет...

2

Толик не пил целые две недели. Никаких друзей, никаких гульбищ. Никаких глупостей на уме. Каждый вечер, в половине седьмого – как штык дома. И всегда с подарком. То колечко Лиме подарит, то духи дорогие, то просто денег на шмотки даст. В быту не обижал. И в постели не буйствовал как голодный зверь...

Но все это время Олимпия находилась в ожидании нового срыва. И дождалась. Толик заявился домой в половине двенадцатого ночи. Пьяный в стельку и не один. Притащил своих дружков – Жору и Мирона. Наглые пьяные рожи, развязные манеры. Еще и девку какую-то приволокли. Худосочная блондинка с непропорционально большой грудью. Стоило только Жоре бухнуться на диван, как она тут же плюхнулась к нему на колени. Еще и ногу за ногу заложила, от чего и без того короткая юбчонка задралась чуть ли не до пупка. Опустившийся рядом Мирон шлепнул ее по голой ляжке, но она лишь глупо хихикнула...

Жора и Мирон пребывали в столь невменяемом состоянии, что могли хоть сейчас устроить сеанс групповой любви. И Толик мог запросто присоединиться к ним...

– Ну чего ты стоишь? – довольно грубо прикрикнул он на Олимпию.

– А что прикажешь делать? – язвительно усмехнулась она. – Раздеться и к твоему Мирончику на коленки? Или самой на коленки встать?

– А что, вариант! – мерзко осклабился Мирон.

– Ты за базаром следи! – рявкнул красный от водки Толик.

Даже непонятно, к кому он обратился, то ли к ней, то ли к своему дружку.

– Пожрать принеси! – Но эта фраза точно была адресована Олимпии.

«Нашел служанку, козел!»

– Ты и так нажратый, как свинья!

– Молчи, женщина! И делай, что тебе говорят!

Олимпия решила ему не перечить. Тем более что в духовке у нее стояла утятница с остывшим соусом. Сама для этого идиота готовила. Ждала его как дура... Дождалась...

Она пошла на кухню, включила духовку, достала из холодильника сыр, колбасу, взялась за нож... Острый нож, лазерная заточка. Хорошо бы им Толика по пивному брюху... Но делать она этого не станет. Глупо и смешно. Ведь она даже не расстроена. Только делает вид, что возмущена... Пусть Толик делает то, что ему в его пьяную голову взбредет. Хочет пристроиться к блондинке – пожалуйста... А вот завтра она выставит ему счет...

Дура Софи тоже хотела жить в шоколаде, как она. Потому и легла под Толика. Думала, что после этого займет место его любовницы... Как бы не так! Утром Софи получила пинок под зад, а сам Толик на полусогнутых пришел к Олимпии, чуть ли не на коленях вымаливал у нее прощение. Но простила она его только после того, как он купил ей новую «Мазду». Сказал, что по большому блату всегоза двенадцать тысяч долларов купил. Правда, на этот раз машину на себя, гад, оформил. И еще «десятку» продал... Но в любом случае Олимпия осталась в выигрыше...

Последние две недели Толик был как шелковый. И снова срыв... Олимпия нарезала колбасу и думала о том, чем он будет откупаться от нее на этот раз. Лето в самом разгаре, но пора подумать и о зиме. А она вчера была в меховом салоне, видела замечательную норковую шубу. Возможно, уже завтра она пополнит свой гардероб новым приобретением... Но думала она не только о дорогой шубке. Снова у нее появилась возможность под благовидным предлогом улизнуть на ночь к родителям. Машину она, конечно, поставит на ту самую стоянку... Но дежурит ли сегодня Вадим, вот в чем вопрос...

Вадим... И что за сила таится в этом парне?.. Вроде бы ничего особенного – но так она могла думать вдали от него. А рядом с ним Олимпия теряла голову. Шутка ли, как последняя шлюха отдалась ему в грязном клоповнике. Как будто на минном поле с ним любилась, что ни движение, то взрыв... А ведь раньше она только слышала об оргазме. Думала, что все это выдумки. А нет, с Вадимом она узнала, что это такое.

Но к Вадиму она не ушла. И не хотела уходить. Хотя бы потому, что некуда было уходить. Ни кола ни двора у парня. И за душой ни гроша... Так что приходилось жить с Толиком, изображать страсть в его постели, терпеть его идиотские выходки. У него-то все есть. И еще много чего будет. Дела его идут в гору. Дом достраивает, новый магазин открывает... А Вадим так и останется голью перекатной. Ну закончит институт, ну устроится на завод простым инженером. Жить с ним от зарплаты до зарплаты? Брр, даже страшно подумать об этом...

В гостиной уже потушен свет. Громко играет музыка. Телевизор включен, но его закрывает блондинка. Корчится в судорогах развязного танца. Уже без топика. Огромные кругляшки сосков как два стоп-сигнала. Юбка еще на месте, но она уже пытается ее снять. Только ничего у нее не получается. Молнию заело... Олимпия не смогла сдержать презрительной улыбки. Она-то умела исполнять стриптиз. Не зря же в студии эстрадных танцев занималась. Профессиональная сцена с шестом ее не прельщала – она же не шлюха, чтобы раздеваться на потеху оголтелой публики. Но под настроение могла исполнить приватный танец для собственного кавалера. Тот же Толик имел счастье видеть ее в деле...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное