Владимир Колычев.

Дорога дальняя, казенный дом

(страница 2 из 27)

скачать книгу бесплатно

В этом месте отец должен был вставить реплику в защиту дочери. Дескать, она спит и видит, как закончить колледж с отличием. Но он куда-то подевался. Понял, что плетью обуха не перешибить. А мать и вовсе не выходила из своей комнаты. Не нравился ей Толик, не принимала она его и Олимпию осуждала за то, что связалась с ним. Но осуждала молча...

– А ты верь мне, любимый, верь! – насмешливо повела бровью Олимпия.

– Любимый?! Ну тогда верю... Это, все равно машину со стоянки забирать надо. Я с гаражом проблему решил, возле моего... нашего дома ставить будешь...

Он ушел. Сел в свою машину и уехал. «А ты, Лимочка, иди на стоянку сама, по темным закоулкам рабочего квартала. Пусть на тебя нападут пьяные ублюдки, пусть изнасилуют. От тебя же не убудет...» Козел!

Впрочем, темных улочек Олимпия уже давно не боялась. Сколько раз возвращалась домой одна с ночных дискотек и из баров. А еще чаще возвращалась не одна. С ухажерами у нее проблем не было никогда. Или пешком проводят, или на машине подвезут. Тем, кто подвозил ее на машинах, иногда улыбалось счастье... Девственность она потеряла два года назад, в шестнадцать лет, на заднем сиденье старой «Волги». Без всякого насилия, по добровольному согласию. Приятных воспоминаний это событие не оставило, но страдать она не страдала. И на аборт не бегала. Она же девочка умная – презервативы с пятнадцати лет в сумочке носила...

Было уже совсем темно, когда она подошла к автостоянке. Шлагбаум опущен, окна в охранной будке не горят, и вокруг никого не видно. За оградой – машины стройными рядами под качающимися на ветру фонарями. Видать, сидит паренек в своей сторожке и смотрит на них из темноты. А может, и заснул ненароком...

Олимпия не стала его звать. Чуть пригнувшись, прошла под шлагбаумом. По лестнице тихонько подошла к боковому окошку сторожки. Осторожно заглянула внутрь. И в свете уличного фонаря на кушетке в дальнем углу различила незамысловатое переплетение двух тел.

Олимпию заметили. Из полутьмы сторожки, заправляясь на ходу, к ней выскочил запыхавшийся охранник. Тот самый магнетический паренек.

– А-а, это вы! – еще больше смутился он.

– Машину вымыл? – высокомерно спросила она.

– Да...

– Хорошо, что не в моей машине...

– Что не в вашей машине?

– Развратом занимаешься, вот что!

Казалось бы, ей-то какое дело до интимных развлечений этого красавчика... Но, видно, было дело, если в ней вдруг взыграла злость, замешанная на ревности.

– А-а, это... Так это, мы просто...

Из сторожки на помост выплыла растрепанная девка в дешевеньком наряде. Юбка и жилетка пятнистой раскраски... Мордашка, надо сказать, симпатичная. И к тому же знакомая... Да, где-то они с этой дивой встречались. Только вот где?.. Стоп, они же в одном колледже учатся. Только с разницей в один год, а может, и в два... Анжела ее, кажется, зовут.

– Лима?! – признала ее девушка.

– Для кого Лима, а для кого Олимпиада Викторовна... – надменно усмехнулась Олимпия.

– Приятно познакомиться! Анжела Борисовна!

– Трусы надеть успела, Анжела Борисовна? – тем же язвительным тоном спросила Олимпия.

Что это с ней? Не должна она была опускаться до глупой бабской грызни.

Парня не поделила?.. Был бы парень, было бы с кем его делить...

– А тебе не все равно? – нахохлилась Анжела.

– Да, в общем-то, все равно, – презрительно усмехнулась Олимпия.

Надо было с достоинством выходить из ситуации. Кто она, а кто эта баба!..

– Ключи! – потребовала она.

Ее презрение к Анжеле перенеслось и на ее парня. «Нашел, петух, какую курицу топтать...»

– Да, сейчас...

– Вадим, какие ключи? – спросила вдогонку Анжела.

Значит, сторожа зовут Вадимом, отметила про себя Олимпия. Как отметила и то, что он даже не стал отвечать на вопрос своей подружки. Он молча скрылся в будке, вернулся оттуда со связкой ключей от машины. Протянул ей.

– Сам закрывал, сам и откроешь! – неожиданно для себя выдала она. И с важным видом повернулась к нему спиной. Пусть проводит ее до машины.

Вадим направился вслед за ней. Но Анжела увязалась следом. Еще и съязвила:

– Смотри, какая цаца!

В этот миг Олимпия готова была ее убить.

Ее «десятка» стояла неподалеку от сторожки между двумя машинами. Надо сказать, косо стояла. Даже она с ее малым опытом вождения поставила бы машину лучше... Но у нее был хоть какой-то опыт, а у Вадима он откуда мог взяться. Наверняка он «безлошадный». И как она могла доверить ему ключи?.. Но ведь доверила. Потому что он ей нравился... И сейчас нравится. Очень нравится... Но ведь он ей не пара. Нет, не пара!.. Да она и не стремится к роману с ним... Но вряд ли бы она отказалась провести с ним ночь в той же сторожке. Поломалась бы для приличия немного, но согласилась бы... А глупая корова по имени Анжела вовсю трахается с волнительным красавчиком. И все потому, что дурам везет...

Олимпия и сама не прочь была назваться дурой, если бы ей вдруг сказочно повезло. Вот если бы она нашла мужчину своей мечты!.. Она уже знала, каким он должен быть. Мужчина ее мечты – это Вадим хотя бы с одним миллионом долларов в кармане. Но наверняка этот Вадим, который открывал перед ней дверцу, гол как сокол. И она должна распрощаться с ним без всякого сожаления...

Прощаться Олимпия с ним не стала. Но без сожалений не обошлось. Вроде бы и не хотелось оставлять Вадима. Но при этом прекрасно понимала, что романа с ним не будет. Даже если он сам на коленях приползет к ней...

Глава вторая

1

Вадим шел по главной аллее институтского двора. Шел, но не замечал перед собой дороги. Перед глазами стояла Олимпиада. Ослепительная, уверенная в себе красавица. А в ушах звучал голос Анжелы. Возмущенный, обличающий.

«Да эта Лима с половиной курса переспала!.. А машина у нее откуда? Очередной любовник подарил!.. Так и живет, сегодня с одним, завтра с другим...»

Как это ни обидно, но Вадим был склонен верить ей. Он ставил под сомнение только первое утверждение. Не похожа была Лима на дешевку, способную переспать с первым встречным-поперечным. Так что насчет половины курса Анжела сильно преувеличивала. А вот любовник у нее мог быть. Богатый любовник... Или жених, но тоже при деньгах. Лима могла быть бесприданницей, но впечатления бессребреницы она не производила. Может, она и не хищная, возможно, даже нехитрая, но то, что расчетливая – это было видно по ее глазам. Присматривающийся у нее взгляд, приценивающийся. На Вадима она смотрела так, как будто мысленно раскладывала его достоинства на чашах весов. В чем-то хорош, в чем-то плох... Может, он чем-то и хорош, но явно плох тем, что у него, увы, за душой ни гроша. И наверняка этот маленький, но такой существенный недостаток обнуляет все другие его мнимые и реальные достоинства...

Но можно ли осуждать Лиму, если даже хрестоматийная хорошая и добрая Ассоль ждала не рыбака или каменотеса, а ни много ни мало – принца под алыми парусами. Видать, все женщины одним миром мазаны. Всем нужно все и сразу. Только не у всех получается... У Лимы, судя по всему, получается – с кем-то, но не с Вадимом... Может, когда-нибудь он и выйдет на полосу, по которой ездят богатые и удачливые люди. Когда-нибудь... Только Лима ждать до тех пор не будет...

А ведь он понравился ей. Вадим и сам это понял. Да и Анжела заметила.

«Она же на тебя как та кошка на сметану смотрела!.. Только ты ей не нужен! Ты для нее ноль без палочки!..»

У Вадима нет денег, нет богатых родителей. Но Анжелу это нисколько не смущает. Она бы с радостью вышла за него замуж... А он рано или поздно сделает ей предложение. Она хорошая, с ней легко и уютно. Она будет его любить, рожать ему детей, заботиться о нем. Сложно представить Лиму в роли добродетельной хранительницы семейного очага. А для Анжелы это даже не роль, а жизнь. Она создана для этого... Лима – чудо из чудес. Но пусть она остается миражом в пустыне жизни...

– Эй, ты куда прешь!

Сначала грубый голос, а затем толчок в плечо вернули Вадима к действительности. Очнувшись от забытья, он увидел перед собой мощного парня в черном двубортном костюме. Белая рубашка, галстук, портативная рация в руке. Физиономия не то чтобы свирепая, но приятного в ней мало.

– Не видишь, люди идут!

И людей, о которых шла речь, Вадим тоже увидел. Холеный, в меру упитанный мужчина лет сорока пяти с благородной проседью в густых черных волосах. Высокий лоб, четко просматривающаяся полоска смыкающихся меж собой бровей, широкие скулы, аккуратный подбородок... В чертах сурового на первый взгляд лица угадывалось что-то знакомое. Такое ощущение, будто Вадим где-то уже видел этого мужчину. И при этом он точно знал, что никогда не встречался с ним...

Незнакомец тоже был в строгом деловом костюме, но даже неискушенным взглядом можно было определить, что пошит он был из дорогого материала – и пошит безукоризненно, по индивидуальному заказу. Чего не скажешь о костюмах, которые носили его охранники, – обычный ширпотреб из магазина готовой одежды. А охранников было четверо. Двое позади, двое впереди. На «передовой дозор» и наткнулся Вадим...

Важный господин шел по аллее в сопровождении самого ректора. Олег Данилович шел боком, что-то объясняя и показывая на ходу. Заискивающий взгляд, извиняющаяся улыбка... Смотреть противно.

– Ну идут и что? – огрызнулся Вадим.

– В сторону отвали, вот что! – набычился охранник.

– А это общая аллея, понял! И нечего здесь командовать!

– Тебе сказали, отвали – значит, отвали!

Мордоворот грубо взял Вадима за плечи, чтобы так же грубо оттолкнуть в сторону. Но в том взыграло упрямство. Почему он должен сходить с дороги, как какой-то прокаженный?..

Боксом Вадим никогда не занимался, приемами рукопашного боя не владел. При всем желании он бы не смог справиться с охранником. Но все же физически он был достаточно крепок. Гимнастикой в свое время занимался, лыжным спортом увлекался. Так что громила не смог сдвинуть его с места с первой попытки. И это его разозлило.

– Ну смотри! – рассвирепел он.

Вадим понял, что сейчас его ударят. Или по меньшей мере собьют с ног хитрой подсечкой.

– Так, а что это за шум? – спросил важный господин.

Он сказал тихо, но при этом голос его прозвучал так внушительно, что охранник невольно вздрогнул.

– Да вот, Иван Александрович, сопротивляются тут... – залебезил он перед своим боссом.

– Зуев?! – гневно окликнул Вадима Олег Данилович.

Приятно было осознавать, что сам ректор знает тебя по фамилии. И знает не с плохой, а с хорошей стороны... Но в данном случае Вадим попал под горячую руку. Как же, посмел попасться на глаза дорогому и чрезмерно уважаемому гостю. Как бы не испортил барину настроение своим холопским видом...

Но непохоже было, что у гостя испортилось настроение.

– Оставь парня в покое! – повелел он своему церберу.

Гость смотрел на Вадима с какой-то непонятной улыбкой. Смотрел внимательно, с большим интересом... Уж не голубых ли он кровей, этот господин? В смысле, не извращенец ли?..

– Зовут как? – полюбопытствовал он.

Вадим и сам мог бы ответить на этот вопрос, но его опередил ректор.

– Зуев. Вадим Зуев, – подобострастно пояснил он.

– Что, хулиган и лоботряс? – покровительственно улыбнулся Иван Александрович.

Только сейчас Вадим понял, кто перед ним. Краем уха он слышал, что институт собирается посетить сам господин Алтынов. Иван Александрович. Как-никак вуз по большому счету готовил кадры для металлургического комбината, которым он руководил на правах генерального босса. По такому же большому счету он должен был оказывать институту спонсорскую помощь... Значит, все-таки явление господина Алтынова студентам состоялось. Но будет ли манна небесная, вот в чем вопрос...

– Нет, что вы! Один из лучших студентов. Отличник! Спортсмен!..

Сессии Вадим сдавал на «отлично». Но запомнился он ректору не этим. В начале этого года Вадим взял первое место на студенческой спартакиаде по лыжным гонкам, а это почет и уважение.

– Что, и по бабам не шляется? – насмешливо-добродушно спросил Алтынов.

– Ну, я не знаю, – замялся огорошенный ректор.

– Я в его годы шлялся, – раздухарился гость, чем окончательно смутил Олега Даниловича. – Институт на уши ставил... Я же здесь тоже учился, да...

Непонятно, к кому он обращался, то ли к ректору, то ли к Вадиму. А может, и к самому себе. Но в любом случае он ожидал восхищения своими былыми подвигами. И Олег Данилович решил не обманывать его ожиданий.

– Да, наслышаны, наслышаны... – выдавил он восторженную улыбку. – И учились вы отлично, и по ба... Э-э, одно другому не мешало. Да, были люди в наше время!..

– И сейчас время ничего, – оборвал дифирамб Алтынов. – И люди есть толковые... Нам такие люди нужны...

Он замолчал. Задумчиво потер переносицу. Вадиму показалось, что в глазах у него закрутились цифры, но не в денежном исчислении, нет.

– На каком курсе учишься? На втором?.. – спросил он.

– Да, на втором... – смущенно выдавил Вадим.

Он понятия не имел, чем вызвал столь горячий интерес к своей скромной, в общем-то, персоне. И как Алтынов смог определить, на каком курсе он учится?

– Понятно... Ну, желаю удачи, студент!

Он весело подмигнул Вадиму и тут же забыл о нем. В сопровождении ректора и собственной охраны продолжил путь.

Странный он какой-то, этот господин Алтынов. Очень странный... Но ведь это не помешало ему стать почти что полноправным владельцем крупнейшего в стране металлургического производства и самым могущественным человеком в городе. Если не во всей области. А ведь у него не было богатых папы и мамы. Он своим лбом пробивал себе дорогу к большим высотам. Вот с кого следовало бы брать пример...

2

Софи не скрывала своего восхищения. Но пыталась держать в узде нарастающую зависть, что получалось у нее плохо и неубедительно.

– Да, повезло тебе, подружка! – опускаясь в кожаное кресло, с восторгом протянула она. – Класс хатка!

Принимая на себя тяжесть не самой маленькой в этом городе задницы, кожаная подушка издала легкий вздох возмущения. Но Софи по-своему расценила шум выходящего из-под обивки воздуха.

– Уф, хорошо! – Она нежно провела ладошкой по подлокотнику. – Как будто мужчина обнял. А дышит как. Как дышит! Он меня хочет...

– Извини, но этому мужчине нечем... – усмехнулась Олимпия.

– Был бы мужчина, а есть ему чем или нет, не так важно... Как у твоего Толика с этим?

– Зверь.

– Какая прелесть!

– Тебя бы под эту прелесть, – кисло улыбнулась Олимпия.

Толик в постели действительно зверь. Мощный, нахрапистый. И грубый. От общения с ним Олимпия получала примерно такое удовольствие, какое может испытывать черепаха под колесом тяжелого грузовика. Но приходилось терпеть. Квартира у Толика в самом деле отличная. Четыре комнаты, отделка и обстановка по классу «супер», техникой забита под завязку – навороченный компьютер, стиральная машина с полным циклом. А посудомоечная машина – это вообще прелесть: загружаешь грязную посуду, нажимаешь на кнопку и жди, когда все само вымоется. И это при том, что к Толику соседка раз в два дня приходит – генеральную уборку делать. Олимпии же остается только одно – завтрак и ужин Толику приготовить. Готовить она не то что любит, но получается у нее неплохо. Пока справляется... Надо бы уговорить Толика кухарку нанять. Денег у него много, пусть раскошеливается. Это же форменное безобразие – королеву заставлять работать.

– Да я бы с удовольствием! – блудно повела глазами Софи.

Кто бы сомневался.

– А у Толика твоего друзья есть? – с завистью во взгляде спросила она.

– Хоть отбавляй...

– Тоже при деньгах?

– Есть и такие, – кивнула Олимпия.

– А может, он меня с ними познакомит?

– Что, сразу со всеми?

– Ну, можно и так. А я там сама разберусь...

– Тебя саму разберут. По запчастям...

В кругах, в которых вращается Толик, котируются красотки фотомодельной внешности, чтобы ноги от ушей... А Софи не красавица. Ну мордашка смазливая, что есть, то есть. Но фигура неважная – сисястая, задастая, ноги, как у слонихи. С ней особо церемониться не будут. Могут и по кругу пустить, если под горячую руку попадется... Да что там Софи, и сама Олимпия могла под раздачу попасть. Тогда, в сауне, Толик всего лишь раздел ее на потеху дружкам, а ведь мог и на толпу бросить. Он же дурной, когда пьяный...

– Да пусть разбирают, – хихикнула Софи. – Лишь бы потом заново собрали...

– И ничего, если задницу с головой перепутают?

– А ты на меня жуть не нагоняй! Сама как сыр в масле...

Софи не договорила. Открылась входная дверь, и в квартиру вломился Толик. Пьяный, рожа красная, глаза шальные. Опять двадцать пять...

– И по какому поводу веселье? – с упреком спросила Олимпия.

– Да у братана сын родился, – наваливаясь на нее, прогудел он. – Какая ты у меня, у-у!

Как тот телок, он два раза лизнул ее в щеку, на этом, к счастью, запас его нежности иссяк.

– О! А это кто?

– Сестра моя. Двоюродная. Софья. Мы все зовем ее Софи...

– Софи?!.. Нехилые у тебя сиськи, Софи! – расплылся в похабной улыбке Толик.

– Ты заговариваешься, дорогой! – нахмурилась Олимпия.

– Чего это заговариваюсь? Что есть, то и говорю... Софи, ты свои сиськи в детстве шоколадом мазала, да?

– Нет, сами выросли! – зарделась Софи.

Сейчас она напоминала пятидолларовую шлюху с большой дороги. Олимпия с недовольством смотрела на нее. А та этого даже не замечала. И беззастенчиво пялилась на Толика.

– А можно пощупать?

– Можно. Только осторожно.

– Так это не вопрос...

Олимпия надеялась, что это было не более чем глупой шуткой со стороны Толика. Мало ли что может наговорить пьяный мужик. Но нет, он решительно перешел от слов к делу. Ничуть не стесняясь, облапил Софи на глазах у Олимпии.

– Моща! – возбужденно протянул он. – У Лимки не такие!

– Иди спать, идиот! – вскипела Олимпия.

– С кем? – осклабился Толик.

И демонстративно хлопнул Софи по пышной заднице. Ей бы возмутиться – но нет, взвизгнула от удовольствия. Точно шлюха. И дернул же черт пригласить ее к себе в гости... Похоже, Софи очень хочет чувствовать себя здесь как дома.

– Сам иди спать! – полыхнула взглядом Олимпия.

Наконец-то до Толика дошло, что он переборщил с правилами светского тона. Не с той ноты знакомство начал.

– Да нет, спать еще рано... – обескураженно мотнул он головой. Глянул на часы. – Девяти еще нет...

– Ну, тебе, может, и рано. А Софи у нас очень-очень устала, – ехидно усмехнулась Олимпия. – Ей уже домой пора. Мама заругает...

Софи упрямо мотнула головой.

– Не заругает! Я уже взрослая!

– Это если по твоим формам судить! А так тебе только семнадцать!

– А чем тебе мои формы не нравятся? – взвилась Софи.

– Да, чем они тебе не нравятся? – поддакнул Толик.

Олимпия ответила ему таким свирепым взглядом, что он тут же изменил свое мнение. Во всяком случае на словах.

– Ну да, для семнадцати лет формы слишком пышные... Тебе домой пора, детка, – с сожалением посмотрел он на Софи.

– А если я не хочу?

– Тогда оставайся... Водку пьешь?

– Пью!

Толик достал из бара бутылку «Абсолюта». Водочную церемонию упростил до крайности – сорвал пробку и сделал несколько больших глотков прямо из горлышка. Протянул бутылку Софи.

– Благодарствую!

Она тоже отхлебнула из горлышка. Хоть бы поморщилась для приличия.

– Во! Наш человек! – зашелся в восторге Толик.

Забрал у Софи бутылку, попытался всучить ее Олимпии. Но не на ту нарвался.

– Да пошел ты!

Она закрылась в гостевой комнате, включила телевизор. Пусть что хотят, то и делают. А завтра, когда Толик протрезвеет, она выставит ему счет. Как минимум платиновое кольцо с бриллиантом – чисто за моральный ущерб...

Но терпения хватило ненадолго. Минут через двадцать она вышла из комнаты и услышала хрипы и стоны. Толик распластал Софи прямо на полу в гостиной. И трудился над ней без зазрения совести... Пьяный урод!.. А Софи только рада... Шлюха!!!

Олимпия не стала устраивать скандал. Влезла в короткое платье из тонкой шерсти, забрала ключи и вышла из дома... Она уже знала, как отомстить сожителю. Отольются кошке мышкины слезки...

3

На улице темно. Небо затянуто облаками, но тепло, даже душно. Наверное, дождь будет... На душе тоже пасмурно. Но при этом так же тепло. Потому что рядом Анжела. С ней так уютно... Только этого мало. Любовь есть, но не распирает от счастья...

– Вадим, что с тобой? – надрывно, с досадой в голосе спросила Анжела. – Ты в последнее время сам не свой!

– Да нет, нормально все, – натянуто улыбнулся Вадим.

– Ты все время о чем-то думаешь.

– Об учебе думаю. Сессия скоро. Голова формулами забита...

– А может, она Олимпиадой забита?

– Олимпиадой?! Да нет, в этом году никаких олимпиад больше не будет...

– Ты дурачком не прикидывайся, не надо. Ты прекрасно понимаешь, о ком речь...

– О ком?.. А, это ты про ту Олимпиаду... А при чем здесь она?

– При том, что ты в нее влюбился! – чуть не плача, заявила Анжела.

– Ты сама хоть поняла, что сказала?.. Как я мог в нее влюбиться, если совсем ее не знаю. Ну, машину помыл...

– Машину он помыл... Видела я, как ты ее машину вылизывал. И ее саму вылизывал. Глазами...

– Хватит чепуху нести! Я уже и думать о ней забыл!

– Но ведь думал!

– Ну хватит тебе!

– Вадим... Ну, Вадимчик!.. – хлюпнула носом Анжела. – Не нужна тебе эта вертихвостка! Она же гулящая... А я тебе нужна. Тебе со мной хорошо будет. Я тебе никогда не изменю...

– Знаю.

– А давай поженимся!

– Когда? – без особого восторга спросил он.

– После выпускного. Совсем немного осталось... Ты сессию сдашь, и мы поженимся...

– А жить где будем?.. У нас малосемейка...

– Зато у нас трехкомнатная квартира. У меня своя комната...

– Ты же дальше учиться хочешь.

– Вместе будем учиться, в одном институте...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное