Владимир Колычев.

Охота на авторитета

(страница 2 из 32)

скачать книгу бесплатно

Глава третья

Агентство – чересчур громкое название для самой обыкновенной двухкомнатной квартиры, где обитал бывший студент. Дверь открыл он сам. Без всяких вопросов. Просто взял и открыл. Но цепочку не снял.

– Вы? – слегка опешил он.

– А что, кого-то другого ждал? – пытливо посмотрел на него Степан. – Войти можно?

– Да, конечно…

Парень не стал держать их с Эдиком на пороге, впустил внутрь. Ничего особенного, квартира как квартира. Разве что одна комната отведена под кабинет. Стол, кресло, продавленный диван, книжный шкаф. Ну и офисные причиндалы – старенький компьютер, телефон, принтер. Даже факс.

– Догадываешься, зачем мы пришли? – спросил Степан.

– Догадываюсь, – кивнул Римский.

Степан внимательно смотрел на него. Искал фальшь в его взгляде.

– Ну и зачем?

– Я же прохожу как свидетель.

– По какому делу?

– Как по какому? По делу о заказном убийстве.

– А откуда ты знаешь, что убийство на шоссе было заказным?

– В джип стреляли из автомата, из гранатомета. Дураку же ясно, что это заказуха…

– А если это просто пьяная братва стволы отстреливала?

– Ну, вам видней…

– Нам-то видней. Потому мы здесь… Кого убили, знаешь?

– Нет.

Слишком быстро ответил парень. И во взгляде что-то дрогнуло.

– Сергей Тельцов, это имя тебе о чем-нибудь говорит…

– Ну а как же? Мой клиент… Вернее, не он, его жена…

– Елизавета Тельцова?

– Ну да…

– Жена против мужа, так?

– Ну а что тут такого, если жена хочет знать, с кем гуляет муж?

– И с кем сейчас гуляет Тельцов?

– Он… Он уже не гуляет. Отгулял… Его убили…

– Да что вы говорите? Кто ж это его…

– Да ладно вам с вашими подковырками, – обреченно махнул рукой Юлий. – Вы все знаете… И я знаю… Елизавета мне звонила, все рассказала…

– Зачем же тогда соврал?

– Не хотел афишировать наши с ней отношения… Но вы спросили про нее. Я понял, что вы в курсе…

– Про какие отношения ты говоришь?

– Я имею в виду деловые отношения.

– И давно между вами такие… э-э, деловые отношения?

– Да нет, я бы не сказал. Месяца три, может, чуть больше…

– Тут одна закавыка, парень. Ты нам уже один раз соврал…

– Ну так это же из деловых соображений.

– А мне плевать на твои соображения. В общем, хочу тебя предупредить. Если ты не хочешь окончательно изменить мое хорошее к тебе отношение, ты больше не должен врать. Или тебе все равно, как я к тебе отношусь?

Парень чувствовал себя виноватым. И было видно, что он мысленно проклинает себя за опрометчивость.

– Нет, не все равно, – выдавил он из себя. И потупил взгляд.

Понимает, что плохим к себе отношением может нажить кучу неприятностей.

– Тогда я хочу слышать от тебя правду и только правду… Как ты познакомился с Тельцовой?

– Ну, как с женщинами знакомятся… Я такси ловил. А тут она на своем «мерсе». Садись, говорит, подвезу.

А сама так смотрит на меня, будто съесть хочет…

– Ну и что, съела?

– Можно сказать, что так… Тогда она меня к дому подвезла. Ну и встретиться предложила. А я не дурак, чтобы отказываться.

– В общем, согрешили?

– Ну да. Мы с ней в самой Москве встретились. Так, чтобы не в Битове. Она же мне сразу сказала, что замужем…

– А тебя это не смутило?

– Каюсь. Это меня, наоборот, только раззадорило. Глупо, конечно. Но вы же знаете, что такое кровь мужчины…

– Не знаю, как насчет мужчины, но что самец ты – это точно…

– Пусть самец, я не против.

– Итак, ты вступил с Елизаветой Тельцовой в интимные отношения.

– Получается, так.

– Ты ее любил?

– Не знаю. Вряд ли. Но она мне очень нравилась.

– А она?

– Говорила, что любит.

– Ты ей веришь?

– Да… Понимаете, она не шлюха. И мужу до меня никогда не изменяла. А тут как затмение, говорит, нашло. В общем, у нас с ней все очень серьезно. Вернее, с ее стороны все очень серьезно…

– А с твоей?

– Не знаю. У меня и без нее женщин хватает.

– Лиза об этом знает?

– Догадывается. Но ведь мы не давали друг другу клятв верности. А во мне кровь играет. И женским вниманием я не обделен…

В этом Степан не сомневался. У этого Юлия внешность заправского плейбоя. Этакий мачо, самец-семяизвержитель.

– Лиза тебя ревнует?

– Ну, ревнует. Но я-то ей не муж…

– Кстати, о муже. Это чья была идея – за Тельцовым следить?

– Ее идея. Она сказала, что подозревает мужа в изменах. И не возражала бы, если бы я начал собирать доказательства его измен. Я, конечно, отказался. Но она настаивала. Сказала, что это будет предлог для наших встреч. Мол, я сыскной агент, а она моя заказчица. И если вдруг что, между нами сугубо деловые отношения. И с деньгами она обещала помочь. Сами знаете, любое начинание требует средств…

– Идеей, значит, помогла. И деньгами… Квартира твоя?

– Моя. От деда осталась. А Лиза мне и с транспортом помогла. И на спецтехнику денег дала. Без этого ведь никуда…

– У тебя есть машина?

– Машины нет. Мотоцикл есть. «Кавасаки», классический вариант. Не новый, конечно. Я его с рук купил, по дешевке…

– Почему же тогда на маршрутных такси ездишь?

– Так говорю же, что не новая машина. С рук купил. По дешевке. А это сами знаете что такое – метр едешь, два стоишь… На ремонте мой драндулет. Вот и приходится ездить на чем попало.

– Ладно, с этим мы разберемся. Сейчас ты мне вот что скажи. Тельцова подрядила тебя следить за собственным мужем?

– Да. И должен сказать, это у меня неплохо получалось.

– Другие заказы были?

– Были.

– Какие?

– Я ж объявления в газеты давал. Другие клиенты появились. Две женщины. Но у меня с ними ничего не было. В смысле интима…

– Другие женщины нас не интересуют, – покачал головой Степан. – Нас интересует только Елизавета Тельцова. Других заказов от нее не было?

– Как это других? Я что-то не очень вас понимаю…

И снова Степан уловил фальшь.

– Да нет, дружок, ты-то как раз все и понимаешь. Тельцова жаловалась тебе на мужа?

– Ну, жаловалась.

– Обижалась, что он много тратит на своих любовниц.

– Ну, обижалась.

– А в один прекрасный момент она предложила тебе устранить эту проблему. Вместе с мужем…

Юлий нервно закусил губу.

– Было дело? – Степан со всей силы вкручивал в него взгляд-буравчик.

– Ну, было, – выдавил из себя парень.

– Почему сразу не сказал?

– А вы не спрашивали. Теперь вот спросили. Я разве не ответил?

– Ответил. Но так, будто родил. Тужился сильно. А правда должна из тебя легко литься, как вода из крана. Весело должна литься, я бы сказал, с музыкой. А нет музыки. Нет веселья. Туго правда идет. Какая-то она у тебя мертворожденная… В общем, даю тебе последний шанс. Итак, Тельцова просила тебя устранить собственного мужа…

– Просила, – подхватил Юлий. Видно, решил, что запираться бессмысленно. – Только я вам сразу скажу, что я отказался…

– Она же тебе золотые горы обещала.

– Обещала.

– Что именно?

– Сказала, что после мужа она унаследует как минимум миллион долларов. И сто тысяч из них отдаст мне. А для начала обещала аванс. Десять тысяч… Только я отказался. Честное слово, отказался. Я же не чокнутый, чтобы человека за деньги убить. Да я вообще не могу человека убить. Не мое это….

– А чье?

– Этим киллеры занимаются. А я не киллер…

– Поэтому и подсказал, как киллера найти.

– Я?! Подсказал?! Да вы что! Откуда я знаю, как его найти… Да и не дурак я, чтобы подсказывать. Это ж соучастие в убийстве…

– Значит, ты у нас такой хорошенький. А Лиза такая плохая…

– А что, хорошая? Тельцова же убили!.. Она сама мне звонила…

– О чем вы с ней говорили?

– Она сказала, что Сергея больше нет.

– Плакала?

– Я бы не сказал.

– Как она объяснила причину его смерти?

– Она ничего не объясняла. Просто констатировала факт… Но в голосе было какое-то злорадство. Или мне кажется, или так было на самом деле….

– Как было на самом деле, расскажет сама госпожа Тельцова. И я бы очень не хотел, чтобы она показала на тебя как на соучастника или даже организатора убийства…

Юлий сошел с лица.

– Эй, парень, ты чего так напрягся?

– Я… Я вам точно говорю, я не имею к этому делу никакого отношения.

– И ты думаешь, мы тебе поверим?

– Вы должны мне поверить… Есть же презумпция невиновности… Хотя о чем я говорю? Не надо об этом. Я не хочу, чтобы вы что-то доказывали. Не надо доказывать. И так все ясно… У меня есть доказательства, что я не виновен…

– Да? Ты можешь их предъявить?

– Могу, – кивнул парень.

И полез в ящик стола.

Глава четвертая

– А ты знаешь, что Тельцову предлагали продать бизнес? – спросил Кораблев.

– Кто? – без должного интереса спросил Степан.

– Есть один господин.

– Конкурент?

– Ну да. Мы сейчас по нему работаем.

– Наша помощь нужна?

– Нет, это не твой район. Но нужно поработать с одним человечком.

– С кем?

– С коммерческим директором Тельцова. Есть подозрение, что он тоже замешан в этом деле. Он как раз из Битова. Надо собрать по нему материал. Поможешь?

– О чем разговор?.. А как насчет Елизаветы Тельцовой? Лично я бы хотел с ней встретиться.

– Зачем? – как-то неестественно удивился майор. – Я же тебе говорю, она здесь ни при чем.

– А если при чем?

– Тогда… Тогда мы займемся ею позже…

– Вы можете заниматься ею, когда хотите. А вот я хочу встретиться с ней в самое ближайшее время. Хочу уточнить некоторые вопросы…

– Вот ты упрямый.

– Да нет, это как раз ты упрямый. Уперся, что она невиновна. Как будто не сам рогом уперся. Как будто кто-то тебя подпирает…

Кораблев нахмурился и подозрительно покосился на Степана.

– Ты на что-то намекаешь?

– Ты ж не девственница, чтобы тебе намекать. Я тебя прямо спрошу. Между тобой и Тельцовой ничего нет?

– В смысле?

– А в том смысле, что женщина она молодая – двадцати пяти еще нет. И очень-очень соблазнительная. Тебя вот могла соблазнить. А ты у нас мужик вроде неженатый… Да ты не смущайся. Я ведь и сам через это когда-то проходил. Я тебя пойму…

Кораблев смутился. Но пилюлю не проглотил.

– Зато я не понимаю, о чем ты?

– Да ладно тебе, не трясись. Ну, были у тебя с ней шашни. Я ж тебя не сдам… Скажи честно, чего ты покрываешь эту стерву?

– Она не стерва! – всполошился майор.

Степан лишь усмехнулся. Похоже, эта дамочка всерьез его соблазнила. Горой за нее стоит. И от причастности к делу отмазывает. И честь ее защищает. А может… Далеко идущих выводов Степан делать не хотел. И был бы очень огорчен, если бы выяснилась причастность Кораблева к тому самому делу, которое он вел.

– Хотел бы я взять свои слова обратно. Да боюсь, не получится…

Дверь открылась без стука. В кабинет вошла стильная ухоженная женщина. Это была мадам Тельцова собственной персоной.

С самого начала она повела себя вызывающе. В глазах возмущение. Как будто она особа королевских кровей, а какой-то плебей посмел вызвать ее в свою плебейскую ментовку.

Она совсем осмелела, когда увидела Кораблева. Словно видела в нем своего защитника и покровителя.

– Я не понимаю, что происходит? Почему я здесь? – с вызовом спросила она.

И снова посмотрела на Кораблева. Как будто тот обязан был наброситься на Степана и прямо на месте разорвать его на части.

– А чего тут понимать? Я вызвал вас к себе, чтобы пролить свет на некоторые обстоятельства гибели вашего мужа.

– Вы обращаетесь со мной так, будто в чем-то подозреваете.

– С чего вы взяли?

– Вы могли бы сами прийти ко мне.

– Куда?

– Вы бы могли прийти ко мне домой.

– Насколько я знаю, вы в своем доме живете одна.

– Сергея больше нет. С кем же я должна, по-вашему, жить?

Лиза неосторожно посмотрела на Кораблева. Словно дала ответ на свой же вопрос.

– Мне все равно, с кем вы будете жить. Просто я боюсь остаться с вами один на один. Боюсь подпасть под ваши чары, как это кое с кем уже произошло…

Нужно было видеть, как изменился в лице Кораблев.

– С кем именно? – выпалил он.

– Есть один молодой человек. Его зовут Юлий.

На этот раз побледнела Лиза. Глаза наполнились ужасом, ноги подкосились. Хорошо, Кораблев вовремя подставил ей свободный стул, иначе бы она сидела сейчас на полу.

– Водички не хотите? – насмешливо спросил Степан.

Она кивнула. И за это получила стакан холодной минералки.

Степан ожидал услышать стук зубов о стекло. Но Лиза быстро взяла себя в руки. И уже не тряслась, когда пила воду. Но все же признаки волнения налицо. И ведь не зря переживает.

– Надеюсь, вы знаете, о ком я говорю? – Степан пристально смотрел ей в глаза.

– Знаю, – кивнула она. – Юлия знаю… Только не понимаю: при чем здесь он?

– Зато я понимаю.

– Я не стану отрицать, что Юлий работал на меня. Что он следил за моим мужем. Но ведь он следил за ним не для того, чтобы его убить…

– А он должен был его убить?

– Что вы такое говорите?..

Лиза умоляюще посмотрела на Кораблева. Сейчас она как никогда нуждалась в его защите. И он откликнулся на этот беззвучный крик о помощи.

– Товарищ подполковник, объясните мне, на каком основании вы допрашиваете гражданку Тельцову?

Недостаток уверенности он компенсировал излишком гонора.

– Во-первых, я не допрашиваю. А во-вторых, имею полное право вызвать ее к себе на беседу. Тем более что гражданка Тельцова собирается сделать важное заявление. Или, вернее, чистосердечное признание…

– Чистосердечное признание?! – вытаращилась на Степана дамочка. – О чем вы?

– О том, что вы пребывали с гражданином Римским в интимных отношениях…

Тельцова задумалась. Какое-то время она тщательно взвешивала «за» и «против». И решила выбрать из двух зол меньшее.

– Да, я спала с Юлием, – выпалила она. – Но вовсе не потому, что я такая развратная. Это была всего лишь месть моему мужу… Но это вовсе не значит, что я его не любила. Я его очень любила… Любила. Я так страдаю. Мне так плохо. А вы… Вы терзаете меня своими нелепыми вопросами…

Лиза всхлипнула, по щеке сползла первая слеза. Хорошо это у нее получается. Одно слово, актерский дар.

– Ну вот, вы отомстили своему мужу, а я, получается, виноват…

– Я глубоко раскаиваюсь в том, что я ему изменила. И прошу больше не терзать меня…

Она уже не плакала, а рыдала. И почему-то решила, что это дает ей право уйти от разговора. Она поднялась и направилась к двери.

– Вы куда? – удивленно посмотрел на нее Степан.

– Пусть она идет, – вступился за нее Кораблев.

– А как же чистосердечное признание? Гражданка Тельцова как раз собиралась признаться нам в том, что убила своего мужа.

Нужно было видеть, как взбеленилась красотка. Волосы встали дыбом, глаза вспыхнули дикой злобой, длинные когти превратились в грозное оружие. Она чуть не набросилась на Степана. Еще немного, в глаза бы вцепилась.

– Что вы себе позволяете! – взвизгнула она. – Как вы смеете!

– Действительно, товарищ подполковник, какое вы имеете право? – вскипел Кораблев.

– А вас, товарищ майор, я бы попросил помолчать. Вы даже не представляете себе, в какое дело вляпались. Или представляете?

– Я не понимаю…

– Сейчас поймете!

Степан взял пульт дистанционного управления и запустил видеодвойку. На экране телевизора в ракурсе скрытой видеокамеры появилось изображение Тельцовой. И тут же голос, размытый не очень качественной записью.

«Юлий, ты должен помочь мне, – взывала она. – Ты должен убить моего мужа».

«Ты в своем уме?» – вытаращился на нее парень.

«Я же говорю, ты должен помочь мне. Я тебе заплачу. Хорошо заплачу. А потом мы сможем быть вместе. Не забывай, что я тебя люблю…»

На этот раз Елизавета не нашла опоры. И по стеночке сползла прямо на пол. Села на корточки, спиной оперлась о стену. Казалось, что сверху на нее давит груз доказанной вины.

– Ну и что вы скажете по этому поводу, товарищ майор? – спросил у Кораблева Степан.

Этот сидел на стуле. Но казалось, что он по нему размазан.

– Это… Это правда? – выдавил он из себя. – Она просила…

– Вы же видите, гражданка Тельцова уговаривает своего любовника убить собственного мужа… А вы ищете каких-то конкурентов…

– Она… Она уговорила?.. Я хотел бы посмотреть дальше…

– А дальше ничего интересного. Юлий ответил отказом. В отличие от гражданки Тельцовой, он прекрасно знал, чем это может для него обернуться…

– Ну и чем? Чем это может для него обернуться? – спросила Елизавета.

Она снова взяла себя в руки. Поднялась с полу, рукой нащупала свободный стул, села.

– Для него – ничем. Ведь он отказался от преступления. А вот вам грозит срок. Хотя бы за то, что вы собирались убить своего мужа. Согласно Уголовному кодексу, ваши действия можно квалифицировать как приготовление к преступлению…

– Но ведь Юлий отказался.

– Он-то отказался. Но запись-то осталась…

– Сволочь! – глядя куда-то вдаль, сквозь зубы процедила Елизавета.

– Кто сволочь?! Юлий?!. Да нет, он просто испытывал новую видеокамеру, купленную, кстати, за ваш счет… И он вас не предавал. Он всего лишь сломался под тяжестью улик. Ведь мы и без него знали, что вы склоняли его к убийству своего мужа. Как знаем и то, к кому вы обратились после него….

– К кому? – сорвалось у Тельцовой.

– Не скажу. И у вас спрашивать не буду. Этим займется следователь. Старший следователь Генеральной прокуратуры по особо тяжким преступлениям. Уж от него-то вы чистосердечным признанием не отделаетесь…

Кораблев был в панике. Он сидел и хватал ртом воздух.

– Вы что-то хотели сказать, товарищ майор?

А ведь он мог быть соучастником преступления. Что, если они с Тельцовой раньше знали друг друга? Что, если он сам организовал убийство ее мужа, сам же взялся за расследование? Новейшей истории отечественной криминалистики известны и не такие казусные факты…

Если Юра виновен, он очень опасен. Он может пойти на самые крайние меры. Но Степан был готов к любому повороту событий. И мог отразить любой выпад с его стороны.

– Степан… Степаныч, ты что, на меня думаешь? – в ужасе спросил майор. – Так это не я. Не я, слышишь!

– А почему это должен быть ты?

– Ты же знаешь. Ты же все знаешь… Ну, был грех. Соблазнила меня Лиза. Я ж не железный, чтобы перед ней устоять. Ты бы устоял?

– Не обо мне речь.

– Обо мне. Да, обо мне. Потому я и говорю про себя, что не устоял… Но это уже после всего было. Тельцова уже убили…

– Ну да, он в гробу, а ты у него в постели…

– Так не было постели. Не было… Но все к этому шло…

– Заткнись! – презрительно усмехнулась Елизавета. – Противно слушать!.. Это все ты! Ты все организовал. Ты нанял киллеров…

– Лиза! Опомнись! – еще больше запаниковал Юра. – Ты что несешь?

– Что, правда глаза колет?

Каким-то только ему ведомым чутьем Степан понял, что эта стерва врет. Нарочно врет, чтобы тонуть вместе с Кораблевым. И не только из-за природной подлости. Тут и трезвый расчет. Что, если майор не позволит себя утопить? И сам выплывет, и ее вытянет…

– Елизавета Андреевна, ай-яй-яй, как вам не стыдно! Ну зачем на человека напраслину возводите? – насмешливо спросил Степан.

– Это не напраслина! – огрызнулась та. – Это правда!

– Ну кому вы хотите мозги запудрить? Я же говорю вам, что мы про вас все знаем. И Юра к убийству не имеет никакого отношения. Хотя нет, имеет. Он это убийство расследует. А вот вы ему мешаете. Втянули его в свои грязные игры…

– Да ни при чем я, Степаныч! – ударил себя в грудь Кораблев.

– А зачем тогда доказывал ее непричастность к убийству?

– Бес попутал. Она же не женщина, она дьявол…

– Лучше быть дьяволом, чем такой размазней, как ты! – презрительно фыркнула Елизавета. – Тоже мне, мужчины. Что ты, что Юлий, только и знаете, что нюни пускать. Все вы, мужики, одним дерьмом мазаны… Хотя нет, беру свои слова обратно. Встречаются и настоящие мужчины…

Она посмотрела на Степана многозначительно и многообещающе. И при этом сладко облизнула свои губы. А губки у нее сочные, аппетитные. Впрочем, как и все остальное.

Хоть и глупая она, эта бестия, но знает, в чем ее сила. Знает, когда и где пускать в ход свои чары. Хорошо у нее это получается. Только почему-то не очень удачно. С Юлием облом, с Кораблевым, возможно, то же самое. Но и со Степаном ее номер не пройдет.

– Напрасно стараешься, Тельцова, – насмешливо посмотрел на нее Круча. – Может, я и настоящий мужчина, но не из твоей оперы… Кстати, твоя опера из серии «Отелло». Помнишь, как Дездемону душили? Так вот, теперь твоя очередь…

– Не дождетесь! – пренебрежительно фыркнула она.

Да она, кажется, освоилась в роли обвиняемой. Ведет себя вызывающе, дерзит. Или на что-то надеется?..

А ведь надеяться есть на что. По большому счету, против нее нет железных улик. Все косвенное, ненадежное. Любому адвокату на один зубок и без закуски. И даже чистосердечное признание не такой уж крепкий крючок. От него всегда можно отказаться…

– Скорее всего не дождемся, – не стал спорить Степан. – И я даже знаю почему. Потому что у вас, Елизавета Андреевна, есть уникальный шанс. Вы пишете чистосердечное признание, мы оформляем вам явку с повинной. И суд это, конечно, учтет. Получите лет пять-шесть. А там амнистия…

– Ну да, так я вам и поверила. Ничего не знаю. И признаваться мне не в чем.

– Зато мы все знаем.

Степан смотрел ей в глаза и видел, что она верит ему. И его треп насчет всезнания принимает за чистую монету. А то, что при этом кочевряжится, – характер такой.

– Знаете – знайте. А я ничего вам не скажу…

– Зато вам скажут. Вернее, предъявят обвинение.

– Кто? Следователь из Генпрокуратуры.

– А вам этого мало?

– Следователь тоже человек.

Только сейчас Степан понял, что она имеет в виду. Она очень надеется на свое женское оружие. И уже примеряется к следователю. Готовится обрушить на него всю тяжесть своего обаяния.

– Да, конечно, женщины тоже люди, – кивнул он.

– Женщины?! При чем здесь женщины?

– А потому что женщина – следователь…

И чтобы она не строила иллюзий насчет однополой любви, отрезал:

– Ей уже далеко за сорок. И чтобы вы знали, она ненавидит таких роковых красоток, как вы.

– Это еще почему? – заметно расстроилась Елизавета.

– А потому, что одна такая длинноногая пигалица увела у нее мужа, с которым она прожила душа в душу двадцать лет…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное