Владимир Колычев.

Ночная бабочка. Кто же виноват?

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Это сколько ж в тебе силы! – злобно, но с определенной долей восхищения спросил он.

– Качаюсь, – отделался я скромной отговоркой.

– Оно и видно... Дать бы тебе в морду!

Час от часу не легче!

– Попробуйте...

– А что, есть за что?

– Нет... Мы с Викой даже не целовались.

– Даже?! – взвился мужик.

Да, таких кретинов в этой жизни я еще не встречал.

– Даже не целовались – это значит, что ничего не было. Вообще ничего...

Наверное, Горбачеву легче было бы объяснить, что его перестройка на фиг никому не была нужна, чем этому твердолобому дятлу, что его дочка как была девочкой, так и осталась.

– Ей еще восемнадцати нет! Я тебя посажу!

– Не, ну ты точно баран!

Все-таки не выдержал я и опустился до словесных оскорблений. Легче от Вики отказаться, чем ужиться с таким тестем... Шутка. Гораздо легче убить этого придурка, чем от Вики отказаться. Хотя, конечно же, лучше обойтись без этого...

Не в силах больше разговаривать с этим самодуром, я открыл дверцу машину, чтобы сесть за руль. С законченными психами не разговаривают, законченных психов лечат. Но, увы, у меня не было возможности отправить его на принудительное лечение. Была возможность просто уехать.

– Еще раз увижу с Викой – убью! – донеслось вслед.

– Пошел ты, – едва слышно буркнул я.

И был таков.

Поцелуи по современным меркам – это ничего такого. Так что я почти не врал, объясняясь с Аркадием Васильевичем. Но от этого не было легче. На душе столько дерьма, что авгиевы конюшни рядом не лежат... Как этот психопат узнал, что мы с Викой вчера встречались? А ведь узнал. Как узнал, что сегодня я должен был ждать ее в своей машине? Кто ему об этом сказал? Неужели Вика? Что, если под пытками... Идиотская мысль посетила меня. Но ведь посетила. Потому что я знал, какое чудовище у нее отец. Чудовище на страже красавицы...

Я позвонил ей из ближайшего автомата. Знакомый голос:

– Слушаю.

– Вика, ты?

– Да, – дрогнувшим голосом ответили мне.

Но я все равно терялся в догадках.

– Точно Вика?

– А ты думаешь, Сашка? – мило улыбнулась она.

Да, улыбнулась, да, мило. Я не мог видеть ее воочию. Но ее образ стоял перед моим мысленным взором. И не все ладно с ее лицом. Что именно, определить я не мог: слишком все смутно...

– Ну, вчера-то я попался...

– Сашка сейчас на тренировке...

– А ты уже вернулась из института?

– Э-э, да...

Я уловил фальшь в ее голосе.

– Не надо меня обманывать. Ты не была сегодня в институте, – догадался я.

– Не была, – эхом отозвалась она.

Теперь я точно знал, что с ней далеко не все ладно.

– Я хочу тебя видеть! Немедленно!

– С ума сошел? Мне из дома выходить нельзя!

– Значит, я приеду к тебе домой. Жди!

– Корней...

Договорить я ей не дал. Повесил трубку и бегом к машине. Гнал я как сумасшедший. У ее отца не было машины, а на метро пока доберешься.

Я должен был его опередить... А опоздаю, тем хуже для него! Я переломаю ему руки, если он хоть пальцем коснулся моей девочки...

Машину я оставил во дворе дома, где жила Вика, но подальше от ее подъезда – на всякий случай. Без лифта на одном дыхании поднялся на четвертый этаж, позвонил в дверь.

Вика открыла сразу. В ее глазах вспыхнул запретный восторг. Она должна была гнать меня отсюда поганой метлой, но было видно, что этого делать она не хочет... В ее глазах я увидел восторг, а под правым глазом разглядел припудренный синяк.

Где-то слышал я, что от большой любви человека может пробить на телепатию. Но как-то не задумывался над возможностью провести эксперимент. Не задумывался, а провел. Теперь я на собственном опыте знал, на что способна большая любовь. Ведь я же на расстоянии почувствовал, что с Викой случилась беда. Так оно и оказалось.

Я вихрем ворвался к ней в квартиру. Ей оставалось только посторониться.

– Ты точно сумасшедший! – счастливо улыбаясь, пробормотала она.

Я закрыл за собой дверь, нежно взял ее за плечи. Внутри все клокотало от возмущения.

– Кто тебя ударил?

– А-а... Сашка... Прием показывала. Случайно...

Нетрудно было догадаться, что она выгораживает своего недоделанного папашку.

– А если честно? Отец?

Вика промолчала, но отвела в сторону взгляд. Чем признала вину подозреваемого.

– Я его убью! – в гневе воскликнул я.

– Мне больно... – меняясь в лице, с ужасом посмотрела на меня Вика.

Только сейчас мне стало понятно, что, инстинктивно сжимая кулаки, я невольно защемил ее плечи.

– Прости! – отдергивая руки, взмолился я.

– Ты чокнутый! – прощая, улыбнулась она.

– Прости!

Я снова взял ее за плечи, нежно оглаживая их. Привлек ее к себе, ничего не соображая, коснулся губами ее шеи.

– Не надо, – запрокидывая голову назад, прошептала она.

Но я достаточно хорошо знал женщин, чтобы услышать в этом «нет»... Да и не делал я ничего такого, чтобы останавливаться.

– Люблю... Люблю тебя... – задыхаясь от волнения, пробормотал я.

Нет, это было не волнение. Это был самый настоящий шторм. Меня швыряло, кружило, из-за высоты волн я не видел берегов... Я целовал Вику в шею, покрыл поцелуями ее лицо и наконец впился в ее ждущие губы. Она обмякла в моих объятиях, ее тело мелко тряслось от возбуждения... И все же она нашла в себе силы отстраниться.

– Не здесь, – не отрывая глаз, тихо сказала она.

И сама же закрыла мне рот неумелым, но жадным поцелуем. И повисла у меня на шее – словно в ожидании, что я подхвачу ее на руки. И если так, то я не обманул ее ожиданий. Как пушинку, легко оторвал ее от пола, уложил на руки.

Она оторвала одну руку от моей шеи, беспомощно махнула ею в сторону своей комнаты. Как капитан я не мог не довериться своему любимому штурману и двинулся в указанном направлении.

Комната, шкаф, секретер, расправленная полутораспалка. Окна зашторены, интимный полумрак... Зыбкое спокойствие. Зыбкое, потому что в любое время мог появиться чокнутый папаша, а это все равно что попасть в эпицентр смерча. Но я не боялся этого урода. Более того, я был только рад поступать наперекор ему...

Я уложил Вику на кровать, распахнул ее халатик... А под ним ничего – ни лифчика, ни трусиков. Это должно было еще больше распалить меня. Но, как это ни странно, это открытие охладило мой пыл. Может, потому, что цель была так близка...

– Почему ты остановился? – с дрожью в теле прижимаясь ко мне, спросила она.

– Э-э...

Я и сам не мог точно сказать, почему я остановился. Боялся последствий своей невоздержанности? Так я буду только счастлив, если узнаю о них. Ведь я только о том и мечтаю, чтобы жениться на ней. Мечтаю о наших детях... Ей нет восемнадцати, но скоро будет, каких-то два-три месяца, и она совершеннолетняя. А для этогоона уже достаточно взрослая, тем более по нынешним временам. Уж я-то знаю...

Да, пожалуй, остановился я зря. Распалил девчонку и в сторону, нельзя так... Но, может быть, она уже не хочет?

– А надо? – чувствуя себя полным идиотом, спросил я.

– Надо... – закрывая глаза, кивнула она головой.

– Потом жалеть будешь...

– Не буду... Он меня вчера к врачу водил...

Мне не понадобилось объяснять, кто ее водил и к какому врачу. Только ее дебильный отец мог отвести ее на осмотр к гинекологу.

– Там какая-то глупость... – сбивчиво продолжала она. – Он думал, что у нас было... Он меня бил... Пусть будет...

Я даже понял, о какой глупости она говорит. Судя по всему, с подачи гинеколога Аркадий Васильевич сделал вывод, что Вика уже не девочка. Поэтому избил ее... Из-за меня избил – как будто это я был с ней... Не было у нас ничего. Но если Вике уже досталось, то пусть будет. Пусть она думает, что не зря пострадала от отца. Я же, конечно, так думать не буду. Потому что никто, никогда и ни при каких условиях не смеет поднять руку на мою девочку. Пусть хоть этот гад будет трижды ее отцом... Я накажу эту сволочь. Потом. И помогу Вике восстановить справедливость. Прямо сейчас...

– Пусть будет, – повторил я.

И нежно коснулся языком затвердевшей ягодки ее соска... Теперь никакая совесть не могла заставить меня свернуть с выбранного пути. И я решительно, на всех парах рванул к своей цели.

В запретных глубинах было жарко и тесно, но все же я не встретил особого сопротивления. К тому же мне показалось, что Вика лишь изображала боль, на самом же деле получала удовольствие. И крови не было... Судя по всему, я не был первопроходцем. Похоже, кто-то побывал там до меня...

Тонким женским чутьем Вика угадала ход моих мыслей. Запахивая так и не снятый мною халат, прижалась ко мне, положила свою голову мне на грудь. Сладостные минуты тишины и умиротворения после бурного смешения любовных чувств. И даже обида, закравшаяся мне в душу, не могла помешать мне наслаждаться покоем в объятиях любимой женщины...

– Это неправда, что ты думаешь... – сказала она.

– А что я думаю?

– То, что я не девочка...

– Ты всегда будешь моей девочкой. Что бы я ни думал, всегда...

– Вот видишь, все-таки думаешь... А ничего не было. Врач сказал, что это природное, что так бывает. Конституция такая...

– Отец твой поверил?

– Нет... А ты что, такой же, как мой отец?

– Боюсь, что да, – сам от себя того не ожидая, ответил я.

– Что ты сказал? – встрепенулась Вика.

– Сам не понял, что. Но сказал... Нет, бить я тебя не буду. Но убью любого, кто подойдет к тебе!

– Не надо так! – Вика судорожно вцепилась рукой в мои волосы, как будто хотела вырвать клок из них.

Но моя короткая прическа спасла меня от расправы... Но что я такого сказал? Почему она так бурно отреагировала? Почему ее колотит от возмущения?

– Что с тобой? – изумленно спросил я.

– Ничего, – успокаиваясь, ответила она.

– Это же образно. Никого убивать я не буду...

Возможно, я угадал причину ее гнева. А может, и нет...

– Будешь бить?

В ее голосе чувствовалось возмущение, но ее рука уже мягко скользила по моим волосам, ласкала меня. Никаких истерических порывов...

– Ну, скажу, что им ловить нечего...

– Я сама им скажу... Как ты мог подумать, что я могу быть с кем-то, кроме тебя?.. Ты мой мужчина, и я твоя женщина. Только твоя...

Это прозвучало почти как признание в любви.

– Только моя... Знала бы ты, как я тебя люблю...

Может, и было что у Вики по глупости – если так, то из желания напакостить противному папе. Может, и было что. Но все это в прошлом. В настоящем – только я и она. И больше никого. И никогда. Я этого хочу, она этого хочет. А значит, так тому и быть...

– Я тоже... – сказала и запнулась она.

– Что тоже?

– Тоже люблю...

– Кого?

– Люблю...

– Так и скажи – я люблю тебя!

И хотя это было не так уж и обязательно, я все равно очень хотел, чтобы она так сказала.

– Ты любишь меня, – отшутилась она.

– Не так...

– А тебе не кажется, что пора спасаться бегством! – спохватилась Вика.

– Кажется... Когда мы увидимся? – одеваясь, спросил я.

– А ты завтра приходи, раз уж ты такой смелый... Хотя нет, Сашка будет... Но с ней, в общем-то, можно договориться...

– Знаешь что, завтра я приду к вам. И буду просить твоей руки и сердца!

– Шутишь?

– Какие шутки?! – Я удивленно посмотрел на нее.

Неужели до нее еще не дошла серьезность моих намерений?

– Ты серьезно?

– На все сто!

– А я согласна?.. Может, я не согласна за тебя замуж? – сказала она с таким видом, как будто всю жизнь мечтала осчастливить меня.

Она задавала вопрос, ответ на который знали мы оба.

– Согласна, – ответил я за нас обоих.

А как могло быть иначе?

Я попрощался с Викой в надежде, что наша разлука будет короткой, как миг. И вышел от нее в опасении нарваться на ее отца. В опасении за него... Про ее мать и Сашку я думал меньше всего. Они-то должны понять...

Этаж хоть и не самый высокий, но я решил, что Аркадию Васильевичу более свойственно добираться до своей квартиры лифтом, нежели пешим ходом. Поэтому, чтобы спуститься вниз, я воспользовался лестницей. Ошибочность моего выбора подтвердил сам Викин отец. Я нос к носу столкнулся с ним на площадке между третьим и вторым этажом.

– Ты?! – взвыл он от возмущения.

– Ну, я, – ответил я голосом человека, которому уже нечего терять.

– У Вики был?

– Ты, гнида! Ты зачем ее ударил? – перешел я в наступление.

– А за то, что с тобой, падлой!.. Ну ты попал, козел!

Что-то мне подсказывало, что бешеный физрук обладает мощным ударом. И, дабы не убедиться в том на собственном опыте, я пригнулся, пропуская над головой выброшенный в мою сторону кулак. И тут же ответил точечным ударом в солнечное сплетение. Аркадия Васильевича скрутило в бараний рог.

– Ты, сука, ответишь... – прохрипел он.

– Что ж ты делаешь, нехристь! – заорала невесть откуда взявшаяся бабка.

Она шла на меня, размахивая авоськой с пустыми бутылками. Разумеется, защищаться я не стал. И голову свою под удар подставлять не собирался. Я просто повернулся к ней спиной и продолжил свой путь вниз к машине. Жаль, конечно, что я так поступил с будущим тестем. Но ведь он сам виноват. Впредь будет уважать будущего зятя...

Глава 3

Я оставил Вике номер своего домашнего телефона. Поэтому ничуть не удивился, когда услышал в трубке ее голос.

– Корней, ты можешь ко мне приехать... – сказала она.

– Когда? – обрадовался я.

Время – двенадцать часов утра. То есть для нормальных людей полдень. Но ведь я в отпуске и могу спать долго. Поэтому для меня это утро.

– Прямо сейчас. Приезжай ко мне.

Само собой, я не позволил ей упрашивать себя. И, как то влюбленное созданье, включив форсаж, умчался на свиданье.

С трепетом нажимал я клавишу входного звонка. Сердце замирало от мысли, что за этой дверью ждет меня самая прекрасная девушка на свете. Сейчас она впустит меня к себе, и мы... Аж дух захватывало в предвкушении предстоящего блаженства. Но дверь мне открыла мать Вики. Ася Андреевна – я уже знал, как звать-величать ее по отчеству. Сверлящий взгляд, плотно стиснутые губы – словом, ее вид не предвещал ничего хорошего.

– З-здрасте...

Как всякий воспитанный мужчина, я должен был произнести полное «здравствуйте». А как человек военный мог поприветствовать более емким «здравия желаю». Но я выдал именно «здрасте». Потому что испугался и растерялся. Ведь неспроста Ася Андреевна злится на меня. Ведь вчера я очень сильно ударил ее мужа. А если он сейчас в больнице? Все может быть...

– А Вика где? – не решаясь переступить через порог, спросил я.

– Дома. Проходи...

Она закрыла за мной дверь, провела в комнату, где я увидел незнакомую женщину в милицейской форме. Миловидная, надо сказать, особа. Чем-то на Асю Андреевну похожа. Скорее это было сходство типажей, нежели внешностей, но все же. На каждом погоне по четыре звездочки. Я почувствовал себя в мышеловке.

– Ну, здравствуйте, молодой человек, – сухим, если не сказать иссушающим, тоном поздоровалась со мной женщина.

– А-а... А в чем, собственно, дело? – стараясь взять себя в руки, вымолвил я.

– Моя фамилия Хазарова, зовут Алла Михайловна, капитан милиции, дознаватель отдела внутренних дел, – пристальным взглядом всматриваясь в меня, представилась она. И тут же вкрутила едкий вопрос: – Где вы были вчера в районе девятнадцати часов?

Такого поворота я не ожидал. В чем это меня обвиняют?

– В районе девятнадцати?.. – задумался я.

После встречи с Викой и неприятного инцидента с ее отцом я не сразу поехал домой. Вернее, поехал, но через центр города.

– Э-э, катался на машине...

Да, в семь часов вчера я проезжал по Садовому кольцу мимо горьковского парка.

– С кем?

– Один... Знаете ли, соскучился по Москве. А тут такая возможность покататься по ночному городу... Ну, не по ночному, но все равно темно. Огни там, иллюминация... А что случилось? В чем проблема?

– Скажите, вы были вчера в этой квартире? – нагоняла туман дознаватель.

– Да.

– А когда уходили, в подъезде встретили Аркадия Васильевича Рухлина...

– А-а, да... Но он сам...

– Что он сам?

– Ну, напал на меня. Ударить хотел, да...

– Ударил?

– Нет... Ну, я увернулся. Ну, может, случайно. Я не хотел, но рука сама... Тоже случайно...

– И куда вы его ударили?

– Ну, в солнечное сплетение... Виноват, не хотел, так получилось...

– Вы даже перед ним не извинились.

– Так это, гражданка там какая-то, как набросится... Ну, ее-то я бить не стал. Она же женщина...

Ася Андреевна смотрела на меня молча и с осуждением. Вики вообще не было в комнате. А ведь она мне звонила... Наверное, видеть меня не хочет. Заманила в ловушку по просьбе дознавателя и умыла руки... А может... Страшная мысль пришла мне в голову. Что, если подлый Аркадий Васильевич уговорил ее подать на меня заявление в милицию. Об изнасиловании. Ведь он грозился... А Вика – девочка робкая и послушная, воля отца для нее закон... Если так, то дело гиблое. Закуют меня в кандалы и в Сибирь на каторгу...

– Эта женщина помешала вам добить гражданина Рухлина, – выдала версию Хазарова.

Как оказалось, это была наводящая версия.

– Но все же вы довершили начатое. Подкараулили гражданина Рухлина возле мусорных баков и жестоко избили его! – заключила она.

Хоть стой, хоть падай.

– Это вы о ком?

– О вас!.. Ваши документы, гражданин! – выпалила дознаватель.

Как из ружья выстрелила.

Я протянул ей свой военный билет.

– Так, Корнеев Корней Корнеевич. Тысяча девятьсот семидесятого года рождения. Воинская часть... Старший сержант... Воздушно-десантные войска, так я понимаю?

– Насчет этого да, а насчет мусорных баков – нет... Не избивал я никого...

– Да? Тогда где вы находились в районе девятнадцати часов?

– Говорю же, по ночной Москве катался...

– Кто может это подтвердить?

– Никто... А что с Аркадием Васильевичем?

– Ну вот, наконец-то догадались спросить, – язвительно усмехнулась Хазарова. – Плохо дело, гражданин Корнеев. Очень плохо. Тяжелая черепно-мозговая травма, повреждение позвоночника, множественные переломы... Да что я вам говорю... Чем вы по голове его ударили? Обрезок трубы? Бейсбольная бита?..

– Да не бил я его...

И тут до меня дошло. Эта Хазарова не просто милицейский дознаватель. Она сестра Аси Андреевны. Я вчера обидел Аркадия Васильевича, а они сегодня решили меня наказать жестоким розыгрышем... Хорошо, хоть в изнасиловании не обвинили. Наверное, посчитали, что это слишком.

– Ну и шуточки у вас, – я с облегчением выпустил воздух из легких. Вздохнул полной грудью.

– Шуточки?! – возмутилась капитанша. – Шуточки у вас, гражданин Корнеев. Очень опасные шуточки. Аркадий Васильевич на всю жизнь может остаться инвалидом. Возможно, на всю жизнь останется прикованным к инвалидному креслу...

– Да ладно вам, – вымученно улыбнулся я.

– А что тебя веселит, мерзавец? – вспылила Ася Андреевна. – Ворвался к нам в дом как последний негодяй, надругался над моей девочкой, избил моего мужа. И ему еще весело!

Сказала – как будто горсть мокрой соли на открытую рану высыпала.

– Да не избивал я вашего мужа, – оторопело пробормотал я.

– А инцидент в подъезде? – спросила Хазарова.

– Ну, было дело... Но я всего лишь один раз ударил. А возле мусорных баков я его не бил...

– А кто бил?

– Я откуда знаю?

– Ладно, так и запишем. Не знаешь, так не знаешь...

Дознаватель выдворила из комнаты Асю Андреевну, открыла свою папку, достала бланк протоколов, молча заполнила его.

– Ознакомься и подпиши...

Протокол отражал точную суть нашего с ней разговора. Я пожал плечами и подписал. Эта подпись разрушила последнюю иллюзию, которой я пытался отгородиться от навалившейся на меня действительности.

– И что мне теперь делать? – спросил я.

– Было бы, конечно, разумней взять вас под стражу, – как о чем-то приятном сказала Хазарова. – Но, поскольку вами должна заниматься военная прокуратура, пусть она и решает, что с вами делать. А я возьму с вас подписку о невыезде. Ваша задача находиться дома и ждать звонка или повестки из прокуратуры... Постоянно находиться дома, вы меня поняли?

– Домашний арест?

– А как хотите, так и называйте. Да, и запомните, любая ваша попытка помешать следственным действиям будет расцениваться как попытка уйти от ответственности со всеми вытекающими последствиями...

Если честно, я не совсем понял суть рожденного ею речитатива. Но мне стало совсем не по себе.

Хазарова еще раз на отдельном листке записала мой адрес и номер телефона, данные о родителях, взяла с меня подписку о невыезде. И была такова. Я хотел было уйти вместе с ней, но меня остановила Ася Андреевна.

– А вы бы задержались, молодой человек!

Я как вкопанный замер на пороге. Я уже не мог уйти – в данном случае я мог только сбежать. А бегство – это уже как признание своей вины.

Я медленно повернулся к ней. Она медленно приближалась ко мне. Как та старая ведьма из фильма «Вий» – страшно, медленно и неотвратимо. Только что руки с растопыренными пальцами ко мне не тянула. Но взгляд такой же жуткий.

– Я еще раз говорю, что не избивал вашего мужа, – выдавил я.

– А я тебе не верю!

Ася Андреевна замахнулась, чтобы влепить мне пощечину. А я даже не удосужился поймать ее руку. И уклоняться не стал. Хлоп!.. А рука у нее, надо сказать, тяжелая. Так двинула, что в ушах зазвенело. И во рту появился привкус ржавчины... Я решил, что с меня хватит, и приготовился отразить очередной удар. Но Ася Андреевна больше бить меня не стала. Наклонила голову, закрыла искривленное лицо руками и на полусогнутых скрылась в комнате.

Я мог уходить, но меня как будто магнитом потянуло вслед за ней. Она уже сидела на диване, когда я зашел в комнату. Плакала, закрыв лицо ладонями.

– Не, ну я правда не избивал вашего мужа...

Мне самому противен был собственный тон. Но я очень хотел, чтобы мне поверили.

– Не знаю...

– А где Вика?

Но больше всего я хотел оправдаться перед своей любимой.

Ася Андреевна проигнорировала мой вопрос. Тогда я решил сам заглянуть к Вике в комнату. Но только сделал шаг в обратном направлении, услышал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное