Владимир Колычев.

На кону – жизнь

(страница 3 из 32)

скачать книгу бесплатно

Глава 4

Новый русский жил в том же подъезде. На престижном третьем этаже. Вход в квартиру охраняла массивная бронированная дверь. Такую кувалдой не вышибешь. Разве что автогеном порезать, и то придется попотеть...

Над дверью ниша, в которой за толстым стеклом скрывался «глазок» видеокамеры и крохотный динамик. Под звонком специальная пластиковая ячейка, чтобы ставить квартиру на сигнализацию. Наверняка в самой квартире находится и тревожная кнопка для вызова наряда вневедомственной охраны. Неплохо укрепился новорус. Но ведь это его право.

Кирилл нажал на клавишу звонка. Ждать пришлось минуты три, не меньше.

– Че надо? – послышалось из динамика.

– Откройте, милиция!

– Ксиву покажи! В смысле корочки, да...

Кирилл поднес удостоверение к «глазку» видеокамеры.

– Майор Астафьев, Управление по борьбе с организованной преступностью...

– Ну и фига! Нашел, чем удивить! Че надо, спрашиваю? – Разговор есть.

– Давай говори и отваливай!

Грубый голос, грубый разговор. А Кирилл стой тут и обтекай... Вытащить бы этого урода из-за бронированной двери... А что дальше? В интересах дела он должен быть вежливым и обходительным. И плевать, что тебя при этом обливают помоями. И на самого себя плевать... Встретиться бы с этим типом где-нибудь в темном закоулке.

Усилием воли он охладил закипающую кровь. И даже изобразил улыбку на лице.

– Мне бы с глазу на глаз с вами поговорить, – сказал он.

– С глазу на глаз? – ухмыльнулся голос. – А твой глаз выдержит?.. Ладно, мент, заходи!

Новорусский хам сделал ему одолжение. Только Кирилл что-то не прыгает от радости.

Послышались щелчки отпираемых замков, бесшумно отворилась дверь.

– Заходи! – донеслось из глубины квартиры.

Кирилл зашел в холл. И оторопел. Прямо на него смотрел бойцовский бультерьер без намордника. Страшные глаза, утробное рычание. Еще мгновение, и он бросится в атаку.

Зверь остро чувствует страх, который превращает человека в жертву. А за жертвой охотятся... Но Кирилл не жертва. Он сам охотник. И пес должен это почувствовать. Пришлось напрячь всю свою волю, чтобы загнать страх на задворки души. И собрать в глазах всю свою энергию. Это был нечеловеческий взгляд. Сильный, лютый. Этот взгляд превратил в жертву самого пса. Бультерьер жалобно заскулил и, поджав хвост, скрылся из виду.

Но остался еще один бультерьер. О двух ногах. Бульдожья рожа, накачанные плечи, пивное пузо.

– Мент, ну ты даешь! – хмыкнул новорус. – Тебе бы на псарне работать...

Да, комплимент просто замечательный, с этим не поспоришь. Кириллу стоило усилий спрятать свою неприязнь к этому типу. А вот желание размазать его по стенке осталось.

– У меня к вам разговор, – напомнил Кирилл.

– Только если недолго. Двух минут хватит?

– А вы куда-то спешите?

– Да нет, просто выходной. А жена у меня молодая, сам понимаешь... Не, не понимаешь. У тебя жена, наверное, из деревни, да? Квашня деревенская, да? Кило сто весит, а, я угадал?

– Если точнее, сто двадцать...

Пройдемте в комнату?

– Да какое в комнату, ты че? У меня в комнатах чистота и порядок. А ты туда со своим ментовским рылом... Короче, об чем базар?

Кирилл до боли сжал кулаки, напрягся, чтобы приструнить нервы.

– Для начала я бы хотел знать, как вас зовут. Фамилия, имя, отчество...

– А тебе не по барабану?.. Короче, Витя меня зовут, да. Фамилия Варенков. Все, доволен?..

– Я занимаюсь расследованием убийства Игоря Норильцева, – стараясь не обращать внимания на реплики этого идиота, сказал Кирилл. – Ну и че? Занимайся, я тебе че, мешаю?

– Не так давно у вас был конфликт с Норильцевым. Из-за машины, которую вы поставили на детскую площадку...

– Э-э, погоди, погоди! Так это он, что ли, да?.. Хы! Борзый чувак, в натуре, борзый... На меня буром попер, на других тоже...

– На кого на других?

– Да откель я знаю... Борзел мужик, потому и нарвался...

– Я не знаю, про каких других вы говорите, но конфликт с Норильцевым был у вас.

– Чего-то я не пойму! – брызнул слюной новорус. – Ты че, мент, на меня бочку катишь, да? Думаешь, это я его ухандохал? Ты че, в натуре, припух, да?.. Ты че на меня вылупился, че зенки пялишь? Не трогал я никакого Норильцева, понял? Я вообще не при делах...

– А я в этом не сомневаюсь, – усмехнулся Кирилл.

– В чем ты не сомневаешься?

– А в том, что ты вообще не при делах... Под бандита косишь, а ты фуфло дешевое, понял? Был бы ты крутым, ты бы так со мной не разговаривал...

Ни один уважающий себя браток не позволил бы себе столь грубого отношения к рубоповцу. И дело вовсе не в уважении к ментам. РУБОП – это очень серьезно, и бывалые братки прочувствовали эту истину на своей шкуре. А кое-кто и на задницу разменялся. В пресс-хате таких бакланов, как этот, опускают влет. Одной заявки хватит... А это хамло не въезжает. Насмотрелся фильмов, думает, что ему все можно. Придется его разубеждать. Слишком далеко он зашел в своей грубости.

– А как я с тобой разговариваю? – вскипел хам. – Как еще с ментом базарить? Мент, он и есть мент!.. Короче, ордер на обыск есть? Нет! Ну и вали отсюда! Я сказал, вали!!!

– Ну, раз нет у меня ордера, тогда ухожу... Как двери открыть?

– Бля, задолбало ментовье!..

Новорус всем своим видом показывал, что делает одолжение. Открыл Кириллу дверь и выставил его за порог. Хорошо, что пинка ему под зад не дал. Вернее, жаль, что он этого не сделал. Тогда Кирилл ноги-то ему повыдергал бы...

Якушева Кирилл нашел в квартире покойного. Он сидел за компьютером и копался в домашних архивах журналиста.

– Что-нибудь интересное? – спросил Кирилл.

– Если честно, то ничего интересного, – пожал плечами Дима. – Я тут его статейки пролистал. Ничего особенного. Ну, спускает он собак на российские власти, есть такое. Только собаки какие-то беззубые. Конкретных обвинений нет, одни сплошные домыслы. Ну, Чубайса песочит, Березовского. Так их и без него костерят все кому не лень... Короче, ничего конкретного. Может, что-нибудь дальше всплывет. А пока так, мура на постном масле...

– А на меня, Дима, собаку натурально только что спустили...

Кирилл рассказал другу про случай с новым русским.

– Вот сука! – взвился Дима. – Совсем, что ли, нюх потерял?

– Да у него и не было никакого нюха. Фраер дешевый. Может, фирма какая-то своя небольшая. А возомнил себя солью земли. Пальцы веером, сопли фонтаном...

– Обламывать таких надо... Говоришь, у него конфликт с покойным был?

– Был.

– Ну так в чем же дело? Основание для постановления на обыск у нас уже есть. Визитную карточку ты, надеюсь, оставил?

– Ну, случай обязывает! – улыбнулся Кирилл.

– Тогда будем ставить грубияна на место. До завтра потерпит?

– Думаю, да... Только этот тип ни при чем. Не убивал он Норильцева. Кишка у него тонка для таких дел...

Кирилл рассказал, что узнал у Нины Телегиной.

– Слушай, а это зацепка! – оживился Дима. – Иван Вершинин, говоришь... Надо будет его по картотеке пробить. И по адресу проехаться... Давай прямо сейчас к нему и поедем...

Иван жил на Алтуфьевском шоссе, в панельном двенадцатиэтажном доме. Трехкомнатная квартира, которую он делил с матерью. Дома его не было. Зато мать была на месте. Приятная миловидная женщина лет пятидесяти. Резкий контраст с оборзевшим новорусом. Она сразу впустила Кирилла с Димой в квартиру, даже кофе предложила.

– Надежда Сергеевна, нам ваш сын нужен, – осторожно сказал Кирилл.

– Он мне и самой нужен, – улыбнулась женщина. – Только его сейчас нет.

– А где он, если не секрет?

– Ну какой же тут может быть секрет. Он с друзьями на рыбалку отправился. Куда-то на Пахру...

– Скажите, он этой ночью дома ночевал?

– Нет... А, я поняла, – сошла с лица женщина. – Я все поняла. Это она. Это все она!

– Кто она?

– Нина ее зовут, если она, конечно, не врет.

– А почему она может врать?

– Да потому что она не очень порядочная женщина. Пьет, гуляет, клейма ставить негде... Это все она. Из-за нее вам нужен мой сын?

– Почему вы думаете, что из-за нее?

– Ну как же! Как говорится, с кем поведешься, от того и наберешься...

– Надежда Сергеевна, насколько нам известно, ваш сын отбывал срок за убийство...

– Что?! – захлопала глазами женщина. – Кто вам такое сказал?

– Вы хотите сказать, что он у вас не судимый?

– Был грех, судили Ваню. Но не за убийство. За хулиганство. По молодости с кем-то подрался, получил год. Но он не в колонии сидел, он на поселении срок отбывал... А кто вам сказал, что он отбывал срок за убийство?

– Ну, есть сведения, что он сам об этом рассказывает...

– Он может, – тяжело вздохнула женщина. – Ваня может... Он у меня хороший. Очень хороший... Непутевый, правда. Но это не он виноват. Компания такая попалась. Дружки его, Яша и Миша. Сами нигде не работают и Ваню за собой тянут... Даже не знаю, куда они его заведут... Может, вы на него повлияете?

– Ну, если вы дадите добро, – загадочно улыбнулся Дима. – Скажите, Надежда Сергеевна, в котором часу Иван вернулся домой?

– Где-то в двенадцатом часу... А что?

– Ну как что? Вы сами подумайте, какая может быть рыбалка после двенадцати?

– Так сегодня же суббота. Может, они до завтра рыбачить будут... Да и какая там рыбалка? – пренебрежительно махнула рукой женщина. – Опять напьются, вот и вся рыбалка...

– Значит, ваш сын вернулся домой в двенадцатом часу дня. А если точнее?

– Если точнее... Сейчас скажу... А, передача как раз начиналась. «Пока все дома», вот... Сейчас посмотрю, во сколько это было... Так, одиннадцать тридцать... Значит, Ваня в половине двенадцатого вернулся... А это что-то значит?

– Значит, – кивнул Кирилл. – Это очень много значит...

От Нины до своего дома Иван мог добраться за полчаса. На такси, на метро, без разницы. Как раз и выходило, что где-то в половине одиннадцатого он мог застрелить Норильцева. Какое-то время он переводил дух, затем домой. На все про все ровно час... Да, Вершинин мог убить Норильцева. Если учитывать, что у него был повод расправиться с журналистом.

– Он у Нины ночевал. Это тоже имеет значение? – встревоженно спросила женщина.

– Ну, в какой-то степени да. Дело в том, что в подъезде ее дома застрелили человека. И ваш сын мог видеть убийцу. Он как раз выходил от Нины в это время...

– Говорила же, добром все это не кончится, – запричитала Надежда Сергеевна.

Возможно, она права. Если Вершинин убийца, то добром для него эта история точно не кончится... А если он не виноват?

Кирилл попытался выяснить, где именно, в каком месте может сейчас находиться Иван. Но женщина лишь развела руками.

Пришлось ехать по адресу раздолбая по имени Яша. Он тоже жил с родителями. Но, в отличие от Ивана, не появлялся больше недели. Мать и отец и знать не хотели, где он находится. До печенок достал их родной сыночек. И с Мишей точно такая же история. Три дня кряду его не было дома. Правда, его бабушка от него не открещивалась. Переживала за него, как бы чего не случилось. Ни Яша, ни Миша за удочками домой не заходили. Так какая же тогда может быть рыбалка?.. Да, бывает такое, напьются рыбаки – и улова нет, и удочки спьяну забудут. Может, и эта троица отправилась на промысел без удочек? Чтобы их потом не забывать... Все может быть...

Кирилл посмотрел на часы. Время половина пятого вечера.

– Этого Ивана нам сейчас не достать. А выходной все равно испорчен, – вздохнул он.

– Что ты предлагаешь?

– По девочкам поехать.

– Не понял. – В голосе Димы было больше любопытства, чем возмущения.

Жену он любил, дорожил ею. Но интерес к другим женщинам не потерял. Да и Кирилл частенько заглядывался на красивых женщин. Против природы-то не попрешь... Но сейчас им двигал чисто профессиональный интерес.

– У Норильцева зазноба была. Виолетта зовут.

– Да, ты говорил, – кивнул Дима.

Задорный огонек в глазах погас.

– Надо бы с ней пообщаться.

– Само собой... Но давай уж на понедельник.

– А если в понедельник поздно будет?

– Ну так выходные же... – Дима с мольбой посмотрел на Кирилла.

Иногда им самим трудно было разобраться, кто из них начальник, а кто подчиненный.

– Так мы же ненадолго, – улыбнулся Кирилл. – Только заедем, глянем... А смотреть есть на что. Нина говорила, что Виолетта еще та красотка...

– Ну, если так... А у тебя адрес есть?

– Нет. Придется к Норильцеву домой ехать. Должны же быть у него какие-то записи...

– Это верно. Записная книжка у него есть. Но она сейчас у Патокина... – Дима вооружился мобильником. Набрал номер: – Алло, Семеныч?.. Это Якушев... Ты там записную книжку Норильцева прикарманил... Не, не прикарманил? А, ну да, изъял... Да у нас все нормально. Сейчас едем в ОВД «Алтуфьево»... Подозреваемый у нас есть, да... Ну точно не знаем, где он сейчас, но будем выяснять... Когда?.. В понедельник? Понедельник – это здорово. А то тут есть несознательные элементы, которые предлагают остаться на сверхурочные... Ну да, Астафьев, кто ж еще... А что я? Я как он скажет. Надо тут к одной дамочке проехаться... Не, Семеныч, это чисто для дела. Чисто деловой вариант. А то еще подумаешь. В общем, ты в записях покойного покопайся. Дамочку Виолеттой зовут. Может, адресок там есть или телефончик... Перезвонишь? Хорошо...

В ОВД «Алтуфьево» Дима озадачил дежурную смену. Нужно было взять квартиру Вершинина под контроль и, как только рыбак вернется с рыбалки, самого взять в сети. Чтобы никуда не делся. Дима предлагал его до понедельника в КПЗ продержать. Но Кирилл сказал, что он приедет за ним, как только его возьмут. И не так важно, суббота это будет или воскресенье. Татьяна его поймет.

Они уже выходили из здания ОВД, когда позвонил следователь Патокин. Говорил с ним Дима.

– Что, Семеныч, нашел?.. Адресок есть? Нет адреса... Телефон? Стационарный. А ты адрес пробил... Ну да, понятно, ты ж у нас за главного, с тебя спрос... Да, едем, Семеныч, прямо сейчас и едем. Потолкуем с красоткой... Да, Семеныч, баба она красивая... Ах, ты сам! Ну ты, Семеныч, и жук!.. Нет, Семеныч, мы уж как-нибудь сами...

Глава 5

В записной книжке Норильцева была отмечена лишь одна Виолетта. Только имя и телефон. Если это та самая Виолетта, то фамилия у нее Ландышева, а жила она в центре города...

Это был элитный дом на Большой Никитской улице. В квартире был телефон, зарегистрированный на Виолетту Ландышеву. Значит, это была не чья-то, а именно ее квартира. Сколько комнат, пока неизвестно. Но по-любому, дамочка устроилась очень хорошо. Центр города, отличное место, престижный дом...

– Нижнее правое ребро заныло, – сказал Дима. – К чему бы это, не знаешь?

– К чему?

– Не пустит нас Виолочка к себе домой, не напоит чайком. Чует мое ребро, так просто к ней не подъедешь...

– Что, по повестке вызывать?

– Кирилл, ну ты как маленький? Где наша не пропадала... Как ты думаешь, она уже в курсе, что Норильцева больше нет?

– Не знаю.

– Узнаем... Сначала бы надо узнать, дома ли она.

Дима снова взялся за мобильный телефон, набрал номер.

– Здравствуйте! Виолетта Михайловна?.. Оператор всемирной службы доставки... Сейчас к вам подъедет молодой человек, привезет цветы... От кого? От Игоря Александровича!.. Ну, не знаю, от какого, может, и от Норильцева... Вы ждите, сейчас цветы вам подвезут... Не надо?! Ну, я не знаю, нам велено передать, а вы что хотите с ними делайте...

Дима отключил телефон и посмотрел на Кирилла.

– Трубку бросила, – пояснил он. – Нервная какая-то... Голос вроде бы молодой. Не знал, что климакс бывает в столь раннем возрасте... Ладно, пошли за цветами.

– Какие цветы?

– Да любые, желательно в корзинке... Да, брат, придется скинуться. Но ведь ты сам предлагал отправиться по девочкам...

Они купили цветы, зашли в подъезд дома. И сразу наткнулись на консьержа.

– Всемирная служба доставки! – важно сообщил Дима. И как ни в чем не бывало продолжил свой путь.

– Какая еще служба? – возмутился парень.

Он хотел было вцепиться в Диму, но Кирилл его опередил. Развернул перед его глазами красные корочки.

– Говорят же вам, служба доставки, – усмехнулся он. – Будете шуметь, доставим куда надо...

Парень шуметь не стал. Только мотнул головой и опустился в продавленное кресло.

Оперативники поднялись на шестой этаж. Кирилл отошел в сторону, а Дима замер перед стальной дверью, нажал на клавишу звонка.

Прошло не меньше пяти минут, прежде чем отворилась дверь. Кирилл со стороны наблюдал за другом. Видел, как округлились его глаза, как вытянулось лицо и опустилась челюсть. Игра началась.

– Я же сказала, не нужны мне цветы! – послышался женский голос.

Истерических ноток вроде нет, но возмущения выше крыши.

– Но мне сказали, – жалко пролепетал Дима.

– Мало ли что вам сказали!.. Вот. – Из дверного проема высунулась женская ручка, в корзину с цветами лег сложенный вчетверо листок бумаги. – Передайте заказчику. И пусть он меня больше не достает!

Женщина попыталась закрыть дверь, но Дима вовремя подставил ногу.

– Что вы делаете? – возмутилась она.

– Смотрю на вас!.. – пафосно воскликнул Якушев.

Виолетта и понять ничего не успела, а он уже втерся в дверной проем, втянулся в квартиру. Одно слово, спец.

Кирилл подошел поближе. Чтобы все слышать.

– Я не могу не смотреть на вас! – дурачился Дима. – Я помню чудное мгновенье! Передо мной явилась ты! Как мимолетное виденье! Как гений чистой... Как чисто гений!..

– По-моему, это вы передо мной явились!.. Если вы сейчас не уберетесь, я вызову милицию...

– Вы хотите испортить этот чудный миг? – сокрушенно воскликнул Дима. – Вы не хотите принять цветы от Игоря Александровича! Прошу вас, примите их от меня!.. О! Виолетта, вы покорили меня своей красотой! Я у ваших ног!..

– Убирайтесь прочь!

– Неужели вы можете вызвать милицию?

– Да!

– Тогда вызывайте! Иначе я отсюда не уйду. Я хочу умереть у ваших ног!

Похоже, первый акт спектакля затянулся. Пора переключаться на второй.

Кирилл вошел в квартиру.

– Милицию вызывали? – грозно спросил он.

Посреди просторного холла стояла девушка лет двадцати пяти. Красивое лицо, большие светло-серые глаза, длиннющие ресницы, роскошные волосы, великолепная фигура. И штормовые волны очарования... Сейчас она была смущена и растерянна. Но даже при этом наблюдалась царственная осанка, строгий, величественный взгляд. Судя по всему, эта красотка знала себе цену.

– А вы кто такой? – еще больше возмутилась она.

– Майор милиции Астафьев! – представился Кирилл.

Для убедительности он развернул служебное удостоверение. Девушка не растерялась, вчиталась в содержимое.

– В самом деле Астафьев. А что это за полоски? – А это показывает мое отношение к Управлению по борьбе с оргпреступностью. Майор Астафьев, оперуполномоченный РУБОП. Вы слышали про такую организацию?

– Да что-то слышала, – кивнула она. – Вы здесь случайно оказались?

– Нет. Я шел именно к вам... А тут, я вижу, какой-то конфликт...

Кирилл строго посмотрел на Диму. Лицо разгладилось, в глазах появилось узнавание.

– О! Да это мой начальник, майор Якушев! – обрадовался он. – Дима, что ты тут делаешь?

– Да вот, подрабатываю в свободное время. Цветы разношу. И в красивых девушек влюбляюсь...

– Может, хватит ломать комедию? – спросила Виолетта.

Похоже, она все поняла.

– Зачем весь этот цирк, может, скажете?

– И скажем! – широко улыбнулся Дима. – Так хотелось вас увидеть, Виолетта Михайловна!.. А ордера у нас, к сожалению, нет. Вы могли нас не принять. С виду вы женщина неприступная. С виду... Но я вижу, что в душе у вас цветут ландыши!

– Почему именно ландыши? – улыбнулась ему в ответ Виолетта.

Молодецкая удаль Димы Якушева растопила лед в ее душе. Девушка расцвела.

– Ну как почему? Фамилия у вас такая...

– Ах, фамилия... Что вам от меня нужно? – Ее шикарные брови вновь потянулись к переносице.

– Посмотреть на вас хотелось. Узнать, в самом ли деле вы такая красивая... Признаться, я покорен вашей красотой...

– А если без ля-ля?

Виолетта продолжала хмуриться. Но было видно, что комплимент из уст Димы лег на благодатную почву. Кирилл мог побиться об заклад, что у нее нет желания выставить их за порог. Чтобы подтвердить свою догадку, он закрыл дверь на замок. Никакой реакции с ее стороны. Как будто так и должно быть.

– Если без ля-ля, то можно фа-фа... Кофе «Фафа» – заряд бодрости на весь день! – весело продекларировал Дима.

– Уже вечер... И нет такого кофе «Фафа»... Зато есть коньяк «Хеннесси», – после непродолжительной паузы сказала она.

На ее губах снова играла улыбка.

Виолетта пригласила их в гостиную. Комната Кириллу понравилась. Новомодный стиль хай-фай, кожаная мебель, климат-контроль. Все как в лучших домах... А всего в квартире две или даже три комнаты. И это при том, что дом – полная чаша...

В дальнем углу гостиной находился домашний бар с самой настоящей барной стойкой и двумя кожаными стульями на хромированных металлокаркасах. Виолетта встала за стойку, а Кирилла с Димой пригласила занять места на стульях. Она барменша, они – клиенты. Неплохо придумано.

Девушка достала из бара пузатую бутылку дорогого коньяка и три хрустальные рюмки. Еще бы лимон порезать да сыр «Пармезан». Но, видно, Виолетта посчитала это излишеством. Или не хотела отвлекаться.

– Я слушаю вас, господа борцы с оргпреступностью, – любезно улыбнулась она.

Кирилл внимательно наблюдал за ней. И не замечал в ней нервозности и нездорового волнения. Похоже, она не совсем догадывалась, зачем понадобилась милиционерам. А еще, казалось, она не прочь была немного пофлиртовать. Самую малость. Вряд ли она хотела большего. Не та натура. Хотя кто ее знает...

– Всего несколько вопросов! – такой же улыбкой ответил ей Дима. – Начнем с цветов... Почему вы отказались от них?

– Ну, мне кажется, это мое личное дело, не правда ли?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное