Владимир Колычев.

Коронный удар

(страница 5 из 30)

скачать книгу бесплатно

– Я же не просто рабочий. Я в футбольной команде. Если хорошо буду играть, меня будут удерживать в команде любой ценой. Ценой той же квартиры...

– А сколько тебе лет?

– Семнадцать. В ноябре будет восемнадцать.

– И ты здоров как бык, а это значит... Как там в песне поется, через две зимы, через две весны... В армию тебя, дорогой ты мой, забреют. Долги будешь Родине отдавать...

– Ну так я ж не абы где служить буду. Я же перспективный спортсмен. Может, меня в ЦСКА возьмут. Или хотя бы просто в какой-нибудь спортивный клуб армии...

– А мне без разницы, куда тебя возьмут... Я тебя два года буду ждать. А ты с молодой женой из армии вернешься. Извини, родная, так получилось...

– Ты что, за сволочь меня держишь?

– Я тебя вообще не держу. Ты свободен, Глеб. И не надо на мне жениться. Да я и не хочу за тебя замуж. Я вообще замуж не хочу...

И это было правдой... Ей всего семнадцать лет. Впереди целая жизнь. А она будет связывать себя семьей, ребенком. Бутылочки, пеленки, сранки, ссанки. Борщи, котлеты. Готовить обеды, убирать, стирать, мыть посуду. А еще по ночам мужа ублажать – это нетрудно, но захочется ли?..

Нет, семья – это, может, и неплохо. Но ей рано надевать на себя этот хомут.

– А чего ты хочешь?

– Тебя хочу. Просто хочу...

Глеб для нее в удовольствие. Она не монахиня, и у нее нет причины отказывать себе в удовольствии.

– Ты у меня форвард?

– Ну форвард...

– Ну так чего лежишь? Забивай гол в ворота!..

Они с Глебом из одного теста. Может, она и нравится ему. Но он не так уж хочет взваливать на себя обузу в виде обручального кольца. Он вольный охотник. Ему нужна свобода. Такие, как он, в неволе долго не живут.

* * *

Машина – блеск! Серебристый «БМВ». Такое авто Катрин видела только в журнале. Там еще была красивая девушка в серебристом купальнике. Очень красивая девушка. И фигурка у нее – прелесть. Машина должна была быть всего лишь фоном. Но почему-то вышло как раз наоборот. Машина отодвинула красотку на задний план. Слишком хороша была машина для того, чтобы оставаться в тени...

А сейчас точно такой же «БМВ» она видела наяву. Она шла по тротуару, а машина не спеша ехала навстречу. А может, она ехала к ней?.. Мечты, мечты... Ну а вдруг это в самом деле сказочный принц!

Машина ехала бесшумно. Только слышно, как шелестят шины по гладкому асфальту. Но этот едва уловимый шелест уже не слышен. Машина остановилась. Рядом с ней. Открылась дверца. Показался молодой интересный мужчина. Белая рубашка с галстуком, черные брюки. Начинающий бизнесмен... Хотя какой он начинающий, если выкатывает на такой крутой тачке?

– Девушка, не подскажете, как мне на улицу Барона Врангеля выехать?

Приятная располагающая улыбка, задорный взгляд. Да, похоже, он настроен на лирический лад. Да и у нее отнюдь не похоронное настроение.

– Улица Барона Врангеля?! Нет такой улицы... Но... Но я могу показать.

Это недалеко...

Уж очень хотелось узнать, насколько хороша эта машина изнутри.

– Будьте добры! Если вас, конечно, не затруднит...

– А вас не затруднит открыть даме дверь?

Да, Катрин сама напросилась в машину. Но это не значит, что она должна запрыгивать в нее с поросячьим визгом. Она, конечно, не девочка-целочка. Но у нее есть гордость. И кое-какие принципы. Поэтому пусть этот красавчик поухаживает за ней. А там будет видно...

Как будто в сказку попала. Потрясающий уют, комфорт, пьянящий запах кожи. Музыка...

– Ну что, поехали? – с самодовольной улыбкой спросил молодой человек.

– Поехали, – кивнула Катрин. – Тут недалеко. Улица Гитлера, проезд Гестапо, площадь Чингачгука... Дальше улица Катрин Первой...

– Вы, наверное, хотели сказать, Екатерины Первой?

– Да нет, все правильно. Улица Катрин Первой. Катрин – это я. А я всегда и во всем первая.

– Я в этом и не сомневаюсь... С вами интересно разговаривать. Вам никто об этом не говорил?

– Ну как уж это не говорили? Говорили... Э-э, папа римский говорил, Джордж Буш говорил. Маргарет Тэтчер говорила... Ельцин вчера звонил. Но это не в счет... А чего мы стоим? Поехали. Только, прошу вас, не везите меня в сумасшедший дом. А то еще решите, что я сумасшедшая... А я не сумасшедшая. Просто настроение такое. Шутить хочется...

– Вы умеете поднять настроение. Мне вот тоже вдруг захотелось шутить... Кстати, меня Марксэном зовут.

– Сразу видно, что человек может и умеет шутить.

– А вот тут вы не угадали. Я не шучу. Меня действительно так зовут. Имя у меня такое. Марксэн...

– Странное имя. Мадэ ин не наше.

– Полуфабрикат германский, а производство наше, отечественное... У меня мама на коммунистических идеях помешана. Папа – тот попроще. Но к моему рождению он занимал видный пост в горкоме партии. И просто не имел силы отказать моей маме, когда она предложила назвать меня в честь Маркса и Энгельса. Получилось Марксэн...

– Вам повезло. Если вдруг грянет всемирная катастрофа, марсиане запросто откроют вам визу. Имя у вас почти марсианское...

– Вообще-то, на земной манер меня Марк зовут. Но а если в самом деле мировая катастрофа? Надо подумать, надо подумать... А вы, Катрин, случайно не знаете, где марсианское посольство?

– Случайно знаю. На улице Катрин Первой.

– Я слышал, там еще ресторан один есть. Очень хороший ресторан. Вы не хотели бы составить мне компанию?

– Может, и хочу... Но только с одним условием. Чтобы там не было марсианских блюд. Говорят, они едят мазут и пьют машинное масло...

– Зато земляне едят красную и черную икру и пьют мартини... Вы когда-нибудь пили мартини?

– Нет. Надеюсь, что это лучше, чем машинное масло?

Ресторан ее впечатлил. Небольшой, но чертовски уютный. Столики, вместо дурацких стульев – мягкая мебель. Официантки бегают как заведенные. А кухня, кухня... Разве что только птичьего молока здесь нет. Зато есть коктейль – мартини плюс тоник со льдом. Пьется легко, как газировка...

Дорогой ресторан, изысканная кухня, заморские напитки. А рядом богатый и щедрый мужчина. И смотрит на тебя, как на богиню. Такое ощущение, будто он хочет бросить мир к твоим ногам. Головокружительное ощущение. Хочется петь от восторга... А петь она умеет. И голос у нее есть. Только она не поет. А сейчас бы спела. И на фоно бы сыграла. Музыкантов в сторону. Они ей не нужны. Она сама... Э-эх, пой и гуляй душа, радуйся празднику жизни...

Но на сцену Катрин не полезет. Она хоть и пьяна, но голова на месте. И тормоза в рабочем состоянии. И цену себе знает...

После ресторана Марк повез ее к себе. Как будто так и должно быть. Катрин не возражала. Как будто это в порядке вещей...

Четырехкомнатная квартира соответствовала его образу преуспевающего бизнесмена. Центр города, шикарный ремонт, дорогая мебель, телевизор чуть ли не в полстены. И даже персональный компьютер. Катрин слышала про это заморское диво, но видеть не приходилось...

– Я, кстати, компьютерами сейчас и занимаюсь, – как бы походя сказал он. – Очень выгодный бизнес...

– В чем я нисколько не сомневаюсь!.. Марк, у меня такое ощущение, будто я попала в сказку.

– Это не сказка. Это всего лишь присказка... А сказку я тебе сейчас покажу...

Он приблизился к ней. Одной рукой обнял ее за талию, привлек к себе. И закрыл ее рот поцелуем...

Целоваться Катрин умела. И любила... Если поцелуи – это интим, то первым ее мужчиной был не Глеб. У нее было много парней. И со всеми она целовалась до боли в губах. Это такое пьянящее чувство...

Волна возбуждения мягко обволокла ее сознание. Но в открытое море порока не понесла. Она бы и не против. Но ведь она не шлюха. И у нее есть за что зацепиться, чтобы остаться на берегу...

Марк разошелся не на шутку. Он прижимал ее к себе так тесно, что она ощущала силу его желания. Его руки лихорадочно искали застежку на ее платье...

– Я сама, – отстраняясь, сказала она.

Он выпустил ее из своих объятий.

Катрин выбежала из комнаты. И ошеломила Марка, когда вернулась к нему совершенно голая. Ноги сплетены вместе, одна рука закрывает низ живота, другая отведена за спину. Марк в полном восторге.

– Ты само совершенство!

– Я эталон совершенства!

– Иди ко мне.

– Ты меня не понял. Я – эталон. А эталон должен стоять на месте. На него можно смотреть... Смотреть можно, руками трогать – нельзя...

Она совершенно не стеснялась своей наготы. А чего стесняться, если фигура в полном порядке. Вот если бы она была какой-нибудь уродиной...

– Ты шутишь.

– Нет, не шучу.

– А я говорю, что шутишь.

Он поднялся со своего места и медленно направился к ней. Из глаз искрами сыплется похоть. А что еще можно ожидать от возбужденного самца?

– А я говорю, что не шучу!

И она заставила его в это поверить... В руке, которую она держала за спиной, был нож. Самый обыкновенный кухонный нож. Но на вид очень внушительный. Опыта по части его применения против людей у нее не было никакого. Но она же не собирается драться с Марком. Она просто выставила нож перед собой. Этого должно хватить, чтобы охладить его кобелиный пыл.

– Катрин, ты чего? – Он испуганно попятился назад.

– А ты чего? Я же сказала тебе, что не шучу... Теперь веришь?

– Теперь верю... Ну ты даешь.

– Ты меня, конечно, извини. Но я не шлюха, чтобы с первой же встречи прыгать к тебе в постель.

– Ну ты же сама разделась.

– Разделась. Смотри, пожалуйста. Мне не жалко. Но руками не трогай. Я еще для тебя не созрела.

– А когда созреешь?

– А это зависит от тебя. Может, завтра. Может, через год. А может, никогда... Ты только не думай, я недотрогу из себя не корчу. Просто мне нужно привыкнуть к человеку...

– Шебутная ты девка, – хмыкнул Марк. – Но с характером... Говорили мне про тебя...

Он осекся. Но слово-воробей уже вылетело.

– Так, так, – нахмурилась она. – И кто же тебе про меня говорил?

– Ну, мало ли кто.

– Так наша встреча – не случайность?

– Не случайность... Я должен был с тобой познакомиться, – не стал скрывать Марк.

– Это интересно. И кто же тебя так озадачил?

Забавная сцена. Голая девка с ножом в руке допрашивает одетого мужика. Где вы, господа режиссеры, ау!..

– Ладно, – махнул он рукой. – Все равно тебе надо знать...

– Ты не будешь возражать, если я оденусь?

– И нож на место не забудь положить.

Пока она одевалась, у нее была прекрасная возможность удрать из этого дома. Здесь явно что-то нечисто... Но ее авантюрный дух держал ее на привязи крепче всякой цепи. Катрин была жуть как заинтригована. И просто не могла уйти, пока не выслушает Марка.

А ему было что рассказать.

– Ты слышала про рэкет? – спросил он.

– При чем здесь это? – удивилась она.

– А при том. С недавних пор рэкет стал составляющей частного бизнеса. Осталось только законодательно его утвердить... Короче, «братки»-рэкетиры и до меня добрались. Они, конечно, изверги. Но это если идти против них. А если ты с ними нормально, то и они к тебе тоже нормально относиться будут... Я недавно даже в сауне вместе с их бригадиром парился...

– А я здесь при чем?

– Про тебя разговор был. Мол, есть одна девчонка, из-за которой один бравый парень в тюрьме томится. Улавливаешь?

– Это ты про Демьяна.

– Да я не знаю, про кого. Может, и про него... К тебе двух «братков» посылали. Так ты, говорят, таким матом их обложила. Было дело?

– Было. Подходили ко мне два каких-то кретина. Я их в самом деле послала. Далеко-далеко... А чего им нужно-то было?

– Чтобы ты заявление забрала... Это очень опасные люди, поверь мне. Они ведь и убить могут.

– Зачем ты мне это говоришь?

– А чтобы ты подумала. И забрала заявление.

– Ах вот оно что! Так ты у нас уполномоченный представитель господ бандитов?

– Ты напрасно иронизируешь. Все очень серьезно... Это еще хорошо, что у них бригадир не дурак. Правильно оценил ситуацию. Не стал еще раз подсылать к тебе своих головорезов. Меня вот на это дело подбил. Чтобы я поговорил с тобой, убедил. Девчонка, говорит, красивая. Мне, мол, даже понравится... А ты мне в самом деле понравилась. Я нисколько не жалею, что согласился поговорить с тобой...

– Ну так в чем же дело? Давай, становись на колени. Моли меня о пощаде. Глядишь, я пожалею тебя. Заберу заявление.

– На колени я не встану. А заявление ты забери... С бандитами связываться опасно. Они ведь только сейчас как бы добренькие. А завтра возьмут и разозлятся. Тогда худо будет...

Марк расстегнул рубаху и выставил напоказ шрам на животе.

– Знаешь, что это такое?

– Что?

– А это меня господа бандиты утюжком гладили!

– Тебя что, пытали? – ужаснулась Катрин.

– Как видишь!

– Что ты такого сделал?

– Делиться не хотел.

– Теперь делишься?

– Делюсь... А что прикажешь делать?

– И после этого ты им еще помогаешь?

– Я не им помогаю. Я тебе помогаю. Может, мне тебя, дуру, жалко... Ладно, мне что со шрамом, что без него. А тебя, скажи, такой шрам украсит?

– Какой ужас!.. А если я заберу заявление?

– Тогда считай, что тебе повезло...

Катрин было не до шуток. Да какие могут быть шутки, когда перед глазами маячил горячий утюг и раскаленный паяльник. Нет, она не Зоя Космодемьянская...

– Вот и умница, – поощрительно подмигнул ей Марк. – Кстати, я через пару недель в Сочи еду. Не составишь мне компанию?

– В Сочи?! С тобой?! Это что, приз за содействие бандитам?

– Ни в коем случае. Это чисто моя инициатива. Я же говорю, что ты мне нравишься... Ну так что, едем?

– Ты, наверное, думаешь, что я от радости брошусь к тебе на шею?

– От тебя дождешься... Ну так что?

– Вообще-то, я хочу в Сочи... Но не с тобой.

– А чем я тебя не устраиваю?

– Был бы ты бандитом, я бы еще подумала... А ты бандитская «шестерка»...

– Ты за словами следи! – напыжился Марк.

– А ты что, обиделся? Я думала, на правду не обижаются... Извини, мне пора домой!

Что она делает? Куда она идет?.. Надо остаться. Надо договориться с Марком насчет моря. Ведь ей так хочется в Сочи. Марк, он в принципе неплохой. Не злой, не подлый. Ну, подумаешь, бандитам услугу оказал. Зато благодаря этому они познакомились. Благодаря этому она может уехать с ним в Сочи. А там солнце, пальмы, фотографы с обезьянками. Они будут жить в дорогой гостинице, кататься на яхте, каждый день ходить в рестораны. Это будет не жизнь. Это будет сказка... Куда ты, Катрин, остановись!.. Но напрасно взывал к ней внутренний голос. Она не остановилась. И ушла от Марка, не попрощавшись... Ну почему она такая дура?!

На следующий день она сходила к следователю. Капитан все понял. Невесело вздохнул, но заявление отдал...

А через три дня после этого она снова встретилась с Марком. Он преподнес ей пышный букет цветов, подарил золотой перстень с сапфиром. Словом, растопил лед в ее душе. Ужинали в ресторане, а кофе пили у него дома. До постели дело не дошло. Но это не значило, что ее бастион готов к долгой осаде. Когда-нибудь она сдастся. А может, и нет...

Часть II
Глава 1

Трибуны стадиона молчали. Некому было кричать и скандировать. Только горстка юнцов в восточном крыле. И пара зачуханных мужиков с пустыми бутылками в авоськах. Это не болельщики. Это горе луковое...

Но отсутствие зрителей нисколько не умаляло значения этого матча. Глеб остро понимал всю его серьезность. Для игроков «Штурма» – это всего лишь разминка перед очередной игрой чемпионата. Для большинства игроков заводской команды этот матч – всего лишь интересная игра с более сильным противником. Не хотелось бы ударить в грязь лицом. На этом амбиции большинства заканчивались. Другое дело Глеб. Ему нужна только победа. И не просто победа. Решающий мяч должен забить именно он. А еще лучше, если он станет автором всех голов.

На тренерской скамейке сам Егор Головатый, главный тренер «Штурма». Он явно скучает. Зевает и газеткой вяло отмахивается от назойливых мух. Ничего интересного для него в этой игре нет. Для него это всего лишь тренировка. Выиграет команда, проиграет – ему до фонаря. Лишь бы его соколы вволю побегали да мяч попинали... Он еще не знает, что среди заводчан есть форвард, который обязан занять место в основном составе его команды. Глеб должен это ему объяснить. Но не языком, а ногами.

Судья матюкнулся в свисток. И понеслась...

Мячом завладели заводчане. Гена Соболь, Жора Айрапетян... Пас Глебу. Есть контакт. Проводка по левому флангу. Защитник «Штурма». Медленно бежит, в развалку. Надо Головатому его погонять, а то как сонная муха... Нет, нет, как раз-то и не надо никого гонять. Это было бы никак не на руку Глебу. Пусть себе чешется...

Корпус вправо, мяч влево. Защитник клюнул на приманку, повторил движение Глеба. И не успел за ним, когда он резко бросил корпус влево вслед за мячом. Глеб обвел его, оставил за спиной. Финт, можно сказать, удался... Он успел уловить движение справа. Но ничего поделать не смог. Второй защитник «Штурма» на подкате выбил у него мяч, передал его полузащитнику... И все из-за первого защитника. Своими ленивыми движениями он сбил Глеба с ритма. Надо было быстрей выводить мяч на ворота. Но не все еще потеряно. Игра только начинается...

«Штурмовики» пошли в атаку. Идут быстро. Пас, еще пас... Мяч уже у «заводских» ворот. Глеб идет за ним вдогонку. Включает форсаж. Еще немного... Нападающий «Штурма» уже учуял опасность со спины. И слева Слава Кочан подпирает. А впереди Сева Шахтин перекрывает путь. Но «штурмовик» не теряется. Со всей силы пробивает в сторону ворот. Сева в прыжке отбивает его грудью... И кладет прямо под ноги второго «штурмовика». У вратаря просто нет шансов. Только одна надежда, что противник промажет. Но, увы. Мяч ложится в «девятку». Вот так надо играть. Вот так надо учить доморощенных футболюг...

«Штурмовики» бегут к своим воротам вяло, не спеша. А куда им спешить. Противник откровенно слаб. Техники никакой, движения суетливые, скорость аховая. Плюс робость перед более сильным противником... Только один фактик ребята не учли. Маленький такой фактик...

Вратарь выбил мяч в середину поля, Глеб снял его с ноги. И на скорости понес к штрафной площадке. Только сейчас «штурмовики» стали просыпаться. Один из них бросился к нему под ноги. А ху-ху не хо-хо?.. Глеб обвел одного, второго. А вот с третьим этот номер не пройдет. Не хватает времени и пространства. Но есть возможность пробить по воротам. Главное, успеть... Глеб успел. Навесил мяч. Вратарь потянулся за ним. Но тот прошел выше рук. А до ворот еще достаточно далеко. Мяч снижается до уровня штанги, не доходя до нее. И продолжает лететь вперед. Поймать его некому... Счет один–один.

Буря восторга, шквал эмоций. Глеб чуть не стащил с себя футболку, чтобы махать ею, как флагом. Вовремя понял, что это глупо. Вся борьба еще впереди.

А борьба развернулась нешуточная. «Штурмовики» разозлились. Бросились в атаку. Быстро несут мяч. Одного защитника оставили позади, второго... Нет, второй как раз смог вовремя подставить ногу, выбил мяч. Как это ни странно, без нарушения правил... Впрочем, надолго мяч у заводчан не задержался. Снова «Штурм» в атаке. Удар. Но мяч в ворота не влетел. Прошел высоко над ними. Это вдохновило заводчан, и они с удвоенной энергией бросились на вражеские ворота. Но, увы, нападению не хватило ни опыта, ни техники. «Штурм» легко вернул мяч обратно. Но снова промашка. Не смогли пробить защиту. Что-то у них не ладилось. Да и заводчане все время путались у них под ногами.

Глеб несколько раз получал мяч, делал пасы. Но всякий раз Гена и Жора вместо мяча ловили мух. Игра не клеилась. Глеб пытался пробиться к воротам в одиночку. Но куда там. «Штурмовики» взяли его под персональную опеку. Не давали развернуться. Забирали мяч, били по ногам. Пару раз Глеб катался по полю. Но судья лишь один раз назначил штрафной.

Штрафной пробивал он. Но, увы, некому было подхватить мяч и переправить в ворота.

Первый тайм закончился вничью. Тренер Антоныч – как всегда, он был уже слегка подшофе – считал это удачей. И весь перерыв восторгался игрой своих подопечных. И все кушали эту лапшу. Дружно кивали... Идиотизм какой-то. Антоныч должен был разнести их в пух и прах. Накричать, вставить фитиль в задницу. Так нет же, все как раз наоборот. И это называется настроить команду на боевой лад.

На поле заводчане выходили как те мокрые курицы. Только почему-то при этом чувствовали себя боевыми петухами... Расплата за это самодовольство наступила очень скоро. Городская команда пошла на штурм и на третьей минуте второго тайма еще раз оправдала свое название. Два–один. Пришла беда – открывай ворота. Лева Стадник так и поступил. Раззявил варежку и распахнул ворота нараспашку. Третий мяч запутался в сетке, четвертый...

Самое обидное, что «штурмовики» не испытывают особой радости. Для них эта игра – будни. Разминка. Команды городской любительской лиги для них – семечки. На одну половину поля положить, другой прихлопнуть...

Лева отфутболил мяч Жоре. Как ни странно, тот смог взять его на ногу. На ходу метнул взгляд в сторону Глеба, прицелился, сделал пас... прямо на ведущего форварда «Штурма». Жара, усталость... Нет, это не оправдание. Настоящий футболист не имеет права делать скидку ни на жару, ни на дождь, ни даже на ураганный ветер. Он сам должен быть таким ветром. Быстрым, стремительным. А усталость... На одном дыхании матч не отстоишь. Трудно все девяносто минут махать по полю в режиме электровеника. Трудно, невыносимо трудно. А делать надо. Нет сил, играй «на зубах» – вперед, вперед, вперед...

А сам-то он бежит вперед, стиснув зубы? Бежит. Но без форсажа. И желания побеждать больше нет. Счет четыре–один не дает никаких шансов... Но ведь настоящий футболист не должен обращать внимания на счет в игре. У него должна быть своя игра, свой счет... А Глеб – настоящий футболист? Что он делает на этом поле?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное