Владимир Колычев.

Генералы песчаных карьеров

(страница 6 из 31)

скачать книгу бесплатно

Менты нагрянули ночью. Вломились в коммуналку, стащили Тимура с постели. А дальше наручники и «воронок».

Вместе с ним взяли Скопца и Холеру. А вот Олег остался дома, в своей теплой постели. Он и не обязан был быть вместе с ними. Но Тимур почему-то думал о нем как о предателе.

Их отвезли в отделение, сунули в «аквариум» напротив дежурной части. Туфтово здесь. Узкие скамейки вдоль стен, грязный пол, гнетущий запах неволи. Но хочешь не хочешь, а надо устраиваться на ночлег. И желательно без базаров. Потому как менты люди резкие. И воспитывают они в основном ногами в живот.

Утром Тимура затащили в кабинет к оперу. А там знакомый пузатый мент. Капитан Мразин, брр. Их взгляды скрестились как две шпаги.

– Что, выкидыш гадючий, снова дров наломал? – с ненавистью спросил его «погон».

Тимура жестоко оскорбили. Но глупо обижаться на полного идиота...

– О чем базар, начальник? – презрительно скривился Тимур. – Какие дрова? У нас в квартире газ. А у вас?..

– А у нас противогаз! – оскалился мент.

– «Слоником» пугаешь, начальник. А не надо пугать. Пуганый... Давай, можешь в слоника со мной поиграть, можешь ток через яйца. А я потом жалобу напишу. В прокуратуру...

Теперь Тимур не тот безмозглый кретин, каким был раньше. Тюрьма и адвокат научили его, как вести себя на допросах.

Мент сразу поутих. Но зло сверкнул взглядом.

– Я все равно тебя сгною, гаденыш, – сквозь зубы процедил он. – На этот раз ты никуда от меня не денешься.

Но Тимур даже ухом не повел. Как будто он ничего не слышал.

Мент перевел дух. Унял свои эмоции. И уже спокойно спросил.

– Где ты был вчера ночью?

Прошлую ночь Тимур помнил смутно. Хорошо вмазали, затем куда-то пошли гулять с бабами. Купались в речке, глушили вино. А затем Тимур отправился домой к Томке Шурыгиной. Стремная телка. Ни рожи, ни кожи. Зато у нее хата была свободна. И в постели она такие номера откалывала... В общем, до самого утра он был с ней. И, кроме Томки, это может подтвердить ее старшая сестра. Она со своим хахалем куролесила в соседней комнате...

Тимур рассказал все как было.

– Я проверю, – разочарованно смотрел на него мент.

– А проверяйте, – пожал плечами Тимур.

Капитан, казалось, совсем упал духом. И жалко так спросил:

– Почему ты не спрашиваешь, кто убил Михаила Черткова?

В тюрьме Тимур много слышал о коварстве ментов. О подводных камнях, которые они ставят на допросах. Поэтому он был начеку и легко обошел ловушку.

– А кто такой Чертков? – изумленно спросил он. – И откуда я могу знать, что его убили?..

Черткова он знал. Это его враг – гнойный пидор по кличке Черт... Так что, получается, его завалили? Вчера ночью... Скорее всего так оно и есть. Ночью Черта загасили, а днем менты начали крутить это дело. А тут толпа «волков» идет на третий микрорайон. Может, среди них виновный?.. Вот почему Тимур с пацанами попал под раздачу.

– Как откуда? – снова разозлился «погон». – Ты Черткова убил.

Ты!..

Тимура так и подмывало сказать менту какую-нибудь гадость. Но он сдержался. Зачем усугублять и без того незавидное положение.

Кто-то завалил Черта. А все шишки посыпались на Тимура. Ведь он был с Чертом на ножах. И попробуй открестись от этого факта...

– Когда его убили? – спросил Тимур.

Голос его звучал спокойно, хотя внутри все дребезжало от нервного возбуждения.

– Прошлой ночью, – в упор глядя на него, ответил мент. – В три часа после полуночи...

– Откуда такая точность?

– А что, время неверное? Может, уточнишь?

Снова хитрый закидон. Но Тимура не поймать. Он же не бестолковый пескарь.

– Как я могу что-то уточнять, если я ничего не знаю. Ты, начальник, с Томкой Шурыгиной поговори. Она скажет тебе, где я был в три часа ночи...

Тимур не сомневался, что у него железное алиби. И эта уверенность была у него на лице. Мент удрученно вздохнул...

Черта убили в три часа ночи. Недалеко от его дома. Кто-то кулаком снес ему челюсть и сбил с копыт. Падая, Черт ударился виском об острый камень и... В общем, смерть наступила мгновенно. Нет больше Черта. И красавчика нет, который укатал этого гада...

Менты грешили на Тимура и его пацанов. Доказательств у них не было. Но несколько дней в ИВС их продержали. А потом отпустили под подписку о невыезде...

«Погоны» вроде бы продолжали расследовать убийство. И Тимуру очень интересно было узнать, чем оно закончится. Интересно и страшно. Вдруг менты снова сделают из него козла отпущения?..

Глава седьмая

Тимур и его команда. Звучит. И неплохо звучит. И команда не слабая. Два десятка крепких уличных бойцов. Жаль, нет никакой материальной базы. Место сбора – карьер. Место тренировки – снова карьер. Место отдыха – опять же карьер. На расслабуху – дешевый самогон и затасканные шмары.

А на дворе уже октябрь месяц. Холодно. Тимур гонял пацанов до седьмого пота. Тем и согревались. А под занавес тренировки – выпивон. Тоже для тепла. А вот бабы уже не приходят. Им бы где-нибудь в теплых закутках задницу погреть...

Сегодня с утра моросит мелкий занудный дождик. Но Тимур снова на карьере. И пацанов кот наплакал. Самые стойкие и преданные собрались. Барыся и Петли нет. У них, типа, дела. Плохой знак. Похоже, пацаны потихоньку отворачиваются от Тимура.

Команда создавалась под крутой вывеской. Для громких дел. Но Пацик сейчас в Серпах. Митя Ерш без него потух. Козла с мужиками забивает да ханку жрет. Тимур уже к нему и не обращается. Без понту все это. Видно, у блатных сейчас не самые удачные времена. Своих забот полон рот. Нет никому дела до Тимура с его пацанами...

На карьере у Тимура своя штаб-квартира. Халабуда из неотесанных досок. Сами сколачивали. Тепло здесь. Правда, печка дымит нещадно, глаза ест. Но ничего, жить можно.

– Не дело все это, – сказал Холера. – Холода начинаются. А у меня даже куртки теплой нет...

– И у меня тоже, – кивнул Гена. – Только фуфайка отцовская...

– Летом хоть золу дачникам толкали. А сейчас хреном груши околачиваем... Делом нужно заняться.

– Ты что-то предлагаешь? – заинтересованно спросил Тимур.

– Да есть идея, – кивнул Валера. – И пацан есть, который наперстки конкретно катает... Три наперстка, игра такая. Помнишь, мы на рынке видели?

Не так давно Тимур с Холерой прохаживались по колхозному рынку в Белокаменске. И приметили двух пареньков с наперстками. Все просто. Фанерная доска, три наперстка и маленький шарик. Угадал, под каким наперстком шарик, получи бабки. Не угадал, отдавай свои. Только мало кто угадывал. Поэтому пацаны наварились не слабо. Правда, в конце концов осечка вышла. Один мужик проигрался в пух и прах. И врубился, что из него лоха сделали, буянить начал. А дядя здоровый. В общем, паренькам крепко не поздоровилось...

– А чем мы хуже? – спросил Холера. – Наперстки – это сила. Такие бабки грести можно. В общем, крутила у нас уже есть...

– Ты же видел, чем вся эта канитель закончилась, – в раздумье сказал Тимур.

– Ну так те кадры сами во всем виноваты. Под прикрытием надо было работать. А они сами все на себе потянули. Потому и влетели... А мы серьезно дело поставим. Катала, подставные, прикрытие, все такое. С ментами можно договориться...

Холера умел убеждать. Тимур вмиг загорелся этой идеей. И даже попенял себе, что не дошел до нее сам.

Под это дело он подпряг всю свою команду. Барысь и Петля почуяли запах денег и тоже присоединились...

Рынок в Белокаменске трудно было назвать маленьким. Огромная площадь, высокая кирпичная ограда, ларьки, магазины, большой мясной и молочный павильон, длинные торговые ряды, с которых колхозники толкали свой товар. В будние дни народу здесь так себе. Зато по выходным – не протолкнешься.

Наперсточника звали Гиви. Среднего роста худощавый грузин. Боец из него никакой. Зато наперстки катал лихо. Сам Тимур пытался угадать, под каким колпачком прячет он шарик. И почти всегда оставался в пролете. Но на бабки не попадал. Для этого есть лохи...

А лохи не торопились расставаться со своими деньгами. Мужики с мрачными лицами молча проходили мимо ящика, за которым разместился Гиви. Рядом с ним стоял Холера. Зазывала из него хоть куда. Но мужики лишь угрюмо косились в его сторону.

Но вот подошли два парня. Один протянул Холере пятерку. Гиви крутанул шарик. Парень показал на один наперсток. И угадал.

– А-а! – восторженно закричал он. – Гони бабки!

Холера с тусклым видом вернул ему червонец.

Второй парень тоже выиграл. Правда, сначала он продулся на два червонца. Затем пошла масть. Он угадывал раз за разом, пока не отбил все свои бабки. Игра шла дальше. Парень продолжал выигрывать. И наварился на целый полтинник...

А вокруг ящика уже целая толпа. Проснулся интерес у мужиков. Игра пошла... Только удача никому уже не улыбалась.

Первые игроки были подставными. Они зажгли интерес и слиняли вместе со своими же бабками. А Гиви с Холерой продолжали стричь купоны. Лохам не везло. Хотя попадались и счастливчики. Но их выбирал Холера. Чтобы создать иллюзию удачи...

В первый день никаких проблем не возникло. Гиви с Холерой отстояли у «станка» всю «смену». Устали как черти. Зато какой навар... Тимур не мог поверить своим глазам, когда в кучу были сложены все бабки. С одного стольника они наколотили триста двадцать рубликов.

– Видал, как народ на халяву клюет, – радовался Холера. – У меня еще идея появилась, как толпу расшевелить...

В следующий выходной вместе с Гиви он снова встал за «станок». В этот раз подставных было больше. Им всем везло. И все они то и дело просили зевак поддержать их рублем. Лохи цеплялись за чужой фарт, отдавали свои деньги. А получали фигу с маслом. Хотя, конечно, кое-кому везло. Но это опять же с разрешения Холеры. Нужно же было поддерживать иллюзию честной игры.

Одна деревенская баба погналась за халявой и спустила полтысячи рублей. Села на землю, с воем стала рвать на себе волосы. Холера не стал усугублять ситуацию. Вернул ей половину. И что же? Баба снова спустила все лавье до копья... Ну не дура?..

В этот день лохи разошлись не на шутку. Под занавес игры Холера наколотил почти тысячу рублей. Небывалый урожай. Правда, чуть не получил в пятак. Какой-то буйный мужик полез на него с кулаками. Пришлось хватать его под руки, заводить в тихую гавань и... Били его несильно. И даже вернули часть проигрыша. Ну и, конечно же, популярно объяснили, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Но мужик не понял. И вернулся с постовыми ментами. Но Холера вместе с Гиви уже снялся с насиженного места. Это Костыль вовремя подал ему сигнал...

Тимур не знал, как благодарить Холеру за удачную идею. Всего за месяц его команда набила почти четыре тысячи рублей. И все ловкость рук, и никакого мошенничества.

Правда, целую «штуку» пришлось отдать в «общак». Тимур сам дошел до этой идеи. Может быть, Пацик и думать о нем уже не думает. Но сам-то он не забыл, для чего была создана его команда...

Никогда Тимур не был так упакован, как сейчас. Новенькая теплая куртка на «молнии» и с капюшоном, джинсы «Монтана», теплые боты. И пацаны одеты не плохо. Теперь это уже не оборванцы и песчаного карьера.

Да и карьер уже никого не привлекал. Во-первых, зима. А во-вторых, Качан нашел просторный, теплый и, что главное, сухой подвал недалеко от рынка. А Холера, тот вообще учудил. Связался с молодыми чинушами из райкома комсомола, через них придал подвалу статус клуба патриотического воспитания молодежи. Правда, средства на его обустройство выбить не смог. Да это и не обязательно. Команда Тимура продолжала стричь купоны с лохов на городском рынке. Доходы, правда, сократились. Холодно потому что. Потом, с ментами приходилось делиться – чтобы закрывали глаза на лохотрон. Воровской «общак», опять же. Одеть пацанов надо было. Но все равно, кое-что на обустройство клуба осталось.

Стены штукатурить не стали, но побелили. Полы застелили резиновыми плитами со стадиона. Навесили боксерские груши, поставили ринг. Штангу добыли, гири, гантели. Даже шведскую стенку с турником раздобыли.

Спорт прежде всего. Не будет силы, не будет победы в драках. А драться приходится. Тимур успешно работал на рынке. И не собирался ни с кем его делить. А желающие находились. На прошлой неделе объявилась толпа «центровых» – так называли пацанов с центра города. Пытались качать права на рынок. Пришлось кулаками ставить их на место. И это все только начало...

Команда, рынок, лохотрон, подвал-качалка. Все ништяк. Тимур был доволен. Он нашел свою стихию. Не грабил, не убивал, а на бабки поднялся. Ну, подумаешь, лохов обувает. Так их же за уши к «станку» никто не тянет...

В его жизни появилось много плюсов. Но остались и минусы. Например, профтехучилище. Тимур ненавидел бурсу. Но посещать занятия иногда приходилось. Чтобы не отчислили. Этой осенью ему восемнадцать стукнуло. Не будет учиться, весной забреют в армию. А так только осенью пойдет. Если, конечно, не закосит. А отмазываться от армии надо. Два года, вычеркнутые из жизни, – это слишком много. А у него большие планы на будущее. На Москву идти надо. Там лохов немерено. Лохотрон золотые горы будет приносить. А если сразу несколько точек поставить...

Спорту он уделял много времени. Качалка, бокс без правил. Пацаны крепли и мужали. Никто не жаловался. И все были довольны, когда после удачного дня Тимур накрывал в подвале поляну. Под это дело у них была отведена целая комната отдыха. На стенах обои, под потолком люстра, диван, кресла, стулья. И, главное, большой стол.

А еще Тимур хотел телевизор поставить с видиком. Один барыга пообещал устроить ему почти новый «Горизонт» с «Электроникой». Задешево. Но Гена его отговорил. Телик с видаком наверняка краденые. Если вдруг их подвальную «малину» накроют менты, можно погореть. Навесят статью – и привет.

Ничего, у них с пацанами еще все впереди. Подсоберут бабок и возьмут импортную аппаратуру. Холера уже сейчас предлагает взять несколько видаков. Говорит, что сейчас в самый кайф видеосалоны открывать. У него кент в райкоме комсомола. Через него можно решить проблему с помещениями. А желающих смотреть забугорные боевики с порнухой полно. В общем, идея стоящая. Тимур задумывается над ней всерьез. Когда прет масть, теряться нельзя...

Телевизора с видаком у них пока нет. Зато есть магнитофон. Обшарпанный «Шарп». Нехилая бандура. Гремит на всю ивановскую. Ноги сами в пляс идут. Но Тимуру танцевать западло. Зато девки задницами крутят аж бегом.

А с девками без проблем. Скопец по этой части большой спец. В прошлый раз из техникума телок привел. Сегодня из медучилища целую дюжину «сестричек» подогнал. А эти бабы без комплексов, проверено.

Тимур не просто так в авторитете. Он имеет право выбирать. Но самая симпатичная киска выбрала его сама. И эта длинноногая блондинка с выпуклым задом танцует исключительно для него. Все поглядывает в его сторону – наблюдает он за ней или нет. А Тимур наблюдает. У него и перископ для этого есть. Как бы из штанов не высунулся...

Кстати, время уже позднее. Пора выводить себя на глубину торпедной атаки. А Лелька этого, похоже, только и ждет.

Тимур поднялся со своего места, с важным видом подошел к ней, взял за руку и повел на выход. Блондинка даже не думала сопротивляться. На губах пьяная сочная улыбка. И глаза масленые...

Он завел ее в свою личную комнату. А что, он шеф, должен иметь собственный кабинет.

Кабинетом этот закуток можно было назвать с натяжкой. Выбеленные стены, на полу утепленный линолеум. Старый стол с тумбой. Кресло, два стула. И, главное, обогреватель и раскладной диван. Подушка, простыня, одеяло...

Лелька ломаться не стала. Мало того, она сразу взяла инициативу в свои руки. Едва дверной проем закрыла плотная штора, она повисла на Тимуре и впилась в него затяжным поцелуем. А губы у нее сладкие, язык горячий и так глубоко проникает в рот. Вот что значит медицина...

Поцелуи у Лельки вкусные, но ими одними сыт не будешь. Тимур хотел большего. И нисколько не сомневался в том, что сможет поставить «сестренке» укольчик. А шприц уже давно готов, поршень чуть не лопается от напруги.

Сначала он усадил ее на диван, затем перетащил к себе на колени. Лелька продолжала пиявкой висеть на нем. Пора и ему присосаться к ней, но не губами...

Она позволила уложить себя на спину. Даже не думала брыкаться, когда он стянул с нее джинсы. Между ног у нее жарко и влажно. Оазис готов принять в себя жаждущего путника...

Он снял с нее блузку, бюстгальтер. Языком коснулся затвердевшего соска. Лелька мягко застонала, ее тело изогнулось дугой, мелко задрожало. И ноги раздвинулись сами по себе. Пора...

Этого Тимур не ожидал. В самый последний момент «сестренка» опомнилась, резко свела ноги вместе. И оттолкнула его от себя...

– Не надо! – испуганно вскрикнула она.

Схватила свою блузку, закрылась ею.

Тимур недовольно смотрел на нее. А она, бедная, тряслась от страха.

– Ты что, дикая? – спросил он.

– Нет, – замотала она головой.

– Может, целка?

– Нет...

– Тогда я не понял, что за приколы?

Другой бы на его месте прибил эту дуру. Тимур и сам не любил, когда его динамили. Но самое большее, что он мог позволить с бабой, это нахамить ей. А чтобы руку поднять... Нет, это не в его правилах.

– Я... Я думала, что все получится, – всхлипывала Лелька. – Я думала, что смогу...

– А чего тут мочь? Раздвигай ноги и все дела...

– Я знаю... Но я боюсь...

– Чего ты боишься? Я не кусаюсь...

– Знаю... Ты хороший. Я вижу... Но я боюсь... Меня... Меня изнасиловали... Еще осенью... Теперь я боюсь. Это комплекс...

– Кто тебя изнасиловал? – меланхолично спросил Тимур.

У него не было никакого желания подписываться за Лельку. Мутота все это – искать насильника. У него своих дел полно... Хотя ноги бы этому козлу он повыдергал. Он был волком и терпеть не мог шакалов. Он уважал орлов, не любил стервятников. А только шакал и стервятник может силой взять слабую женщину...

– Я... Я встречалась с ним... Миша его зовут. У него еще кличка такая гадкая. Черт...

– Черт?! – удивленно протянул Тимур.

– Ты его знаешь?

– Знал. Редкостная сволочь...

– Сволочь, – кивнула Лелька. – Мы с ним у моей подруги были. Пили, танцевали. А потом он меня к себе домой позвал. У Раиски нельзя было, ну ты понимаешь. А у него можно... Я тогда напилась, поэтому была готова на все... А он меня до дому не довел. С ног меня сбил, по лицу больно ударил. Потом юбку задрал и... Я так ничего и не поняла. Ведь я бы ему и так дала. Говорю же, пьяная была... Я уже потом поняла, что у него патология. Ему нормальный секс не нужен. Извращенец он... Знаешь, когда его ударили, я так была рада...

– Кто его ударил?

– Ну, я парня видела... Миша бросил меня в кустах, а сам домой пошел. А тут парень. Я не поняла, откуда он появился. Он Мишу за грудки схватил, как встряхнет... Они далеко были. Но я слышала. Он что-то про свою мать говорил. Я так поняла, что Миша очень обидел женщину. Про нож что-то говорили. Кажется, Миша ее ножом порезал...

Тимур понял, о чьей матери идет разговор. Не трудно было догадаться, кто мог спросить с Черта за Ритку. Только Олег...

– И что дальше было? – заинтригованно спросил он.

– Ну, парень его ударил. Сильно... Я видела, как боксеры на ринге дерутся. Вот и он так же... Миша упал. И больше не поднимался. Парень нагнулся, постоял над ним. И ушел...

– А ты?

– Я тоже ушла.

– А к Черту подходила? Может, его убили?

– Убили?! Да нет, я как-то не подумала... Я думала, он просто без сознания лежит. А его что, убили? – ужаснулась Лелька.

– Когда это было?

Она точно назвала дату. Именно этой ночью и был убит Черт... Получается, его уделал боксер... За мать с ублюдка спросил. По-мужски. Без всяких левых базаров. Подошел, завалил и все дела...

– Так его что, убили? – снова спросила Лелька.

– Может быть...

Тимур резко развернулся к ней, прессующим взглядом вдавил в спинку дивана.

– Слушай сюда!.. Запомни, с Чертом ты никогда не была. Он тебя не насиловал. И про того парня забудь. Не было никакого парня, поняла?..

– Поняла, – жалко пролепетала девчонка.

– Да ты не робей, – ободряюще подмигнул ей Тимур. – Это ж все для твоего блага...

– Я... Я понимаю...

На самом деле она ничего не понимала. Но обязательно поймет. И будет худо, если она пойдет к ментам... Странно, как это менты сами не добрались до нее. Или тупые, или не больно-то им хотелось возиться с Чертом. Загасили ублюдка, и фиг с ним...

* * *

В последнее время Тимур пропадал в своем подвале... э-э... в клубе патриотического воспитания молодежи. И редко появлялся в своем дворе. Олега он не видел с осени. А уже вторая половина зимы. Не так уж и мало времени прошло.

И за это время Олег возмужал. Стал выше, раздался в плечах. Совсем уже взрослый пацан. Волевое лицо, сосредоточенный взгляд, твердая уверенная походка.

– Эй! – окликнул его Тимур.

Олег резко остановился, метнул на него молниевый взгляд. Узнал, расслабился.

– А, это ты...

Особой радости в его голосе не улавливалось.

Тимур первый подал ему руку, крепко пожал ее. Олег удивленно посмотрел на него. Ведь он думал, что Тимур его ни во что не ставит. А оказывается, это не так...

– Как дела? – спросил Тимур.

А дела у Олега не очень. Стремный «петушок» на голове, старая болоньевая куртка на рыбьем меху, холодные туфли-попрошайки. Видно, что пацан бедствует.

– Да нормально, – пожал плечами Олег.

– Матушка как?

– Тоже все хорошо. Дома сидит... – голос его зазвучал бодро и даже весело.

Тимур уже понял, что за фрукт этот Олег. Мать свою он не просто любит, он ее обожает. И в сестре души не чает. На все готов, чтобы им жилось хорошо. Но не нравилось ему, что Ритка гуляет. Поэтому он и рад, что блядки ее закончились.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное