Владимир Колычев.

Шакал и волки

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

Водитель «шестерки» уже догадался, с кем имеет дело. И не стал останавливать машину. Правильно сделал. Шнур был бы только рад размазать его по асфальту...

По пути к Осипу он нарочно ударил в бок красную «девятку». Пусть только кто попробует выставить ему предъяву. Он самый крутой в городе авторитет, и не только на слове, но и на деле. Боятся его люди. А Шнур не боится ничего. И ему в этом городе позволено все!..

Эйфория собственной крутизны действовала на него не хуже опиумного раствора. Он перестал замечать боль. Сумел взбодрить и Дятла. Тот тоже перестал обращать внимание на свои синяки. И готов был прямо сейчас порвать глотку любому, кто рыпнется на Шнура.

Шнур не вошел, а влетел в дом к Осипу. Тот даже не успел сообразить, что к чему. Он сидел на диване и держал на коленях какую-то телку. Баба была в джинсах, но без блузки. И с лифчиком она уже мысленно распрощалась. И с девственностью тоже – если она, конечно, еще целка...

Вряд ли она целка. Хотя кто его знает. Девчонка совсем молодая, лет шестнадцать-семнадцать. И на мордашку очень даже ничего. Длинные светло-русые волосы, худенькая, ножки длинные, и под чашечками бюстгальтера есть чему прятаться.

Шнур разозлился еще больше. Да он самый наикрутейший в городе пацан! Осип для него пыль под ногами. Но у Шнура сегодня с бабами сплошные обломы, да еще и по репе конкретно схлопотал. Он за симпотными телками и за трендюлями как угорелый гоняется, а Осип сидит себе дома, нянчит на руках отпадную ляльку и в ус не дует. Как будто он король, и принцессы только для него одного...

– Нехило устроился, я погляжу! – с порога рыкнул Шнур.

Девчонка вмиг слетела с колен и скрылась в соседней комнате. Правильно, так и надо. Каждая мыша в этом городе должна его бояться. Бояться и отдаваться...

– Мой дом, что хочу, то и делаю, – возмущенно уставился на него Осип.

– Кого хочу, того топчу, да?

– Слушай, ты какого сюда приперся?

– Чего?! – вспылил Шнур. – Я чо, не имею права к тебе на хату приходить?.. Ты хоть врубаешь, какую дичь несешь, а?.. Кто тебя поднял, а? Кто тебя над пацанами поставил? С какого бабла ты эту хату купил?.. Да если б не я, крутил бы ты сейчас гайки на своей сраной автобазе. Хрен бы у тебя чо было!..

– Слушай, Шнур, может, давай без понтов, а? – поморщился Осип.

– Какие понты, братан! Что ты такое несешь! Понты – это когда пусто. А у тебя все конкретно. Дом, тачка, телки... Ты хоть помнишь, какую корову ты мне предлагал, когда я с кичи откинулся? Мне до сих пор кошмары снятся... Мне фуфло двигаешь, а сам с козырными мочалками зависаешь, да...

– Это не мочалка, – набычился Осип. – Это Оксанка...

– Да мне по фиг, как ее зовут. Почему она с тобой, а не со мной?

– Потому что она меня хочет, а не тебя...

– А давай мы у нее спросим, кого она хочет?

Какое-то время Осип смотрел на него как на идиота. Затем поднялся и направился за девчонкой. Его не было минуты три. Наконец появился.

Один, без девки.

– Она сказала, что ты ей не нужен, – угрюмо буркнул он.

– А я это слышал? – взвился Шнур.

– Слушай, я не понял, что за дичь ты вообще несешь? – как от лимона скривился Осип. – Ты что, совсем на бабах помешался? Совсем одичал там на тюрьме?

– А ты сам там когда побудешь, тогда и скажешь... Ты вообще кто такой, чтобы бочку на меня катить? Ты за колючку хоть раз ходил? Нет. Пацанов реальных знаешь? Тоже нет... Ты вообще никто, понял?..

– Как это никто? – вскипел Осип. – Меня пацаны замест тебя поставили!

– Когда это было? Когда меня мусора замели? Счас-то я уже дома, и пацаны теперь за мной будут...

– А давай послушаем, что пацаны скажут!

– Чего?! Что ты сказал?! – офонарел от его наглости Шнур. – Я не понял, мы что, еще кого-то спрашивать должны? Ты к чему эту тему поднял?.. Ты хочешь, чтобы пацаны решали, под кем ходить?..

– Да, хочу!.. Я тебе честно скажу, Шнур. Беспредельщик ты! – выпалил Осип.

– Чо ты сказал?

– Что слышал, то и сказал... Вся братва знает, что ты Симку Салтыкову замочил!

– Кто тебе такое сказал?

– Да все знают, что ты ее склеить хотел. И на хату к этому Теме приперся...

– Слушай, я не понял, ты что, предъяву мне выставляешь?.. Если я кого-то замочил, это мое личное дело, понял!.. Эта сука пасть на меня открыла, я ей по делу врезал. По делу, а не по беспределу, понял! А это по понятиям! И ты меня этой мокрухой не сдвинешь!.. Давай лучше реальных людей позовем. Пусть они скажут, есть косяк за мной или нет, а?

Шнур знал, какие слова говорить. И под каким напряжением толкать базар, тоже знал. Осип утух. И смотрел на него как побитая собака. А Шнур продолжал наседать:

– Слушай, а может, ты уже и в ментовку на меня стуканул, а?.. Дятел, в натуре, эта сука на меня в ментовку стуканула!

– Гонишь ты, Шнур, – буркнул Осип. – Я на тебя не стучал...

– А хрен тебя знает, барабанил ты или нет... Короче, если менты меня по этой теме тронут, то все будут знать, что это ты меня вложил...

– Да не вкладывал я тебя...

Шнур не прочь был и дальше драть этого козла и в хвост, и в гриву. Но у него жутко разболелась челюсть. И каждое слово уже давалось с большим трудом.

– А это мы посмотрим, – через силу сказал он.

– Не, серьезно, менты ничего не знают. У меня все под контролем. Если менты что пронюхают, дело все равно возбуждать не будут...

– Ладно, – махнул рукой Шнур.

Он устало опустился в кресло, обхватил ладонями скулы.

– Болит? – осторожно спросил Осип.

Шнур кивнул.

– Зубы?

– Не-а... Козел один... Короче, мне ствол нужен?

– Зачем?

– Я что, отчитываться должен?.. Ствол!

Осип думал недолго. Вместе с Дятлом сходил в гараж, принес оттуда две «тэтэшки» в заводской смазке. Один Шнуру, другой Дятлу. Самый правильный расклад.

Шнур взял тряпку, тщательно протер ствол, загрузил его «маслинами». Хорошая машинка, особенно когда она готова к бою...

– В больницу тебе надо, – сказал Осип.

Шнур только хмыкнул в ответ. Да, ляжет он в больницу, а Осип снова на хозяйстве останется... Нет, нужно сначала сход собрать, Осипа на задний план опрокинуть, а затем уже челюсть вправлять. И козла того московского надо бы наказать. «Волына» на руках, Дятел тоже подкован, к дому можно подобраться втихаря. Мужика в расход, а его жену на кукан. Это просто, когда у тебя есть и ствол, и кукан...

Шнур уже собирался уходить, когда в дом нахлынула толпа пацанов. Качок по кличке Товарняк с ходу метнул на Шнура неприязненный взгляд. Другие просто прятали глаза.

Хоть и не сразу, но Шнур понял, откуда взялась братва. Это Осип вызвал пацанов, когда ходил к своей девке. Или с мобильника звякнул, или ее саму через окно в город послал.

Все это случилось еще до того, как Осип кинул предъяву, еще до того, как Шнур умыл его и причесал. Осип думал, что сможет взять его нахрапом. Не вышло. А братва уже была на подходе, некому было завернуть ее обратно.

Пацаны уже в сборе. Шнур для них никто. Потому как Осип их заранее так настропалил. Но Шнур знает, как их всех на себя вытянуть.

Челюсть болит, в мозгах качка, перед глазами ускользающий туман. Но это его не остановит, он будет говорить слова. Надо «волыну» только спрятать. Чтобы народ не смущать... Шнур сунул пистолет за пояс брюк под куртку. И в упор посмотрел на качка.

– Товарняк, я не понял, ты чо косяки на меня кидаешь? – жестко спросил он.

– Какие косяки? – буркнул браток и в поисках поддержки посмотрел на Осипа.

Тот должен был сидеть на своем месте с поджатым хвостом и не рыпаться. Но он, похоже, вновь расправляет крылья. В глазах появился хищный блеск.

– А ты думаешь, Товарняк должен задницу тебе целовать? – неожиданно грубо спросил Осип. – У Симы папаша с его батей конкретно кореша. А кто Симу замочил?..

И закрутилась карусель по новой. Только в этот раз она втянула в себя куда больше народу. Пацаны с интересом ждали, кто утонет, а кто останется на плаву – Шнур или Осип.

Осип обвинял его в беспределе. Намекал, что Шнур ни на что больше не способен. С одной стороны, эта карта была слишком хлипкой, чтобы считаться козырной. А с другой, пацаны слушали Осипа, а на Шнура кидали косые взгляды.

– В натуре, нам есть о чем покумекать, – сказал Оползень, кряжистый пацан с обвислыми, как у бульдога, щеками. – В прошлый раз Шнур барыгу не в тему завалил, нас чисто подставил. Счас телку в расход. Это ж тоже подстава, да?

Толпа одобрительно зашумела. Тучи над головой Шнура сгущались... Все предъявы голимые. Для правильных пацанов ни одна из них не стоила и выеденного яйца. Но в том-то и дело, что в бригаде не осталось ни одного правильного пацана. Всех Осип под себя подпряг. Это был заговор, подготовленный заранее. Вот почему Осип решил собрать братву до кучи, едва только Шнур появился в его доме...

– Шнур, а ты чо все время молчишь? – напористо спросил Товарняк.

Действительно, надо говорить – оправдываться, чморить Осипа. Но как-то уж слишком резво сгустились тучи над его головой. И ситуация очень скользкая. Каждое его слово будет обращено против него самого.

Не надо ему оправдываться. Это ниже его достоинства. Он самый крутой в городе авторитет, а вокруг одно быдло. Какого хрена он будет метать бисер перед этими свиньями? А челюсть болит, сил нет... Что за день сегодня? Одна сплошная невезуха. Облом с бабами, какой-то левый мужик с кулаками, а еще свои же пацаны в прорубь спихивают... Все, хватит!

Шнура колотило от злости, ярость выдавливала глаза из орбит, на уголках губ пенилась слюна.

– Я ща скажу! – взревел он.

Осип был доволен. Он думал, что Шнур доведен до белого каления и в таком состоянии ни на что не способен. Но он жестоко ошибался...

Шнур осатанело хохотнул и резким движением выхватил из-за пояса «волыну». «Пушка» приведена к бою, цель перед глазами, спусковой крючок не клинит...

Грохот выстрела привел в чувство всех. Пацаны вздрогнули и ошалело уставились на Шнура. Думали, он с ними шутки шутить будет, а хрена... И Осип очумело смотрел на него. Мертвыми глазами. Из дырки во лбу вытекала струйка крови. Ковер за его спиной был заляпан красно-серым месивом.

– Еще говорить? – зло прошипел Шнур.

И полоумным взглядом впился в Товарняка.

– Ты чо, тоже вместе с ним козлил? – показывая на покойника, спросил Шнур. – Ментам хотел меня сдать, а?

– Я, нет... – жалко проблеял качок.

Шнур презрительно усмехнулся... Не люди вокруг него, а жалкие людишки. Все крутыми были, когда он молчал, всем хотелось его заговнить. Потому что Осип хороший, а Шнур плохой... Ха! Теперь он хороший. А Осип плохой. Потому что он труп. И любой сейчас может стать трупом. Все это понимают, особенно Товарняк. Нет в нем больше крутости, остались только сопли. И все остальные сопливят. Все готовы целовать Шнуру задницу. Да, ему сегодня не везло. Но все это в прошлом. С этого момента все будет так, как он этого хочет. У него больше нет тормозов, есть только «волына». И Дятел тоже подкован, он отправит в расход любого, прямо сейчас и без выходного пособия...

Шнур упивался своей крутизной и своим могуществом. Братва притихла, прижухла. Не братва, а ботва, о которую запросто можно вытирать ноги... И эти недомерки еще катили на него бочку... Шнур скривил губы в презрительной ухмылке и полыхнул взглядом в сторону Оползня.

– Я не понял, козел, кого ты опомоить хотел, а? – взвыл он. – Про какого барыгу ты тут мне втирал? А про телку что нес, а?..

– Это не я... – заколотился браток. – Это все Осип... Он мне сказал, чтобы я...

– Заткнись! – резко оборвал его Шнур.

Он обвел толпу тяжелым взглядом.

– Вы с кем, пацаны, со мной или с Осипом? – спросил он.

Вопрос офигенный. И ответ конкретный. Кто со Шнуром, тот живой, кто с Осипом, тот пойдет за ним на тот свет.

Все захотели быть со Шнуром. Смешно было ожидать иного.

– И ты со мной? – глядя на Оползня, спросил он.

– О чем базар? Только с тобой! – клятвенно заверил его браток.

– А если это я девку замочил, а?

– Ну и что! Девка – сука была, да!

Шнур запрокинул голову назад, открыл рот и утробно хохотнул. Он презирал этих недоносков. Но ему нравилось, что они хором и с огоньком дуют в его дуду.

– Осип тоже сукой был, – с издевкой глядя на Товарняка, сказал Шнур.

Тему ему на растопку бросил. Качок тут же поддал жару.

– В натуре! Мозги нам заморочил! Типа, Шнур хреновый, а сам он крутован круче не бывает. А сам фуфло, в натуре...

– Фуфло, – кивнул Шнур. – А вы не поняли, что он фуфло...

– Теперь поняли, поняли! – угодливо закивал головой Оползень. – Спасибо тебе, братан, что мозги нам вправил!

– Какой я тебе братан? – поморщился Шнур. – Ты меня гноил, а теперь я тебе братан... Все вы облажались, пацаны. На всех косяк... Но можно забыть старое, да?

Толпа дружно закивала. Особо ревностно трясли головой Товарняк и Оползень. Всем своим видом выказывают собачью преданность. А в глазах страх. Не хочется им оказаться на месте Осипа. Нет-нет да посматривают на «волыну» в руке Шнура.

– В натуре, кто старое помянет, тому глаз вон... Надо нам снова побрататься, пацаны...

В голове у Шнура созрел грандиозный план. Он и братву снова под себя подстроит и женский вопрос заодно решит.

Он оставил толпу на попечение Дятла, а сам зашел в комнату, где должна была находиться девчонка. Оксанку он нашел в шкафу под ворохом подушек.

– Нашла, где спрятаться, – зло хохотнул он, выдергивая ее на свет. – От меня не спрячешься...

– Не надо... Отпустите... – всхлипнула девчонка.

Он больно схватил ее за волосы и вытащил в комнату, где собралась братва.

Оксанка увидела мертвого Осипа и окоченела от страха. Ее не нужно было бить, крыть матом, она и без того была запугана до смерти. С ней уже сейчас можно было делать все, что угодно.

– Раздевайся! – бросил Шнур.

Девчонка механическими движениями стянула с себя блузку, вылезла из брюк. Шнур самолично помог ей справиться с лифчиком, стащил с нее трусики. Ксюха, казалось, даже не понимает, что с ней происходит. Она по-прежнему тупо смотрела на мертвого Осипа.

– Ну чо, пацаны, будем брататься? – сатанея от плотского возбуждения, спросил Шнур.

Обнаженное тело девушки действовало на него как красная тряпка на быка. Его распирало от нетерпения.

– Ага, давай! – заерзал на стуле Товарняк.

– Шнур, а ты не хилый вариант двинул! – ощерился Оползень.

Остальные пацаны одобрительно загудели.

– Кто первый?

– Шнур, об чем вопрос, конечно, ты!

Он повалил беззащитную девчонку на ковер и вошел в нее на глазах у всех. Только сейчас он понял, что такое настоящий кайф...

После него на Оксану полез Дятел, за ним Дылда, Пузик, Авдей и Проша. Оползень и Товарняк были последними. Им досталось бесчувственное измочаленное тело.

Товарняк сполз с девчонки, довольно посмотрел на Шнура и растянул рот в похабной улыбке.

– Класс!

– Ну так что, мы с тобой теперь братья? – спросил Шнур.

– А то!

– А как же то, что я Симу Салтыкову завалил?

– Ну, завалил, ну и что. Сама виновата...

– А все бабы в чем-то виноваты... А эта сука знаешь в чем виновата? Она знает, что это я Осипа завалил...

– Точно! Мы-то с пацанами – могила. А эта, стопудово, сдаст...

– Значит, ты со мной?

– Конечно!

– Тогда держи.

Шнур протянул Товарняку пистолет.

– Зачем? – занервничал он.

– Ну ты же со мной. Значит, ты должен убрать опасного свидетеля... Или все твои базары – пустой порожняк?

– А почему я?

– Потому что я этого хочу. Ну!!!

Товарняк вздрогнул, взял ствол на вытянутую руку. Палец дрожал на спусковом крючке, лоб взмок от испарины. Страшно ему. Но стрелять все равно надо. Пусть только попробует отказаться, Шнур сам лично завалит его. И всех, кто посмеет ослушаться его...

Громыхнул выстрел. Пуля попала девчонке в грудь. Но вместо того чтобы упокоить ее, она вернула ее к жизни. Оксана пришла в себя. И сейчас с воем билась на полу.

Шнур забрал у Товарняка ствол, передал Оползню.

– Добей!

Тот понимал, что выбора у него нет. И тоже выстрелил. Но стрелок из него аховый. Его пуля попала в живот. Девчонка забилась в предсмертных конвульсиях. Но она все еще жива...

Конец ее страданиям положил Дятел. Он выстрелил точно в голову, и девчонка на веки затихла. Но Шнур не унимался. Он заставил стрелять в нее всех. Братание сексом – это ерунда, а вот братание кровью... Дылда, Тузик, Авдей и Проша снова стали его братьями.

Трупы закопали в саду за домом. А сам дом сожгли, чтобы уничтожить следы преступления. Шнур в окружении братков шел к машине на фоне занимающегося пламени. Жуткая картина. Как будто сам Сатана со своими сатанятами выходит из геенны огненной в божий мир...

Глава 6

Второй день Игорь готовил оружие. Его покойный дед был большим охотником и оставил после себя карабин «барс-1». Вещь неплохая. Высокая кучность боя, мощная начальная скорость пули, калибр не слабый – пять и шесть миллиметров. В обойме пять патронов. Только беда в том, что карабином давно уже никто не занимался. Нужно было вычистить его, смазать, пристрелять.

Все это уже позади. Оружие в порядке. Осталось только укоротить ствол и приклад. Жаль, конечно, уродовать карабин. Но Игорю нужен обрез – для скрытого ношения...

Иван обещал достать винтовку. Но дальше разговоров дело не пошло. И все равно, бандит Шнур приговорен. Игорь не собирался прощать его. А он уже точно знал, кто убил Симу.

Да и не только он, все знали. Весь город говорил, что Шнур был в доме у Темы в ту ночь, когда убили Симу. Бандита нужно было брать под белы рученьки и сажать в тюрьму. Но в милиции не чесались. Или со Шнуром не хотели связываться, или всех устраивала официальная версия убийства с последующим суицидом...

Игорю было все равно, что думают в милиции. Главное, что обрез уже почти готов, машина на ходу, в родном городе его ничто уже не держит. Родителей, правда, неохота оставлять. Но что делать, если ему нужно уезжать из Терновска после того, как бандитская мразь отправится в мир иной. А это обязательно случится.

Ствол он уже обрезал, срез аккуратно обработал шкуркой. И приклад тоже укорочен больше чем наполовину. Над ним еще нужно будет поработать, сделать его в форме ручки, отшлифовать, наполировать или просто обмотать изолентой. Но это уже чисто декор. А так с этим обрезом уже сейчас можно идти на дело.

За спиной что-то скрипнуло. Игорь резко обернулся. В сарай входила Зойка.

– Как ты сюда попала? – удивленно спросил он.

– Дверь была открыта, я и вошла...

Ну вот, первая осечка. Подумаешь, забыл закрыть дверь на засов, какая мелочь. А на самом деле это очень серьезный промах. Что, если бы вместо нее бандиты к нему в сарай нагрянули. Или те же менты. Взяли бы его с поличным, и под замок. Обрез – это два-три года лишения свободы. А если бы он столкнулся с бандитами, его бы за этот ствол просто застрелили. Если бы, конечно, смогли...

– Ух ты! Что это такое? – Зойка завороженно смотрела на оружие.

– Да так, ничего... – Игорь опомнился и сунул обрез под дерюгу. – Тебе что надо?

– На тебя посмотреть пришла, соскучилась.

– А я думал, меня Иван хочет видеть.

– Нет больше Ивана. Весь кончился, – озабоченно посмотрела на него Зойка. – Или кончили. Не важно...

– Что с ним?

– Никто ничего не знает. Все только догадываются... Дом его сожгли. И Оксанка пропала...

– Какая Оксанка?

– Да знакомая моя... Она с Иваном жила. И я его через нее знала... Знаешь, кто он?

– Да уж знаю, – усмехнулся Игорь.

– Думаешь, просто бандит? Он самый главный был. После Шнура...

А Зойка не простая девчонка, все бандитские расклады знает. А может, просто городок у них маленький, все здесь как на ладони.

– Пока Шнура не было, он в Терновске заправлял...

– А когда появился Шнур, Ивану пришлось подвинуться, так?

– Получается, что так, – кивнула Зойка.

Только подвигаться Ивану не хотелось. А тут история с Симой и сам Игорь, вернувшийся из Чечни. Его руками один бандит решил расправиться с другим. Получалось, его хотели использовать в качестве киллера, а мститель – это просто по совместительству.

Игорь и сам должен был догадаться, что Иван клеится к нему неспроста. Его любовь к Симе надуманная. А мстить Шнуру он собирался чисто из бандитского интереса... Но Игорь тогда об этом не думал. В голове была вата, мысли были тусклыми и вялыми. Одно только чувство было ярким и сильным. Чувство мести.

Это уже потом до него дошло, что не мешало бы проверить, правду говорил ему браток или нет. Он отправился в клуб, а там все на поверхности. Пацаны и девчонки только и говорили о том, кто мог убить Симу. Все были возмущены, но в милицию жаловаться никто не спешил.

Игорю тоже не нужна милиция, ему хватит обреза.

– Шнур совсем с ума сошел, – продолжала Зойка. – Говорят, он позавчера как угорелый по городу мотался, машины чужие бил. А еще за девчонками охотился. Чокнутый он...

– Ты про Ивана начинала говорить, – напомнил Игорь.

– Так про него и речь. Он же в тот день у Ивана дома был. А там и Оксанка... Хотя не про нее разговор. В общем, никто не знает, о чем разговор был, но ночью дом сгорел. Иван пропал, и Оксанка пропала. Никто не знает, где они... Я так думаю, что это Шнур их убил. Он же сумасшедший...

– А что в милиции думают?

– Какая милиция?! О чем ты говоришь?! Ты думаешь, я зачем к тебе прибежала. Ты тут живешь как бобыль, мышей не ловишь, ничего не знаешь. А Шнур, может, за тобой уже охотится...

– Зачем я ему нужен?

– Ну ты странный! У нас же городок манюсенький! И телефон у нас испорченный. На одном конце пукнешь, на другом скажут, что обделался... Короче, у тебя разговор с Иваном был? Был. Ты в клубе насчет Симы спрашивал? Спрашивал. Можно делать выводы... Вот обрез у тебя зачем?

– Не твое дело!

– То-то же!.. Думаешь, Шнур не знает, что ты в Чечне воевал? Знает... Ты для него опасен, понял? Как бы чего не вышло...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное