Владимир Колычев.

Шакал и волки

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

Он говорил, что у Симы есть какой-то парень, который служит в Чечне. Видно, этот парень приехал на ее похороны. И уже весь по уши в поисках истины. И судя по всему, кое до чего уже докопался. Только доказательств у него нет. И ментов ему не заставить копать глубоко. Хотя кто его знает...

Шнур сдержал растущую ярость. И даже улыбнулся.

– Ты, Света, никому не верь. Глупости все это. И бабские сказки. Не убивал я Симу. Честное слово, не убивал...

– А меня... Меня вы не убьете?

– Ну что ты! Ты, Света, можешь идти на все четыре стороны. Я тебя не держу... Разве что если ты сама захочешь со мной покататься?

Девчонка ничего не ответила. Через распахнутую дверь по кожаному сиденью она стекла на землю – и наутек.

– Коза! – зло сквозь зубы процедил Шнур. – Давить таких сук надо...

– Так в чем же дело? – всколыхнулся Дятел. – Ты только скажи, я ее прямо здесь урою...

– Да она-то лично здесь ни при чем. Эдику нужно было хребет ломать, чтобы тухлые базлы не гонял... В натуре, бляха, распустился народ. Какой-то баклан сдает меня влет, да еще и с потрохами. И кому, какому-то другому баклану. Ну и хрена, что он в Чечне служил. Мы его туда в Чечню и вернем. Чечены нам большое спасибо скажут. И еще член его засушенный по почте перешлют...

– А зачем нам его член, да еще сушеный? – с самым серьезным видом спросил Дятел.

В очередной раз блеснул своим тупоумием.

– Тебе на закуску. Говорят, сушеный член мозги хорошо прочищает.

Тупость Дятла его раздражала. Но иногда, наоборот, успокаивала. Пообщаешься с таким кретином и начинаешь понимать, что у тебя самого все не так уж и плохо.

– Ладно, домой поехали, – решил Шнур.

В натуре, чего он как тот кобель неприкаянный по левым сучкам шарится. Надо в большой город позвонить, пусть ему клевую путану на всю ночь вышлют. Дороговато, правда, будет. До города две сотни верст, а это не хилые транспортные расходы. Плюс еще пару сотен за ночь придется выкинуть.

Шнур развернул машину и направил ее в сторону Канав.

Они проезжали мимо универмага, когда он увидел эту женщину. Нет, это была не просто женщина, это была настоящая сказка. Козырной костюмчик от кутюр, сумочка от купюр, макияж по высшему пилотажу, гордая летящая походка. Короче, стильная, грамотно оштукатуренная и знающая себе цену мадам. Ей уже за тридцатник, но выглядит она будь здоров. И фигурка – полный отпад.

Интересно, эта мадам чисто спортом занимается или есть какой-то ухарь, который выгоняет из нее ненужный жирок. Лично Шнур бы трахал такую кралю по три раза на дню и еще столько же ночью... Да, баба полный абзац. И гребет же ее кто-то... Почему кто-то, если эта мыша рождена для его амбара?..

Он остановил машину прямо посреди дороги. А пусть только кто скажет, что так делать нельзя. Шнур любого уроет. Он сейчас очень хотел на кого-нибудь наехать, чтобы эта красотка увидела, какой он крутой...

Но женщина даже не смотрела в его сторону. Она села в новенький «Фольксваген Гольф».

Машина класс. А еще номера московские. Теперь ясно, из каких краев в эту глушь залетела райская птичка.

Шнуру доводилось бывать в Москве. По этапу на столицу шел, на Владимирский централ. Давно это было, еще по первой ходке. И Москву он видел через зарешеченное окошко столыпинского вагона.

Он решил припарковать свою машину. И сделал это очень оригинально. Вплотную прижался бортом к корме «Фольксвагена».

Женщина красивая, стильная, к тому же еще и москвичка. Но и Шнур тоже суперской пацан. Ему тоже за тридцатник. И прикид у него расколбасный. Короткая кожаная куртка на «молнии», кожаные штаны в обтяг, бундесверовские боты со шнуровкой. И скажи после этого, что он есть деревня. Да он тоже москвич, в натуре...

Он выскочил из джипа с гусарской улыбкой, лихо подрулил к женщине. Она как раз выходила из машины. Он протянул ей руку, но она почему-то пренебрежительно оттолкнула ее.

– Фу-ты ну-ты, пальцы гнуты. Я что-то не так сделал? – удивился Шнур. – Да ладно... Как там погода у нас в Москве?

– Будет снег и мороз... – недовольно вздохнула она.

– Какой мороз в мае месяце!

– Будет мороз. Пока вы не уберете свою машину!.. Освободите проезд, мне нужно ехать...

Она смотрела куда-то в пустоту. И носик сморщен, как будто от Шнура чем-то воняет... Невежливая какая-то мадам, некультурная. Нельзя себя так вести. Пусть она со своим хорем понты колотит. А со Шнуром гоношиться не надо, он пацан нервный...

– Куда вам ехать? – мрачнея, спросил он.

– Это мое лично дело, вам не кажется?.. Уберите машину!

– А не уберу! Мне с тобой про Москву поговорить охота!

– Мы с вами уже на «ты»? – без особого возмущения спросила она.

– А у нас тут все просто, без выпендросов, – осклабился Шнур. – Это в Москве носы задирают...

– Ну, если у вас все просто... Тогда...

– Что тогда?

Наконец-то женщина удосужилась одарить его взглядом. Но лучше бы она на него не смотрела... Никак не думал Шнур, что женщина может смотреть так сильно. Ее взгляд излучал колючую энергию. На какое-то время он ощутил себя провинившимся второклассником перед разгневанным директором школы.

– Что тогда? – повторил он.

– А не пошел бы ты! – уничтожающе усмехнулась она.

– Ты за базаром следи! – взвился Шнур.

Но женщина лишь рассмеялась:

– Ты, Казанова доморощенный! Разве с дамами так разговаривают... Ты вообще кто такой?

– Шнур я, поняла?!

– Шнур?! – задумалась она.

Сейчас вся дешевая спесь сползет, как омлет со сковородки. Все в городе знают Шнура, все его боятся...

– Нет, не знаю никакого Шнура.

– Не знаешь, так будешь знать.

– Ну что ж, буду знать. Шнур, это тот человек, который мешает мне ехать домой... Он, наверное, хочет познакомиться со мной?

– Хочет. Очень хочет.

– А вот я с тобой не хочу.

– Это еще почему?

– Потому что у меня есть муж. И вообще... Слушай, Шнур, тебя еще раз послать?

Или эта женщина была совсем не въезжающая, не знала, с кем имеет дело. Или она чересчур уверена в себе... Похоже, и то и другое.

– А тебе еще раз про базар напомнить? – сквозь зубы процедил Шнур.

– Ты машину уберешь или нет?

– Нет!

Она села в машину, завела мотор, передними колесами переехала через низкий бордюр и дала задний ход, объезжая джип.

Если она хотела обидеть Шнура, то она его обидела. Он скрипел зубами от злости, наблюдая за ее маневрами.

Что за день у него сегодня. Все его боятся, все от него бегут. Эта не боится, но все равно бежит... Думает, что от него так просто убежать. Ошибается...

Глава 4

Поплавок нырнул под воду, вынырнул и снова ушел, на этот раз глубоко и вбок. Все, добыча на крючке, можно тянуть.

Карасик был небольшим, в ладонь и по длине и по ширине. Но все равно так приятно было ощущать, как трепещет на леске рыбья тяжесть...

Когда-то Тимур ловил других карасей, двуногих и толстобрюхих. Это была пора его боевой молодости. Доблестью это не назовешь, слава на этом поприще темная. Но что было, то было. Рэкет, «крыши», «стрелки», разборки, кровь. Тяжелое было время, смутное. И он сам был тяжелым и смутным. Лбом и кулаками прокладывал себе дорогу в будущее. Вожак волчьей стаи, бригадир, центровой крупного криминального сообщества. И, наконец, воротила нефтяного бизнеса.

Он многого добился, высоко поднялся. Власть и богатство – может, это и суета сует, но в высоких сферах Тимур чувствовал себя как рыба в воде. И так не хотелось, чтобы тебя брали на крючок и вытаскивали на сушу. Но так уж вышло, что его бизнес решила прибрать могущественная финансово-промышленная группа с крутыми завязками в кремлевских верхах.

Кодлан еще тот, на вершине пирамиды белые воротнички, в основании – черные куртки и бритые затылки. Такую структуру принято называть мафией. Что ж, пусть это будет мафия, Тимур не против. Только мафия, говорят, бессмертна. А эти козлы доживают свои последние деньки.

Тимур неспроста сымитировал свою смерть. Теперь они вместе с Валерой Сазоновым – покойнички. На них никто не охотится, враги примеряют на себя их наследство, а друзья тем временем готовят сокрушительный удар. Скоро все случится. И Тимур с Валерой смогут выйти из подполья, вернуться в Москву на круги своя.

Только что-то не очень хочется возвращаться в большой шумный город. Тимур прикипел душой к своему новому дому. Сам Терновск ему не очень нравился, а вот место, где он жил, просто обожал. Берег тихой полноводной реки, березовые рощи, соловьи, вокруг покой и умиротворение. Дом самый обыкновенный. Два этажа, две спальни, гараж, уютный дворик, садовые деревья, банька у самой воды. Словом, красота. Рыба клюет, соловьи поют, ветерок приятно гладит по голове. Так всю жизнь и сидел бы на причале с удочкой...

Тимур бросил карасика в ведро с водой, сменил наживку, снова забросил удочку. Поплавок почти сразу ушел в воду. Но что-то твердое ткнулось в затылок, и радости как не бывало...

Тимур не то чтобы испугался, но досада обожгла душу. Затянула его спокойная деревенская жизнь, растворила в себе волчье чутье, да и бдительность затупилась. Надо же, он даже не заметил, как к нему подобрался киллер. Он уже приставил ствол к затылку, сейчас нажмет на спуск.

– Пиф-паф! – раздалось сзади. – А где «ой-ей-ей»?

Тимур резко развернулся и увидел Полину.

– Тьфу ты! – натянуто улыбнулся он.

– Что, испугался?

– Ну не то чтобы... А вообще ты правильно сделала. Будет мне уроком, чтобы мух не ловил... Как съездила?

– Да в принципе нормально. Краску купила, тушь, помаду... Не «Ланком», конечно, но и не «Русишь Грязишь»...

Первое время после его липовой смерти Полина жила в Москве, изображала из себя безутешную вдову. А пару месяцев назад к нему в Терновск перебралась. И все сразу изменилось. Тимур почувствовал себя человеком, жизнь показалась раем.

Хорошо ему здесь. Только Полину деревенская жизнь прельщает не очень. Ей нравится жить в загородном доме, но при этом она должна хотя бы раз в два дня бывать в Москве. А тут какая Москва? Семьсот километров до МКАД. Впрочем, она не унывает. И не расклеивается. Занимается на тренажерах, плавает в реке, сама себе тренер, сама себе визажист. Ну и само собой, на кухне первый номер.

– Кстати, можешь меня поздравить, у меня появился поклонник, – презрительно надула губки жена. – Между прочим, из местных бандитов.

– В этом городе что, братва есть? – Тимур сделал удивленный вид.

– Получается, что есть. Этот типичный уголовник... Брр, как вспомню, так мурашки по коже. Не лицо, а морда, честное слово...

– Приставал?

– Не то слово. Проходу не давал. Ничего, я его послала.

– И не побоялась?

– Я женщина слабая... Но у меня ты есть, с тобой мне кого бояться?

– Я с этим недоноском разберусь. Пусть только сунется...

Он знавал крутых авторитетов, которые въехали в рай на чужом горбу. Есть такие, которые только указывают, что нужно делать, а у самих ручки чистые. Тимур тоже большая величина в криминальном мире. Но все, что у него сейчас есть, он добился собственной кровью и потом. И в жестоких драках до смерти бился, и в разборках ствол на ствол выходил, все было, все пережил. И сейчас, если надо, он лично схлестнется хоть с самим дьяволом. Его кулак не утратил свою силу, а если нужно будет, он достанет из тайника многозарядную «беретту».

– Он тебе не хамил? – спросил Тимур.

– Да нет, вроде не хамил. Сказал только, чтобы я за базаром следила... Хотя вел он себя довольно-таки вольно. Хозяином жизни себя чувствует... Тимур, не хочу про него вспоминать...

– Не хочешь, и не надо. Пошли лучше в дом.

Полина была из тех женщин, которые с годами не утрачивают, а, наоборот, набирают привлекательность. В свои тридцать с хвостиком она смотрелась превосходно. Может, есть женщины и покрасивей, но ни к одной Тимура не тянуло так, как к Полине. Ему и сейчас хотелось пошалить с ней.

– Ты что-то задумал? – подозрительно покосилась на него жена.

– Как ты догадалась? – мысленно облизываясь, улыбнулся он.

Полина – сладкая женщина. Неудивительно, что мужики летят к ней как мухи на мед. Он и сам хотел к ней прилипнуть, прямо сейчас. В спальне у них хорошо, уютно. Есть большая кровать с водяным матрасом, есть специальная кушетка с изощренными изгибами и возвышениями...

– Только не сейчас, ладно? – Она просительно смотрела на него.

– Почему?

– Да все тот уголовник перед глазами стоит. Видел бы ты его, ужас ходячий. От одного только его вида на всю жизнь фригидной можно стать...

– Давай тогда искупаемся.

– Знаю я твое «искупаемся». Вижу, какое у тебя настроение, опять за русалками гоняться будешь, да?

– Зачем мне русалки? Мне одна русалка нужна... Ну так что?

– Вода холодная.

– С утра купалась, и не холодная...

– Тимур, ну хватит! Это, конечно, хорошо, что ты у меня такой гигант... Ой! К нам, кажется, гости!

Возле дома остановилась машина. Забор у них кирпичный, сплошной, достаточно высокий. Видно только крышу машины.

– Джип «Чероки», – наметанным глазом определил он.

– И тот барбос был на «Чероки», – помрачнела Полина.

– Значит, по твою душу гости... Да ты не волнуйся, все будет хоккей...

Тимур повел плечами, зевнул, неторопливо направился к воротам. Вид у него скучающий, даже расхлябанный. Но при этом напряжена каждая клеточка тела. И в голове кипит работа.

Терновск городок маленький, если здесь есть братва, то вряд ли она что-то из себя представляет. Он не хотел всерьез считаться с местными бандитами. Но тем не менее усиленно заставлял себя думать о них как о большой опасности. Нельзя недооценивать врага. Он знал немало людей, которые ушли под землю только потому, что пренебрегли этой истиной.

За воротами возле Полининого «Гольфа» стоял черный «Чероки». Рядом с машиной – браток в коже. Деловой до опупения. Руки скрещены на груди, нога выставлена вперед, как у Наполеона в день Бородинской битвы. Нос задран кверху, нижняя челюсть выставлена вперед. И глаза... Это ж надо так умудриться, чтобы один глаз смотрел на «Фольксваген», а другой на Тимура.

Может, этот тип и есть первый браток на деревне. Но Тимур все никак не мог заставить себя относиться к нему серьезно. Ни дать ни взять чучело гороховое. Жаль, огорода у него нет, а то можно было бы нанять это чудо на лето ворон отгонять...

– Какие-то проблемы? – спокойно спросил Тимур.

– Проблемы, – важно кивнул кожаный клоун. – У тебя проблемы...

Теперь он уже обоими глазами смотрел на Тимура. Вообще-то в его взгляде есть напор. Для Тимура этот как для слона дробина. Но мирных карасей эта щука гонять может.

– Ну говори, если ты такой проблемный, – насмешливо повел бровью Тимур.

– Твоя тачка? – показывая на «Гольф», спросил браток.

– Ну моя, а что?

Из-за джипа вышел бритоголовый громила. Этакий местный кузнец Вакула. Голова как наковальня, кулаки как кувалды и щеки как кузнечные мехи. Он думал, что сможет раздавить Тимура одним своим видом. Но тот на него едва взглянул. И ни одна черточка не дрогнула на пока что еще открытом лице.

– Дом тоже твой?

Зато кожаный шут прибавил в гоноре. Он и без того считал себя крутым, а в присутствии амбала возомнил себя пупком земным.

– Тебе не все равно?

– Сам из Москвы?

– Может, тебе еще и паспорт показать?

– Не надо мне паспорт. Я не мент. Хотя имею кое-какое отношение к налоговой инспекции.

– Ну, ясно, – усмехнулся Тимур. – Только рэкет здесь не канает. Я бизнесом не занимаюсь.

– А зачем бизнес? Не нужен бизнес. У нас введен налог на недвижимость, на транспортные средства...

– А на воздух налога нет?

– Да нет, на воздух у нас стопроцентная скидка. Плати налоги и дыши спокойно...

Браток растянул губы в самодовольной улыбке. Видно, ему понравился собственный каламбур. Блеснул чешуей, называется. Остряк-самоучка...

– Ну спасибо тебе, – усмехнулся Тимур.

– «Спасибо» говорят только петухи после отсоса, – в мерзкой ухмылке скривился браток. – Ты так больше не говори...

Тимур нахмурился, в глазах сверкнула молния. Одно дело нести какую-то ахинею насчет налогов, и совсем другое, когда тебя грузят грязной парашей.

Кожаный шут не заметил перемены в настроении Тимура. И продолжал вещать со своей поганой звонарни.

– Короче, мне по фигу, кто ты, откуда ты приехал. Но ты живешь на моей земле. Поэтому с тебя... Десять штук... Не-а, пятнадцать штук баксов...

– А не многовато? – Тимур стал мрачным как туча.

– Если многовато, есть вариант, – криво усмехнулся браток. – Ты мне жену свою на ночь отдаешь, а я, так уж и быть, сбиваю с тебя десять штук. Ну как?

– А вот так!

Что-что, а бить Тимур умел. Мощный удар в челюсть оторвал кожаного придурка от земли. Контакт с землей. Полный аут...

Амбал тоже смотрел на кожаного шута. Похоже, до него никак не может дойти, что его корешка или даже босса могли так просто взять и завалить.

Наконец до него дошло. Он вскинул на Тимура свирепый взгляд, заревел как медведь. И ринулся в атаку.

Тимур был начеку. Он не стал увертываться от удара, не стал бить на опережение. Он просто пошел на сближение. Закрываясь локтями, он вплотную притерся к абмалу, развел его руки и ударил головой в переносицу. Это был его коронный удар.

Шатаясь, громила сделал пару шагов назад, просел в коленях, закрыл глаза и плашмя рухнул на спину.

Тимур спокойно открыл ворота, загнал «Гольф» во двор. Братки уже пришли в себя. Но сейчас у них не было желания давать ответку. Да и возможностей нет. Оба сидят на земле, держатся за отбитые чайники и качаются как китайские болванчики... Тимур плюнул на них и закрыл ворота на замок.

Если они еще раз сюда сунутся, их ждет другая песня. «Свинцовый дождь» называется. Больше с этими придурками Тимур шутить не будет.

Он сходил в подвал, вскрыл тайник, достал из него «беретту», накрутил на ствол глушитель, вставил обойму, заслал патрон в патронник. Из подвала вышел в дом, поднялся на второй этаж. Из окна спальни поле недавней битвы было как на ладони. Он видел, как побитые братки забрались в свою машину. Никаких проклятий, никаких истерик. Или они такие выдержанные, или до сих пор не могут оправиться от шока...

Полина подошла сзади, нежно обняла, прижалась головой к спине.

Похоже, клоун все-таки вышел из транса. Он психанул и слишком резко нажал на газ. Машина взревела, рванула с места в карьер. Браток крутанул руля, но не рассчитал скорость. Машину занесло на повороте, она стукнулась задним бампером о фонарный столб. Но не остановилась, помчалась прочь.

– Вот уж уроды, – презрительно усмехнулась Полина.

И нежным воркующим голоском добавила:

– Думать о них не хочу... Тебя хочу... О! Какой он у тебя твердый. Как из железа...

– Дорогая, это пистолет, – улыбнулся Тимур. – Он в самом деле из железа...

– Не нужен мне твой пистолет. Мне ты нужен. Ты тоже у меня из железа. Все у тебя железное...

Глава 5

Джип вильнул в сторону. Шнур не смог удержать руль, и машина врезалась в придорожный столбик.

– Мать твою! – заорал он.

И тут же скрючился от боли. Это дала знать о себе отбитая челюсть. Ему бы молчать. Но его несло.

– Козззел! – прошипел Шнур.

– Валить его надо! – подал идею Дятел.

Шишка с переносицы сползла под глаза, от них остались только узкие щелочки. И это еще только начало. Но уже сейчас он был похож на стопроцентного дауна. А вот слова говорил правильные...

– Валить, – подтвердил Шнур.

Он слишком резко кивнул. Такое ощущение, будто под каждое ухо вбили по огромному лодочному гвоздю.

Возможно, у него перелом челюсти. И сотрясение мозга. Да, нарвался он конкретно.

Шнур с самого начала понял, что дядька не простой. Рослый, крепкий, силища в руках. Может, спортсмен какой-то или в спецназе служил. Но ведь он один, а за Шнуром целая банда. Он привык, что все склоняют перед ним головы. И этот мужик должен был поклониться в пояс. Но не склонился даже для того, чтобы узнать, жив ли Шнур после удара... А удар у него, что ни говори, супер. Сам Тайсон бы позавидовал.

И Дятла этот мужик капитально уделал. Но Дятлу сотрясение мозгов не грозит. Сотрясаться нечему...

Челюсть болела невыносимо, голова кружилась, под горлом пульсировал ком тошноты. Уколоться бы и забыться...

Отдохнуть бы, отлежаться. А потом надо бы заняться борзым молотобойцем. Чтобы больше не скирдовал по беспределу конкретных пацанов. Ладно, он еще пожалеет, что на свет уродился. Обязательно пожалеет!

– Уезжать надо, – сказал Дятел. – Счас менты понаедут...

– А что мне менты? – сквозь стиснутые зубы спросил Шнур. Он так говорил, чтобы боль была меньше.

Менты ему ничего не сделают. В данном случае он просто потерпевший. Вот если бы у него в машине ствол лежал... Но нет ствола. И не потому, что не хотелось связываться с ментами. Их Шнур не очень-то боялся. Просто после отсидки он вернулся домой с пустыми руками, а долбаный Осип не торопится его подковать. А ствол ему нужен. Особенно сейчас.

Машина не слабо ударилась о столбик. Но бампер у джипа крепкий, так что передок вдребезги не разнесло. Если что-нибудь не навернулось в двигателе после удара, то можно ехать. Шнур дал задний ход. Машина послушно выехала на дорогу.

Сзади кто-то посигналил. Видно, Шнур кому-то помешал. Да, помешал. Зеленой «шестерке» пришлось уйти на вираж, чтобы избежать столкновения. Но это же не повод, что надо сигналить. Сигналить – это значит посылать на хрен. Сколько ж можно издеваться над ним, над самим Шнуром. Сначала бабы его филонили, потом этот мужик с железобетонными кулаками. Теперь какой-то офигевший чайник посылает его на три буквы!..

Шнур не стерпел и взорвался. Джип взревел как бешеный зверь, в три прыжка догнал зеленую «шестерку» и с диким воплем въехал ему в задницу. Удар, хлопок, багажник нараспашку...

Кричать было больно. Но Шнур кричал. Потому что это доставляло ему удовольствие. Хотелось рвать и метать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное