Владимир Колычев.

Грязная жизнь

(страница 8 из 37)

скачать книгу бесплатно

Деньги у них водились. И все пошли в дело. Для начала сутенеры сняли эту хату. Здесь будет массажный салон – фирму они зарегистрируют официально, уже пробиты ходы. Потенциальный клиент захочет заказать «массажистку» с выездом к нему домой, найдет объявление в газете, позвонит на фирму, и, пожалуйста, заказ принят. Пятнадцать девушек в эскорте. Такса стандартная – сто баксов за два часа и двести за ночь. На Тверской, конечно, больше можно заработать, но там опасно – никаким калачом «бабочек» теперь туда не затянешь. Девок будут сами по хатам развозить, диспетчера найдут, с ментами и бандитами, которые с «крышей» к ним заявятся, общий язык найдут. Словом: дело закрутится. По самым скромным расчетам, в месяц каждый из них будет иметь до пяти «штук» «зеленью». Но ведь дело можно еще и значительно расширить.

Звонок в дверь остановил их полный радужных надежд разговор.

Лежак подумал, что вернулся хозяин – мало ли какие вопросы могли у него появиться, – и распахнул дверь, не глядя в глазок. И тут же получил сильный удар в грудь, который отбросил его в глубь коридора. В квартиру уже входили три качка в дубленках. У всех в руках «волыны».

– Ой, извини! – с издевкой улыбнулся один. – Не хотел тебя бить.

Но ударил.

– А я не хочу в тебя стрелять! – рассмеялся второй и наставил на него ствол.

Вот так, сейчас его убьют. А они с Медком думали, будто нелегкая мимо пронесла.

– Эй, а он не хочет отправляться к предкам, – ткнул в Лежака пальцем третий.

– Думаешь, не хочет?.. – смеясь, усомнился второй.

– А ты его спецом сам спроси.

– Ты, козел, на тот свет хочешь?

– Нет! – в панике выкрикнул Лежак.

– А зря. Твой Мирон, в рот его, тебя там дожидается.

– Не нужен он мне! – хватая ртом воздух, выдал он.

– А кто тебе нужен? – продолжали глумиться над ним бандиты.

– Мы с Медком теперь работаем.

Медок сидел в комнате и не показывался.

– А телок у вас сколько?

– Пятнадцать.

– На эскорт их запустите?

– Хотелось бы.

– Так в чем же дело? Запускайте, мы не против. Но работать будете на нас.

Бандит опустил пистолет. Лежак облегченно вздохнул. Значит, его не собирались убивать. Его просто кошмарят, чтобы подмять под себя. Да разве ж он против того, чтобы работать на таких крутых пацанов?

– Да я только рад буду.

– Он только рад будет, – передразнил его первый крепыш. – Каз-зел ты, этта, в натуре. Короче, за «крышу» будешь отстегивать половину.

Лежак похолодел. Пятьдесят процентов от дохода – это откровенный грабеж. Но именно из-за этих поганых процентов погиб Мирон. И его, Лежака, замочат, если ерепениться будет.

– Со-согласен, – выдавил он, заикаясь.

– А твой кореш?

– Я тоже.

Наконец-то показался в дверях комнаты Медок. Бледный как смерть, в глазах страх. Ну да и у него, у Лежака, видок не лучше.

– А куда вы оба денетесь? – захохотал крепыш.

И для вящего устрашения выставил вперед руку с пистолетом и вдавил ствол ему в грудь.

Смех его стал еще громче.

Вот оно как все обернулось. Жизнь им сохранили, но посадили на рабские условия. И действительно, куда деваться?

Часть II

Глава 1

Леся стояла на коленях на полу, локти на кровати. Голое совершенной формы тело выгнуто, поджарый зад трясется под натиском сухопарого мужичка с большими ушами. Его огромный инструмент на всю длину входит в нее. Она стонет от кайфа и восторга. Шлюха! Тварь! Потаскуха!.. Прямо из воздуха возник второй мужик, он подсел к Лесе, дал ей попробовать на вкус свою омерзительную штуку. Когда появился третий и взял ее сзади, все куда-то пропало. Леся, мужики, кровать, комната...

Петр Антонович открыл глаза и уставился в потолок. Провел рукой по лбу и стер с него капельки холодного пота. Один и тот же сон преследовал его на протяжении последних пятнадцати лет. И самое страшное, что этот сон – отражение прошлого.

Он повернулся на бок, закрыл глаза и попробовал уснуть снова. Но мысли о былом отгоняли сон и не давали спать.

Давно, очень давно, еще в другой жизни, он застал свою бывшую жену с любовником. Он никогда не приходил домой на обед. А тут пришел. И обнаружил в своей спальне суку и самца, они беззастенчиво трахались на его кровати.

Лесю он любил безумно. Но так же безумно возненавидел ее, когда ощутил на своей голове тяжесть ветвистых рогов. В срочном порядке он подал на развод, собрал свои вещи и уехал в дальние края. Ему не жаль было оставлять Лесю, но сердце обливалось кровью, когда он думал о своей маленькой дочери. Он был бы рад забрать ее с собой, да кто бы ему позволил?

В том же году он устроился инженером на алмазные прииски в Якутии. Заработок высокий, но он совершенно не интересовал Петра Антоновича. В его работе ему нравилось другое – постоянное напряжение умственных и физических сил. Тяжелый труд и ужасный климат вытесняли из его головы мысли о брошенной семье. В борьбе с суровой природой и с постоянными поломками техники он закалил свой характер, научился быстро находить выходы из экстремальных ситуаций.

Он числился на хорошем счету. Передовик, рационализатор, активист. И, главное, с начальством в отличных отношениях. Его выдвинули раз, второй, третий. Не успел оглянуться, как стал генеральным директором крупнейшего алмазодобывающего предприятия. Он честно исполнял свои обязанности, добивался высокой производительности труда, перевыполнения плана, заботился о людях. А однажды поймал за руку своего заместителя.

Этот пройдоха возглавлял группу махинаторов. Он создал разветвленную сеть не зависящих друг от друга звеньев. В одних звеньях добывались «левые» алмазы, в других – эти же камушки по хитро смазанному механизму проходили мимо контролирующих структур, в третьих – уходили по нелегальному пути сбыта. Система учета на предприятии разработана, казалось, до совершенства. Но нет, выяснилось, что в ней есть дыра. И дыру эту заметил один только Петр Антонович. Ему бы отдать своего зама под суд. Но неожиданно для себя он соглашается с предложением этого пройдохи самому возглавить предприятие в предприятии, нелегальное в легальном. В последнее время его жизнь стала казаться ему пресной, появилось слишком много свободного времени. А ему нужно было заполнить жизненный вакуум. И он заполнил его риском, ежедневным, ежечасным.

С каждым годом обороты его тайного «цеха» существенно увеличивались. Неучтенные алмазы уходили на Запад достаточно крупными партиями. Но Петр Антонович даже не считал, сколько денег на его заграничном банковском счету. А когда сосчитал, ахнул. Сто восемьдесят миллионов долларов. Сумасшедшие деньги! Сказочное богатство! И все это для него, для него одного.

Больше десяти лет он живет один, и все это время изнуряет себя работой, создает и успешно преодолевает трудности. А жизнь тем временем проходит стороной. Но не все потеряно. Он еще достаточно молодой, сорок два года всего – самый возраст для мужчины. Он еще может создать семью и отогреть душу у огня домашнего очага.

В девяносто втором году Петр Антонович завязал с преступным бизнесом, полностью свернул нелегальную деятельность на своем предприятии. А потом подал заявление об уходе.

Он наворовал десятки миллионов долларов, но преступником себя не чувствовал. Преступник, по его мнению, тот, кто попадается, а он перед законом оставался чист. Совесть его не мучила, но все же давала о себе знать. Она всколыхнула в нем чувство патриотизма, которое проявилось в выборе вложения капитала. Деньги лежали на заграничных счетах. Они бы и дальше могли продолжать работать на экономику Швейцарии, Англии и Австрии. А он бы жил по образу и подобию пресловутого французского рантье. Но он собирался заставить деньги работать на Россию.

Последнее время Петр Антонович жил за границей, во Франции. Всерьез обдумывал варианты использования капитала. Только долго никак не мог определиться. То его увлекала фармацевтика, то банковский или гостиничный бизнес, а потом захватила идея создать на родине разветвленную сеть промышленно-пищевых предприятий. Человек может отказать себе в отдыхе, в одежде, в книгах, но он всегда будет покупать продукты. А еще хотелось сделать отечественные товары конкурентоспособными, ничуть не уступающими зарубежным аналогам.

В настоящее время на него работала небольшая группа специалистов. Пока они занимались только проектами. Собирали информацию о промышленно-пищевых предприятиях Европы, анализировали варианты, выбирали наиболее оптимальные и пригодные для России. В ближайшем будущем он собирался перевести часть своего капитала на родину и начать осуществление задуманного проекта.

В этом году он побывал в Москве, месяц летом и месяц осенью. Квартиру себе двенадцатикомнатную в центре города приобрел, ремонт на высшем уровне сделал, обставил мебелью по всем правилам европейского дизайна. А между делом навел справки о бывшей своей семье.

Леся совсем опустилась. Нарожала детей от других мужчин, но замуж так и не вышла. Зато спилась, стала натуральной алкоголичкой. И дочь за собой потянула. Нет, Ксения не пьянствует и не наркоманка. Но у нее случай не легче. Она – проститутка, зарабатывает себе на жизнь своим телом. Что может быть грязнее?.. Но в этом его вина. Надо было дочери и ее матери больше денег высылать, тогда, возможно, она не вышла бы на панель.

Ксению он не нашел. Из Добрина она куда-то в Москву подалась. И ни слуху о ней ни духу. Но Петр Антонович хотел ее найти и нанял частного детектива. Мало того, он приобрел для дочери отличную квартиру в Митино, открыл на ее имя счет в банке на сто тысяч долларов. Отец собирался вытащить ее из грязи распутной жизни, сделать человеком.

Думая о дочери, он чувствовал себя последним негодяем. За пятнадцать лет он так и не нашел случая увидеться с ней. А ведь она единственный родной для него человек на всем белом свете.

Недавно ему позвонили из Москвы, сообщили про Ксению. Ее нашли, поселили в квартире, вручили документы на право владения, чековую книжку. Она вовсе не прочь навсегда завязать с проституцией. А еще ждет, когда перед ней предстанет ее таинственный благодетель.

Она не знала, кому обязана переменой в своей жизни. Петр Антонович решил открыть ей тайну лично. Для этого он вылетел в Москву, прибыл в Митино и предстал перед дочерью.

Они провели вместе весь остаток дня и всю ночь. Им было о чем поговорить друг с другом. Сначала он ее успокаивал. Оказывается, в тот день она переживала личную трагедию. Был убит ее любовник, грязный негодяй и ничтожество. Но Ксюша его любила. Только теперь это все в прошлом.

Она обрадовалась, когда Петр Антонович назвал ее дочерью. Перед ней открывались радужные перспективы, и она это прекрасно понимала. Но чувствовалось, что она нуждается не столько в деньгах и его покровительстве, сколько в нем самом. Она привязалась к отцу. И он чувствовал себя счастливым.

На следующий день он отправился обратно в Париж. Ксения его провожала до аэропорта. Очень хотелось ее с собой забрать, пусть мир посмотрит. Но об этом следовало подумать раньше, оформить ей заграничный паспорт. Впрочем, она еще успеет побывать и в Европе, и в Америке. А без него скучать ей совсем недолго. Через неделю он закончит все дела за границей и отправится в Россию на постоянное жительство.

Он будет заниматься своим делом и заботиться о дочери. В следующем году летом устроит Ксению в какой-нибудь престижный университет или институт. Пора ей человеком становиться. Если она захочет, то будет жить с ним в его квартире. Если нет, то пусть остается в своей. Но так или иначе, они будут всегда вместе. И никто им больше не нужен.

С этой мыслью Петр Антонович и заснул.

* * *

Маша Ерохина сидела в уютном парижском кафе в полном одиночестве, курила и пила кофе. Настроение у нее ни в дугу.

Три года назад она закончила школу в родном Смоленске и поехала пытать счастья в Москву. Хотела поступить в театральное училище, да не прошла по конкурсу. Для нее это был удар. Ведь она считала себя прирожденной актрисой. В школьном театре постановки с ее участием воспринимались как событие. А тут натебе, какие-то бездари поступили, а она, талантливая, осталась за бортом. Домой она не возвратилась. Написала родителям, что зачислена в училище и через несколько лет станет актрисой. А сама поступила на курсы фотомоделей. Данные для этого у нее налицо: красивая, грациозная, фигурка – совершенство, чувство ритма врожденное. Три месяца напряженной учебы, и, пожалуйста, перед тобой открыты двери всех модельных агентств. Но так ей только казалось. На самом деле при всей ее красоте ей пришлось набить немало шишек, чтобы получить более-менее приличную работу.

У нее была перспектива зарабатывать деньги не только на подиуме. Ей всерьез предлагали попробовать себя в качестве элитной проститутки. Она могла бы иметь до трехсот долларов в день. Но этот вариант ее категорически не устраивал. Проституция – это грязь. А она тянулась к стерильности и комфорту. И все-таки ей все равно пришлось зарабатывать на жизнь своим телом. Только не как классической путане, а в более завуалированной форме. У нее появился любовник, навороченный фирмач с «Мерседесом» и сотовым телефоном. Он не платил ей по строго установленной таксе за час, ночь. Но делал дорогие подарки, снимал роскошную квартиру, содержал. Маша знала себе цену и умела себя подать – ради нее любовник готов был снять с себя последнюю рубаху. До последней рубахи дело не дошло, но до разорения фирмы – увы! Слишком тратился на нее фирмач. Так он ей сказал, когда она бросала его. Хотя, скорее всего, он разорился вовсе не из-за нее, а по какой-то другой причине. Впрочем, ее абсолютно не волновало чужое горе. Она привыкла думать только о себе, только о собственной судьбе. С первым любовником она рассталась из-за его неплатежеспособности. И сразу же обзавелась вторым. Этот тоже бросал на ее прихоти немалые суммы и, по иронии судьбы, тоже разорился. Хотите верьте, хотите нет, но и третий ее любовник таким же образом пустил свое состояние по ветру. Она становилась для мужчин неким недобрым символом, своим появлением в их жизни обрекая на роковую неудачу.

Самое интересное, Маша нисколько не соответствовала образу роковой женщины. Она была тихой, покладистой, даже немного застенчивой. И нрав у нее мягкий, как у ласковой кошки. Ее милая улыбка и затаенная печаль в глазах настраивали на поэтический лад. Ее считали нежным ангелом, ей посвящали стихи, целовали руки, охапками дарили цветы. И никто не догадывался, какой дьявол притаился у нее в душе.

Она устроила свою жизнь в Москве. Квартира, машина, определенная известность в мире модельного бизнеса. Но ей хотелось большего. Она стремилась к мировой славе. Поэтому вместе с подругой она и приехала в Париж. Но приглашение от одного модельного агентства, по которому они сюда прибыли, оказалось липовым. Оставалось только гадать, кто сыграл с ними такую злую шутку, и искать работу. Правда, эта незавидная участь досталась Маше. А ее подруга никого и ни в чем не винила. Напротив, она могла только благодарить шутника. В агентстве удивились их появлению. Но сразу выпроваживать за порог не стали. Русские девушки в последнее время начали входить в моду, поэтому им обеим устроили фотопробы. И надо же такому случиться – Инге предложили работу на довольно выгодных условиях, а Машу вежливо выставили за дверь. Обидно, нет слов. А ведь она считает себя красивее подруги. Но в ней, как было сказано, нет какой-то изюминки. Зато у Инги есть. От зависти Маша расплакалась, наговорила ей кучу обидных слов и послала по одному адресу. Только уходить-то пришлось ей. А Инга осталась на месте.

Маше взять бы себя в руки да отправиться в поисках счастья по другим агентствам. Но она дала обиде полное раздолье и целыми днями предавалась отчаянию в своем номере в дешевой гостинице. Деньги у нее пока имелись, но пора уже и подумать о билете в обратный конец.

Нигде в кафе не бывает так хорошо, как в Париже. Кафе здесь – это особый мир с особыми традициями. Не просто завтраки, обеды и ужины – это образ жизни. Только Маша не замечала этой атмосферы вокруг себя, она сидела за столиком одна, пила кофе и думала о том, как несправедливо обошлась с ней судьба.

В кафе вошел высокий седовласый мужчина с породистым лицом в скромном на вид, но очень дорогом сером костюме. Едва его завидев, официант метнулся к нему, растянул рот в радушной улыбке и проводил за отдельный столик. Маша скользнула по нему печальным взглядом и снова погрузилась в свои невеселые мысли.

Когда она выходила из кафе, мужчина поднялся за ней следом. Она направилась к себе в гостиницу, он последовал за ней. Она поднялась на свой этаж, он остался в холле. Его взгляд провожал ее до самого лифта.

А через пару часов она получила роскошный букет роз и записку с приглашением пообедать вместе. Записка на русском языке. Значит, ее воздыхатель знает, откуда она. И не удивительно, ведь он не зря остался в холле, когда она поднялась к себе. Наверняка получил о ней информацию от администратора. Ко всему прочему он и сам русский. Подписался: «Петр Архипов».

Этот Петр Архипов, судя по всему, не из бедных. А ей хотелось найти в Париже богатого любовника. И даже хорошо, что ей попался не парижанин. Она откровенно слабо владеет французским языком. А с русским какие проблемы?.. Она совсем не прочь встретиться с Архиповым. Но женская интуиция подсказала ей: надо ответить ему отказом.

* * *

Петр Антонович все время, пока жил в Париже, посещал одно и то же кафе. Далеко не самое престижное, но и не самое дешевое. Он совсем не стремился показать, насколько он богат. Напротив, старался выглядеть человеком среднего достатка и не выделяться из толпы. Лишняя известность – лишние проблемы, а проблемы ему здесь, в Париже, совсем не нужны.

Он жил в дорогой гостинице в одноместном люксе. Петр Антонович не заводил любовниц, лишь изредка позволял себе развлечься с проституткой. Он боялся жить с женщиной. Боялся с того самого момента, как узнал об измене жены. Слишком велико было его потрясение. И не хотелось испытать его снова. К тому же он и не встретил еще женщину, в которую мог бы влюбиться.

Но сегодня в кафе он увидел русую девушку с большими глазами цвета хвои. Никогда не видел он таких красивых и печальных глаз. Сама того не ведая, она околдовала его, очаровала. Заставила забыть его обо всем на свете. Она едва удостоила его взглядом, за те несколько минут, которые провела в кафе, ни разу не обернулась к нему. Петр Антонович смотрел ей в спину и не мог оторвать от нее глаз. И когда она встала, чтобы уйти, никакая сила на свете не могла оставить его на месте. Он потребовал счет и вышел вслед за ней, проводил до самой гостиницы. А потом навел о ней справки. Стодолларовая купюра вмиг развязала портье язык.

Маша Ерохина, русская, туристка из России, двадцать лет, номер восемьдесят девятый. А большего ему и не надо знать. Он послал ей дорогой букет роз.

Петр Антонович прекрасно отдавал себе отчет в том, какое впечатление он производит на женщин. Он не молод, не красавец. Но дамы находят его привлекательным – есть в нем особый шарм, мужское обаяние. Только Маша так не думает. Она ответила ему отказом, а значит, ей он не приглянулся.

Да, он потерпел фиаско. Но отступаться от нее не собирался. Она стала для него некой важнейшей стратегической крепостью, которую необходимо взять любой ценой. И он верил, что эта крепость когда-нибудь упадет к его ногам.

Он посылал Маше цветы каждый день, ходил за ней незримой тенью. Но, увы, она упорно отказывала ему во внимании. Ему бы набраться решимости да подойти к ней, поговорить, рассказать что-нибудь интересное. Тогда, возможно, он покажется ей интересным, завяжется знакомство. Он собирался так и сделать, но все не хватало этой самой решимости.

Пролетела неделя, пора домой. Но Петр Антонович даже думать не мог об этом, пока здесь оставалась Маша. А она домой, похоже, и не собиралась. И вообще, странная она какая-то туристка. Почти безвылазно в гостинице, а ведь в Париже столько потрясающе красивых мест. А может быть, у нее какое-то горе, она отреклась от всего и живет одними лишь безрадостными воспоминаниями?..

Шла уже вторая неделя этого знакомства на расстоянии. Маша по-прежнему холодна к нему. Однажды она прогуливалась по улице – он следовал за ней. И тут вдруг к ней подскочили два волосатика в кожаных с заклепками куртках, один приставил ей нож к горлу, другой вырвал из ее рук сумочку. Петр Антонович со всех ног бросился на помощь. У него нет оружия, но есть кулаки, и он готов к смертельной схватке. Но драки не вышло, молодчики со всех ног бросились от него, унося с собой сумку. А бежали они быстро, догнать их он был не в силах. Зато где-то справа взвыла сирена полицейской машины. За грабителями бросились в погоню те, кому следовало этим заниматься. Оставалось надеяться, что они выполнят свой долг.

Маша стояла посреди улицы, голова опущена, на щеках слезы. Но ни стонов, ни истерики. Петр Антонович подошел к ней, рука сама коснулась ее распущенных волос, погладила их. Никогда и никого ему не было так жаль, как ее. Но она не обратила на него никакого внимания.

– Вы только не волнуйтесь, их поймают, – не зная, чем ее утешить, сказал он.

– Не поймают, – тоном обреченной ответила она.

– Почему вы так думаете?

Она подняла голову и, сдувая с глаз волосы, тоскливо посмотрела на него.

– Потому что мне в последнее время фатально не везет. Я знаю, сумочку мне не вернут.

– А много вы потеряли? – этот вопрос сам соскользнул с его языка.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное