Владимир Колычев.

Грязная жизнь

(страница 5 из 37)

скачать книгу бесплатно

– Нет, другой работы у меня нет.

– Вот за нее тебе и пора браться. На панель пора выходить. Или ты думаешь, что я тебя всю жизнь буду кормить?.. Нет, детка, я дочь миллионера не трахаю.

Да, он прав. Она не должна сидеть на его шее. У него пока есть деньги, не важно, где он их взял. Но они когда-нибудь кончатся. На что же тогда жить?

– Я буду зарабатывать деньги на нашу семью. У нас же семья, правда?

– Правда, – после некоторого раздумья сказал он.

Ксюша почувствовала себя сказочно счастливой. Они ведь живут с Мироном вместе, как одна семья. Он сам это подтвердил!.. А Витек у них как ребенок. Сынок, мать его так! Ксюша звонко рассмеялась.

– Эй, ты это чего, в натуре? – спросил ее Мирон.

– Да так, о своем, о женском.

– О женском это хорошо, – задумчиво проговорил Мирон. – Ты этта, за женскую часть и отвечать будешь.

– Это как?

– Телки мне нужны. Много телок. Бизнес свой откроем.

– Какой бизнес?

– Ну ты, короче, дура! Чо, так и не врубилась? – Он посмотрел на нее как на конченую идиотку.

– Ты хочешь на проститутках дело делать? – Она все-таки быстро соображает.

– Во, сечешь.

– Сутенером будешь?

– А вот за это можно и в дыню схлопотать. Но сегодня я добрый, живи.

– Я что-то не так сказала? – жалобно спросила она.

– Запомни, сутенером я быть не хочу, косяк это, в натуре... Но на первых порах «котом» побыть придется, куда деваться.

– И я путанить буду, – ее взгляд был полон любви и обожания. – На первых порах, пока дело не развернем.

– А потом что, уже не захочется? – криво усмехнулся он.

– А мне и сейчас не хочется.

– Но деваться-то некуда?

– Некуда.

Да, деваться ей и в самом деле некуда. Она нужна Мирону, без нее ему будет трудно. И она сделает все, чтобы ему угодить.

Деваться некуда... Мирон не любит ее, он просто грубо использует ее, вытирает об нее ноги. Она все глубже утопает в грязи этой жизни. А ведь можно вырваться из трясины, достаточно уйти от Мирона раз и навсегда, забыть о нем и зажить новой жизнью. Но об этом она не хотела даже думать.

* * *

Наташа Савинова родилась и выросла в Таджикистане, в городе Душанбе. Красивый город, спокойный. И после развала Союза он оставался красивым. Но, увы, уже не спокойным. Ей минуло семнадцать, когда родители засобирались в Россию. Там никто их не ждал. Но отцу было все равно. В каком-нибудь колхозе в средней полосе место для него всегда найдется. Только с пустым карманом в дальний путь ехать не хотелось. Квартиру надо было продать. Она в центре города, трехкомнатная. Но предлагали за нее до смешного мало. Мол, вы, русские, и просто так отдадите. Но родители упрямились, держали цену. И в конце концов продали квартиру, приличные деньги за нее получили. А потом куда-то пропали вместе со всеми деньгами. Как в воду канули. Их трупы нашли только через три месяца. Наташа испытала большое потрясение. После похорон родителей она ни секунды больше не желала оставаться в этом проклятом городе.

И отправилась в Россию.

С деньгами у нее были большие проблемы. Поэтому дорога затянулась. В поезде, на последнем отрезке пути до Москвы, она познакомилась с Галей, симпатичной хохлушкой с Украины. У этой дома все в порядке. И родители живы, и квартира в Днепродзержинске. Но ее тянуло в Россию, в Москву. За счастьем ехала. Хотя сама не знала, чего именно она хочет: или знаменитостью стать, или замуж за «нового русского» выйти. Ни о каком институте она не помышляла.

«Кривая всегда выведет, – объясняла она Наташе. – Вот увидишь, не пропаду».

И Наташе мечталось, чтобы у нее все сложилось удачно. Но в хорошее как-то не верилось. Она уже успела разочароваться в этой жизни и не ждала от нее ничего хорошего. Ее считали красивой. Симпатичное личико, белокурые волосы, длинные стройные ноги. И она уже не раз делала ставку на свою внешность. В Душанбе ей пришлось отдаться сразу двум нерусям – за это ей дали десять долларов. Противно было, мерзко. Но так просто деньги не достаются. И дальше в пути она отдавалась на вокзалах – за кусок хлеба и билет до следующей крупной станции.

В Москву она приехала без копейки.

На вокзале к ней подошла красивая девчонка с темно-каштановыми волосами. Короткое облегающее платье на ней, дорогими духами благоухает, косметика заграничная, сумочка от Гуччи. Крутизна, одним словом. И улыбка такая обольстительная. Наташе стало неловко из-за своей грязной блузки, юбки какой-то немодной, тоже не первой свежести. Волосы спутаны, под глазами синяки.

– Девушка, вы издалека? – мило спросила красотка.

– Из Душанбе.

– Русская, из Душанбе, это хорошо... Беженка?

– Вроде того.

– Еще лучше... А родители?

– Ну что ты к ней пристала? – встряла в разговор Галя. – Чего душу ей тянешь?

Но незнакомка лишь одарила ее доброжелательной улыбкой.

– Ой, извините, я вас чем-то обидела?

– Да ладно, чего уж там, – смягчилась Галя. – Нет у Наташи родителей, одна она на этом свете.

– Какое несчастье! – засокрушалась красотка. – И в Москве никто не ждет?

– Никто.

– Тогда, Наташа, я могу вам помочь. И работа будет, и деньги. Только, как бы вам это сказать, – вроде как смутилась незнакомка, – все упирается в ваши моральные принципы.

– То есть?

– В общем, я предлагаю вам место на панели.

Коротко и ясно. А куда ей еще деваться?

– А крыша над головой будет? – деловито спросила Галя.

Она, похоже, даже обиделась, что предложение сделано только Наташе.

– Ну а как же. Я с другом живу, квартира однокомнатная, но вашей подруге место найдется.

Хоромы не предлагает. Честно обрисовывает ситуацию. Значит, вероятность обмана уменьшается.

– А для меня? – спросила Галя.

Она не выглядела такой ущербной, как Наташа. И одета неплохо, и выглядит свежо. Может быть, поэтому незнакомка и не восприняла ее как возможную кандидатку на панель. А она, похоже, сама предлагает свои услуги. Наташа обрадовалась: не хотелось ей терять такую подругу, как Галя. Всего полдня они знакомы, а уже успели так привязаться друг к другу.

– И для тебя найдется, милая, – благосклонно кивнула красотка.

И она сделала им знак следовать за собой. На выходе из вокзала на площади стояла новенькая «девятка». В ней сидел молодой парень с цепким колючим взглядом. Он ничего не сказал, только посмотрел на них и показал на заднее сиденье.

Когда они все вчетвером оказались в однокомнатной квартире, он велел ей и Гале раздеваться.

– Хорошее вино без дегустации не определить, – с усмешкой бросил он, расстегивая пояс на джинсах.

Галя разделась первой и с шальной улыбкой прыгнула на кровать. И Наташа рассталась с одеждой. Парень удовлетворенно кивнул, оглядев ее безупречное тело. И тут же сунул ей руку между ног. Она ответила ему блуждающей улыбкой.

Парень не красавчик, но есть в нем нечто. Ей будет приятно ему отдаться.

* * *

Ксюша стояла в дверях комнаты и с тоской наблюдала за тем, как Мирон «дегустирует» девчонок с вокзала. Он проверял их на профпригодность. Для него это как работа. Но по логике вещей он все же изменяет ей.

Наташка девка красивая, но какая-то зачуханная. Но внешний вид можно привести в порядок за один день. А вот как вести себя в постели, с этим сложней. На это целая неделя уйдет. Стать проституткой она согласилась легко. Совсем, видно, задавила ее жизнь. А панель – это кусок хлеба с маслом. Только нужно еще кое-что уметь. За щеку она брала неумело, тазом подмахивала вяло. Но научится со временем. А время у них есть. Мирон и Горюн еще только начали всерьез браться за работу.

А вот Галку, ту и учить не надо. Все умеет. Да так ловко. Как волчок в постели крутится, энергии в ней хоть отбавляй. А ведь недотрогой казалась. Ксюша даже и не собиралась предлагать ей работу на панели. Но та напросилась сама. Видно, ей к этому не привыкать.

И Наташка, и Галка находка для их с Мироном предприятия. Смазливые милашки, и обе с ногами от ушей – в конъюнктуру рынка вписываются аж бегом. Спрос на таких красоток всегда высокий. И деньги неплохие будут. Только и самой Ксюше свой передок в эксплуатацию сдавать придется. Но это временно. Нужно стараться – расширять штат путан. Когда дело наберет обороты, она сойдет с панели.

Мирон согнал с постели сначала Галку, затем Наташку. Они обе убежали в ванную.

– Товар немного сыроват, – развалившись на постели, бросил он Ксюше. – Вечером на мне покажешь Наташке, как на клык брать. Пусть учится, в натуре.

Она даже обрадовалась. Ведь на Мироне показывать придется, а не на ком-то другом.

– А Галку и в дело уже можно пускать. Кстати, я с ней сегодня спать буду.

– Что? – побледнела Ксюша.

Неужели Мирон способен на такое? Выгнать ее из своей постели, чтобы пустить туда другую.

– Да ладно... – загоготал он. – С тобой спать буду, с тобой. Пошутил я.

– А тебе другой и не надо. – Ксюша подскочила к нему, опустилась перед ним на колени и положила ему голову на грудь.

Она ждала, когда он запустит руку ей в волосы, потеребит их. Но не дождалась.

* * *

Он сидел за рулем. Ксюха, Наташка и Галка сзади. Горюн стоял на улице, курил и ждал, когда к нему подойдут заинтересованные люди.

Мирон никого не боялся: ни черта, ни дьявола. И сразу взял эту нечисть за рога. Прямиком на Тверскую товар выставил. В самое то место, где проституток больше, чем обывателей. Крутое место. Гостиница на гостинице, кабак на кабаке. Театров до фига, музеи там всякие. Но посетители музеев Мирона не интересовали. Ему нужны те, кто предпочитает иной способ развлечения – пьянка и девочки. А таких хоть отбавляй – товар должен уходить влет. И за конкретные бабки. Сотня баксов в час, и ни цента меньше. Только и «покровителей» здесь всякого рода как дерьма. Крутые бандиты здесь своих путан на выпасе держат, сутенеры вместо пастухов. Оно и понятно – бабки здесь крутятся солидные. И конкуренция жестокая. Еще неизвестно, кто первым подойдет: клиенты или братки с претензиями. Только Мирону чихать на братков. Он знает, как с ними разговаривать. И готов к этому.

Через десять минут после того, как Горюн встал на тротуаре неподалеку от «Интуриста», к машине подошли два братка в кожаных майках и с массивными золотыми цепями на шеях. Витек их подвел. Мирон напрягся. Похоже, это разборка.

Но нет, разборкой здесь и не пахло.

Горюн сделал знак, и девки выскочили из машины.

– А не хилые у тебя телки, мужик, в натуре, – услышал Мирон довольный голос братка.

– Стольник за час, – ломанул цену Горюн.

Мирон с одобрением посмотрел на него. В полном порядке пацан. Прикинут неплохо, свежий, выбритый. И держится с достоинством.

– А нам больше и не надо, – кивнул браток и достал из кармана две сотенные бумажки.

С собой он забрал Ксюшу и Наташку.

Уходя, Ксюша с тоской посмотрела на Мирона. Не хочется ей под козлов этих ложиться. Как будто защиты у него просит. Ничего, пусть работает – от нее не убудет.

Еще через полчаса забрали и Галку. Эту на ночь увели – за три сотни клиент с Горюном сторговался.

Ну что, лед тронулся, дело завертелось. Еще даже не стемнело, а уже пять сотен в кармане. А там Ксюха с Наташкой скоро вернутся, опять в оборот их можно запускать.

Мирон вышел из машины, прислонился к капоту, достал сигарету, закурил. Горюн пристроился рядом. Тоже задымил.

– О, это, кажись, к нам, – сказал он, глядя куда-то в сторону.

Мирон проследил за его взглядом. Увидел трех мордоворотов, лениво вышагивающих в их сторону. Рожи кислые, жвачки у всех троих в челюстях перемалываются. Уверенно себя чувствуют, на Мирона с Горюном с презрением поглядывают.

– Кто такие? – останавливаясь в двух шагах от Мирона, спросил старший.

– А ты кто такой? – Он едва удостоил его взглядом.

– Я первый спросил, поня-ал?

– Да пошел ты в задницу.

– Че-е? – На какое-то мгновение мордоворот даже опешил.

Не ожидал такого отпора. Но быстро сумел взять себя в руки.

– Слушай, ты, козел, еще раз появишься здесь, я твои яйца под маринадом закатаю.

– Фуфло ты! – хищно усмехнулся Мирон. – Понты перед своей мамой колотить будешь, а мне нужен конкретный базар.

– А я тебе конкретно и говорю.

– Ты не говоришь – ты туфту гонишь. Короче, давай стрелу зарубим, там и перетрем, непонятки разберем.

Мирон говорил резко, жестко. В глазах холодная ярость. Зверь, а не человек. В таком состоянии его на зоне боялись. И мордоворот струхнул. Видно, привык только на зашуганных сутенеров наезжать. А тут ему камень попался. Как бы зубы не обломать.

– Кто тебя «кроет»? – уже куда более миролюбиво спросил он.

– Ты чо, дебил по жизни? – как от лимона скривился Мирон. – Я же сказал, на стрелке перетрем. Поехали прямо щас, есть тут одно место неподалеку.

Москву Мирон знал хреново, и то если мягко сказать. Но перед тем как занять место на Тверской, он целых полдня рыскал по центру столицы в поисках более-менее спокойного местечка, где можно непонятки разрешить. И нашел. Несколько жилых домов, в стороне от них какой-то склад. От домов его ряд деревьев отделяет. Между складом и деревьями место свободное. Машина развернуться запросто может. Туда всякий хлам сбрасывают. Но это не помеха.

– Прямо щас? – замялся мордоворот.

– А чо, нас двое, вас трое. Чо тебя не устраивает?

– Да все устраивает. Короче, поехали...

Тяжело далось братку это решение. Уж больно ему не хотелось куда-то ехать. Куда уж лучше, когда все проблемы прямо на месте решаются. Рявкнул на левых сутиков, на понт взял и на хрен спровадил. А тут какие-то кусачие «коты» попались.

Мирон поехал первым. Серебристая «Ауди» рванула за ним. Минут через двадцать были на месте. На пустыре возле склада никого не видно. И с окон домов место разборки не просматривается.

Мирон выскочил из машины, едва она остановилась. За ним к машине братков подошел и Горюн. У обоих в руках стволы. Старший из трех мордоворотов тоже начал выходить из своей тачки. Из-за пояса брюк торчала рукоять пистолета. Но Мирон не дал ему воспользоваться оружием.

– Ну чо, мурло, за козла отвечать будешь? – прислонил он к виску сутенера ствол «макара».

Свободной же рукой Скорпион разоружил его.

– Э-э, ты чо, в натуре? – возмутился тот.

– На зоне за козла или на нож, или на хрен сажают. Понял, падла?

– Ты уж извини, братан, с языка сорвалось.

– Косяк ты конкретный упорол. Мочить тебя надо. – Мирон наслаждался страхом соперника.

Краем глаза он видел испуг на лицах и двух других братков. Их держал на прицеле Горюн.

– Не надо, я больше не буду.

Как ребенок испугался. Сейчас еще и слезы из глаз побегут. Или обоссытся со страху.

– Развелось тут вас, ублюдков. Параши не нюхали, шконку не щемили, а все крутых из себя корчите. Короче, еще один косяк, и писец тебе, козел, сечешь?

– Да не, все нормально. С моей стороны претензий нет.

– Сразу бы так, – смилостивился Мирон. – «Поляну» в кабаке накрываешь?

– Да без базара.

– Ну тогда живи.

Он убрал ствол и втолкнул братка обратно в машину.

Крепко зашугали они мордоворотов. На кабак их раскрутили. Но это вовсе не значило, что теперь можно расслабляться.

Те ходили под неким Савелием, вроде как мощная команда у них. Половина путан на Тверской, если им верить, на них работает. А они трое вроде контролеров. Ходят по улице, высматривают левых «котов». Что, если каждый захочет на эти тучные пастбища своих коров выводить?.. Вот и отгоняют лишних.

– Ты, брат, если хочешь нормально жить, отстегивать нам должен, – заявил старший из братков – на Селезня откликался. – Ты, конечно, пацан крутой, базара нет, но Савелий еще круче.

Да чихал Мирон на какого-то там Савелия. Но Селезень прав, без «крыши» нормальной жизни ему не будет. Но и платить он не хотел.

– Обломается твой Савелий, – глядя куда-то вдаль, ответил он.

– Да ты не спеши, – начал урезонивать его Селезень. – Я с тебя по-братски брать буду. Десять процентов – это по-божески.

Да, десять процентов не так уж много. Можно и согласиться.

– Заметано, – протянул ему руку Мирон.

– Если чо, на нас, короче, ссылайся, – скрепляя договор рукопожатием, заключил Селезень.

На следующий день на Скорпиона снова наезд. Из другой команды пацаны возникли. И снова: «Кто такой?» Но в этот раз Мирон Савелием прикрылся, пацаны и отвалили. С тех пор вроде ничего житуха пошла.

За каких-то две недели Ксюха, Наташка и Галка сорвали куш в пятнадцать «штук» «зеленью». Пять «штук» им ушли. Полторы «штуки» Селезню. Три «тонны» баксов в карман Горюну. Пол-«штуки» ментам отвалили – чтобы волну не гнали. Остальное все Мирону досталось. Не слабые бабки, можно сказать, задарма достаются.

Через два месяца на него уже пахали десять проституток. На микроавтобусе уже их вывозили. Дело крутилось на полных оборотах. Только в день чистоганом Мирон получал на карман до «штуки» баксов. Но он не собирался останавливаться на достигнутом.

* * *

Ксюша проснулась рано утром, подошла к окну. О стекло тихонько бился сухой желтый лист, и скоро по подоконнику ударили первые капли дождя. Октябрь на дворе. Зима уже потихоньку подкрадывается.

Три месяца живет она с Мироном. Две квартиры с ним сменила. Сейчас они в трехкомнатной квартире на Фрунзенской набережной расположились. У Горюна своя комната, у Наташки с Галкой тоже, и они с Мироном отдельно. Только плохо все складывается.

У Мирона дело вертится в две смены. Пятеро девок днем клиентов обслуживают, все остальные – ночью. Наташка и Галка в числе первых, Ксюша – последних. Ночью она пашет, а Мирон отдыхает. То Галку трахнет, то Наташку. Ни та ни другая отказать ему не могут. Суки! И самое ужасное, он этого не скрывает.

Но сегодня они спали вместе. Выходной у нее вчера был.

– Мирон, – повернулась она к нему.

Полы халата разошлись, обнажилась ее высокая упругая грудь. Но Мирон даже не взглянул на нее. Он лежал в постели в своей излюбленной позе: пузо кверху, руки за голову, глаза в потолок. В руке сигарета дымится.

– Чего? – лениво спросил он.

– Так больше нельзя.

– Чего больше нельзя? Галку и Натаху трахать?.. А чо, тебе с другими можно, а мне нельзя?

– Я не о Галке с Наташкой. Я о себе.

– Ну...

– Мирон, я не хочу больше собой торговать! – это был крик души.

Дело у них шло на лад. Уже пятнадцать путан на них работают. И сутенеров добавилось. Два крепких пацана с куриными мозгами и гонором выше крыши. А главное, никаких проблем ни с криминальным миром, ни с ментами. Деньги текли в карман Мирону рекой. А ему все мало. Ее заставляет на панель выходить. Каждая «сотрудница» у него, видите ли, на вес золота.

– Опять ты за свое? – поморщился он. – Тебе что, плохо? И в кабак тебя нет-нет сводят, и трахнут в удовольствие, а еще к тому же и заплатят. Слушай, я тебе половину от твоих бабок отстегивать буду, по-свойски, в натуре.

Все у него к деньгам сводится. Но так же нельзя?

– Да? В кабак сводят? – заплакала она. – Трахнут в удовольствие?.. А что с Иркой было, помнишь?

Ирку она нашла в каком-то затрапезном кафе. Почти задарма у посетителей в туалете отсасывала. А девка ведь ничего из себя была. Приобщила она ее к более стоящему делу. Месяц на Мирона поработала. А потом на «субботник», к «отморозкам» каким-то угодила. Человек десять через себя пропустила. А потом ей бутылку из-под шампанского в одно место впихнули. Затем в другое, заднее. Короче, порвали девчонку. А вдобавок ко всему звезду на груди выжгли. Зверье самое натуральное. Хорошо, до смерти не замучили.

– Ну не с каждой же так. Ты вон год «передок» свой в прокат сдаешь, и ничего. Даже трипака не подхватила.

– Мирон, ну миленький, ну разреши мне больше не выходить на панель. – Она встала перед ним на колени.

– Ладно, уговорила, – нехотя согласился он. – Только учти, этот месяц отработаешь до конца.

В сентябре он говорил точно так же. До каких же пор он будет издеваться над ней?

* * *

Мирон был доволен своей жизнью. Полтора десятка шлюх, три сутенера их пасут, а он над всем этим. Квартиру приличную снимает, девок трахает каждый день. И на ночь подруга всегда есть. Только вот Ксюха все чаще возбухает. Все чем-то недовольна. Да пошла она на хрен!

Вот она и идет. Из микроавтобуса вышла, к клиенту плавной походкой направилась. Попка у нее высший класс, глаза на ней оставить можно. Клиент, который за ней приехал, аж слюнки пустил.

Мирон за всем этим со стороны наблюдал. Теперь он на Тверской все реже появляется. Приедет, проверит, как Горюн и Лежак «вахту» несут, и домой. И сейчас слинять собирается. Сегодня у него на ночь новая подружка. Из новеньких. До утра ее «дегустировать» будет.

Он уже отчаливал, когда к нему подошел Селезень, а с ним еще три братка.

– Чего тебе?

– Разговор есть, – угрюмо обронил тот.

Сегодня он какой-то не такой. Хмурый, чем-то недовольный, а в глазах испуг прячется.

– Давай сюда, побазарим. – Мирон указал на место рядом с собой.

Селезень пожал широкими плечами, обошел машину, открыл дверцу и плюхнулся на сиденье.

– Ну что там у тебя?

– Не у меня, а у тебя, – нервно закурил он.

– Какие проблемы? – напрягся Мирон.

– Проблема одна – это ты!

– Не понял.

– А чего тут понимать?.. Мы с тобой на десять процентов договаривались. Это как бы по-дружески.

– Ну и?..

– А ты дело расширил, сосок еще, в натуре, понабрал, и еще хрен его знает сколько понаберешь. А все чисто десять процентов отстегиваешь. А ведь твои мочалки клиентов у наших кобыл отбивают.

– Чего ты хочешь?

– Не я хочу, а Савелий. Он на меня сегодня бочку из-за тебя катил. Типа, какого хрена гада этого у себя на груди пригрел!

– Это кто гад? Я?! – взвился Мирон.

– Да ты кипятком не ссы, это делу не поможет, чисто в натуре тебе говорю.

– Я с твоим Савелием перетереть хочу, – так, будто это для него плевое дело, сказал он.

– Он тебя и видеть не хочет. Короче, будешь отстегивать ему пятьдесят процентов, и ни цента меньше. Это единственное условие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное