Владимир Колычев.

Брат за брата

(страница 6 из 30)

скачать книгу бесплатно

– Теперь понял? – спросил Данила.

– Не-а, – покачал головой Сатин.

Врет он. Все он понял. Не так уж он глуп, как кажется или хочет казаться...

Данила положил палец еще на одну кнопку, которая не входила в комплект поставки. Он сам установил ее в паре с простейшим радиопередающим устройством собственного изготовления.

Он нажал на нее. Но ничего не произошло.

– А сейчас должен был быть взрыв, – невозмутимо спокойно пояснил Данила. – Нажал на кнопочку, и взрыв. Машина взлетает в воздух. Понял?

– Понял... Эй, а почему она не взорвалась? – Сатин аж подпрыгнул на своем месте.

– Потому что я этого не захотел.

– Не понял.

– Скажи, на твоей голове в детстве орехи не кололи?.. Почему ты такой тупой?.. Ничего не понимаешь... А ведь все очень просто. Не хочу я убивать. Не хо-чу. И не буду. Теперь понял?

Данила все подготовил к взрыву. Осталось только взрывчаткой машину начинить. Но не смог он этого сделать. Понял, что не сможет он убить банкира. Хороший он человек или плохой, но у него двое детей. Как они будут жить без отца?..

– Эй, ты чего?..

– А ты чего?.. Если тебе надо, возьми да сам убей!.. А я все, умываю руки.

– Ты это серьезно?

– Вполне.

– Значит, ты выходишь из игры.

– Начисто. А что ты стоишь? Поехали. Или ты хочешь, чтобы нас телохраны накрыли?..

Сатин угрюмо кивнул и плавно тронул машину с места. Набирая скорость, «Нива» обошла джип, который почему-то все еще стоял на месте.

– Зря ты так поступил, – спустя какое-то время сказал он.

– Может, и зря. Но убивать я больше не хочу. Тем более банкир мне ничего плохого не сделал.

– Но ты же мог получить за него деньги.

– Эти? – Данила кивнул на кейс на заднем сиденье.

– Ну да. Других нет.

– А куда мы сейчас едем?..

– Вообще-то я должен был отвезти тебя в аэропорт.

– А сейчас вези меня домой. Бери курс на Черноземск.

– Что, прямо сейчас?

– А ты что-то имеешь против?..

Сатин и пикнуть не успел, как Данила вытащил ствол и сунул ему под правое нижнее ребро.

Они были далеко за городом, когда Сатин захныкал:

– Я знаю, ты меня грохнешь.

– Нужен ты мне больно.

– Все равно грохнешь.

– Заткнись!

– Возьми деньги, а? И машину забери. Только меня отпусти...

– Деньги, говоришь?.. А ну-ка сверни в этот лесок.

Сатин почувствовал подвох. Но послушно съехал с шоссе.

– Значит, деньги предлагаешь? – спросил Данила.

В голосе его звучало сомнение.

– Ага, забирай...

Сатин отвел в сторону взгляд. Это усилило подозрения Данилы.

– Что ж, показывай деньги...

Он положил кейс Сатину на колени. Второй рукой открыл свою дверь. И задом выбрался из машины. Попятился, но продолжал держать Сатина на прицеле.

– Ну, открывай, я жду.

Сатин позеленел от страха, его залихорадило, лицо перекосилось. Руки тряслись. Трудно будет ему набрать код.

Впрочем, он даже не попытался открыть кейс.

– Ну, чего ждешь? Открывай! Считаю до трех... Раз!.. Два!..

– Не-ет! – Сатин в ужасе отшвырнул от себя кейс.

– Чего так? Боишься?..

– Боюсь.

– Взорвется?

– Да!

Данила подошел к машине, забрался внутрь. Снова сунул ствол ему под ребро.

– А какого ж ты ляда мне эту хренотень подсовывал? Круглый велел?

– Да!

– А ведь я мог кейс при тебе открыть.

– Взрыв направленный. Тебе бы голову сорвало. А меня бы даже не контузило.

– И чем же моя голова Круглому помешала?

– Откуда я знаю?.. Мне приказывают, я делаю.

– Да, весело.

– Кому как.

– А я тебя развеселю.

Данила снова взял кейс, снова поставил его на колени Сатину. И снова выбрался из машины.

– Не-ет! – заскулил тот.

– А я говорю – да! Давай так договоримся, если уцелеешь, я в тебя стрелять не буду. А если нет... Если нет, зачем я тогда буду стрелять?

Сатин закивал. И начал набирать код замка. Он открыл кейс. И даже успел отвести голову от линии предполагаемого взрыва. И одновременно оттолкнул кейс от себя в сторону.

Но спастись он не смог. Взрыв страшной разрушительной силы разметал его на куски. И машину вдребезги.

Данила достаточно далеко отошел от машины. И вовремя пригнулся к земле. Мощная ударная волна прошла над ним, не причинив никакого вреда.

Он поднялся на ноги. Какое-то время смотрел на развороченную и полыхающую машину. И думал о человеческой подлости.

Оказывается, Круглый обманул не только его. Он хотел избавиться одним махом и от самого Сатина.

По всем расчетам, Данила должен был открыть кейс в машине в присутствии Сатина. Чтобы проверить, на месте ли билет и деньги. Это по воле случая Данила не полез в кейс. И вовремя смекнул, что к чему. Поэтому он сейчас здесь, возле пылающей «Нивы». Здесь, а не на небесах.

Данила глянул на свой пистолет. Взвесил его в руке. Как будто примеривался, сможет ли он одолеть Круглого. Не так уж это просто. Босс его не один, за ним убойная камарилья. И вся служба безопасности фирмы «Эполет». А это не просто фирма, это своего рода мафия. Сплошной криминал, покрытый тонкой коркой законности...

Трудно ему придется. Очень трудно. Но деваться некуда. Не оставит его Круглый в покое. Значит, надо его самого отправить на тот свет...

Глава четвертая

1

– Вам, Вероника, у нас очень хорошо. Вам очень у нас нравится. Вы наслаждаетесь чистотой воздуха, вам уютно в нашем общежитии, у вас своя комната, вас хорошо кормят...

– Да, мне здесь очень нравится, – кивала Вероника.

Среднего роста, в меру упитанный мужчина проникновенно смотрел на нее. Улыбался ей. А улыбка у него мягкая, милая, добрая. И голос чрезвычайно приятный. Бархатистый, нежный, убаюкивающий. И взгляд, и его голос проникали в самую душу. Ласкали, гладили, прогревали солнечной энергией.

Вероника не помнила, как долго она тогда ехала в автобусе. И дорогу не пыталась запомнить. В себя она начала приходить, когда оказалась в каком-то пансионате. Длинные свежевыбеленные строения в несколько рядов, разделенные сеткой-рабицей. Четырехэтажный корпус из силикатного кирпича. Дорожки, выложенные тротуарной плиткой; зеленеющие газоны; садовые деревья на каждом шагу. И вокруг всего этого две высокие ограды из железных, остро заточенных шестов; между ними проход шириной в два человеческих роста. У ворот строение – что-то вроде контрольно-пропускного пункта. Вероника видела, как из него выходил бравый парень в камуфляже. Вроде бы без оружия.

Ей отвели комнату в общежитии – так назывались одноэтажные строения. Комната – слишком громко сказано. Скорее келья, в которой едва умещалась одноместная железная койка. Тумбочка, стул, простейшая вешалка для вещей. Вот и вся мебель. Занавесочки на окнах сиротские.

Их всех развели по «кельям», дали часик-другой на освоение, а затем собрали вместе. Сказали, что они находятся в лесном санатории. С завтрашнего дня начинает работать медкомиссия. Их будут обследовать на предмет допуска к работам на хлопковых плантациях. Если вдруг у кого-то проблемы со здоровьем, назначат курс санаторного лечения. Не совсем здоровых за пару недель подлечат. А пока на них будут оформлять заграничные паспорта, решать вопросы с визами.

Кроме вновь прибывших, в санатории были другие «курортницы». Много женщин. Но куратор сразу запретил общаться с ними. И вообще не рекомендовал отходить за ограждение вокруг общежития. Сказал, что на их группу наложен карантин.

Их группа – это девчонки, которые прибыли в одном автобусе с Вероникой. И еще одна партия «рабынь», прибывших на следующий день. Именно рабынь. Их везут, как быдло, в Америку, на хлопковые плантации. И никто даже не скрывает, что они могут там загнуться от каторжных работ. Их всех низводят до положения рабынь. Все это осознавали. И все первые дни роптали.

Но с каждым днем ропот становился все тише и тише. То ли от того, что девчонки жили в отдельных комнатушках, вместе собирались не так уж часто – в столовой четыре раза в день и у телевизора по вечерам.

А может, на них действовала расслабляющая атмосфера санатория. Кормили их хорошо, досыта. Утром до самого обеда медкомиссия и процедуры. Затем – «тихий час». После – снова процедуры, спортивный зал, тренажеры. Полдник, личное время, поздний ужин. Телевизор. Затем отбой. Не жизнь, а малина.

Да, жилось им неплохо. И об этом каждый день Веронике напоминал Игорь Васильевич. Они встречались в его кабинете, оставались с глазу на глаз минимум на полчаса. А после обеда групповой сеанс психотерапии. В полутемной комнате собирались пятнадцать девчонок, все ложились на кушетки, закрывали глаза, расслаблялись. А Игорь Васильевич проводил сеанс гипноза. Говорил, что это очень полезно для психики. У них вырабатывается устойчивый психоиммунитет, который чрезвычайно важен для них в условиях предстоящей работы...

– О вас заботятся достойные люди. Они любят вас. Они делают все, чтобы вам жилось хорошо...

Сегодня она снова в его кабинете. Она и он, больше никого. Это индивидуальный гипноз. Вероника под его властью.

– Мы живем хорошо, – зачарованно повторяла она.

Первое время, когда выходила из его кабинета, даже посмеивалась над его усилиями надеть на нее «розовые очки». Но сейчас она воспринимала свою жизнь в розовом свете и вне стен санаторного корпуса. И все другие девчонки считали, что им всем страшно повезло. Вначале они выражали свою радость, открыто восторгались. Но затем как будто что-то притупилось в них. И Вероника чувствовала себя чуточку подавленно. Она радовалась жизни, но ее эмоции не выпирали наружу. Как будто каким-то прессом их придавило.

Ее совершенно не тянуло к девчонкам. За столом она ни с кем не разговаривала. Да и ее соседки тоже не проявляли особого желания вести беседы. Все о чем-то сосредоточенно думали. Как тогда, в кафе, где им подавали кофе с сильнодействующим успокоителем. Сейчас им никаких препаратов не давали. Вероника была в этом совершенно уверена. Но психика их была подавлена и без того. Сказывался каждодневный сеанс целенаправленного гипноза.

Еще недавно Вероника отдавала себе отчет, что на ее психику оказывают давление. Но сейчас она уже ни о чем не думала. Не хотелось напрягать голову.

– Ваши благодетели отдают вам свою душу, жертвуют своим временем, деньгами. Они любят вас, – монотонно приятным, убаюкивающим голосом говорил Игорь Васильевич. – Они любят вас. И ждут от вас ответного проявления чувств. Вы должны любить своих благодетелей...

– Должны любить, – кивнула Вероника. – И мы любим их... Я их люблю...

– И должны слушаться их...

– Я буду послушной...

– Мы должны с благоговением принимать их заботу о нас...

– Они очень хорошие....

– Поэтому мы должны делать все, что нам велят...

– Я готова исполнить все...

Игорь Васильевич кивнул. Взял Веронику за руку. Помог подняться с кресла. И провел в соседнюю комнату. Там она еще никогда не была.

В комнате по-домашнему уютно. Двуспальная кровать, застеленная свежим бельем, гарнитурная стенка, видеодвойка «Панасоник», мягкий ковер на полу. И вторая дверь. Но не со стороны коридора. А в какой-то другой кабинет.

– Раздевайтесь, – сказал психотерапевт.

Вероника привычно сняла с себя одежду, разделась до трусиков и лифчика.

В пансионате она уже месяц. И все это время ее каждый день обследуют. Постоянные встречи с врачами. Всевозможные анализы, УЗИ, компьютерная диагностика. Углубленное медицинское обследование. Как будто не для работы на плантациях их готовят. А для чего-то другого. Впрочем, Вероника уже ни над чем не задумывалась.

Недели две назад ее подвергли странной процедуре. Под местным наркозом воткнули в живот что-то похожее на большой шприц. Вероника знала, что так происходит искусственное оплодотворение. И сказала об этом врачу. Тот только усмехнулся. Спросил, зачем им отправлять на каторжные работы беременную женщину. Он сказал, что у нее из матки взяли какую-то субстанцию для исследования. Она ему поверила. Потому что уже тогда не могла усомниться в искренности его слов.

С тех пор она регулярно обследовалась у этого врача. И не задавала при этом никаких вопросов. Ей не хотелось ничего узнавать. Ей хорошо здесь, в этом пансионате, да и ладно. А больше ей ничего и не надо.

– Бюстгальтер тоже снимайте.

Она кивнула и обнажила высокую красивую грудь.

– И трусики.

Вероника послушно разделась догола.

– Благодетель ждет встречи с вами. Он хочет узнать, как сильно вы его любите.

– Я его люблю...

– Ложитесь.

Вероника легла, прикрыла лобок и груди руками. Игорь Васильевич кивнул и вышел из комнаты. Зато появился какой-то парень.

Он ничего не сказал. Жадно облизнулся. Начал лихорадочно раздеваться. Разделся догола.

– Вы мой Благодетель? – спросила Вероника.

Она понимала, что с ней хотят сделать. Что-то внутри ее упорно восставало против предстоящего действа. Ей вовсе не хотелось отдаваться этому парню.

Но если он Благодетель, то она должна ему уступить. Ведь Благодетель так много сделал для нее. Он любит ее. И она должна любить его...

– Ага, благодетель, – кивнул он.

И подошел к ней, сел на кровать. Положил руку на ее живот.

– Я вас люблю, – тупо проговорила Вероника.

– Я тебя тоже...

Он провел рукой по животу вверх, дотянулся до ее груди, затеребил пальчиками ягодки сосков.

Обычно Вероника откликалась на эту ласку. Но сейчас ей ни капли не было приятно. Мало того, ласки этого парня вызывали у нее отвращение.

А тот уже пытался просунуть руку меж ее сжатых ног. Это уже слишком.

Вероника встрепенулась, забилась в угол кровати, закрылась руками.

Она отказала Благодетелю. Она не должна была этого делать. Нужно исправиться, стать послушной, уступить ему. Но она не могла переступить через себя.

Она смотрела на парня безумными глазами и дрожала как в лихорадке.

Открылась дверь, и в комнате появился Игорь Васильевич.

– Молодой человек, вы свободны, – сказал он.

Тот досадливо махнул рукой, что-то пробурчал себе под нос, но начал одеваться.

Оделась и Вероника. И снова оказалась в кресле перед психотерапевтом. Снова попала под магический его взгляд.

– Вы непослушны... – сказал он. – Так нельзя.

– Нельзя... – эхом откликнулась Вероника.

– Это не должно больше повториться.

– Не должно...

– Вы будете умницей.

– Буду...

Он снова гипнотизировал ее, взглядом и голосом убаюкивал сознание. Но в соседнюю комнату больше не отводил. После окончания сеанса просто выпроводил ее из кабинета.

Вероника вышла из санаторного корпуса. И покорной овечкой поплелась в общежитие. В ее запутанной голове не было даже проблеска мысли о побеге...

2

Егор высоко подпрыгнул, уцепился за тонкую трубу газоотвода. Подтянулся, перенес руки вверх по вертикали трубы. Как по шесту, добрался до балкона второго этажа. Снова предельное усилие мышц, и он уже на балконе.

На дворе ночь. А в комнате за окном горит свет. И штора неплотно задернута. Можно видеть, что происходит внутри дома.

Но лучше бы Егор этого не видел.

Лена. Его подруга. Любовь у них была. Он даже жениться на ней собирался. Только не успел. За убийство под следствие сначала загремел. А потом по этапу пошел.

Ждать она его не обещала. Да он и не требовал. Шутка ли, пятнадцать лет ему отмерили. Разве ж сможет она дождаться его? Это ж вся жизнь мимо пройдет...

Баба она справная. Всё при ней. Очень женственная. И своя квартира. Двухкомнатная, от бабушки осталась. Такие невесты в девках долго не сидят. И Лене после Егора недолго суждено было одной оставаться. Должен был появиться у нее воздыхатель. Разум подсказывал. А вот нутром своим Егор отказывался в это верить. Поэтому сейчас втайне надеялся застать Лену одну.

Но, увы, в своей квартире она не одна. Какой-то парень рядом. Сидит с ней на диване, нежно обнимает. И что-то ей рассказывает. Она улыбается и льнет к нему. Тихое семейное счастье – вот как это называется. А Егор так некстати.

Но он не уходил. Оставался на балконе и продолжал следить за тем, что творится в квартире. И дождался-таки своего. Парень встал, потянулся, взял со стола пачку сигарет, зажигалку и направился к выходу на балкон. Лена же вышла из комнаты.

Егор затаился.

Парень вышел на балкон. Облокотился на перила. Задумчиво посмотрел вдаль, достал из пачки сигарету.

– Закурить не найдется? – тихо спросил Егор.

– Да, пожалуйста...

Все в той же задумчивости он протянул ему пачку. И вдруг спохватился. Резко развернулся к нему лицом. От удивления вперемешку со страхом глаза у него на лоб полезли.

– А-а... – только что и смог выдавить он из себя.

– Да ты не робей! – успокоил его Егор. – Привет. Я Егор... Ты, наверное, слышал обо мне. От Лены.

– А-а, да-а...

– Ты ей кто, муж?

Он кивнул.

– Давно поженились?

Парень покрутил головой.

– Да ты не бойся, я тебя не съем.

– Да я и не боюсь.

Наконец-то он смог произнести что-то членораздельное.

– Тогда в дом приглашай. Я, конечно, гость незваный. Хуже татарина. Но принимай уж, какой я есть. Другого выхода у тебя просто нет.

Парень кивнул. Но продолжал стоять. Егору пришлось поторопить его. Двумя руками он сжал его плечи, втолкнул в комнату. Сам подался за ним.

– Женя, что там такое? – В комнате появилась и Лена.

– Что такое, кто такой... Это я, Ленусь...

Лена не сразу узнала Егора. И это неудивительно. Обветренное, небритое лицо, воспаленные глаза, одежда: старые брюки с чужой задницы, фуфайка, резиновые сапоги. Сам грязный, давно не мытый. Самый натуральный бомж.

Три дня назад он прилетел в Воронеж на самолете. На выходе из аэропорта он затерялся в толпе вахтовиков. Но в автобус вместе с ними садиться не стал. Бочком, бочком – и пропал из виду.

Затем железнодорожная станция, товарный состав. От Воронежа до Черноземска всего ничего, полдня пути. Но Егор добрался до родного города за два дня. Намучился, зато на ментов ни разу не нарвался.

А сегодня вот к Лене пожаловал. Только его здесь никто не ждал.

– Егор... Не может быть...

– Да вот, по амнистии выпустили.

Не говорить же ей, что он в бегах.

– А мне сказали, что ты совершил побег.

– Кто сказал? – насторожился Егор.

– Из милиции приходили.

Понятное дело, его подали во всероссийский розыск, ищет местная милиция. Именно поэтому он не появился у родителей. В свою квартиру идти смысла вообще не было – ее каким-то грузинам сдали. К сестре нельзя, к брату, к дяде родному. Там тоже могут его ждать. Но, оказывается, менты и до Лены добрались.

– Даже так... Тогда мне уходить надо...

Именно так и Лена думала. Не нужен он ей. Торопится избавиться от него. В глазах у нее это написано.

– Может, тебе что-то нужно? – спросила она.

– Бутербродов сделай.

Егору до жути хотелось есть.

– И денег, если есть, дай.

В свое время он делал ей дорогие подарки. На шубку норковую не поскупился. Неужели он не заслужил хоть немного благодарности?

– А ты, – Егор посмотрел на парня, – мне что-нибудь из одежды дай... Только не жадничай.

Они примерно одного роста, одной комплекции. Почему бы не воспользоваться его одеждой? Не обеднеет.

– Да, да, конечно...

Муж Лены засуетился. Достал из шкафа комплект чистого белья, бросил Егору старые, но чистые джинсы, рубаху, свитер. Лена сходила за деньгами.

– Тут немного, всего семьсот рублей... Это все, что у нас есть...

Семьсот рублей, что-то около двадцати пяти долларов. Когда-то такая сумма казалась Егору мизером. Но сейчас для него это целое состояние.

– Спасибо. Я верну.

– Когда? – усмехнулась Лена.

– Когда-нибудь...

Она отправилась на кухню делать бутерброды. А Егор взял чистую одежду в охапку. И уже собрался идти в ванную. Но что-то заставило его глянуть в окно. Он увидел, как к дому тихо, без мигалок подбирается милицейский «луноход». Наверняка по его душу менты нагрянули. И вряд ли их вызвала Лена или ее муж. Не видел Егор, чтобы кто-то из них подходил к телефону.

Машина остановилась возле подъезда. Из нее выбрались два сержанта в форме. Один с дубинкой и пистолетом, другой – с автоматом. И мужик в кожанке. Возможно, опер.

Сержант с дубинкой встал под балконом. Четко работают, гады. Все пути отхода перекрывают. Опер и сержант с автоматом зашли в подъезд. Подняться на второй этаж дело пяти секунд.

У Егора было два выхода. Или идти на прорыв, или взять заложника. О том, чтобы сдаться ментам, не могло быть и речи. Не для того он рисковал жизнью, когда уходил в бега.

Он выбрал первый вариант. И, едва звякнул звонок в квартиру, перемахнул через балкон и словно коршун с высоты опустился на сержанта. Тот успел закрыться руками, но в сторону уйти не смог. Егор сбил его с ног. Не давая опомниться, перевернул на живот, заломил руки за спину. Снял с его пояса наручники. Клацнули «браслеты». Все, этот мент ему больше не помеха.

– Стой, стрелять буду! – раздалось над головой.

Кричали с балкона. Ясно кто. Опер или сержант с автоматом. Быстро же они сообразили, где мог сейчас быть Егор.

Только стоять он не собирался. Как будто ветром сдуло его с сержанта. Он резко подался в сторону и вдоль стены от подъезда к подъезду обошел дом, проскочил через темный двор двух девятиэтажек и затерялся в темноте какого-то сквера.

Он мог бы не тратить времени на наручники. Вместо них мог забрать у сержанта его пистолет. Но тогда бы его искали с тройным пристрастием. А он и без того едва от ментов ноги унес.

Егор остался без бутербродов, во время бегства потерял одежду. Зато остались семьсот рублей. Значит, не зря он ходил к Лене.

Менты искали его. Проверяли все адреса, по которым он мог находиться. Родители, родственники, бывшая любовница. И наверняка прежде всего они взяли на контроль адрес Дениса Петрова. Потому что знали, у Егора к нему особые счеты...

С Денисом он хотел встретиться в первую очередь. Взять его за грудки, хорошенько встряхнуть и узнать, как так получилось, что из его пистолета застрелили Валеру Сидорова, их общего компаньона.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное