Владимир Колычев.

Большой брат. Приказано умереть

(страница 5 из 27)

скачать книгу бесплатно

По «убегающим» открыли огонь. Один боец упал замертво, другой зарылся в дорожной пыли с пулей в ноге. Марат оставил одного бойца с раненым, а остальных повел за собой. Нужно было торопиться.

Из-под огня вышли четыре бойца с Маратом во главе. Бронежилеты, рейдовые рюкзаки – на землю, в один карман – спаренный магазин, в другой – гранату. Задуманный маневр требовал большой физической выносливости и не терпел лишнего груза на плечах.

Бойцы выдержали спринтерский бег по пересеченной местности. Вместе с Маратом они уверенно зашли в тыл к отвлекающей группе боевиков. Это были не самые главные силы, все равно «чехов» было достаточно много – человек десять, не меньше. Но наемники были увлечены боем и не заметили появившихся за спиной разведчиков. А Марат действовал без заминки – быстро, решительно, как предписывал и боевой устав, и военная необходимость.

Разведчики бесшумно подкрались к боевикам на дистанцию ближнего боя и дружно открыли огонь. Трех боевиков Марат срезал автоматными очередями. Четвертый выпрыгнул на него откуда-то из темноты как черт из табакерки. Выбил из рук автомат, опрокинул на землю. Насел на него и занес над ним нож. Черная борода, свирепый оскал, в глазах дикая ярость. И силы в нем хоть отбавляй. А еще больше было желания победить. И он бы, пожалуй, победил, если бы нарвался на кого-то другого. А капитан Крушилин был этому дикарю не по зубам.

Одной рукой Марат перехватил нож. Извернулся и пустил в ход вторую руку. Большим пальцем ткнул «чеха» в глаз, надавил на яблоко и тут же просунул под него палец указательный. Резкий рывок на себя, и боевик остался без глаза. От боли, а больше от неожиданности чеченец расслабил руку с ножом, чем Марат не замедлил воспользоваться. Он выбил оружие, заломил вражескую руку за спину. Четким отточенным движением выхватил свой нож и нанес удар в шею.

А за спиной у него по земле катался рядовой Темкин с «чехом» в обнимку. С самого начала борьба шла на равных, но в конце концов боевик сумел перехватить инициативу. Забрался верхом на Темкина, руками обхватил его голову и стал бить затылком о камень. Не самый удачный вариант выбрал горец. Нужно убивать противника одним-двумя, максимум тремя движениями. После чего переключаться на следующего. Нельзя увлекаться боем, потому что кто-нибудь может увлечься тобой. «Чех» увлекся Темкиным, и, пока он его добивал, Марат успел переключиться на него. Вынул нож из шеи убитого наемника и метнул его в озверевшего горца. Метнул и не промахнулся…

На этом все и закончилось. Из одиннадцати боевиков в живых не осталось никого. Рядовой Максимов убит, рядовой Темкин серьезно ранен. В строю остались только Марат и сержант Радимич.

Было видно, что «чехи» оборудовали свои позиции на скорую руку. Натаскали камней, кое-как выложили из них бруствер для автоматчиков, обложили ими пулеметное гнездо. «ПКМ» на станке, возле него два убитых «чеха» – Радимич постарался. Несколько коробок с лентами на двести пятьдесят патронов… Этот пулемет наделал немало бед.

Но теперь он уже не будет стрелять в спины разведчикам.

Бой продолжался. Основная группа разведчиков вела бой с врагом, засевшим на возвышенности. Горели две разведывательно-дозорные машины и один «бэтээр». Второй «БТР» сковывал «чехов» огнем башенных пулеметов.

Марат связался со своим заместителем, приказал отходить к занятым позициям. Отход должны были обеспечивать уцелевший бронетранспортер и захваченный пулемет.

Разведчики отходили грамотно. Убитых оставили на месте, раненых захватили с собой. Сосредоточились на высотке. «БТР» тоже пытался подползти к новым позициям, но был подбит. Водитель и стрелок каким-то чудом уцелели. Первый был ранен, а второй дотащил его на себе.

«Чехи» сумели загнать спецназ в ловушку, но капкан захлопнуть не смогли. И тем не менее они могли праздновать успех. Из тридцати четырех бойцов в живых остались только двадцать три. Из них восемь тяжелораненых, которые не могли вести бой. В сущности, это был разгром. Но Марат не отчаивался, и его подчиненные не падали духом. Сейчас ими двигало желание отомстить за своих павших товарищей.

Боевики прекратили огонь. Но это вовсе не значило, что они отступили. Нет, они обходили захваченную высотку, чтобы затем атаковать ее. Марат воспользовался возникшей паузой, чтобы организовать круговую оборону. Также он связался с командным пунктом, сообщил обстановку, данные о потерях.

– Ясень! Ясень! Требуется помощь! Срочно требуется помощь!..

Но вместо помощи был получен приказ – закрепиться на высоте на сутки. Только через сутки должна была прибыть обещанная пехота. А ведь совсем недалеко, в трех-четырех километрах, находился танковый полк полковника Буранова. Неужели Суходол не может поднять его и бросить на выручку погибающему спецназу.

Марат связался с комбатом. И чуть не взвыл от отчаяния. Майор Лымарев был жив, но серьезно ранен. Он был вновь атакован крупными силами боевиков, и остатки его отряда держались из последних сил. Трагический финал был близок.

Та же ситуация сложилась и с группой Извекова. Он держал высоту, но боевики подтянули минометы и обстреливали наспех и плохо оборудованные позиции. Отряд разведчиков нес потери, и никто не спешил ему на помощь.

– Буран! Буран! Держись! – взывал в эфир Марат.

– Не надо позывных, Крушилин! – услышал он полный отчаяния голос Извекова. – «Нохчи» знают про нас все. Позывные, частоты, координаты… Нас загнали в ловушку, брат. Это все Суходол. Он в сговоре…

Это были последние слова, которые услышал Марат. Старший лейтенант Извеков погиб от прямого попадания мины. И его группа доживала последние минуты…

Теперь Марат точно знал, зачем Суходол ездил в Дуба-Юрт к «ополченцам». Наемникам Хаттаба нужно было продемонстрировать свое могущество, для этого им необходима была крупная победа. И они купили ее у российского генерала.

Возможно, свои деньги он получил еще в декабре прошлого года, когда изо всех сил пытался уничтожить разведбат морской пехоты. Тогда у него ничего не вышло. Зато сейчас он смог отработать свои «тридцать сребреников». Во время своего визита в Дуба-Юрт он разработал стратегию уничтожения спецназа. Затем туда же отправился его прихвостень полковник Курбатов. Пособник русского Иуды сдал «чехам» план предстоящей операции, вместе с ними разработал тактику уничтожения разведбата. И все у этих оборотней получилось. Разведотряды майора Лымарева и старшего лейтенанта Извекова обречены. Сейчас боевики добьют их, подтянутся к Дуба-Юрту, чтобы объединить свои усилия и уничтожить группу капитана Крушилина. Возможно, у «чехов» есть резервные группы в непосредственной близости от селения. Тогда решающий удар будет нанесен раньше… Впрочем, наемники могут не спешить. Все равно Марат не дождется от своих ни «вертушек», ни танков, ни пехоты…

Боевики обложили высотку со всех сторон. Плевать хотел Марат на приказ предателя. Была б возможность, он бросил бы свою группу на прорыв. Разорвал бы кольцо и вышел к своим, чтобы затем свернуть башку подлому генералу. Но возможности не было. Много раненых, с ними далеко не уйдешь. А оставлять их на расправу бородатым головорезам никто не собирался.

«Чехи» ударили на рассвете, с двух направлений. Сначала они обстреляли позиции из минометов, но разведчики к этому времени успели вгрызться в землю – и все равно потери были ощутимыми: трое убитых, пятеро раненых. Затем в бой пошла живая сила.

В лагерях Хаттаба наемников ориентировали на диверсионную войну, а тактике наступательного боя почти не уделяли внимания. Зато им дали другой козырь. Боевиков накачали наркотиками и только затем бросили на позиции разведчиков.

Обдолбленные «чехи» не ведали страха и перли напролом. По ним били из автоматов и пулеметов, забрасывали гранатами. Но, несмотря на большие потери, боевики упорно рвались вперед. Раненые, истекающие кровью, они не падали, а продолжали идти на пули. Не люди, а зомби какие-то…

Если бы они только шли вперед, но ведь они еще и стреляли на ходу. И не всем разведчикам удалось увернуться от пуль.

И все же на самых ближних подступах к позициям наступательный вал удалось сбить. Чуть более десятка боевиков сумели прорваться к спецназовцам, которых осталось совсем мало. На Марата вышли сразу три «чеха». Одного он снял автоматной очередью. Дотянулся до второго, но тот перед смертью успел выстрелить. Одна пуля попала в бронежилет, вторая чиркнула по голове. Разрывающая боль, в глазах ослепительные круги в круговерти окружающего мира. И непонятно, каким чудом он смог бросить свое тело под ноги третьего «чеха». Тот пытался застрелить его из автомата, но пули взрыхлили пустую землю. Марат схватил боевика за ноги, рванул их на себя. Противник выпустил из рук автомат, рухнул на спину. А Марат уже вытаскивал нож. Он действовал больше на рефлексах, чем осознанно. Но это не помешало ему правильно распорядиться своим преимуществом. Клинок вошел боевику точно в сердце. Там и остался: у Марата просто не было сил выдернуть нож обратно.

В кровавом мареве он кое-как дотянулся до автомата, обозрел поле боя. Но стрелять ни в кого не пришлось. Ни одного живого «чеха». Из разведчиков тоже никто не уцелел. Оставались только тяжелораненые бойцы, но проку от них никакого. А боевики наверняка предпримут новую атаку. И на этот раз точно добьются успеха.

Марат с трудом вскрыл индивидуальный пакет, с еще большим трудом перевязал голову. Боль и утробная тошнота мутили рассудок, перед глазами все плыло в кровавом тумане. Но нужно было держаться…

«Духи» потеряли штурмовую группу, но ценой этого зачистили возвышенность. У них еще были люди, а из разведчиков мог вести бой только Марат. И то последние силы иссякали. Еще чуть-чуть, и он просто потеряет сознание от слабости…

Боевики не стали ждать, когда силы оставят его. И снова пошли в атаку. Их было не так уж и много, человек семь-восемь. Но Марат прекрасно понимал, что не устоит. Ноги немели, руки отказывались слушаться. Он уже не мог даже сменить позицию для стрельбы. А это значило, что долго ему не продержаться. Пристреляются к нему «чехи», а затем и упокоят навсегда.

Боевики шли в полный рост. Обморочная хмарь застилала Марату глаза – он смутно видел вражеские силуэты. И каким-то лишь ему одним понятным чутьем сумел определить их вооружение. Автоматы с подствольниками, одноразовые тубусы «мух».

До слуха донесся шум танковых моторов. Но Марат воспринял этот шум как галлюцинацию. И не стал оборачиваться назад, чтобы увидеть российские танки. Зато их видели «духи». И судя по всему, у них не было никакого желания бросаться под поезд. Но прежде чем отойти, они обстреляли позицию, которую занимал последний защитник. Автоматы, гранатометы…

Марат успел спрятаться от пуль. Но в двух шагах от него разорвалась граната, и под огненные фанфары ударной волны его накрыл лепесток осколков. В первое мгновение ему показалось, что ему оторвало голову. А второго момента просто не было. Он уже не мог ни о чем думать. Черная мгла с воем поглотила его и утянула в водоворот небытия.

Глава четвертая

Бетти зажигала натурально. Горит баба изнутри и снаружи, сексуальный огонь – сто тысяч градусов по Фаренгейту… Она умела танцевать так, что у всех мужчин вокруг возникало желание стать ее личным пожарником, чтобы из личного брандспойта затушить страстное пламя. Но в клубе нельзя было напрямую пользоваться «огнетушителями». Зато дозволялось «подбрасывать в огонь» зеленые и не очень купюры. И Бетти никогда не уходила со сцены с пустыми руками… э-э… трусиками…

Но сейчас в зале клиентов нет, есть только новый хозяин в окружении охраны и сотрудников клуба. Плешивый кругломордый толстобрюх нерусского происхождения. Просил звать его Алексеем Александровичем. Типа, русский. А реально его Алишер зовут. Азербайджанец по национальности. Старый хозяин, когда уходил, просветил. Впрочем, Каролине было все равно, кто именно владеет клубом, лишь бы деньги платили. И Бетти тоже готова угождать любому, лишь бы не обижали. Вон как старается… Каролина наблюдала за ней и завидовала той технике, с которой она исполняла танец. Завидовала по-хорошему. Сама она так танцевать не умеет, зато внешностью и фигурой она стоит двоих таких Бетти…

А Бетти уже заканчивает танцевать. Последнее «па»… Алишер сначала просто смотрит на нее с недоумением. Затем удивление облекается в словесную форму:

– Это что, и все?

Он говорит чисто по-русски, без всякого акцента. Потому как всю сознательную жизнь жил в Москве и все это время мечтал стать русским.

– Все, – кивнула Бетти.

Это сценическое имя. На самом деле ее зовут просто Таня. А Каролина по паспорту так и есть Каролина. Это мама ее так учудила. В деревне у них все Маруси да Евдохи одни вокруг, а ее на мериканьский манер Каролиной назвали. Тем и заложили в нее программу на будущее. Не хотела она жить с Маруськами да с Евдохами в одной деревне, поэтому с пятнадцати лет в город подалась. Вот, до Москвы уже добралась, третий год уже в этом клубе перед мужиками раздевается.

– А лифчик, а трусики?! – возмущенно протянул Алишер.

– Алексей Александрович, у нас так не принято, – удивленно посмотрела на него Бетти.

Заведение у них солидное, танцовщицы здесь догола не раздеваются.

– А теперь принято! – отрезал новый хозяин. – И ты должна не просто раздеваться. Ты, девочка моя, должна снимать с себя все, а потом лезть на шест так, как будто на него можно нанизаться…

Каролину передернуло от этих слов. Самого бы этого старого козла на шест нанизать… Кто такие мужики? Две руки, две ноги, а посредине сволочь. Возомнили о себе и всерьез считают, что женщины существуют лишь для того, чтобы исполнять их скотские прихоти.

Но, сколько ни возмущайся, а хозяин – барин. И на шест полезет Бетти, а не Алишер. А вот Каролину голой в Африку лучше не посылать. Она сама кого хочешь пошлет.

– Уж лучше за бананами на шест лазать, – насмешливо бросила она. – А нанизываться не надо, порваться можно…

– Это кто там? – вздрогнул от неожиданности Алишер.

Каролина молча подошла к нему. Выдержала его оценивающий взгляд.

– За бананами, говоришь… – ухмыльнулся он. – Ну покажи, как надо за бананами на шест лазать.

– Не покажу, – покачала она головой. – На пальму папуасы лазают. Исключительно голышом. А я догола раздеваться не собираюсь…

– И бананы тебе не нужны? – в упор посмотрел на нее Алишер.

– Ни под каким соусом.

– А чего так?

– Объелась. До тошноты… И от тебя меня тоже тошнит!

По-любому, новый владелец клуба заставит девчонок танцевать под свою догола раздевающую дуду. Кто не согласен, тем пинка под зад. Уж лучше Каролина сама перед уходом пнет этого толстозадого мудака…

– Что ты сказала? – взъелся Алишер.

– Что слышал! – уже на ходу бросила она.

Каролина зашла в общую гримерку. Пять минут на переодевание, и гуд-бай. Жалеть она не будет. Ее хотят видеть в другом, не менее элитном клубе. Правда, там придется танцевать без лифчика, зато трусики останутся на месте… И хозяин в том клубе нормальный. Вернее, относительно нормальный…

Она уже переоделась, когда в гримерку вломились два охранника Алишера. Грозные на вид ребята, да еще и крепкие к тому же. Смотрят на нее мрачно, исподлобья.

– Пошли, хозяин зовет! – потребовал один.

– Это у тебя хозяин есть, а я бесхозная, понял! – огрызнулась Каролина. – Куда хочу, туда и иду. А хочу я домой! Так что гуляйте вальсом, ребята!

Нельзя себя так вести. Чревато последствиями. Но натура у нее такая – не любит она, чтобы ею командовали. И каждый выпад против ее женского достоинства рождает в ней бурю протеста. И нет сил держать эту бурю в себе…

Она поправила прическу, набросила на плечо сумочку и направилась к выходу. Но грозные ребята перегородили ей путь, заставили остановиться. Один из них положил ей руку на плечо, приблизил свою голову к ее лицу, впился в нее угарным взглядом.

– Ты что, не понимаешь?.. Если не понимаешь, объясню!

Каролина изобразила испуг и замешанную на нем покорность. Со стороны могло показаться, что она готова искупить свою вину верным служением в хозяйской постели. И хозяйских холуев тоже не хочет обидеть…

– Я все понимаю, – распутно-угодливо улыбнулась она.

И в ласковом порыве накрыла ладонью лежащую на плече руку. Но на этом вся ее нежность вдруг закончилась. Рука охранника оказалась сначала в жестком захвате, а затем сильным резким движением была заломлена за спину.

Каролина выгнула противника дугой и распрямленной ладонью ударила его под задранный подбородок. Удар поставленный, четкий. Охранник вмиг лишился чувств.

Его компаньон быстро оправился от неожиданности и ударил Каролину кулаком в лицо. Но каким-то чудом она сумела увернуться. И обрушила на охранника град ударов.

Руки у нее только на вид тонкие и слабые. На самом деле рука у нее тяжелая, кулак крепкий, удар хлесткий. Она умела бить быстро и сильно. Но, видимо, ее противник прошел хорошую школу. Он ловко увертывался от ударов, отбивался от них, а те, которые пропускал, держал своим чугунным подбородком. И если бы не сумасшедшая скорость, с которой Каролина лупила его, он смог бы ответить сокрушительной боксерской серией. А так он мог только отбиваться… Но побеждает тот, кто нападает. И в конечном итоге охранник все же пропустил мощный удар и сел на задницу.

И в этот момент Каролина получила сильный удар в спину. В падении она сгруппировалась, поэтому на полу не задержалась – мгновенно вскочила на ноги в готовности отразить очередной удар. Но противник на нее не нападал. Он просто держал ее на мушке пистолета. Это был третий охранник Алишера. А сам хозяин-барин стоял за его спиной и потрясенно смотрел на Каролину. Глянул на одного своего охранника, на другого. Один в отрубе, второй плывет на заднице по волнам нокаута.

– Ты настоящая дикая кошка, – сказал Алишер. – Где так царапаться научилась?

– А в джунглях и научилась. Чтобы от волков позорных отбиваться…

Драться она еще в детстве научилась. Брат у нее был первым задирой на деревне, и она старалась от него не отставать. В пятнадцать поступила в финансово-экономический колледж в областном центре. А там общежитие, охочие до слабого пола недоросли. В первый же месяц Каролину едва не изнасиловали четыре выродка, насилу отбилась. Записалась в секцию кикбоксинга, о чем нисколько не жалеет. И здесь, в Москве, продолжает заниматься. Это кенгуру водятся только в Австралии, а козлы – их среда обитания распространяется на весь шар земной. И в любом городе мира их как грязи…

– Нехорошо людей волками называть, – осуждающе покачал головой Алишер. – Да еще позорными…

– Нехорошо женщин за людей не считать, – в ответ усмехнулась Каролина.

– А что тебе не нравится? Не хочешь догола раздеваться? Гордая?

– Гордая не гордая, а принципы у меня есть.

– Это хорошо, когда у девушки есть принципы… – хитро улыбнулся Алишер. – Плохо, когда денег нет.

– А ты за меня не волнуйся, я без твоих денег не пропаду… И скажи своему придурку, чтобы он «пушку» свою убрал. Все равно ведь стрелять не будет…

Алишер сначала велел своему охраннику спрятать пистолет, а затем спросил:

– Почему ты думаешь, что он не станет в тебя стрелять?

– Потому что ты не дашь команду. Я слишком маленькая для тебя проблема. Зачем тебе на меня размениваться? Зачем большие проблемы себе создавать?

– Приятно иметь дело с умной и смелой девушкой, – оскалился Алишер. – А если эта девушка еще и красивая…

– Ты что, жениться на мне собираешься? – язвительно усмехнулась она.

– А надо? – оскалился он.

– Не надо. Потому и дифирамбы мне петь не надо. Говори, что тебе надо, и разойдемся…

– Какая ты торопливая… Так вся жизнь мимо пройдет, если торопиться будешь… Предложение у меня к тебе, деловое. Ты не хочешь танцевать совсем голой.

– Не хочу, – подтвердила она.

– Что ж, оставайся в купальнике. Но не на сцене, а на татами…

– Где?

– На татами… Ты думаешь, у меня один клуб? Нет, у меня четыре таких клуба. И стриптиз есть, и женская борьба…

– Женская борьба?! Это что, в грязи кувыркаться?

– Зачем в грязи? В масле… В купальниках и в масле. Но учти, если с тебя стянут лифчик, сама будешь виновата…

– Это что, новый вид спорта такой – «стяни лифчик»?! – ухмыльнулась она.

– Зачем вид спорта! Просто борьба. На раздевание.

– Борьба на раздевание? Оригинально.

– Оригинально. И доходно. У мужчин на такую борьбу большой спрос, да и дамам тоже нравится. Так что за бой платим хорошо. Если победишь, получишь полторы штуки баксов, если проиграешь, но не сразу – тысячу. А если сразу, тогда еще и штраф заплатишь…

– Ты говоришь так, как будто я уже согласна.

А ведь Каролина была близка к согласию. Она отдавала себе отчет, что до звания «ангел года» ей далеко, как до Луны на воздушном шаре. Да, она терпеть не может раздеваться на людях, да, она не спит за деньги с неприятными ей клиентами. Но ей ничего не стоит начистить фейс какой-нибудь мочалке, имевшей неосторожность встать у нее на пути. Она поставила перед собой цель выбиться в люди. Для этого ей нужны деньги. Чем больше, тем лучше. А тут вариант: помнешь чье-то лицо – пополнишь свой лицевой счет. Полторы тысячи долларов за один раз. И раздеваться догола не надо, и ложиться под потного мужика тоже… Под бабу можно лечь и без трусов толпе на потеху остаться. Но ведь она будет защищаться, так просто ее не разденешь…

– Согласишься, – уверенно сказал Алишер. – У меня знаешь, сколько желающих на вакансию, о! Но беру не всех. Только тех, кто умеет бороться. И чтобы красивая была… По два-три раза за ночь будешь драться. Бьют не сильно, и заработать всегда можно. Сама будешь бить, шесть штук за ночь будешь получать. Где ты еще такую работу найдешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное