Владимир Колычев.

Блондинка с пистолетом

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Это сейчас так называется? – усмехнулась Лариса.

– Применительно к нему – да. Это ж кобель, а не человек. Я бы сказал, какой орган у него в голове вместо мозгов...

– Я и сама догадываюсь. Когда он лез ко мне знакомиться, я заглянула ему в глаза и увидела этот самый орган. Поэтому ему от ворот поворот, а тебе – зеленый свет. Эти две недели я вся твоя... Да, насчет твоего отца хотела спросить. Он что, сейчас на операции?

– Да, его сейчас к операции готовят. Первое время он в гостевом доме жил, ну, под моим присмотром, понятное дело. А сейчас его в клинику забрали. С печенью у него большие проблемы...

– Что, приступ был?

– Ну, приступы его донимали, не без этого. Цирроз печени – это очень страшно...

– Цирроз, говоришь, – задумалась Лариса. – А какая операция может ему помочь?

– Очень сложная операция. Пересадка печени...

– Погоди, погоди, а как это возможно?

– Не знаю, это уже не мои проблемы. Мое дело – деньги платить, а врачи сами пусть думают...

– Так ему сейчас пересадку печени будут делать?

Тимофей хотел было ответить, но вдруг передумал. И в душевном смятении беспомощно посмотрел на Ларису.

– Будут, но не сейчас, – после продолжительной паузы сказал он.

– А где?

– Это что, имеет значение?

– Ну, мало ли что, может, у самой вдруг печень откажет...

– Шутница ты, однако, – натянуто улыбнулся Тимофей.

Было видно, что Лариса затронула запретную для него тему, и он осуждает себя в душе за излишнюю болтливость. А ведь он проболтался. Информации не так уж и много, но уже можно делать кое-какие выводы.

– А где сейчас твой отец?

– Много будешь знать, скоро состаришься.

– А все равно не буду вечно молодой...

– Ну тогда скажу. В Москве мой отец. Ему здесь стало плохо, и его отправили в Москву спецрейсом на операцию. Он уже давно на очереди стоит...

– На очереди куда?

– Ну не в морг же... Очередь на трансплантаты, да ты, наверное, слышала про это. Сейчас во всех газетах об этом пишут... Это если человек в автокатастрофу попал, его на операционный стол кладут. И органы вырезают, если не удается спасти...

– Или не захотят спасти, – невесело усмехнулась Лариса. – Человеческая жизнь стоит дешево, а трансплантаты в большой цене, или нет?

– Или да... Думаешь, я не понимаю, что ради отца могут зарезать человека, которого еще можно спасти? Понимаю. Но ведь он – мой отец! И я должен, я обязан его спасти! – Тимофей волновался. – А потом, если не он, то ту же печень вмонтируют кому-нибудь другому...

– Да ты не оправдывайся, я все понимаю, – кивнула Лариса.

Она и в самом деле понимала его. Человек хочет спасти своего отца, у него есть деньги – он может оплатить дорогостоящую операцию. А откуда врачи возьмут запасные органы, это его волнует постольку-поскольку. К тому же он прав, не будет его отца, будет другой очередник... Ларисе нравятся животные, ей жалко коровок и овечек, которых ждет бойня.

Но было бы глупо отказаться от вкусной колбаски ради спасения этих несчастных животных. Она-то может отказаться, но другие-то не откажутся, и бедная коровка все равно пойдет под нож. Вот если бы от мяса отказались все разом, но такого не будет, потому что не будет никогда. И с больной печенью Аркадия Серафимовича та же примерно ситуация. Смертельно больных людей много, и все они, как могут, цепляются за жизнь, разве можно их за это осуждать? И Тимофея тоже вроде бы судить не за что. Он платит деньги, а все остальное делают врачи...

Но, увы, не все так гладко, как хотелось бы. Тимофей врал, когда говорил, что отца увезли отсюда в Москву. И в глазах улавливается фальшь. Да и Павел говорил, что после операции Аркадий Серафимович может вернуться в гостевой дом. Не из Москвы же его сюда везти...

К тому же, если бы его отца отправили в Москву, Тимофей отправился бы туда вслед за ним тем же авиарейсом. А он здесь. Потому что и отец его где-то неподалеку. А именно в том самом лечебно-профилактическом центре, куда сегодня доставили разбившегося ныряльщика.

Или это был голос интуиции, или у Ларисы воспалилось воображение, но, как бы то ни было, она поняла, по чьей злой воле на пляже появилась злосчастная вышка. Теперь она знала, для чего и почему при самом обыкновенном профилактории находится целая хирургическая бригада. Знала, почему именно сюда привез больного отца Тимофей... Аркадий Серафимович находился в гостевом доме в ожидании подходящего момента. Сегодня днем разбился спасатель Яша, его доставили в профилакторий, хирург вырезал у него печень. Аркадия Серафимовича в срочном порядке забирают из дома и отправляют в операционную, чтобы заменить старый гнилой орган на молодой и свежий...

На свежую голову эта версия могла выглядеть полным абсурдом. Хотя бы потому, что пересадка органов – дело очень сложное и трудоемкое, простому профилакторию такие операции не потянуть, тем более, поставить их на поток. Да как-то нелепо вызывать из Москвы больного старика в ожидании, когда упадет с вышки и разобьется сумасшедший спасатель. А если не упадет и не разобьется?..

Чтобы освежить голову, Лариса вышла на палубу. Легкий ветерок, всплеск волны за бортом. Цивилизация где-то далеко, а вокруг одна лишь первобытная стихия. В море полным-полно хищников, которые пожирают беззащитных рыбок ради того, чтобы выжить. И на берегу хватает хищных двуногих тварей, которые убивают себе подобных, но не для того, чтобы выжить, а набить свою мошну.

Отсюда, издалека, могло показаться, что на берегу царит идиллия. Но проблем в людском муравейнике хоть отбавляй. И одна из них – трансплантация человеческих органов.

Дыхание моря освежило голову, но Лариса осталась при своем – в «Приволье» разбирают на запчасти одних людей и ремонтируют других. И ей хотелось знать, насколько близко стоит к этому Тимофей. Может быть, он всего лишь состоит в заговоре молчания, в который его втянули врачи-потрошители. А может быть, он состоит в их тайной организации, возможно, на правах начальника или просто идейного вдохновителя. Так или иначе, дабы не навлечь на себя подозрения, она решила больше не трогать запретную тему. И до того момента, как отправиться спать, болтала с ним о всяких пустяках...

Когда она проснулась, яхта уже стояла у причала лодочной станции. Тимофей ждал ее в кают-компании. В кресле напротив телевизора развалилась Лизка и букой смотрела на Ларису. Зато Тимофей встретил ее очаровательной улыбкой. Матросы были уже на судне, с камбуза в каюту проникали аппетитные запахи.

– Сейчас позавтракаем – и на берег, – сказал Тимофей. – А после обеда предлагаю снова собраться здесь. Впрочем, если вам здесь нравится, можете остаться...

Всем своим видом он давал понять, что присутствие Лизки на яхте не так уж и обязательно. Лариса его понимала. Да и у самой еще свежи воспоминания о том, как та набросилась на нее, чтобы утопить. Но ведь она уже простила Лизку. И вообще, без нее скучно...

Тимофей явно куда-то спешил, но девушек не поторапливал. И даже лично проводил их до спального корпуса. Лариса и сама была не против того, чтобы проводить его, но тайно и до медицинского центра. Чтобы точно знать, где находится его отец. Но у нее на руке висела Лизка, а посвящать ее в свои планы Лариса не собиралась. Слишком она взбалмошная и непредсказуемая, да и сама себе на уме – с такими людьми в разведку не ходят.

– У тебя с ним что-нибудь было? – уже в номере спросила Лизка.

– Кое-что было, но до секса дело не дошло, – в поисках свежего белья ответила Лариса.

– Что, просто петтинг?

– Дура! Просто вздохи под луной. Все остальное потом...

– Да, повезло тебе, подруга, такого мужика урвала... Ну да ладно, забыли об этом. А то, что ночью было, извини, сама не знаю, что на меня нашло... Ну что, на пляж?

– Да я вообще-то не хочу, мне и здесь хорошо.

– Что, не выспалась?

– Да нет, вроде бы выспалась.

– Что, компьютер?

– А почему нет?

У Ларисы появилась шальная идея выйти в редактор и на базе движка мощной трехмерной стрелялки создать собственную 3D игру под названием «Убить Потрошителя». Но для этого нужно было составить хотя бы примерный план-схему пансионата и профилактория, чтобы перенести все это в редактор и запустить туда грозную Лару Крофт с авиационным пулеметом наперевес. Можно будет войти в игру сразу с пятого уровня сложности, но Лара Крофт все равно расправится с монстрами в белых халатах и победит. А вот как будет наяву? В реальности все куда сложнее...

– А я на пляж. Может быть, составишь мне компанию? – просительно смотрела на нее Лизка. – Ты-то нашла себя мужчинку, а я-то нет...

– А Павел?

– Да ну его, козла... Знаешь, если бы он сразу сказал мне, что работает на кого-то водителем, я бы его поняла. А он мне лапшу на уши вешал.

VIP-дом, яхта, папа-миллионер... Терпеть ненавижу, когда из меня дуру делают. Я когда дурой себя чувствую, мне все мужики козлами казаться начинают... – Что ты там про папу-миллионера говорила?

– Ну так Пашка себя за Тимофея выдавал. Мол, у него самого папа-миллионер. А что, что-то не так?

– Да нет, все так... Мне Тимофей не говорил, что у него папа-миллионер...

– Да это и так понятно. Отец в свое время состояние сделал, а теперь сынок плоды его деятельности пожинает... Он вообще чем занимается?

– Какая-то финансово-торговая группа, я в подробности не вдавалась. Еще примет меня за экономического шпиона... Я почему-то думала, что Тимофей сам себя сделал, а отца на попечение взял...

– Да какая тебе разница, откуда у него деньги. Главное, что они есть. И от Тимофея козлом не воняет...

– Поживем – увидим.

Лизка хотела сказать еще что-нибудь в этом ключе, но в номер постучали. Лариса открыла дверь и увидела полноватого мужчину лет сорока с намечающейся сединой на висках. В глазах мажорный свет, как отражение внутреннего сияния, улыбка до ушей. Рука за спиной. Уж не пистолет ли он с глушителем там прячет?

– Лариса Черкашина? – любезно осведомился он.

– Допустим, а что такое? – встревоженно спросила Лариса.

Тело встало на боевой взвод. Одно неосторожное движение со стороны незваного гостя, и ему крышка.

– Крыжов Леонид Тарасович, временно исполняющий обязанности директора пансионата, – представился мужчина.

И потянул руку из-за спины. Лариса вмиг перенесла точку опоры на правую ногу, чтобы ударить левой. Но бить гостя не пришлось, потому что вместо пистолета он вытащил букет цветов из семи роз.

А может, их шесть или восемь, вскользь подумала Лариса, надо будет потом пересчитать.

– Это мне?

– Ну конечно же, вам!

– Вы, ваши цветы... За что такая честь?

– А вы не догадываетесь?

Крыжов продолжал улыбаться, но вперед пер как самый взаправдашний танк. Ларисе пришлось посторониться, чтобы пропустить его в номер.

– Вам еще и медаль полагается, – на ходу тарахтел он. – «За спасение утопающих». Вы же человека вчера спасли... Э-э, Жереха Якова... Э-э, в общем, Яшу Жереха...

– Вот оно что! – озадаченно протянула Лариса.

– А как вы думали! Вы рисковали жизнью, когда ныряли с этой чертовой вышки... Да-да, мы эту вышку так и зовем чертовой... Уже третий случай за два года. Надо было еще в прошлом сезоне убрать это безобразие, но как-то руки не доходили. Но в этом году мы точно уберем эту вышку, я вам обещаю!

– Вы говорите со мной так, будто я какое-то инспектирующее лицо. Как будто оправдываетесь, – заметила Лариса.

– Представьте себе, оправдываюсь! Я же в курсе, как вы набросились на старшего спасательной смены... Правильно вы сделали, что расчихвостили этого недоумка! Надо было ему бежать за Жерехом на вышку, тогда, возможно, удалось бы избежать несчастного случая... А потом, – замялся Крыжов. – Тут такое дело... В общем, нам бы не хотелось предавать огласке это чрезвычайное происшествие. Сами понимаете, на рынке курортных услуг большая конкуренция, если народ узнает, что у нас творится...

– А что у вас творится? – в упор посмотрела на него Лариса.

– Да ничего такого не творится! Вы же сами видите, как мы заботимся об отдыхающих, создаем все условия для нормального отдыха...

– А для предотвращения несчастных случаев вы установили чертову вышку? – с подначкой спросила она.

– Вот именно, что чертову! – поморщился Крыжов. – Потому что черт дернул бывшего директора установить эту дрянь... Но я лично исправлю положение!.. Я вижу, что вы относитесь к моим словам с иронией, а напрасно. Напрасно! Вы же сами видели, как у нас организована медицинская служба. В экстренных случаях нам совершенно необязательно дожидаться приезда «Скорой помощи», у нас работают врачи высшей категории, и они могут оказать помощь пострадавшему на высочайшем профессиональном уровне. Все для людей, Лариса, все для людей!

Он говорил много, но главного так и не сказал.

– Яше-то помощь оказали?

– А как же! Вы же сами видели, как четко сработали наши врачи. Операция была сделана без промедления, врачи сделали все, что смогли...

– Все, что смогли? Вы хотите сказать, что Яшу спасти не удалось?

– К сожалению, травма оказалась очень серьезной и, как говорят врачи, несовместимой с жизнью...

Ну вот, что и требовалось доказать. Яшу все-таки зарезали, а его печень забрали для последующей пересадки...

– Какие врачи? – не без ехидства спросила Лариса.

– Как это какие врачи? Наши врачи, которые оперировали Жереха.

– И как много у вас врачей?

– Достаточно.

– Достаточно для чего? Для санаторного лечения курортников или для проведения сложной нейрохирургической операции?

– И для того, и для другого, – не моргнув глазом ответил Крыжов.

– У вас есть нейрохирург?

– Ну, я точно не знаю, но специалисты у нас достаточно компетентные.

– В области чего?

– В области лечения, понятное дело.

– Лечение – это одно, а операция – несколько другое. А у вас и хирурги, и операционная...

– Да, и мы этого не скрываем! – расплылся в дурацкой улыбке Крыжов. – Наш пансионат расположен на пересеченной местности, сами видите: горы, ущелья, крутые спуски, дно у моря неровное, вышка опять же. Мало ли что может произойти. И, к сожалению, происходит. Поэтому мы вынуждены иметь свою собственную операционную, и хирург у нас есть, и травматолог, а как же иначе? Все для вас, отдыхающих, для вашего блага!

Говорил он красиво, но за его словами не чувствовалось правды. Хотя, по сути, ему можно было верить. Пансионат находится на значительном расстоянии от города, отдыхающих много, травмоопасная местность, да и мало ли какие чрезвычайные происшествия могут произойти – перитониты, бытовая поножовщина, пятое-десятое. Чертова вышка на особом месте. Так что в принципе это благое дело, держать при пансионате хирургическую бригаду. Но Лариса-то знала, для чего при профилактории существует операционная, ей глаза не отвести.

Крыжов скорбно вздохнул:

– Сегодня мне придется разговаривать с матерью покойного, ставить ее в известность о смерти сына. Сами понимаете, это все не для слабонервных...

– А что, Яшина мать не знает о смерти сына?

– Нет, пока нет... Дело в том, что она старая больная женщина. Яша был ее поздним, к тому же единственным ребенком. Мы так боимся, что ее сердце не выдержит...

– Придется ставить ей новое сердце, – неожиданно для себя озвучила свои мысли Лариса.

– Простите, что вы сказали? – подозрительно глянул на нее Крыжов.

– Да так, я сегодня по телевизору смотрела, так там парня показывали, которому донорское сердце вшили. Ничего, живет. И даже дышит...

– Не знаю, пересадка органов – это не наша компетенция. Не тот уровень...

– Да я ничего и не говорю, так просто, к слову сказала... Ну что, теперь знаете, как с матерью Яши разговаривать?

– Ну, в общем-то, да, – принужденно улыбнулся Крыжов. – Вы мне устроили такую головомойку, теперь я готов ответить на любой вопрос...

– Вы считаете, что я устроила вам головомойку?

– А то! Вы так не хотели соглашаться со мной...

– В чем я не хотела с вами соглашаться?

– Ну, в том, что в нашем центре работают компетентные специалисты. И вообще... Но сейчас-то я вас убедил?

– В общем-то, да. Но вопросы остаются...

– Какие вопросы? – напрягся врио директора.

– Начнем с того, что Яша не совсем чужой для меня человек...

Ларисе пришлось врать. И все для того, чтобы получить доступ к телу покойного. Было бы неплохо провести визуальную экспресс-экспертизу, посмотреть, на месте ли печень и все остальное. Кто его знает, может быть, из Яши вытащили все, что только возможно. В том, что печень изъята, Лариса практически не сомневалась. И осмотр трупа должен был подтвердить все ее догадки. А потом, если она сможет выбраться из морга живой и невредимой, можно будет вплотную заняться Тимофеем и его отцом. Ларисе нравится этот мужчина, но основной инстинкт профессионального сыщика перевешивал все остальные чувства.

– Может быть, вы догадались, зачем я полезла за ним на вышку? – взволнованно спросила она.

– Понятное дело! – кивнул Крыжов. – Вы хотели его спасти!

– Хотела, а зачем?.. Вы знаете, что такое любовь с первого взгляда?

– Да что-то слышал.

– И я раньше только слышала, но не знала. А как увидела Яшу, так сразу и узнала. Знаете, это как гром среди ясного неба! Голова кругом, почва уходит из-под ног. Это, конечно, лирика... А какая может быть лирика, когда Яши больше нет?.. Мы даже не успели с ним познакомиться. И это даже хорошо. Я его не знаю, и мне будет не так уж трудно забыть его. Но сейчас-то я его помню. Как сейчас вижу, как гордо он забирается на вышку, как мужественно смотрит вниз, как прыгает... Ужас, какой ужас!..

Казалось, Лариса вот-вот расплачется. Но Крыжов, похоже, не очень-то верил в ее горе.

– Я вам сочувствую, но, увы, ничем помочь не могу! – развел он руками.

– Хоть чем-то можете, – заламывая руки, умоляюще смотрела на него Лариса. – Позвольте мне посмотреть на него, прикоснуться к нему...

Она была уверена, что ей ответят отказом. Потянулась напряженная пауза – предвестник отрицательного ответа. Но вопреки всему Крыжов разрешил...

Глава шестая

При медицинском центре имелась не только операционная, но и холодильная камера, оборудованная под морг. В этом крохотном отсеке могло храниться два, ну, максимум, три тела, но само существование этого мини-морга наводило на определенные мысли. Судя по всему, операции в этом учреждении были поставлены на поток, но не все клиенты выживали. Да и выпотрошенные трупы тоже нужно было где-то хранить первое время...

Как водится, морг находился в подвале больницы. Чтобы попасть туда, Ларисе пришлось пройти через холл и коридор первого этажа профилактория. Плитка, пластик, подвесные потолки, кожаные диваны для клиентов. На кабинетах аккуратные таблички – «Терапевт», «Ультразвуковое исследование», «Кардиолог», «Физкабинет», «Стоматолог»... В общем, ничего необычного для лечебно-профилактического центра. Озабоченные отдыхающие, врачи с пластилиновыми улыбками, все тихо, мирно, разве что едва уловимый запах эфира будил не очень приятные больничные ассоциации.

В подвале сухо и светло, крашеные стены, но уже нет подвесных потолков и плитка под ногами из самых дешевых отечественных коллекций. Двери тянулись по обе стороны коридора, но табличек на них нет. Не было таблички и на двери того помещения, куда завели Ларису.

В морг она попала в сопровождении Крыжова и какого-то врача, очень похожего на санитара из психбольницы – крепкая голова, сливающаяся с шеей, покатые плечи, мощный торс. С таким только свяжись, вмиг окажешься в смирительной рубахе. Или на том свете... Но смирительная рубаха Ларису не устраивала, а умирать она не собиралась. Да и подозрительного врача она не особо-то и боялась. Пусть только попробует ее тронуть...

Но трогать ее никто не собирался. В холодильную камеру она зашла сама, никто ее туда не впихивал, чтобы затем закрыть за ней прочную герметичную дверь. И осмотру покойника никто не препятствовал. Крыжов вяло переминался с ноги на ногу, врач стоял со скучающим видом и лениво смотрел в потолок.

Яша лежал на узком столе, с ног до головы накрытый простыней. Лариса подняла этот саван, оголила тело до пояса. Глаза закрыты, на лице гримаса боли. Именно эту гримасу и видела Лариса, когда Яшу увозили в операционную. Уже тогда он был без сознания. Видимо, так и умер, не приходя в себя. На голове, выбритой на месте удара, страшная рана, которая и стала для него смертельной. Но Ларису больше волновало тело покойника. И она имела возможность его осмотреть.

Она ожидала увидеть характерный разрез, через который можно было вытащить печень. Но ничего не было. Она даже не поленилась повернуть тело на левый бок, чтобы взглянуть на спину. Но и там никаких следов хирургического вмешательства. Все органы на месте.

– А вскрытие почему не делали? – озадаченно спросила Лариса.

– Сразу чувствуется, что человек работает в милиции, – расплылся в улыбке Крыжов.

Она слегка опешила. Оказывается, этот жук знает, чем она занимается в свободное от отдыха время... Ну так это просто. В анкете указан род ее деятельности, а поднять бумаги или компьютерную базу ему ничего не стоило...

– Какая разница, где я работаю? Почему вскрытие не делалось? – повторила она свой вопрос.

– К сожалению, патологоанатома мы не держим, – сокрушенно развел руками Крыжов. – Ждем эксперта из города...

– Да и не нужен нам эксперт... – сказал врач.

Он обладал внушительной комплекцией, но голос, на удивление, тонкий и звонкий, как у кастрата. Может, когда-то в детстве он пел, как Робертино Лоретти, и родители решили сохранить его голос в первозданном виде. Только мальчик почему-то стал врачом. Может быть, для того, чтобы резать чужие яички?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное