Владимир Колычев.

Бешеный волк

(страница 6 из 32)

скачать книгу бесплатно

Ладе уже девятнадцать. Но она успела познать, каким жестоким и беспощадным бывает этот мир. И все равно, она не свернет с пути в неизвестность. Что это, врожденное упрямство? Или ей в самом деле страшно оставаться в родном городе?

С Аликом она познакомилась на дискотеке. Симпатичный парень, само воплощение силы и мужества – таким он ей тогда казался. Он сумел привлечь к себе ее внимание. Она впервые пошла на дискотеку – подружки уболтали. Не понравилось. Решила больше не ходить. Но Алик уговорил. Обещал и взял ее под свою защиту. У него была своя компания – шумные, но вполне приличные на вид ребята. С ней он обходился хорошо. В первый раз, правда, когда провожал домой, пытался зажать ее в темном углу. Но она сразу дала ему понять, что с ней этот номер не пройдет. Плотский огонь погас, зато вспыхнул костер любви. Он влюбился в нее и не уставал ей об этом говорить. Она тоже влюбилась. И когда его забирали в армию, даже обещала выйти за него замуж. Он расценил это как согласие стать его женщиной. И снова попытался совратить. Только не знал, что Лада дала маме клятву. Что бы ни случилось, она не расстанется с девственностью, пока на пальце не будет обручального кольца. Поэтому Алик и в тот вечер остался ни с чем. Может быть, это было жестоко с ее стороны. Ведь он уходил в армию, на целых полтора года. Ей даже было жаль Алика. Но ничего с собой поделать не могла.

Она бы, возможно, уступила ему. Если бы знала, что им не быть вместе. Если бы знала, что предаст его. Но тогда она этого не знала. Не прошло и двух месяцев, как на ее жизненном горизонте появился Иннокентий. Она любила Алика, поэтому с порога отвергла нового ухажера. Только Иннокентий проявил настойчивость. Как мужчина, он был очень даже ничего. А еще этот его напор, перед которым просто невозможно было устоять. Он охапками дарил ей цветы, несколько раз подгонял под ее окна симфонический оркестр. Это было так красиво и романтично. Он хорошо одевался, ездил на дорогих машинах, люди заискивали перед ним. Но Ладе льстило не это. Ей нравилось, с каким размахом ухаживает за ней Иннокентий. Лед в душе таял, как на майском солнце. В конце концов она не выдержала – сдалась. Хотя в душе себя осуждала – не должна была этого делать. Но у нее имелось и оправдание. Она женщина. И, как все женщины, существо слабое. И непредсказуемое.

Иннокентий добился своего – она стала его девушкой. Но натиска не ослабил. Потому что совсем не прочь был сделать ее своей любовницей – со всем отсюда вытекающим. Но в постель к нему ложиться она не собиралась. Он понял это. И развелся со своей женой. И уже после этого сделал ей предложение. Лада согласилась выйти замуж. Хотя где-то в глубине души догадывалась, что ни к чему хорошему все это не приведет. Она бросала Алика, Иннокентий бросал свою семью. А потом, она уже знала, кто такой ее избранник – криминальная личность, бригадир братков. Одно только это могло повергнуть ее в ужас. Но она уже любила этого человека. Или ей только так казалось...

Был ЗАГС, была печать в паспорте.

Но не было брачной ночи... И все потому, что Алик не из тех мужчин, которые спокойно сносят унижения. Он считал Ладу своей и никому не хотел ее отдавать.

Алик – убийца. Это свершившийся факт. Его ищут, когда-нибудь найдут и надолго упрячут в тюрьму. Если, конечно, с ним не расправится мафия... Но Алик до сих пор на свободе. И, возможно, он все еще хочет убить Ладу. А она еще молодая, чтобы умирать. Ей хочется жить.

Не надо было ей уезжать. Можно было попросить защиты у Родиона Сергеевича. Да, он страшный человек – потому что держит в страхе весь город. Но с ней он был достаточно мил. С ним ей, казалось, нечего бояться. Только он не догадался приставить к ней охрану – хотя мог это сделать. Или он не подумал, что Алик способен мстить дальше. Или ему просто все равно, что будет с Ладой. А возможно, его обходительность с ней – всего лишь дань памяти Иннокентию. Ведь они дружили еще с детства, их столько связывало. А Лада сама по себе для него никто. Хотя нет, скорее всего это не так. Иногда он так жарко смотрел на нее. Только одно это наводило на мысль, что она значит для него куда больше, чем просто невеста или даже жена убитого друга.

А может, все-таки вернуться да попросить защиты? Но поезд продолжал уносить ее прочь от родного города...

– Девушка, вы постоянно о чем-то думаете, – как бы невзначай сказал сосед по купе, молодой человек лет двадцати пяти.

До Нижнего Новгорода с ней ехала какая-то пожилая женщина – тишайшее существо. Теперь на ее месте этот красавчик. А ведь красивый парень. Хорошо сложен, лицо как у античного бога. Странно, как получилось, что она только сейчас обратила на него внимание? Действительно, все время думает о чем-то.

– Мне кажется, это не ваше дело.

Она едва удостоила его взглядом. Вообще-то парень этот ей интересен – чего уж там скрывать. Но не хотелось впускать его в свою раковину. Состояние души такое – хочется спрятаться от всего мира, чтобы ничего не видеть и даже не слышать.

– Мне тоже кажется, что не мое, – улыбнулся попутчик.

Улыбка обнажила ряд ровных, как будто коралловых зубов. Ослепительная улыбка. И этот чарующий взгляд... Ладу невольно посетила мысль, что так, наверное, выглядел знаменитый Дон Жуан, воспетый Байроном и Пушкиным. Опасный соблазнитель, гроза дамских сердец. Только Лада оставалась к нему равнодушной. Хотя нет, что-то в душе ворохнулось. Или ей всего лишь показалось?

– Даже знаю, что это не мое дело, – продолжал он. – Но такая красивая девушка. Я бы сказал, потрясающе красивая девушка. Такая невероятно красивая девушка грустит и печалится. Или я ошибаюсь?

Красавчик смотрел на нее с обожанием и восхищением. Он не раздевал ее взглядом, нет. Но обольщал. Потому что, видимо, хорошо знал, чем можно взять женщину. Трудно устоять, когда мужчина смотрит на тебя как на принцессу, нет, на королеву или даже на богиню. Тем более, если этот мужчина красив, как Нарцисс...

– Вы хотите меня развеселить? – невольно улыбнулась она.

Неужели она попала под его чары?

– Я уже вас развеселил, – его улыбка стала еще ярче. – Я вижу свет в ваших глазах. Очень хочу надеяться, что он зажегся не без моей помощи.

Лада хотела ему ответить, но заметила, что он смотрит на ее ноги. Она сидела к нему боком, ступни на постели, коленки подтянуты к подбородку. Все бы ничего, но на ней всего лишь короткий свитерок – он не закрывает ноги. А они открыты по всей длине. И черные лосины не скрывают – скорее, подчеркивают их стройность.

– Извините, – смутилась она.

И закрылась простыней.

– Извинить? – удивился он. – За что?

Лада смутилась еще больше. Промолчала. Щеки запылали. По лицу, похоже, разлилась краска. Хорошо, время вечернее – в купе полутьма.

– Вы по гороскопу кто? – сменил тему молодой человек.

Она была ему за это благодарна.

– Рыба.

– Рыба, Рыба... Сейчас, сейчас...

Он извлек откуда-то из недр своей сумки книжку в мягком переплете. Пролистнул страницы.

– Ага, вот, Рыба... Ого-го, да вы, оказывается, само воплощение женственности. Конечно же, вам свойственна застенчивость. Вы добры, у вас мягкий характер? Я прав?

– Может быть.

Характер у нее действительно мягкий. Хотя, конечно, она и коготки может показать. Но лучше бы до этого дело не доходило.

– Вы пользуетесь успехом у мужчин. Потому что привлекательны. Ну, здесь я могу вас ни о чем не спрашивать. Потому что сам вижу – вы настоящая красавица. Вы случайно в Москву не на конкурс красоты едете?

– Случайно нет.

– И правильно. Что толку от этих конкурсов? А потом на этих конкурсах крутится много всяких прохиндеев... Ладно, проехали. Что там у нас дальше? Ага, у мужчин возникает желание взять женщину-Рыбу под свою защиту. Потому что им кажется, что она не способна позаботиться о себе. Да только это не совсем так. Женщина-Рыба по своей натуре романтик, но сама способна, и притом блестяще, выходить из сложных ситуаций. Это про вас?

– Не знаю, – пожала она плечами.

Не надо было ей в Москву ехать. Не самый это лучший выход из жизненной ситуации, в которой она оказалась.

– Вы не москвичка, я угадал?

– Угадали.

– Зачем тогда в Москву едете?

– В институт поступать.

– В какой?

– В медицинский...

Ответ верный. Она действительно собиралась поступать в институт. Но ведь она могла бы продолжить образование и в родном Заволжске.

– Так, так, понятно.

– Что вам понятно?

– Не романтическая вы натура.

– Это еще почему?

– Романтическим натурам институты кино подавай, театральные училища, консерватории...

– Не хочу я быть актрисой и музыкантом не хочу.

– Ну а я о чем? Кстати, с меня штраф.

– За что?

– За то, что не представился. И как вас зовут, не спросил. Меня зовут Женя. Актер.

– Актер?

– А разве вы меня не узнали?

Лада недоуменно покачала головой.

– Извините, нет.

– Ничего, скоро вся страна меня узнает. Я в фильме снимаюсь. У самой Аллы Суриковой. Вы что, совсем телевизор не смотрите?

– А что, ваш фильм по телевизору показывают?

– Нет, сначала его снять надо. Потом он через прокат пойдет. Только через пару лет на ТВ запустят... Но я уже засветился на телевидении, – гордо сообщил Алекс. – В рекламе шампуня.

– У вас что, перхоть? – улыбнулась Лада.

– Вот, уже шутите – замечательно. Кстати, я так и не узнал, как вас зовут.

– Лада.

– Замечательное имя!

– Все у вас замечательно.

– А разве это плохо? А вы знаете, что Лада – это древнерусская богиня любви?

– Догадывалась.

– А вы знаете, кто я по гороскопу?

– Не имею представления.

– Я Водолей. Лью воду на мельницу любви...

– На что вы намекаете?

– Ну вот, сразу о намеках! Любовь – это самое прекрасное, что есть на земле... Кстати, как вы относитесь к любви?

– Не знаю, что там у вас про меня написано, но к любви я отношусь очень серьезно.

Женя заглянул в свою книжечку.

– Да, именно так тут и написано – к сексу вы относитесь очень серьезно.

– По-вашему, любовь и секс – это одно и то же?

– Секс это составляющая любви. Или я ошибаюсь?

– Не знаю, никогда над этим не задумывалась.

– Замечательно. Это просто замечательно, – обрадовался Женя. – Знаете, что написано в моем гороскопе? Водолей не обратит внимания на женщину, обладающую повышенными сексуальными потребностями.

Утомил он ее со своими гороскопами. Даже раздражать стал. Ладе захотелось спать.

– Значит, женщина с повышенными сексуальными потребностями вам не интересна? – стараясь подавить зевоту, спросила она.

– Ни в коем случае.

– Тогда вынуждена вас разочаровать. Я сексуально озабоченная женщина. У меня даже диагноз – повышенная сексуальная возбудимость. Извините, Женя, этой ночью я так плохо спала. А завтра тяжелый день. Извините...

Лада легла на спину, натянула простыню до подбородка, повернулась к собеседнику спиной. Это, конечно, невежливо. Проявление невоспитанности. Но что делать, если действительно хочется спать? К тому же она, по его же утверждению, натура не романтическая...

– А как же штраф? – сконфуженно протянул Женя. – Я же говорил, с меня штраф. Бутылка шампанского!

– Извините, я не пью.

Женя затих. Лада представила, какая обида у него на душе. Так очаровывал свою спутницу, так старался – лил воду на мельницу любви. Только жернова провернулись не в ту сторону... Ну что поделать, если он не смог удержать ее в плену собственного обаяния? Сам во всем виноват. Пусть сам на себя и обижается. А она хочет спать...

Лада и в самом деле заснула. Но сон не был глубоким. Сквозь дрему она почувствовала на своем бедре тепло чужой руки. Ладонь скользила легко и мягко. По телу прошла волна неги. Лада могла бы встрепенуться, прогнать Евгения – а это, естественно, был он. Но ей было так приятно ощущать на себе его ласку.

Где-то она читала, что большинство женщин мечтают оказаться наедине с прекрасным незнакомцем в такой вот ситуации. Женщина как бы спит, а он ложится рядом и завоевывает ее якобы беспомощное тело. Лада не верила. Но, оказывается, что-то есть от истины в этом утверждении.

Женя придвинулся чуть ближе – она ощутила тепло его бедра. По телу прошла новая волна легкого блаженства. Рука его спустилась вниз по ноге, коснулась коленки, снова устремилась вверх. Медленно, плавно, завораживающе. Ощущение усилилось, когда рука мягко легла на живот, нежно прошлась по нему круговым движением и вдруг оказалась на груди. Теплые пальцы мягко взяли в плен затвердевший вдруг сосок. Это было нечто. По телу прошла волна возбуждения. Лада как будто очнулась от сладкого забытья, в сознании ярко пульсировал сигнал тревоги.

Она шевельнулась, с закрытыми глазами потянулась к Евгению, накрыла ладонью его шаловливые пальцы. Как будто хотела ускорить его ритм. Только вместо того, чтобы помочь ему, крепко взялась за его указательный палец, быстрым сильным движением согнула его. Зафиксировала нижнюю фалангу и резко сдвинула в сторону среднюю.

Евгении взвыл от боли, вырвался, вскочил с места. Лада развернулась к нему, села на полку, выставила для защиты руки.

Он повел в ее сторону рукой. Возможно, всего лишь хотел стряхнуть с нее боль. Лада так и подумала. Но уже после того, как перехватила руку и взяла ее на прием. Женя и сообразить не успел, как стоял на коленях с неестественно вывернутой рукой – голова его лежала на ее подушке.

– Отпусти! – заскулил он.

Лада повиновалась. Не такой уж он и мерзавец, чтобы делать ему больно.

Женя вернулся на свое место. В глазах растерянность и удивление.

– Что это было? – выдавил он из себя.

– Айкидо. Вид восточного единоборства...

Это все отец. К зимнему купанию приобщить ее не смог, зато отдал на воспитанию своему приятелю – тренеру по этому самому айкидо. Использование физической и энергетической силы врага для отражения его же атаки. Достаточно эффективная система самообороны. Правда, первые два-три года только и делала, что по квадратикам на полу ходила. Только на пятый год уже кое-что могла. Больших успехов на этом поприще не добилась – потому как не стремилась к ним. Но отпор таким вот наглецам вроде Евгения дать могла. Этого ей вполне достаточно.

– Лихо у тебя получилось, – он восхищенно мотнул головой.

– У тебя тоже. Ты так больше не делай, ладно?

– А что я сделал? – отвел он в сторону взгляд. – Простыня с тебя сползла, поправить хотел...

– Поправил?

– Поправил.

– Ну тогда гуд бай!

Лада снова легла, снова повернулась к нему спиной. И снова попыталась уснуть. Женя больше не пытался к ней приставать. Уже ни на грамм не верил в то, что она сексуально озабоченная женщина. Да и не женщина она. И ей еще рано ею становиться... Или уже поздно?

Глава 7

– Что-то никто нас не встречает, – посетовал Леньчик.

– А кто нас должен встречать? – удивленно посмотрел на него Родион.

– Ну, я думал, солнцевские...

– А с какого это ляда они должны нас встречать? Они сами по себе, мы сами по себе...

Можно было, конечно, связаться со столичными авторитетами. Те организовали бы встречу – лимузин к аэропорту не подогнали бы, но на «Мерседес» для Родиона и на пару микроавтобусов для его бригады рассчитывать, пожалуй, было можно. Но ни к чему напрягать местную братву. Их отношения не на бескорыстной дружбе построены. Их связывает холодный деловой расчет. И все, чем Родиону помогут солнцевские, будет вписано в перечень предоставленных услуг.

Тем более что до Москвы из аэропорта можно добраться на такси. Деньги есть, так в чем проблемы?

Родион не один. Кроме Леньчика, с ним бригада бойцов – две дюжины парней спортивного вида. Для любопытных – это команда боксеров и борцов, прибывших в столицу на соревнования. Все они в спортивных костюмах и кроссовках. Идут, улыбаются, вместо сигарет жуют жвачку. За тренера у них Паша Козырь. Мастер спорта по вольной борьбе, а по совместительству бригадир и правая рука Родиона. Двадцать шесть лет пацану. Детство из одного места уже давно выветрилось. Серьезный парень, за что ни берется, все делает основательно. И «пехоту» свою держит в ежовых рукавицах. Чуть что не так, сразу в пятак. Непедагогично, конечно. Зато очень эффективно.

«Спортивная команда» как бы сама по себе. Во всяком случае, Родион держится особняком. Во-первых, одет не по-спортивному – брюки, легкий пиджачок, рубаха с галстуком. А во-вторых, ни к чему излишне опекать Козыря, стеснять своим присутствием. Не стоит вырывать инициативу у него из рук.

Козырь только занялся поисками какого-нибудь автобуса, а Леньчик уже подсуетился – подогнал к Родиону белую «Волгу» без шашечек. Левака какого-то нашел.

– Недорого берет, – сообщил он.

– Ага, недорого, – охотно согласился частник.

Молодой парнишка с неестественно честными глазами. Родиону он не очень понравился. Но выбирать не приходится.

Водитель уложил в багажник сумку Леньчика. У Родиона при себе был только кейс – ни к чему таскать за собой гору вещей. Рыльно-мыльные принадлежности, пара белья, ну и тысяч так двадцать баксов в банковских упаковках – самый оптимальный набор путешественника.

Леньчик сел вперед, Родион назад. Второй телохранитель сел бы рядом. Но не нужен ему второй. Ему и одного-единственного много. Нет у него врагов в Москве, некого бояться.

Машина плавно тронулась с места. Родион глянул в окно. Выцепил взглядом коренастую фигуру Козыря. Его бойцы упаковывались в микроавтобус. Молодец, быстро подсуетился. На всех мест не хватит. Те, кто не поместится, следующим рейсом уедут. По легковушкам расфасуются или еще микроавтобус запрягут. Торопиться пацанам некуда. Гостиница от них никуда не денется, номера забронированы до конца суток. Родиона, кстати, ждет номер люкс в той же гостинице.

– Вам в «Космос»? – на полпути к городу спросил водитель.

– А я разве не сказал? – удивился Леньчик.

– Да, сказали... Просто я хотел сказать, что «Космос» – это дорогая гостиница.

– Тебе-то какое дело?

– Ну, есть подешевле.

– А мы что, похожи на тех, что подешевле ищут? – В голосе Леньчика засквозила обида.

Родион усмехнулся. Ему лично все равно, за кого его сейчас принимают. На данный момент он совсем не хотел казаться крутым. Это чужой город, здесь его никто не знает. Можно быть и попроще. Так даже легче жить.

– Нет, не похожи. Просто я подумал, что после того, как вы расплатитесь со мной, у вас может остаться мало денег. Вы же в курсе, что я беру за рейс тысячу долларов.

Заявление в высшей степени безобразное. Родион аж слегка обалдел от такой наглости.

– Не понял! – У Леньчика начала опускаться нижняя челюсть.

– Так договаривались же...

Похоже, парень повредился рассудком:

– Кто договаривался?

Леньчик был вне себя от возмущения.

– А ну останови свою лайбу! – потребовал он.

Видимо, боялся на ходу свернуть шею нахалу.

– Пожалуйста! – Водитель как ни в чем не бывало прижал машину к обочине.

И тут же рядом с «Волгой» затормозил черный «БМВ». Парень выскочил из машины и куда-то исчез. На его месте нарисовались четыре крепыша с волчьими взглядами. Бритые головы, на литых шеях «голды» в палец толщиной, пальцы, само собой, веером.

– Оба-на, попали! – нервно хохотнул Леньчик.

Родион сообразил, что нужно выйти из машины еще до того, как братки заблокируют его дверь. Резким движением он вынес свое тело из салона и нос к носу столкнулся с бугаем, от которого нещадно несло перегаром.

– Э-э, ты куда? – Браток потянул к нему руку.

Но поймал пустоту.

Родион просто отступил назад. А надо было бы перехватить загребущую руку, вывернуть на локтевом суставе и сломать об колено к едрене матери.

Браток шагнул к нему. И допустил при этом ошибку – не принял в расчет Леньчика. Чтобы выйти из машины, тот открыл дверь и оттолкнул крепыша к придорожному кювету.

– Эй, что за дела? – взревел браток.

Леньчик не мудрствовал лукаво. Поймал его за обе руки, напрягся и отшвырнул от себя.

– Эй, че за дела? Че за наезд? – насел на него Леньчик.

И определенно загнал бы братка в угол. Если бы этот угол существовал. И если бы не было у братка поддержки в лице трех мордоворотов. Те поняли, что не на лохов нарвались. И тесно сплотились вокруг своего вожака.

– Че за наезд, спрашиваю? – продолжал наседать Леньчик.

У него тоже была опора. В лице Родиона, который не собирался оставаться в стороне.

– С вас две штуки баксов! – пришел в себя от неожиданного отпора браток.

– Ну да, уже две, – осклабился Леньчик. – Была одна, а стало две... У тебя че, братан, с арифметикой туго?

– Я сказал две! – стоял на своем крепыш. – Штука за проезд, штука за твою борзость.

– Это я-то борзый? Ну ты, в натуре, залепил. Я понимаю, ты бабки делаешь, лохов разводишь. Только ты смотри, на кого наезжаешь.

– На лохов и наезжаю... Короче, с вас две штуки баксов!

Родион видел, как Леньчик хватает руками воздух. Как будто хочет выхватить ствол, да вспоминает, что нет при нем оружия. И хорошо, что нет. Слишком возбужден пацан. В таком состоянии он запросто бы снес башку этому разбойнику с большой дороги. А это проблемы.

И у Родиона не было волыны. Зато, похоже, братва была подкована. Это еще бо€льшая проблема. Один из мордоворотов демонстративно держал руку за спиной, как будто вот-вот ствол из-за пояса выхватит.

Родион разозлился. Движением руки оттер Леньчика в сторону, сам выступил вперед. Исподлобья пущенный взгляд угрожающе блестел, на скулах вздувались желваки.

– Не на тех нарвался, братан, – тихо, но так, что услышали все, сказал он. – Хотя какой ты мне братан. Тьфу! – презрительно скривился Родион. И так же презрительно добавил: – Тамбовский волк тебе братан...

Братки, похоже, слегка опешили. Поняли, что наехали на серьезного человека. Но и отступать не торопились.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное